Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Об Эрмитаже ("Копьё-2").

[georg alba]   Версия для печати    

-Послушай, что расскажу, - темная грузная фигура склонилась над лежавшим на нарах Шандеревским.
- Это вы? – уточнил Петр Сергеич, хотя сразу догадался, что перед ним родственник.
-Да, я. Слушай! – родственник быстро заговорил. – В начале той зимы Эрмитаж пережил новую и очень серьезную опасность. Под частью здания, которая выходит на Неву, находился громадный царский погреб, наполненный десятками тысяч бутылок всевозможных вин: от столовых, до самых высоких марок. При эвакуации наиболее старые и ценные вывезли под видом архива в Москву. В эту категорию вошли столетние бутылки коньяка, мадеры и венгерских вин…
- Отстань! – кричал неизвестно откуда снова взявшийся в камере Распутин, отбиваясь от повисшей на его шее Аннушки.
- Дорогусенький, сосудик благостный, сокровище мое! – душила мужичка в объятиях полная сил дама.
- Отстань, сволочь, сука, стерва! Отпусти! – кричал полузадушенный Григорий Ефимович. Наконец, оторвав ее руки от своей шеи, он отбросил даму со всего размаху в угол камеры, туда, где благоухала параша; и весь красный, взъерошенный, задыхаясь от злости, крикнул: - Всегда до греха доведешь, сила окаянная! Паскуда!
- … вывезенные вина, - продолжал ровным голосом прерванный родственник, словно и не случалось только что рядом никакого непотребства, - лишь незначительная часть. В погребе остался громадный склад, за который в начале революции некие иностранные фирмы предлагали 18 миллионов рублей.
- Если бы хоть бутылочку с собой прихватили, - мечтательно прожурчал Шандеревский, представляя во рту божественный вкус. - Это вышло бы очень кстати.
- Да, как же, мой дорогой? Это ведь давно было! – беспомощно развел руками смотритель музея. – Существование такого винного богатства под зданием, хранящим несметные художественные и исторические сокровища, меня всегда тревожило, а со времени беспорядков не давало спать! Я много раз обращал внимание властей на необходимость особенно тщательного его охранения. Все, как будто, сознавали опасность такой близости, но мер к ее устранению принять или не умели, или не хотели. – Родственник примостился на краешке лежанки и продолжал: - При расшатанности дисциплины, при разнузданности солдат, охранение ими лакомой влаги представляло мало гарантий. А вывоз всего этого запаса бутылок в другое место, при крайней скудности перевозных средств, тоже казался мало осуществимым. Не говоря об опасности нападения на транспорт и привлечения внимания толпы к новым винным складам… С начала ноября по всему городу то здесь, то там громили винные лавки…

Тяжело дыша, Аннушка добралась до нар, где лежал Петр Сергеевич и сидел его родственник. Обняв лежавшего за шею и, потеснив ошарашенного родственника, заговорила страстно: - Все же ты мой! Мой! Мой!
Шандеревский, понимая, что дама «ошиблась адресом», уклонялся от отдававших винным духом поцелуев. А Григорий Ефимович снова громко закричал: - Ненавижу тебя, сволочь! Убил бы! Всю морду избил бы!
- А я счастливая! – воскликнула Аннушка. – Я тебя ничуточки не боюсь! За меня Петр Сергеич заступится!
- Ну, уж извольте, сударыня! – не галантно отстранился от принудительных ласк заключенный.
Дама, вдруг вскочив, кинулась на Распутина и ухитрилась вновь повиснуть на шее, вопя во всю глотку: - Я счастлива, счастлива! Ты меня любишь, дьявол ты эдакий?
- Совсем спьянилась баба, - заворчал узник, повернувшись к родственнику и как бы ища его поддержки. Но тот никак не отреагировал, будто бы ничего не видя и не слыша…
- Ах ты, стерва! – зарычал Распутин и толкнул приставальщицу так, что она снова оказалась распростертой на полу возле отхожего места.
«Какая гадость», - подумал Шандеревский и отвернулся к стене, чтобы не видеть мерзкой картины. Ласковый голос родственника снова запел над ухом: - Подходя однажды к Эрмитажу, со стороны Миллионной, я увидел, что он оцеплен вооруженными матросами, и подумал, было: не пришли ли нас всех арестовывать? Но увидел, как из ворот со стороны Зимней Канавки выносили тело полураздетого солдата. Грабитель утонул в разлитом вине. На льду Канавки валялась масса побитых бутылок. Лужи красного вина выступали на снегу кровавыми пятнами.
- Что вы говорите? – ужаснулся Петр Сергеевич. – Неужели такое?
- Благодаря имевшемуся у меня от дворцового коменданта пропуску, - продолжал родственник, - мне удалось пройти через кордон моряков на службу. Там я узнал от дежурных служителей, что ночью солдаты, по-видимому, соседи-преображенцы, разбили двери погреба, завладели бутылками, которые выносили на улицу или тут же били. К первым погромщикам присоединялись новые. Между всеми происходили постоянные драки. Вызванный караул тоже стал бить бутылки. Вылитого вина всех сортов стояло в погребе выше полуаршинна от пола. Караульные и сами не прочь выпить… В проезде между Эрмитажем и Миллионной поставили броневой автомобиль, чтоб препятствовать грабежу. Но грабители, взяв несколько бутылок в погребе, давали пару-другую прислуге броневика в виде пропускного свидетельства. А остальное беспрепятственно выносилось.
- Ну, бей, бей, бей! – причитала дама, подползая к Григорию Ефимовичу и хватая его за сапоги. Все выше и выше поднимался ее голос. Такое блаженство было в нем и в этих протянутых пухлых руках, что Шендеревскому невольно стало жутко: «А вдруг это перестало быть действительностью, потому что в здравом уме и твердой памяти нельзя присутствовать при подобном бедламе, да еще в тюремной камере. Если это не сумасшедший дом, то тогда, что же? Где тюремщик? Неужели не слышит? Да, ведь он сам торт нам нарезал… А следователь? Почему так долго не вызывает?»
- Всю ночь пьянствовавшими солдатами, - прервал размышления узника ровный голос родственника, - производилась на набережной беспорядочная стрельба, приводившая в ужас весь околоток.
«Куда же подевался Тибет? – снова больно стрельнул вопрос в голове Петра Сергеевича, и выстрелил ответ: – Я давно вернулся, и меня арестовали…»
- Наконец, злачное место удалось страже оцепить, - продолжал сотрудник Эрмитажа, и даже Распутин с Аннушкой, притихнув, слушали его рассказ. – В погреб опустили шланги от паровых пожарных насосов и вино выкачивали в реку.
- Как жаль вино, – всхлипнул Григорий Ефимович и угрюмо посмотрел на Аннушку, точно она всему причиной.
« Как там, в Тибетских пещерах, где накапливается память истории?» – снова тревожно екнуло в голове узника.

Аннушка совсем успокоилась. То ли от рассказа сотрудника Эрмитажа, то ли сама по себе. И продолжала лежать на каменном полу, изредка всхлипывая и нежно поглаживая холодные камни, словно щеку любимого Гришеньки.
Распутин, заметив эти проявления нежности, прорычал не громко: - Дождешься ты у меня, – оторву башку, кобыла бешена! Сгинула бы с глаз долой! Опостылела, сука...
- За что вы ее так поносите? – вступился неожиданно для самого себя Петр Сергеевич.
- Между тем, - продолжал вещать родственный голос, - кучки матросов и солдат рыскали по окрестным домам, разыскивая и разбивая частные погреба. В то время как я зашел на свою старую квартиру, раздался у входных дверей резкий звонок, и перепуганная прислуга прибежала сказать, что ломятся матросы, участвовавшие в разгроме наших комнат. Когда швейцар открыл дверь, они бросились в подвал, требуя указать, где находится погреб. И остановились, между прочим, у запертой двери, за которой сохранялось у нас вино. На требование отпереть, швейцар спокойно ответил, что за нею кладовая ненужных вещей, а ключ находится у экономки, которой дома нет.
- Григорий Ефимыч, хоть бы вы вступились за моего родственника, - расчувствовавшись рассказом, попросил Шандеревский.
- Матросы пригрозили «выпустить кишки», - продолжал жаловаться служитель музея.
- Я бы вмешался, да она мешает, - покосился мужичок на лежавшую на полу. – Хватает за руки, за ноги, на шее виснет… Как я могу вмешаться?

* * *


Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 346
© 04.09.2011 georg alba

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0


<< < 511 | 512 | 513 | 514 | 515 | 516 | 517 | 518 | 519 | 520 | 521 | 522 | 523 > >>








© 2007-2014 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.