Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

"Призрак Ясмины" отрывок из книги "Страстное сердце"

[Елена Троянская]   Версия для печати    

[/FONT...Все уже спали, когда это случилось. Люка разбудил Эдвард и сказал, чтобы он шел за ним, только тихо. В нижней части трюма, где находился груз, человек двадцать из команды во главе с Хэнкли что-то обсуждали.
– Это что, бунт? Что они обсуждают? – спросил Люк, удивленно глядя на Эдварда.
– Ты прав, друг мой, это бунт. Я случайно наткнулся на них, когда шел проверить грузовой отсек. Капитан попросил меня это сделать, и я не меньше твоего удивился, увидев их здесь, что-то обсуждающих при свечах, – шепотом ответил тот.
– Ты хочешь подслушать?
– Люк, а у тебя есть другой план?
– Нужно сказать капитану, – сказал Люк.
– А что ты ему скажешь? Что его люди собрались, чтобы о чем-то поговорить? Нужно понять, о чем они говорят, поэтому я сразу пошел за тобой.
– По-моему, они говорят об Эллине! Зачем она им нужна? – спросил Люк.
– Кто знает…
– Ничего не понимаю!
Притаившись за мешками, мужчины услышали, о чем говорили члены команды, и чего они хотели. Люк побежал искать Эллину и Дженсена, а Эдвард пошел предупредить капитана о возможном бунте. Прежде чем спуститься вниз, Люк остановил их, чтобы поговорить.
– Эдвард пошел к капитану, а я должен вам кое-что рассказать, – начал он.
– Так что же все-таки случилось? – спросил Дженсен.
Люк отвел их на палубе в сторону, которая едва освещалась фонарем. Посмотрев по сторонам, он шепотом стал рассказывать.
– Там внизу собралась большая часть команды. Они во главе с Хенкли собираются сместить капитана. И они говорили о тебе, Эллина, – сказал Люк.
– Как обо мне!? – девушка удивленно посмотрела на мужчин.
Пока они разговаривали, несколько человек из команды незаметно для них подкрались и взяли их в плотное кольцо. Неожиданно вокруг вспыхнули факелы.
– Берегись! – крикнул Дженсен и заслонил собой Эллину.
– Извините, что потревожили вас, но я предлагаю найти более удобное место и поговорить, – сказал Хенкли, выходя вперед. Подойдя ближе к девушке, он хотел дотронуться до нее.
– Только попробуй ее тронуть, и пойдешь кормить акул своими байками! – оттолкнув его руку и загородив собой девушку, твердым голосом сказал Дженсен.
– Что ж, пойдемте, поговорим, – сказал Люк, видя лица враждебно настроенных людей.

Эдвард все рассказал капитану. Они вместе взяли ружья и пошли туда, где находились члены его команды и Хенкли.
На большой бочке стоял огромный фонарь, а вокруг сидели члены команды. С ними были Эллина, Дженсен и Люк.
– Не помешаем, если присоединимся к вам? – заходя в трюм, сказал капитан Берни.
– Мы только вас и ждали, капитан. Присоединяйтесь, оружие вашим друзьям не понадобится, – сказал Хенкли.
– Неужели? – повертев в руках ружье, Эдвард подсел к друзьям.
– У вас у всех есть оружие, поэтому нам тоже не помешает вооружиться. Я проверил, остался ли кто-нибудь за рулевого и впередсмотрящего. Хорошо, что не вся команда здесь, а то можно было бы натолкнуться на рифы, – ответил капитан Берни.
Осмотревшись, он прошел и сел напротив Хенкли. Эллина сидела, смотрела на мужчин и гадала: о чем сейчас пойдет речь, и почему здесь прозвучало ее имя? Все это более чем странно. Она никого здесь не знает, неужели кто-то знает ее? Члены команды были вооружены, косые мужские взгляды заставляли ее нервничать.
– Раз все в сборе, тогда можно и начать, – сказал Хенкли.
Подняв руку, он попросил всех замолчать, так как команда взволнованно зашумела.
– Начинай, – сказал кто-то из членов команды.
– Все вы знаете, что у нас на борту чужестранцы. Но вы не все знаете о них. Впрочем, даже сам капитан не догадывается, что это за люди и кто они.
– О чем ты, Хенкли? Мне не важно, кто они, я просто собрался их подвезти, и я не обязан перед тобой отчитываться в этом деле, – возмущенно сказал капитан.
– А я вот знаю о них кое-что, и еще знаю, что один из них очень богат. Я и мои люди смогут разбогатеть, – сказал Хенкли и посмотрел на Эллину.
Девушка боялась посмотреть на него. Она догадывалась, о чем идет речь. Но откуда он узнал, о том, что она богата? Эллина подняла глаза и посмотрела на Хенкли.
– Я ничего не понимаю – какое богатство? У нас нет денег, и никто из нас не богат! Ты ошибся, – встав, возмущенно сказал Эдвард.
– Да он все делает только для того, чтобы поднять восстание и захватить корабль, – сказал Люк.
– Ты мерзавец, и твои люди такие же. А те, кто заодно с ним – предатели и висельники, – сказал Дженсен.
– А что же молчит эта женщина? Неужели ей нечего сказать всем нам? – с язвительной улыбкой спросил Хенкли, глядя на Эллину.
– Тебе она ничего не должна говорить, а если ты не согласен – будешь иметь дело со мной, – сказал Дженсен, буравя взглядом негодяя, осмелившегося затронуть Эллину.
– Для тебя, Хенкли, впрочем, как и для всех, она леди Эллина, – сказал капитан Берни.
– Капитан, прошу вас, не надо, – тихо сказала девушка.
– Так она вам тоже ничего не говорила? – рассмеявшись, сказал Хенкли. – Если позволите продолжить то, что я начал…
Эдвард попытался успокоить Люка и Дженсена. Подошла вторая часть команды, верная капитану. Они тоже были вооружены: у одних были мечи, у других – небольшие кинжалы. Люди разделились на два лагеря. Правда, сила была на стороне Хенкли: ему удалось привлечь на свою сторону большую часть команды. Казалось, теперь войну не остановить, но капитан попросил всех успокоиться и сказал, чтобы Хенкли продолжал.
– Так вот, среди нас человек, владеющий огромным богатством. И я знаю, кто он, – сказал Хенкли.
Сердце девушки учащенно забилось: если он все расскажет о ней, она навсегда потеряет расположение своих друзей, особенно Дженсена. Они и так узнали о том, что она принцесса от чужих людей. И если они узнают, что она скрывает от них, где спрятаны сокровища ее рода, кто знает, как они на все это отреагируют? Страх потерять их был страшнее потери богатства.
– Это девушка, леди Эллина. Она очень богата. Только она знает, где спрятаны сокровища. И она нам расскажет, иначе никто живым отсюда не уйдет, – сказал Хенкли.
Девушка была готова прыгнуть за борт и утонуть, лишь бы не слышать того, что будет дальше. Все были настолько поражены, что гробовое молчание могла бы нарушить даже муха, пролетевшая мимо. Эллине хотелось броситься на Хенкли и уничтожить его. Она посмотрела на Дженсена, Эдварда и Люка – они молчали, но не смотрели на нее, как все остальные. Их, кажется, не волновало то, что она богата, и то, что она им ничего не говорила об этом. Они думали о том, что будет дальше. Ведь у большей части команды загорелись глаза при известии о том, что на борту девушка, которая так богата.
– Кто тебе сказал об этом? Это полная чушь, – сказал Дженсен. – Ты перепутал, Эллина совсем не богата.
– Неужели? Я был знаком с одним человеком. Он был отцом некоего лорда Генри, и у нас были общие дела. Он мне и рассказал о богатстве дочери его заклятого врага. Я долго искал ее, но каждый раз она ускользала от меня. Сейчас мне улыбнулась удача. Я был очень счастлив увидеть ее здесь, так как отец лорда Генри однажды показал ее мне. Вернее, ее портрет. Она не очень-то изменилась, – вытащив небольшой кулон из-за пояса, он показал портрет Эллины.
Да, там была изображена именно она.
– Откуда он у тебя? – спросил капитан Берни, заметив поразительное сходство Эллины с портретом.
– Отец лорда Генри заказал портрет у одного хорошего художника, он хотел отдать его своему сыну. Но как-то раз, будучи сильно пьяным, показал портрет мне и рассказал все об этой девушке. Проснувшись, он думать забыл о портрете. И сыну ничего не сказал – не успел. Вскоре он был убит отцом девушки, а портрет остался у меня.
Услышав про лорда Генри, все знавшие его или когда-то что-то слышавшие о нем поняли, что это может быть правдой.
Дженсен взял у Хенкли портрет. Он увидел там милое личико Эллины, она смотрела на него немного грустными глазами.
– Верните мне портрет, Дженсен, – потребовал Хенкли.
– Перебьешься, – ответил тот.
– Ладно, можете его оставить себе. Он мне теперь ни к чему, раз у нас есть оригинал, – сказал он, показывая на девушку.
– Разговор окончен! – резко произнес Дженсен. Он взял за руку Эллину и загородил ее собой.
– Вы никуда не уйдете. Вы все умрете, если, конечно, она не согласится нам помочь и указать, где спрятаны сокровища.
– Я так не думаю, – ответил Эдвард; встав, он подошел к Эллине и Дженсену.
– Мы будем сражаться с тобой. Эта девушка – наш друг, а значит, у тебя ничего не выйдет, – сказал Люк и подошел к своим друзьям.
– Я допустил ошибку, приняв вас к себе на борт. Я не смог вас доставить, и моя команда разделилась. Мне очень жаль. Хенкли, я тебе так доверял! – с горечью в голосе сказал капитан. – И сейчас я встану на сторону своих новых друзей, так как не потерплю бунта на своем корабле.
– Что ж, капитан, вы сами выбрали свою судьбу, – сказал Хенкли и метнул в него нож. Тот попал ему в грудь. Капитан Берни захрипел, дотронувшись до груди, и рухнул прямо к ногам своих друзей.
Эллина громко вскрикнула и вцепилась в рукав Дженсена. Дженсен, вскинув ружье, выстрелил, но Хенкли загородился одним из членов команды, и пуля попала тому в самое сердце. Две стороны сошлись в жуткой схватке. Эллина с ужасом смотрела на происходящее – ее друзья так отчаянно дрались. После небольшой стрельбы многие перешли на ножи. Дженсен искусно дрался с Хенкли, нанося точные и молниеносные удары. Эдвард дрался с кем-то на кулаках. Люк старался защитить Эллину; он отражал удары и пытался сдержать навалившихся на него мужчин. Но тут кто-то схватил девушку и понес ее к выходу.
– Дженсен, помоги! – крикнула она, стуча по спине похитителя и пытаясь вырваться. – Оставь меня! Пусти, кому говорю!
Дженсен оглянулся, но прежде нанес удар по руке Хенкли. Тот вскрикнул и схватился за руку чуть выше локтя.
– Эллина, держись! – крикнул Дженсен и попытался пролезть сквозь толпу. Он подбежал к девушке и одним ударом свалил на палубу схватившего ее мужчину. Эллина упала в объятия любимого.
– Как ты? – спросил он.
– Тебе не надоело спасать мне жизнь? – лукаво спросила она.
– Ну что ты. Мне это даже нравится.
– Ладно. Спасибо, я в порядке, – ответила она.
– Подожди, я сейчас, – Дженсен подошел к Хенкли. – Медальон верни.
Он не стал дожидаться, пока тот вернет ему портрет, просто поднял его за грудки и тряхнул.
– Хорошо, я отдам! Вот он, – Хенкли вытащил из кармана и отдал ему медальон.
– Ты так ловко его украл у меня, что я даже и не заметил. Но больше так не делай!
Дженсен забрал медальон, бросив Хенкли на пол, и вернулся к Эллине.
– Оставь его себе, – с нежностью сказала она.
Тут вбежал один из членов команды. Он был весь в крови и истошно орал. Все дерущиеся остановились и посмотрели на него.
– Помогите! Спасите! Там… там…, – он упал на палубу, показывая трясущейся рукой на лестницу, по которой спустился. Все столпились вокруг него, спрашивая, что случилось, и не понимая, что могло произойти помимо здешних разборок.
– Посмотрите на его грудь, – тихо сказал кто-то.
– Там ужас, там кошмар! – кричал он. Потом, крикнув последний раз, он умер.
Эдвард, Дженсен и Люк, присев, осмотрели тело. На его груди были видны огромные свежие царапины, следы от когтей. Эллина смотрела на мертвого мужчину, лицо которого было перекошено от страха.
– Что будем делать?– спросил Люк.
– Надо пойти посмотреть, – предложил Эдвард.
– Я с тобой, – сказал Дженсен.
– Я согласен, надо пойти посмотреть, – сказал Люк.
– Я тоже иду с вами. Я тут одна не останусь, – решительным голосом заявила Эллина.
Поднявшись, Дженсен подошел к ней.
– Нет, это очень опасно. Ты должна оставаться здесь, так как мы не знаем, что нас ждет там, – нежно сказал он.
– Я думаю, что мне опаснее оставаться здесь, чем идти туда с вами. И я пойду, хочешь ты того или нет, – так же нежно, но решительно ответила она.
– Но мы не знаем, что там! Я не хочу подвергать тебя риску, неужели ты этого не понимаешь?
– Я иду с вами, и точка, – сказав это, она подняла с пола нож.
– Тогда держись рядом.
– Слушаюсь, мой капитан.
– У нас сейчас были разногласия, но я думаю, пора оставить их на время, поскольку какая-то опасность грозит всем нам там, наверху. Мы идем посмотреть. Если хотите, идите с нами, если нет, то сидите здесь, – сказал Эдвард, проверив ружье и заткнув нож за пояс.
Передав ружье Люку, он взял еще одно и, осмотрев его, двинулся наверх. За ним пошли Люк, Эллина и Дженсен. Они знали, что девушка все равно пойдет с ними. Может, она и права – оставлять ее здесь было бы намного опаснее. Часть команды во главе с Хенкли двинулась следом за ними, другие остались сидеть внизу. Тихо ступая вверх по лестнице, они шли друг за другом, поднимаясь все выше и выше, и вскоре вышли на верхнюю палубу. Уже наступила полночь, на небе появились звезды и месяц.
– Смотрите туда! – крикнул Люк, показывая в сторону штурвала.


– Что там? – спросил Люк.
Подойдя поближе, все увидели, что рулевой лежит и еле дышит, с трудом удерживая штурвал одной рукой.
– Я возьму его, отпусти, – сказал Люк и, аккуратно отцепив руку рулевого, взялся за штурвал. Посмотрев на компас, он понял, что от курса они почти не отклонились.
– У него такие же раны, как и у того человека, – сказал Дженсен.
– Это ужасно, – склонившись над раненым, Эллина оторвала кусок от юбки и хотела промокнуть кровь, но человек, хрипя, бормотал что-то непонятное, а потом закатил глаза и умер.
– Там еще один человек, он тоже мертв, – крикнул Хенкли, подбегая.
– Что же тут происходит? – спросил Эдвард.
– Это все она виновата! – крикнул кто-то из членов команды. – Женщины, из-за них все несчастья! Надо выбросить ее за борт, и тогда все наладится.
– Какая чушь! – воскликнула Эллина.
– Попробуешь только дернуться в ее сторону, и тебе конец, – спокойно сказал Дженсен.
– Только трусы могут обвинять во всем женщин, – сказала Эллина, с жалостью и презрением посмотрев на обвинившего ее мужчину. Тот ничего не ответил, так как боялся кулаков Дженсена: он недавно испытал их силу и понял, что лучше помолчать.
– Судя по царапинам, можно предположить, что это какой-то зверь, – сказал Эдвард.
– Скажите, вы не перевозите каких-нибудь животных на продажу или еще для чего-нибудь? – спросил Дженсен, повернувшись к Хенкли.
– А почему вы об этом спрашиваете? – спросил он и как-то странно посмотрел на тело.
– Потому, что эти царапины мог оставить только зверь. Вот видите эти полосы? Это не след ножа, не след кинжала или меча – из этого можно сделать вывод, что след оставлен животным. Ну не призраком же! – ответил Эдвард.
– А может, это… ну, не знаю… призрак? – спросил Хенкли.
– Конечно, и он тут разгуливает, убивая вашу команду! Если это призрак, то чем вы ему не угодили? – задал вопрос Дженсен.
– Скажите нам, что за груз вы перевозите? Я видел, как вы закрепляли его, и не говорите, что это не так! – сказал Эдвард.
– Обычный груз, ничего особенного…
– Тогда ответьте, кто мог оставить эти рубцы, – Дженсен указал ножом на грудь мертвого человека. Он уже терял терпение.
– Я могу предположить, что капитан решился кого-то провезти нелегально… то есть, контрабандой, – сказал Хенкли.
– Я знаю, что такое нелегально. Продолжайте, – сказал Дженсен, облокотившись о борт корабля.
– Это мог быть кто угодно. Бывали такие грузы, о которых капитан ничего не говорил; я задавал вопросы, но он их быстро пресекал и не делился со мной, – сказал Хенкли.
– Значит, он вам не доверял, хоть и представил вас как хорошего человека. Странно все это, – с иронией в голосе сказал Люк, держа штурвал в руках. – Кто-нибудь еще умеет управлять штурвалом? – спросил он у тех, кто собрался на палубе.
– Я умею, – сказал один молодой мужчина, выйдя вперед.
– Отлично, заменишь меня. Иди сюда, – сказал Люк. – Смотри, не сбейся с курса и поглядывай на компас, понятно?
– Да, конечно. Я знаю этот курс и не собьюсь.
– Что ж, отлично. Тогда держи крепче, – отдав штурвал, он подошел к друзьям и, встав на колени, осмотрел мертвое тело.
Дженсен, видя, что Эллине немного не по себе, подошел к ней.
– Тебе плохо? – спросил он.
– Я не знаю. Мне как-то нехорошо от всех этих убийств и вида крови, – передернув плечами, ответила она.
Ее знобило, что не ускользнуло от его глаз.
– Надень вот это, – сняв куртку, он накинул ее на девушку.
– Спасибо. Да, меня знобит, и немного холодно. Ночь прохладная, да еще это, – надевая куртку, она почувствовала тепло Дженсена. Даже стало намного лучше, как будто он обнял ее.
– Ты не бойся, все будет хорошо, – успокоил он ее.
– Да, знаю. Но кто-то их всех убил. Мне даже страшно что-либо предположить, – ответила она.
– Ты, главное, будь рядом, и все будет хорошо.
– Да, конечно, – ответила она.
– Я предлагаю пойти и осмотреть весь корабль, пока не обнаружились еще трупы. Что скажете, Дженсен, Люк? – спросил Эдвард у друзей.
– Я согласен, только надо будет вооружиться. Но есть еще один вопрос, – сказал Дженсен, показывая в сторону Хенкли. – Что будем делать с ним?
– Я думаю, он никуда не денется. По нему видно, что он напуган. Не запирать же его, не выяснив причину гибели матросов! Пусть охраняет свою жалкую жизнь. Посмотри, как он трясется от страха, – сказал Эдвард.
– Я тоже так думаю. Надо поговорить с ним на всякий случай, чтобы он не захотел больше причинить кому-то зло, – сказал Люк друзьям.
Тут на верхнюю палубу вышли и остальные члены команды, которые до этого сидели в трюме. Ужаснувшись увиденному, они стали роптать и шептаться.
– Я поговорю с людьми, пока они не выкинули что-нибудь, – сказал Дженсен.
– Действуй, – сказал Эдвард и кивнул головой.
– Послушайте меня, – проговорил Дженсен. – Мы не знаем, кто это все делает, но постараемся выяснить. Вооружитесь кто чем может, так как мы не знаем, с кем придется иметь дело. Возможно, это был какой-то хищник, перевозимый на корабле – если кто-то что-то об этом знает, скажите сейчас. Одни уберут тела, другие, если пожелают, могут пойти с нами. Но всем нужно будет рассредоточиться по кораблю, чтобы быстрее узнать причину происшедшего. Держитесь вместе, не ходите поодиночке, пусть рядом обязательно будет тот, кто прикроет вашу спину.
Хенкли стоял и молчал. Он размышлял о том, что будет делать, когда все это закончится. Эти смельчаки пойдут искать нечто, убившее нескольких человек, а потом оно убьет и их. Или же они смогут разобраться с бедой, царящей здесь. Главное – ни во что не вмешиваться и попытаться укрыться. А чтобы девчонка не пострадала, надо следить за ней. Она приведет его к сокровищам. Эти глупцы, похоже, и думать забыли о них. Вон как все напуганы неизвестностью… Этот юнец – он посмотрел на Дженсена, – ранил его в руку. Но ничего, он еще сумеет с ним расквитаться.
– Эллина, держись меня, хорошо? – сказал Дженсен, подойдя к девушке.
– Мне не нравится, как смотрит Хенкли. Я ощущаю скрытую угрозу в его взгляде.
– Не бойся, пусть только попытается дернуться в твою сторону, и ему не поздоровится, – он нежно провел рукой по ее спине, чтобы она успокоилась.
Моряки, привыкшие к командному голосу, подчинились сразу. Они действительно забыли про сокровища, про недавнюю стычку – теперь их волновало другое, что-то страшное, неизвестное, а неизвестность порой может сильно напугать и смелого духом человека. Никого не пришлось долго уговаривать. Часть команды согласилась пойти на поиски причины происшедшего, другие остались на палубе убирать тела и быть начеку, если нечто вновь появится здесь.
– Как думаете, стоит взять с собой Хенкли? Ведь он может устроить еще один бунт или направить корабль по другому курсу? – спросил Люк у друзей.
– Возьмем его с собой. Я тоже ему не доверяю, – ответил Эдвард.
– Хенкли, ты идешь с нами, хочешь ты того, или не хочешь. Выбора у тебя нет, – решительным тоном, не терпящим возражений, сказал Эдвард, подойдя к Хенкли.
– Я и собирался идти. Неужели вы думаете, что я буду ждать здесь неизвестно чего? – сказал тот и, подойдя к стене, снял небольшой топор, висевший там.
– Тебе он не нужен, – сказал Эдвард и отобрал топор у Хенкли.
– Ладно, как скажете.
– Если ты попытаешься сделать хоть какую-то глупость или просто косо посмотришь на Эллину, поверь, в следующий раз не только рука пострадает. Я тебя просто убью, – сказал Дженсен, подходя к Хенкли.
– Я понял, – скрипя зубами, ответил тот.
– Все готовы? – спросил Эдвард.
Дженсен подошел к девушке. На ней лица не было. Ее большие глаза испуганно блестели, но она ни слова не говорила.
– Иди ко мне, – сказал он, притянул ее к себе и крепко поцеловал, держа в своих объятиях. Она даже не сразу поняла, что произошло, а, поняв, попыталась отодвинуться. Но ничего не получилось, и тогда она отдалась сладкому поцелую и горячим губам Дженсена.
Кажется, прошла целая вечность, прежде чем они разомкнули объятия. Люк и Эдвард улыбались, глядя на них, а Хенкли хмурился. Остальным было все равно, что происходит между ними.
– Держись рядом, – сказал он и взял ее за руку.
От его большой и горячей ладони ее всю как будто окутала волна тепла, и ей сразу стало хорошо. Эллина пришла в себя, и все происходящее теперь не очень пугало ее. Она была готова умереть от счастья, только бы быть рядом с ним. Главное, чтобы он не отпускал ее.
Эллина крепко сжала в руках красивый длинный нож, который она подобрала в недавней схватке. Дженсен, Люк и Эдвард взяли по мечу. Эдвард шел впереди, освещая дорогу большим факелом. За Эдвардом шла Эллина, потом Дженсен и Хенкли, за ним шли Люк и несколько матросов, согласившихся идти. Старые ступени тихо скрипели под ногами идущих вниз людей. Эллине было страшно, но она старалась дышать ровнее и не думать о грозящей опасности. Сжав рукоятку ножа так сильно, что костяшки пальцев побелели, она думала о том, как бы не упасть в обморок от этой удушающей атмосферы и полумрака. Они прошли один кубрик; идя по коридору, они то поднимались, то спускались, и тишину нарушало только дыхание людей, идущих друг за другом. Никто не понял, что произошло: корабль качнулся из стороны в сторону, и они упали на одну стену, потом на другую.
– Что это? На нас надвигается шторм? – спросил Люк.
– Может, и так. А может, кто-то резко меняет курс, или штурвал остался без рулевого, – заметил Эдвард.
– Эллина, как ты? – спросил Дженсен, видя, что девушка сильно ударилась о стены.
– Все хорошо, – ответила она, – а как ты?
– Со мной тоже все хорошо.
– Надо подниматься наверх, пока мы никого не встретили. Нужно узнать, что там, наверху, – сказал Эдвард.
Еще один такой толчок подтвердил, что им нужно подниматься наверх. Повернув назад, Эдвард оказался последним, а впереди шли члены команды корабля. Послышались крики. Впереди идущие люди побежали, другие, услышав крики, бросились врассыпную, один из них сильно толкнул Эллину в плечо, прижав ее к стене. Другой человек упал на Хенкли, но, тут же поднявшись, побежал в темноту. В этой суматохе Хенкли оказался рядом с Эллиной. Полумрак оказался кстати в данный момент. Дженсен, Люк и Эдвард пытались успокоить людей, но все было бесполезно. Все убежали, остались только они одни.
– Эллина, где ты? – позвал Дженсен, но в ответ ничего не услышал.
– Где Хенкли? – спросил Эдвард.
– Его тоже нет, но он недавно был здесь, и не убегал со всеми, – заметил Люк.
– Этот гад схватил Эллину и пропал куда-то! – сказал Дженсен и пошел вперед. Люк и Эдвард следовали за ним.

Тем временем Хенкли, закрыв девушке рот рукой, незаметно для других под прикрытием паники скрылся в темноте и заперся в одном из кубриков. После этого он отпустил Эллину. Кубрик был небольшой: четыре кровати, стол, два стула и бочка – все, что было там. Наверное, это помещение предназначалось для более важных персон, так как команда спала в гамаках на нижней палубе. Девушка пожалела, что выронила нож в этой суматохе. Кинувшись на Хенкли, она тут же была отброшена на кровать. Хенкли был готов к столь яростному нападению, это читалось в его глазах. Подойдя к Эллине, он связал ей руки простыней и привязал ее к кровати, а в рот вставил кляп. После этого присел и вытер рукой потный лоб. Еще один толчок – и девушка подняла глаза вверх: так как говорить она не могла, оставалось сидеть и смотреть. Хенкли посмотрел на девушку. Она была похожа на маленькую фурию с длинными распущенными волосами и гневным взглядом, готовым испепелить его. Высокая грудь тяжело вздымалась; видно было, что девушка напугана.
– Я думаю, нам пора поговорить, – сказал он, глядя на нее.
Девушка отвела взгляд, давая понять, что не хочет этого разговора.
– Ну и характер! Ладно, я продолжу, – сказал он, проверив, что дверь действительно заперта.
Эллина прислушалась в надежде услышать знакомые голоса, но вокруг была тишина. Кубрик был еще и без окон, и казалось, что они совсем одни на этом корабле. Духота давила – видно, что воздух сюда поступал очень плохо. Стены и Хенкли поплыли из стороны в сторону, после чего наступила темнота. Увидев, что девушка упала в обморок, мужчина подбежал к ней. Вытащив кляп, он пытался привести ее в чувство, но руки развязывать не стал. На столе стоял небольшой кувшин с водой, он обмакнул туда кусок ткани и обтер им лицо девушки. Ее ресницы слегка дрогнули – она пришла в себя.
– Я не стану закрывать тебе рот, если обещаешь не кричать, – сказал он.
– Чего ты хочешь? – придя в себя, тихо спросила она.
– Ты богата, я знаю это. Мне нужно знать, где спрятаны сокровища.
– Сокровища – это все слухи, у меня их нет. Извини…
– Ты из знатного рода, твой отец был правителем, я это точно знаю! И то, что сокровища существуют, мне тоже доподлинно известно.
– Тебя ввели в заблуждение. Да, я дочь правителя, но его давно убили, а мой дом разорили и сожгли дотла. Ты видишь, где я сейчас нахожусь? Неужели ты думаешь, что, будь я богата, то сидела бы сейчас здесь, с тобой? Если сокровища и существуют, как ты говоришь, то я об этом ничего не знаю,– продолжала его убеждать Эллина.
– Ты меня обманываешь!
– Нет. Посмотри в мои глаза, я не лгу.
Пламя небольшого фонаря, стоявшего на столе, стало гореть то ярче, то слабее. Хенкли и Эллина посмотрели на него. Как странно, подумали они, ветра нет, а движение пламени так меняется. Где-то вдалеке за дверью послышались голоса.
– Я здесь, помогите мне! – крикнула она так громко, что Хенкли чуть не оглох.
Он бросился к ней и закрыл ей рот рукой, но она сразу больно укусила его. Хенкли не убрал руку, а только сильнее надавил. Вскоре голоса стали еще громче, а топот ног еще ближе.
– Сиди тихо, иначе я в два счета сломаю твою маленькую шейку! Понимаешь меня? – сжав другой рукой шею девушки, прошипел он.
Голоса становились все отчетливее, теперь она могла узнать Дженсена, Люка и Эдварда. Они искали ее. Но как им подать знак, что она здесь, совсем рядом? Девушка осмотрела комнату – ничего такого, чем можно было бы дать о себе знать. Да и как это сделать? Руки привязаны к кровати, а этот помощник капитана больно давит на шею и зажимает рот рукой. Что делать? Она не могла даже шевельнуть головой и шеей, так сильно он держал ее. Маленькая слеза скатилась по ее щеке. Эллина не любила чувствовать себя беспомощной, когда ничего нельзя сделать. Вдруг пламя фонаря стало гаснуть, пока не сделалось совсем маленьким. Хенкли ослабил хватку и попытался сделать пламя сильнее. Этого и ждала Эллина – она стала громко кричать и звать на помощь. Мужчина хотел заставить ее замолчать, но тут неведомая сила схватила его, подняла в воздух и стала швырять от одной стены к другой. Пламя стало ярче, и девушка не поверила своим глазам. От ужаса она не могла сказать ни слова, крик застрял в горле, но тут она услышала, что кто-то пытается проникнуть в кубрик. Она услышала голоса своих друзей. Тут неведомая сила отпустила Хенкли, и он упал со сломанной шеей. Эллина забилась в угол кубрика, дрожа от страха. Наконец дверь была выломана, и мужчины вбежали внутрь. Девушка сидела, привязанная к кровати, и дрожала, не в силах проронить ни слова. Мертвый Хенкли лежал на полу. Люк подошел и проверил – он точно был мертв. Дженсен и Эдвард подошли к девушке и стали развязывать ее. Из ее глаз текли слезы, она молчала и только смотрела на них.
– Что случилось, Эллина? – спросил Дженсен.
Тут он увидел синие пятна на ее шее – видно, что ее сильно сдавливали.
– Мерзавец! Если бы он не был мертв, я бы сам его убил, – сказал Дженсен.
– Кто убил Хенкли? – сразу спросил Эдвард.
Когда Эллину развязали, она тут же упала на руки к Дженсену и стала плакать.
– Хорошо, разговоры будут потом. Надо уйти отсюда, – сказал Эдвард.
– Я унесу тебя отсюда, – взяв девушку на руки, Дженсен аккуратно вынес ее за дверь. Люк плотно закрыл дверь, оставив тело Хенкли внутри. Они прошли в капитанскую каюту, и Дженсен положил Эллину на кровать.
– Тебе надо выпить. Сейчас я дам тебе вина, – сказал мужчина и пошел осматривать бар: у капитана всегда была хорошая заначка отличного вина.
– Это… это призрак, – тихо сказала девушка, поднимая глаза.
Шок постепенно проходил, и она выпила немного вина.
– Я думала, что Хенкли убьет меня. Он не давал мне шанса на спасение. Но я знала, что вы придете и спасете меня. Спасибо.
Мужчины переглянулись, но спорить не стали. Они верили Эллине, хотя было странно услышать от нее о призраке.
– Я схожу наверх и посмотрю, что там. Люк, ты со мной? – спросил Эдвард. – А ты, Дженсен, останься с Эллиной. Мы скоро.
Мужчины попытались открыть дверь, но у них ничего не получилось: словно какая-то сила держала ее с другой стороны.
– Что происходит? Нас не хотят отсюда выпускать, но почему и кто? – спросил Люк у друзей.
– Что ты там видела? Расскажи нам, пожалуйста, – попросил Эдвард, подойдя к девушке и садясь рядом с ней.
– Кто-то убил Хенкли. Я не знаю, кто, так как никого там не видела. Одно знаю точно – это не человек, – сказала Эллина, полностью придя в себя и отхлебнув большой глоток красного вина.
– Значит, на корабле призрак, и он за что-то мстит команде. Нас он не трогает, стало быть, мы ему не нужны. Это радует, – подвел итог происходящему Эдвард.
– Но что будет со всеми остальными членами команды? Неужели мы дадим им умереть? – спросил Дженсен у друзей.
– Мы не должны этого допустить! Я пришла в себя и готова идти, – сказала Эллина. Она до сих пор чувствовала руку Хенкли, как он сжимал ее горло, ощущала следы его пальцев на своей шее. Но все равно решительно встала с кровати.
– Мы постараемся сделать так, чтобы никто не пострадал. Но это же не живое существо! Как мы будем спасать корабль? – спросил Люк и, подойдя к кувшину, налил себе вина.
– Давайте попробуем все-таки открыть дверь. Выйдем, а там решим. Так как призрак не хочет пока выходить с нами на контакт, мы предпримем попытки спастись, – сказал Дженсен.
– И все-таки что ему нужно? У меня такое впечатление, что корабль проклят и, так как вчера было полнолуние, призрак появился, – сказал Эдвард.
– Да, но почему он не появлялся раньше? Вот вопрос, – заметил Люк.
– Кто знает, кто знает, – сказал Дженсен.
Они не смогли открыть дверь, как ни старались: неведомая сила не выпускала их до самого рассвета.
– Как красив восход солнца, смотрите! – сказала Эллина, подходя к окну.
– Ты, как всегда, можешь всех нас отвлечь и разрядить обстановку, – хихикнул Люк.
– Вдруг рассвет – это то, что нам нужно? Понимаете меня?
– Кажется, я тебя понимаю, – сказал Дженсен.
– Теперь и я, – заметил Люк.
– С рассветом уходит темная сила, а значит, и призрак должен уйти, – подытожил Эдвард.
– Вот именно!
– Эллина, ты молодец! – закончил Дженсен, улыбнувшись девушке.
Увидев, как солнце поднимается над горизонтом, все поняли, что именно сейчас стоит попытаться выйти. Ведь темные силы действительно рассеиваются к утру. Дверь безропотно открылась, и пленники смогли выйти из каюты. Они поднялись на палубу – погода стояла хорошая, и хотя было раннее утро, солнышко уже согревало корабль, воду и небо своим теплом.


Поднявшись на палубу, Эдвард подошел к штурвалу, но там никого не было. Компас был разбит, и куда теперь направлялся корабль, было не известно.
– Просто отлично! – заметил Эдвард, посмотрев на разбитый компас.
– Куда делись все люди? – спросила девушка.– Они убиты?
– Похоже на то. Но тел нигде нет: возможно, их выбросило за борт, – ответил ей Дженсен.
– Странно то, что этот призрак одних убил, других выбросил за борт, а Хенкли просто сломал шею. Он изобретателен, – подходя к борту, сказал Люк.
Перегнувшись через перила, он посмотрел на воду.
– Хорошо, что есть одна лодка. Это радует – на случай, если придется ею воспользоваться.
– Компас разбит. Я постараюсь определить, откуда дует ветер, и куда мы теперь плывем, – сказал Эдвард и посмотрел на паруса.
– Что будет, когда наступит ночь? – спросила девушка у друзей.
– Пока светло, мы сядем и подумаем. Главное, что мы живы и здоровы, а значит, все будет хорошо, – сказал Эдвард.
– Нас так сильно трясло, но следов шторма я не вижу, – осматривая палубу, заметил Дженсен.
– Я приготовлю завтрак, – сказал Люк и пошел на камбуз.
– Я помогу ему. Не могу сидеть без дела, к тому же надо отвлечься от плохих мыслей, – сказала Эллина и пошла за ним следом.
– Хорошо, идем, – поддержал ее Люк.
Дженсен остался с Эдвардом – нужно было обсудить, что они будут делать дальше и смогут ли доплыть до острова Туку. Ведь там их друзья, которые помогут Эллине вернуться домой, и соберут, если понадобится, небольшое войско для отражения нападения со стороны врагов Эллины.
– Без компаса нам будет сложно определить нужный курс, – задумчиво сказал Дженсен.
– Мы что-нибудь придумаем. А сейчас пойдем, выпьем кофе. Ночь была тяжелой, а нам нужны силы и здравый ум.
– Да, идем.
Оставив ненадолго палубу, они спустились в каюту, чтобы позавтракать и подумать.

– Спасибо за вкусный завтрак, – сказал Дженсен, убирая за собой посуду.
– Сегодня я помогал Эллине по кухне, так что твоя похвала полностью адресована ей, – с улыбкой сказал Люк.
– Все было великолепно, спасибо, – поддержал Эдвард.
– Я принесу кофе, – сказал Люк.
Они завтракали в каюте у капитана. Эллина была довольна тем, что за приготовлением завтрака смогла отвлечься от столь ужасной ночи. Она и думать не хотела о том, что будет после заката.
– Мы с Дженсеном поставили корабль на якорь, так что немного постоим. Кофе можно выпить на палубе, там и поговорим, обсудим происходящее. А потом, так как все-таки нам надо двигаться вперед, поднимем якорь и паруса, – сказал Эдвард. – Спасибо, милая, за завтрак. Когда будете готовы, поднимайтесь наверх. Погода прекрасная, а в каюте немного душно, – и, слегка обняв девушку, он ушел на палубу.
– Моя очередь помочь Эллине. Иди, Люк, спасибо. Ты помог приготовить завтрак, а я помогу тут все прибрать, – сказал Дженсен Люку, отчего тот ухмыльнулся и пошел наверх, оставив их одних в каюте:
– Да… я… пойду, пожалуй. Займусь чем-нибудь.
Девушка убирала со стола посуду и складывала ее на большой поднос. Убирать, в сущности, было нечего, но девушка понимала, ради чего остался Дженсен, и не возражала побыть с ним наедине. Она слегка улыбалась, глядя, как Дженсен мнется, не зная, с чего начать разговор и что делать вообще.
– Дженсен, ты поможешь мне отнести этот поднос? А я угощу тебя вкусным кофе, – она улыбнулась и посмотрела на него.
– Я…
– Поможешь?
– Да, конечно, – взяв большой поднос, он отнес его на камбуз, едва не задев притолоку головой.
Там Люк разливал кофе и убирал посуду. Эллина вошла следом за Дженсеном. Люк посмотрел на них, не понимая, поговорили они или еще нет. Он предложил им выпить кофе в каюте у капитана; Эллина сказала, что так и собиралась сделать, и предложила то же самое Дженсену.
– Вот и славно. А я пойду к Эдварду и выпью кофе с ним, а вы потом присоединяйтесь, – с улыбкой сказал Люк.
Вернувшись в каюту, Эллина разлила кофе в маленькие чашечки и пододвинула одну из них Дженсену.
– Скажи, почему ты меня поцеловал тогда на палубе, когда мы собирались спуститься вниз?– неожиданно спросила она, отпивая маленькими глотками горячий кофе.
– Извини меня, – Дженсен вдруг встал и подошел к большому комоду, на котором стояли свечи. За ними лежала какая-то тетрадка. Она была небольшая, темно-коричневого цвета, ее можно было и не заметить, если бы луч света случайно не попал на нее, а Дженсен не обратил бы на это внимания. Взяв тетрадь в руки, он открыл ее и посмотрел на Эллину.
– Это дневник капитана, – сказал он. – И как я сразу не догадался найти его и посмотреть! Может, там есть ответы на наши вопросы?
– Тогда читай скорее, что там написано! – с нетерпением попросила Эллина.
Почерк капитана был ровным и красивым. Прочитав две первые строчки, Дженсен снова посмотрел на Эллину.
– Его нужно показать Эдварду и Люку. Нужно, чтобы мы все вместе прочли его. Пошли скорее, – он схватил ее за руку. Они почти выбежали из каюты и поднялись на палубу к Люку и Эдварду.
– Мы нашли дневник капитана, – сказал Дженсен.
Эдвард стоял за штурвалом, а Люк был рядом; они о чем-то беседовали, пока не подбежали Дженсен и Эллина.
– Это хорошо. Мне стоило подумать о нем, но как-то не удалось из-за событий этой ужасной ночи, – ответил Эдвард.
Дженсен помог Эллине устроиться поудобнее возле штурвала, а сам встал рядом, облокотившись об одно из перил лестницы, ведущей на мостик. Эдвард полистал журнал, потом остановился и начал читать:
«На сороковой день после отплытия мы увидели в океане человека, который плыл, держась за доску. Это была женщина, метиска лет тридцати. Она была еле живая; подняв ее на борт, мы увидели кандалы на ее руках и ногах, а на груди клеймо. Звали ее Ясмина. Длинные темные прямые волосы, гладкая темная кожа и черные глаза – многое говорило о том, что эта женщина была привлекательна, пока тяжелая дорога не измотала ее. На ней была только серая длинная холщовая рубаха. Она рассказала нам, что их везли в трюме после того, как купили и заклеймили - ведь они были рабами. Я и небольшая часть команды слушали ее рассказ. Остальным мы потом рассказали не все, а только то немногое, что им нужно было знать. Ясмина рассказала, что однажды в море разразился шторм, и в корабле обнаружилась щель, через которую сочилась вода. Люди начинали захлебываться, а холодная вода все прибывала. Всех, кто сидел в трюме, ждала страшная смерть, и многие проклинали корабль и команду, везущую их. Ясмина тоже была напугана, но никого не стала проклинать, а думала о том, как выбраться из трюма. Кто-то наверху все-таки открыл решетку и выпустил рабов. Они не знали, кто это был. Люди были в панике, все кинулись наверх. Была ужасная буря, корабль качало из стороны в сторону. Все метались по палубе, кого-то сразу смыло волной. Корабль трещал и раскалывался по швам. Ясмину что-то ударило по голове, она упала, но сознание не потеряла. Вскоре корабль пошел ко дну, команда и еще несколько человек во главе с рабовладельцем сели в лодку и уплыли, бросив рабов посреди океана. Уцелевшие люди кричали, но их никто не слышал. Уплывшим на лодке было плевать на них. Ясмина ухватилась за широкую доску, державшуюся на плаву, и потеряла сознание… Сколько прошло времени, она не знала, но, придя в себя, обнаружила, что крепко держится за доску, и какая-то веревка не дает ей упасть в воду. Вокруг не было ни души. Ясмина пыталась грести, но куда плыть, она не знала, поэтому просто гребла в надежде увидеть спасительный корабль. Жизнь уже потихоньку начинала оставлять ее, а надежда уходила очень быстро. И вот чудо – вдалеке появился наш корабль. Она пыталась кричать, но голос от волнения пропал. Из последних сил Ясмина поплыла к кораблю, пока совсем не ослабла…».
Все как будто погрузились в рассказ этой женщины и ждали, что же будет дальше. Эллина сидела, затаив дыхание, и смотрела на читающего Эдварда, не веря тому, что слышит.
«Прошло несколько дней. Женщина жила на корабле, и я в ней души не чаял. Берега еще не было видно, когда команда начала роптать, жалуясь на судьбу и на женщину, которая плывет с нами и якобы приносит несчастья. Очередной шторм привел мой корабль и команду в отчаянное положение. Продовольствия оставалось очень мало. Я знал, что скоро будет берег, но начались болезни. Роптали не все, но были те, кто способствовал этому; так бывает, когда путешествие затягивается. Они говорили мне, что я должен бросить женщину за борт, но я этого не сделал. Она знала, из-за чего команда бунтует, и старалась как можно реже показываться всем на глаза. Однажды вечером члены команды явились в мою каюту. Они хотели убить Ясмину. Я старался не дать свершиться столь злостному преступлению. Но все же они схватили ее и увели, и я не смог их остановить. Они убили ее, зарезали ножом. Я пришел, когда она истекала кровью, лежа на полу. Я присел возле нее, она говорила четко и внятно, казалось, из последних сил. Моя команда стояла вокруг нас – Хенкли старался не допустить убийства капитана, так как они были готовы уже и к этому. Ясмина прокляла команду и тех, кто попытается убить меня. Если я буду убит, сказала она, то команда и корабль пойдут ко дну. После этих слов она нежно посмотрела на меня и умерла у меня на руках. Мы похоронили ее в океане. Приплыв к берегу, я сменил некоторых членов моей команды и зарекся перевозить женщин, чтобы проклятие не свершилось. Хоть я и не особенно в него верил…».
– Здесь указаны месяц и год. Это произошло десять лет назад, – сказал Эдвард. – Здесь есть и другие записи, но только эта, мне кажется, относится к тому, что здесь произошло.
– Теперь понятно, почему капитан не хотел брать попутчиков, а особенно женщин, хотя прошло столько лет, и команда была уже другая. Да и ты похожа на его дочь, поэтому он решился нас подвезти, не ожидая того, что может произойти по пути, – сказал Дженсен.
– Получается, этот призрак может быть той рабыней, которая теперь мстит команде за то, что они убили капитана. А значит, корабль в любое время может пойти ко дну, – сказала девушка и о чем-то задумалась.
– Не пора ли нам сесть в лодку и уплыть с проклятого корабля? – шутливо заметил Люк.
Нет, никто из них не боялся призраков, да и вообще ничего на свете. Но, видя то, что происходит на корабле, можно было поверить в то, что он обречен и пойдет ко дну, возможно, уже сегодня ночью, и они не в силах это предотвратить. Это не тот враг, с которым можно встретиться в бою или вызвать на поединок. Никто не знал, как можно сразиться с призраком и победить.
Солнце стояло высоко над горизонтом, водная гладь была тиха, а ветерок ласково раскачивал надутые паруса.
– Что же мы будем делать? Останемся здесь или сядем в лодку? – спросила Эллина.
– Думаю, что не очень разумно сейчас оставлять корабль, – сказал Дженсен.
– Мы пока поплывем на корабле, это все-таки более надежное средство передвижения, нежели лодка. Берег, я надеюсь, мы уже скоро увидим, так что не будем терять веру и надежду, – сказал Эдвард.
– Я согласен, – заметил Люк.

Солнце садилось за горизонт, день подходил к концу. Для каждого из них он прошел по-своему хорошо, каждый занимался тем, чем считал нужным. Люка сменяли по очереди за штурвалом. Потом мужчины изучали карты и курс корабля. Дневник капитана Эдвард прочел и отнес обратно в каюту. Эллина предчувствовала, что сегодняшняя ночь будет роковой для них; как она закончится, она не знала, но в душе боялась. Мужчины попросили ее не ходить по всему кораблю, опасаясь неизвестности, но ей почему-то хотелось больше узнать, прежде чем наступит вечер. Она ходила долго, но так ничего интересного не нашла. Корабль был пуст, и кроме них, никого не было. Становилось немного жутковато от того, что корабль, некогда полный людей, теперь тихо бороздил водную гладь, везя на себе только четверых выживших.
Поужинав, они собрались на палубе. Вечер был тихим и хорошим, хоть и слегка прохладным. Ветер дул в паруса, неся корабль все ближе к намеченной цели. Друзья хорошо ориентировались по звездам, и они охотно рассказывали Эллине о созвездиях и о том, как можно проложить путь ночью и не заблудиться.
Наступила полночь, и то, чего так боялась Эллина, случилось: корабль начал трещать по швам, раскачиваться из стороны в сторону. Он стал неуправляемым, штурвал вырвался из рук Эдварда и стал крутиться в разные стороны. Мужчина попытался его остановить, но безуспешно. Девушка схватилась за мачту и стала крепко держаться. Ветер становился все сильнее, а волны поднимались все выше вокруг корабля. Дженсен и Люк убрали паруса, чтобы их не сорвал ветер. Тут сломалась грот-мачта; падая, она чуть не задавила девушку. Дженсен подбежал к ней, схватил ее и упал вместе с ней. Перекатываясь, мужчина больно ударился о борт корабля, защитив тем самым Эллину от удара. Вода попеременно накрывала их холодными брызгами. Доски на палубе стали трещать и подниматься, некоторые как будто взрывались изнутри. Эллина услышала глухой протяжный голос из темноты, ее даже передернуло от такого звука. Казалось, этот голос говорил только с Эллиной. Что он говорил, было не понятно, но теперь девушка знала, что надо делать, чтобы спасти их всех. Девушка посмотрела на Дженсена.
– Пусти меня, пожалуйста! – громко сказала она ему, ведь он так сильно ее держал, что она не могла и шевельнуться.
– Что?
– Отпусти меня! – из-за шума ветра ей приходилось кричать.
– Что ты хочешь сделать?– удивленно спросил он.
– Хочу спасти всех нас! Отпусти и ничего не бойся, все будет хорошо! Мне надо подняться на нос корабля.
– Я пойду с тобой, – громко и решительно сказал он.
Ветер заглушал все вокруг, разваливая корабль, а волны, накатываясь, уносили с собой все, что могли унести.
– Нет, не сейчас! Ты останешься здесь и доверишься мне! Со мной все будет хорошо… я надеюсь, – последние слова она произнесла почти шепотом.
Дженсен отпустил ее, показав, что полностью доверяет ей. Он посмотрел в ее красивые глаза, полные нежности и доброты.
– Я помогу тебе туда забраться, хоть и не знаю, что ты хочешь сделать, – сказав это, он помог ей встать, и они медленно, то падая, то вставая, пошли к носу корабля. Эдвард тем временем смог ухватиться за штурвал и пытался его удержать. Люк ему помогал в этом, а потом попытался спустить лодку на воду.
Дойдя до цели, девушка повернулась к Дженсену и слабо улыбнулась:
– Дальше я пойду одна, а ты должен помочь Люку и Эдварду справиться со штурвалом и спустить лодку на воду. Делай как я говорю, если хочешь, чтобы мы все выжили, – коснувшись его руки, она встала на носу корабля и повернулась лицом к палубе.
– Что ты хочешь сделать?
– Иди, прошу тебя!
Дженсен посмотрел на нее – он не понимал, что она хочет сделать. Но если это поможет, то пусть попытается. Ветер развевал ее волосы в разные стороны и делал ее похожей на маленькое неземное создание, стоящее на вершине скалы. Слезы катились из ее глаз. Эллина улыбнулась своим друзьям и крикнула что было силы:
– Ясмина, я здесь, выслушай меня! Когда-то люди с этого корабля отняли у тебя жизнь. Капитан не смог тебя защитить, но ты тогда спасла его тем, что умерла…
Как ни странно, ветер слегка стих, и то, что кричала Эллина, было всем хорошо слышно. Появилась огромная тень, которая выросла перед мужчинами, а потом приблизилась к Эллине.
– Что она делает? – крикнул Эдвард.
– Хочет спасти нас всех, но как - я не знаю! Она просила довериться ей, – крикнул Дженсен.
– Она пытается поговорить с призраком, – заметил Люк, подбегая к ним.
– Меня зовут Эллина, и я тоже хочу спасти тех, кого люблю! Я готова на все, чтобы спасти их! Только очень прошу: не губи их! Забери корабль, но отпусти нас. Я знаю, что надо сделать, чтобы спасти их, и я это сделаю! Прими мою жертву! – крикнув это, она подняла руки к тени.
– Хорошо, – громко произнесла черная тень.
Эллина в последний раз посмотрела на своих друзей и прыгнула в темную бушующую воду, унося проклятие этого корабля глубоко в пучину.
– Н-е-е-е-т! – крикнул Дженсен. Он следил за Эллиной и опасался того, что прочитал в ее глазах в последнюю минуту. Подбежав к борту, он перепрыгнул через него и глубоко погрузился в воду. Эдвард и Люк были потрясены увиденным зрелищем. Бросившись к борту, они тоже прыгнули. Лодка так и не была спущена, она была разбита, а корабль шел ко дну, унося всю свою печаль с собой глубоко в пучину. Так закончила свои дни «Фортуна» – столь неожиданный и бесславный конец для такого прекрасного судна!
Вынырнув, Люк увидел вдалеке берег и крикнул об этом вынырнувшему Эдварду. Люк, Эдвард и Дженсен ныряли, отчаянно пытаясь найти Эллину в пучине. Эллина чувствовала, как вода уносит ее все глубже и глубже; почти перестав дышать, она вдруг увидела яркий свет и лицо женщины, которая улыбнулась и сказала, что ей не время умирать, и что она будет жить.
– Спасибо тебе, Эллина за то, что не побоялась снять проклятие. Меня зовут Ясмина, и теперь я свободна. Твои друзья будут жить. Спасибо и прощай, – улыбнувшись, она протянула ей руку.
Эллина протянула свою руку к женщине. И тут какая-то сила потащила ее наверх. Это была рука Дженсена; он не понимал, как он смог ее отыскать в пучине, и как ее рука так быстро оказалась у него, когда он нырял. Но он был рад, что вытащил ее на поверхность. Это было чудо. Эдвард и Люк подплыли к ним. Они были рады, что Дженсен смог ее найти, так как, когда они ныряли, только темнота окружала их, но они не оставляли попыток спасти Эллину.
– Там берег, плывем туда, – показывая направление, сказал Эдвард.
Они доплыли до берега, а ветер вскоре совсем стих, и наступило утро. Четверо уставших друзей наконец-то выбрались на песок. Они были счастливы как никогда.
– Как Эллина? Она дышит? – спросил Люк.
– Эллина, милая, открой глаза, – сказал Дженсен, нежно поглаживая ее по лицу.
Но девушка была тиха и молчалива. Он начал трясти ее, отчего изо рта у нее сразу потекла вода, и она закашлялась.
Открыв глаза, девушка посмотрела на них.
– Где мы? – тихо спросила она.
– На земле, милая, – ответил Дженсен и, рассмеявшись, крепко обнял ее.
– Спасибо, – тихо сказала она, улыбаясь.
– Это тебе спасибо. Ты нас всех спасла. Только я не понял, как ты догадалась, что надо было делать? – спросил Дженсен.
– Я поняла это, когда Эдвард читал дневник капитана. Ясмина погибла, но капитан Берни защищал ее, и то, что команду и корабль она потом прокляла, привело меня к мысли о самопожертвовании ради тех, кто мне дорог. Я не была уверена, но попытка спасти вас того стоила,– улыбнувшись, она посмотрела на них глазами, полными слез счастья.
– Я не хочу, чтобы ты совершала подобное в будущем, понимаешь? Потерять тебя для меня… для нас, дорого стоит, – сказал Дженсен и обнял девушку.
Эллина смотрела через его плечо на водную гладь и на солнце, которое медленно поднималось из-за горизонта. Она была счастлива, что Ясмина обрела покой, что все они живы и здоровы, и что смерть миновала их. Улыбаясь, она крепче обняла Дженсена. Эдвард и Люк стояли рядом и смеялись: они снова вместе! Да здравствует жизнь!



Рейтинг работы: 10
Количество отзывов: 1
Количество просмотров: 352
© 24.03.2011 Елена Троянская

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




<< < 1 2 3





Эльдар       20.04.2011   18:28:03
Отзыв:   положительный

Сообщение заблокировано







© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


 
1