Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Свободный полёт Главы 8 - 9

[Долорес]   Версия для печати    
Свободный полёт Главы 8 - 9

ГЛАВА ВОСЬМАЯ


    К ночи погода испортилась. Южная сторона неба начала заволакиваться тучами. Капитан " Инфанты"вызвал наверх всю команду и приказал спустить все верхние паруса. В полночь поднялся ветер и быстро стал крепчать. Треск мачт, шум, производимый работой команды, сухое щёлканье парусов, скрип внутренних переборок - всё это дало понять Инти, что происходит что-то необычное. Небо ясное и звёздное вечером было теперь затянуто густыми облаками.
    Мигел ди Алмейда и Анджело Траэтта с заспанными лицами появились на палубе и вмиг оценили обстановку.
  - Ураган? - тревожно спросил хозяин " Инфанты".
  - Ещё нет, но он близок, - ответил капитан.
  - Взять рифы!* - приказал он матросам.

* Взять рифы - специальный термин в судовождении, который указывает матросам на то, чтобы они взяли некоторые специальные приспособления, которые служат для уменьшения объёма парусов.

    Борясь с ветром, те бросились выполнять приказ капитана, который пытался сделать баркентину более устойчивой и уменьшить качку.
    Барометр упал до двадцати шести дюймов. Назревала буря.
    Был час ночи. Индейца, привязанного к фок - мачте, на самом носу " Инфанты", жестоко качало. Ветер бешено свистел в снастях. Металлические тросы звенели, словно струны, по которым ударил чей-то гигантский смычок. Паруса оглушительно хлопали, как пушечные выстрелы. Чудовищные валы уже шли на приступ. Баркентина, которая как бы издеваясь над ними, словно ласточка, взлетала на пенные гребни.
Волны хлестали уже через борт, готовые в любую минуту свалить фок - мачту с привязанным к ней пленником. Грохот разбушевавшейся стихии был столь оглушителен, что Инти уже не слышал голосов людей на палубе. Он жадно хватал ртом воздух после очередной огромной волны, которая обрушивалась на " Инфанту, накрывая мученика с головы до пят.
    Ярость ветра удвоилась. Мачты гнулись под тяжестью парусов, и баркентина из последних сил боролась с волнами.
  - Фок на гитовы! - скомандовал капитан. - Спустить марсель и кливера.
    Непрерывно со всех сторон вспыхивали ослепительные молнии, но то падая с небе, не то взлетая вверх из океанской пучины. Гроза, наконец, грянула.и электрические разряды загрохотали, словно артиллерийские залпы двух воюющих миров.
    Океан бушевал. Мощные валы вздымались, сталкивались между собой, бились о борт корабля, прокатывались по палубе, неся ужас.
    Казалось, надежды на спасение нет.
    Все люки были плотно задраены, штурвалы и паруса стали бесполезны, всякое управление невозможно.
    Мигел ди Алмейда и Траэтта спустились в кают - компанию в ту самую минуту, когда чудовищная волна с такой яростью обрушилась на корму корабля, что в кают - компании задрожали деревянные переборки.
    Про Инти, казалось, все забыли, и он приготовился к смерти, считая, что вырваться из этого ада ему всё равно не удастся.
   Неожиданно пленник почувствовал, как путы, стягивающие его конечности, ослабли. Ноги его подкосились, и он без сил опустился на мокрую палубу.
  - Хватайся за мачту! - услышал индеец чей-то громкий крик, растаявший в вое ветра и грохоте снастей.
    И лишь только он успел за что-то крепко ухватиться, как очередная гигантская волна обрушилась на корабль с носа.
    Потом юноша почувствовал, как его подняли чьи -то сильные руки и куда-то понесли. Когда он открыл глаза, увидел двух молоденьких матросов в мокрой одежде. С длинных волос незнакомцев струйками стекала вода.
  - Спасибо, друзья, - сказал Инти. - Вы спасли мне жизнь.
  - Ладно, парень, - усмехнулся один из матросов. - Ступай пока в трюм, отдохни. Иначе очередная волна смоет тебя в твоих железяках. Если сегодня мы все не отправимся на корм рыбам, считай, что ты родился в сорочке.
    В общей суматохе, путаясь в кандалах, Инти спустился в трюм. Возле мешков с чем-то душистым он сел и обхватил колени руками. Незнакомый пряный запах защекотал ноздри. Индеец несколько раз чихнул, потом в блаженстве растянулся на полу, устроив поудобней затёкшие конечности. Больше он ничего не видел и не слышал. сознание его помутилось, и он заснул мертвецким сном. Ни шторм, ни какая другая сила уже не смогли бы вывести Инти из этого блаженного состояния.
Очередная гигантская волна, обрушившаяся на " Инфанту" с носа, срубила фок -мачту и унесла её в открытый океан.



ГЛАВА ВОСЬМАЯ








    " Мальтийский Сокол" быстро отчалил от берега и, увлекаемый отливом, направился в залив. Долго на берегу виднелся неподвижный силуэт Туюнги. Но мало - помалу его высокая фигура исчезла из виду.
Лишь только очертания Буэнос - Айреса стали смутными и расплывчатыми, к Белой Голубке, которая вместе с Бланкой стояла у левого борта судна, подошёл бельгиец. Он опустился перед француженкой на одно колено и склонил голову. Затем юноша поймал её руку с вои ладони и припал к ней губами.






    - Спасибо Вам, сеньора! - на ломаном испанском языке сказал бельгиец. - Вы спасли меня не только от рабства, Вы спасли меня от страшного позора...
    Растроганная женщина, не находила нужных слов. Она молча поглаживала юношу по мягким белокурым волосам. В её глазах стояли слёзы.
    Эта трогательная сцена не осталась незамеченной. Весь экипаж " Мальтийского Сокола" высыпал на палубу и со стороны наблюдал за проявлением столь сыновней нежности, считая Белую Голубку матерью юноши.
  - Ну, что ты, сынок! - опомнилась женщина, поднимая бельгийца с колен. - Встань, пожалуйста. На нас смотрит весь экипаж. Пойдём в каюту, там и поговорим.
И они втроём спустились вниз. Путая французские и испанские слова, юноша продолжал горячо благодарить свою спасительницу, которая, как выразился он, вырвала его из рук грязного работорговца.
 - Ты можешь говорить по - французски, мой мальчик, - сказала женщина. - Это мой родной язык.
 - Разве Вы не аргентинка? - удивился юноша.
 - Нет, милый. Я родилась во Франции, в Париже. Меня зовут Шанталь Лефевр. Правда, сейчас я живу со своим мужем в индейском посёлке близ Тукумана и ничуть не жалею об этом. А эту славную девушку, - женщина обернулась к девушке, - зовут Бланка Кареррас. Вот она-то как раз - аргентинка, дочь губернатора Тукумана. А теперь ты расскажи нам о себе. Ведь мы даже не знаем, как тебя зовут.
    Юный бельгиец задумался, нахмурившись, словно перед его глазами снова и снова проплывали ужасные картины жизни в рабстве и унижении. Потом он вышел из задумчивости и взглянул на попутчиц ясными васильковыми глазами.
   - Меня зовут Ноэль ла - Боэси, - сказал юноша и опустил голову. - Мне восемнадцать лет, но я уже многое повидал в жизни. Мой отец, герцог ла - Боэси, был адмиралом флота и любимцем нашего короля. В то злополучное путешествие отец взял меня с собой. Мы отплыли из Гента в Лиссабон с дипломатической миссией. По поручению короля отец должен был доставить секретный пакет для португальской инфанты. В Бискайском заливе наше судно было обстреляно испанскими пиратами и захвачено в плен. Отец долго объяснял разбойникам, что он - дипломат, что дипломат - лицо неприкосновенное. Но бандитам, плавающим под чёрным флагом, было безразлично. Тогда отец стал возмущаться и потребовал, чтобы ему немедленно вернули его корабль. Но капитан пиратского судна только посмеялся над ним и приказал повесить отца на рее на глазах у всей команды. Потом экипаж нашего корабля был доставлен в Алжир и там, на невольничьем рынке всех продали на галеры. Капитан судна, захватившего наш корабль, сделал меня своим рабом и заставил прислуживать ему. Он избивал меня за малейшую провинность, оскорблял, называя тупой бельгийской собакой, по всякому унижал. Мне ничего не оставалось, как терпеть издевательства и ждать подходящего момента, чтобы сбежать. Но сбежать мне так и не удалось.
     Корабль нашего хозяина бороздил моря и океаны, пока однажды утром не бросил якорь в порту одного большого города. Потом я узнал, что это Буэнос - Айрес. Там мой хозяин решил избавиться от меня, сославшись на то, что адмиральский ублюдок, как он выразился, ему порядком надоел. Он продал меня за пять золотых монет одноглазому работорговцу, и если б не Вы, мадам, не знаю, что бы меня ждало.
Так закончил Ноэль свой грустный рассказ. Бланка смотрела на него и поражалась: столкнувшись на своём пути со злой волей других людей, пройдя через многие трудности и испытания, пережив смерть отца, юный бельгиец не потерял человеческий облик. Он остался чистым и благородным, истинным сеньором: галантным и воспитанным.
   - Если только мы доберёмся до Франции, - сказала Шанталь, тронутая рассказом юноши,- ты, Ноэль, обязательно поедешь на родину, в Гент. Помня заслуги твоего отца перед отечеством, думаю, ваш король не оставит без участия и сына.
  - Ваша доброта, мадам, не знает границ, - учтиво поклонился юноша. - Позвольте спросить, а какова цель Вашего путешествия?
    И тогда в разговор вступила Бланка, которая до поры до времени сохраняла молчание. Она рассказала бельгийцу о том, какое горе привело их на этот корабль. Девушка так же рассказала ему об Инти и о тех приключениях, в которых ей самой довелось принять участие.
  - Король Франции не останется безучастным к судьбе Вашего сына, мадам, - посочувствовал Ноэль. - Он непременно найдёт способ помочь ему. Я несколько раз бывал с отцом в Лувре, видел Его Величество, и у меня сложилось о нём впечатление, как о человеке благородном, чутком и справедливом.
    Разговор путешественников прервал стук в дверь. На пороге стоял помощник капитана. Он вежливо сообщил, что хозяин " Мальтийского Сокола" приглашает гостей поужинать с ним.
    Когда все сели за стол, мальтиец представился:
  - Меня зовут Пьюзо Антонелли - Венециано.
    За ужином он рассказал путешественникам о славном рыцаре Жане Паризо де ла Валетте, Магистре Ордена Иоанитов, который основал столицу Мальты и заложил первый камень в основание города.
  - Ла Валетт в возрасте пятидесяти шести лет попал в плен к туркам, - пояснил синьор Венециано. - Его продали на галеру, и там, прикованный к веслу, он целый год влачил жалкое существование галерного раба. Однако, ла Валетту удалось бежать. Вернувшись на родину, Магистр, всегда мечтавший видеть свою крошечную Мальту гордой и независимой, осуществил заветную мечту и заложил первый камень в основание нового города - крепости. Достроить этот город при жизни славному рыцарю так и не удалось. Столицу Мальты, которая впоследствии была названа в его честь Ла - Валеттой, достраивали уже без него. Руководил строительством другой Магистр - дель Монте.
    Пьюзо Антонелли - Венециано поинтересовался, с какой целью синьора Лефевр едет во Францию.     Женщина скрыла настоящую цель поездки. Она ответила:
  - Я еду к своему отцу, бывшему дипломату, который живёт в Париже. Моя дочь, Бланка, мечтает стать придворной дамой при дворе короля Людовика. Сын, Ноэль, хочет поступить в Сорбонский университет.
  - У французского короля недурной вкус, - лукаво сощурил глаза старый мальтиец, взглянув на Бланку. - А вам, юноша, - обратился он к бельгийцу, - желаю поступить в университет и стать достойным гражданином своего отечества.
    Больше мальтиец не стал задавать вопросов. Когда ужин закончился, он встал из-за стола и, пожелав гостям спокойной ночи и приятного плавания, ушёл к себе в каюту.




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 3
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 18
© 01.12.2016 Долорес

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.