Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Русские горки.

[Valerij Stecenko]   Версия для печати    

РУССКИЕ ГОРКИ
Историю эту рассказал мне мой хороший товарищ, коллега по работе. Назовем его Аркадий Аркадьевич. Как-то однажды, приехав в командировку в московский трест с отчетной документацией за истекший год, мне пришлось остаться на выходные дни. Проводить выходные дни в командировке очень скучно. Даже если этот город является столицей нашей Родины. Проживали мы с ним в двухместном номере гостиницы «Аэрофлот». Длинным субботним вечером, сидя у себя в номере за скромно накрытым столом и глядя в темный проем окна, как легкие снежинки кружатся и падают на ярко освещенный Ленинградский проспект, поведал он мне эту историю, которая произошла с ним в точно такой же командировке, за несколько лет до того, как он мне ее рассказал.
Эта история показалась мне не совсем обычной, а потому я хочу поделиться с вами, дорогой мой читатель, тем, что я услышал в тот зимний вечер.

Москва встретила Аркадия жаркой и сухой погодой конца августа. Ветер гнал по асфальту сухую городскую пыль. Дышать было тяжело. Горячий воздух смешанный с городским смогом заполнял легкие, наливая тяжестью голову, ноги и все тело.

      • Как же они здесь живут, находясь постоянно в этом пекле?
Думал он, глядя на суетливо спешащих с измученными жарой лицами и покрытой серой пылью обувью москвичей.
Он прилетел в Москву на закрытие месячного плана. Пятница — далеко не лучший день недели для этого, а совсем наоборот, но, к сожалению, он не успел раньше собрать все необходимые для отчета документы с разбросанных объектов его стремительно развивающегося участка.
      • Придется остаться в Москве на выходные дни. А тут еще этот Староминский.
Он оторвался от своих мыслей и посмотрел на своего спутника. Тот был на пять лет старше его. С кудрявой, давно не стриженой головой и с рано появившейся сединой, которая серебристым снегом припорошила его голову. На худом лице, как бы зацепившись за курносый нос, сидели очки с довольно толстыми стеклами. Среднего роста и тщедушного телосложения, чисто и аккуратно одетый, он по деловому шагал рядом с ним, стараясь не отставать.
      • Нам далеко добираться, Аркадий Аркадьевич?
      • А ты, Михаил, хорошо Москву знаешь?
      • Да,у меня здесь сестра живет.
      • Поедем на метро до станции «Полижаевская», а там минут десять пешком.
      • Я в тех краях не бывал.
      • Постараемся успеть тебя сегодня оформить на работу и вечерним рейсом улетишь обратно, в Ленинград. Мне же придется остаться в Москве до понедельника. Все проблемы за один день я решить не успею.
Приехав в трест, Аркадий отвел Михаила в отдел кадров, где он сел заполнять разного рода анкеты необходимые для поступления на работу, а сам стал заниматься своим отчетом по закрытию месячного плана. К концу дня выяснилось, что управляющий трестом уехал, не успев посмотреть документы Михаила и подписать его заявление по приему на работу. Таким образом он вынужден был остаться в Москве, как и Аркадий, до понедельника.
      • Ну что, Михаил? Поехали в гостиницу «Будапешт». Там нам места забронировали.
      • И где она находится?
      • В центре города. Сначала оформимся в гостиницу, а потом сообразим что-нибудь поесть.
- 2 -
Поселили их в трехместный номер. Комната была достаточно просторной, с туалетом и душем. Оставив свои вещи в номере, Аркадий и Михаил поужинали в буфете гостиницы, после чего Аркадий расположился за письменным столом, чтобы поработать над месячным отчетом, а Михаил отправился навестить свою сестру.
Работая с документами по закрытию месячного плана, он засиделся допоздна и лег спать, не дождавшись возвращения Михаила. Утром, завтракая с ним в буфете, поинтересовался, как он провел вчерашний вечер.
      • Нормально. Ездил к сестре, она живет недалеко от площади Маяковского, в старом доме.
      • Отдельная квартира?
      • Нет, что ты. Трое соседей, одинокие старухи и она с сыном. У нее одна, но достаточно большая комната. Кухня, ванная и туалет общего пользования.
      • Как же она оказалась в Москве? Судя по твоим документам, вы родились и выросли в Ленинграде.
      • Обычная история. Вышла замуж и переехала жить в Москву. У мужа была двухкомнатная квартира на новостройке. Родила ребенка, а через пять лет разошлись. После размена квартиры ей досталась эта комната в общей квартире.
      • Сколько ей лет? Где она работает?
      • Она на два года младше меня. Работает в редакции газеты «Известия». Пока родители были живы виделись чаще, а теперь почти не видимся. Последний раз встречались на похоронах матери. У меня жилищные условия не позволяют принимать гостей, да и у нее тоже. Мы в воскресенье договорились с ней встретиться и погулять в парке Горького. Если хочешь, то присоединяйся к нам. Она баба умная, с ней интересно. Пацан ее сейчас в пионерском лагере.
      • Не откажусь. Сегодня у меня запланированы походы по магазинам. Надо жене и детям привезти подарки из столицы нашей Родины, а вот завтра я абсолютно свободен. Честно говоря, я очень не люблю проводить выходные дни в чужом городе.
      • Значит договорились? Завтра едем гулять в парк Горького.
      • Договорились.
Весь день Аркадий ходил по магазинам центра Москвы. С большим трудом отыскав в них то, что могло бы понравиться его жене и детям. Он пришел в гостиницу, не чувствуя от усталости ног, и сразу лег спать. На следующий день, в девять утра, поев на завтрак сосисок в буфете гостиницы, они отправились в парк имени Горького. У главного входа их уже ждала сестра Михаила. Аркадий был приятно удивлен, увидев перед собой молодую и очень приятной наружности женщину тридцати пяти лет. Она была ростом чуть повыше Михаила, не худая, но и полной ее нельзя было назвать. На ней была элегантная белая блузка, модная джинсовая юбка скрывала до колен стройные ноги в белых босоножках на невысоком каблуке. Темные, почти черные глаза серьезно и с интересом посмотрели на него. Она улыбнулась, приоткрыв свои пухлые губы и показав при этом белые, сделанные у хорошего дантиста зубы.
      • Меня зовут Мила, а вас?
      • Аркадий. Очень приятно с вами познакомиться.
      • Мне тоже.
Вся компания направилась к главному входу в парк. В парке царила праздничная
атмосфера. Толпы людей гуляли по аллеям парка. Взрослые с удовольствием поглощали холодное «Жигулевское», стоя у торговых палаток, детвора уплетала с не меньшим удовольствием мороженое или сахарную вату. Высокие и густые кроны деревьев защищали от горячих солнечных лучей, давая возможность дышать достаточно чистым, для Москвы, воздухом.
- 3 -
      • А не поддать-ли нам пивка для рывка?
Услышав это предложение Михаила, Мила строго посмотрела на своего брата.
      • Дело хорошее. По кружке пива выпить можно.
      • Ну.., если вы, как будущий начальник Миши, не возражаете, тогда, конечно.
Мила, улыбнувшись, повернулась к Аркадию. При этом, он обратил внимание, что ее блузка была расстегнута на две пуговички, образуя достаточно глубокое декольте в котором были видны весьма аппетитные, пышные груди. Аркадий и Михаил выпили по кружке, а Мила небольшой стакан холодного пива. После чего они направились к аттракционам. Во время проведения Олимпийских игр в парке смонтировали аттракцион «Русские горки». Он пользовался невероятным успехом у москвичей и гостей столицы. Чтобы покататься на горках, очередь стояла целый день и была такая большая, что стоять в ней надо было несколько часов.
      • Хорошо бы прокатиться!
      • Я сейчас займу очередь, Аркадий Аркадьевич.
      • А вы, Мила, как к этому относитесь?
      • Ой, страшно, наверное?
      • Я уже занял очередь. А пока она подойдет, я предлагаю пойти пообедать в ресторане «Поплавок».
Предложение было принято единогласно. Удобно устроившись за столиком у окна, стали неспешно изучать меню. Решили заказать всем одинаково: салат из свежих овощей, цыплят «Табака», бутылку водки, минеральной воды, кофе и мороженое на десерт. Пока ждали заказ, Аркадий и Мила с обоюдным интересом вели беседу. Ему очень хотелось узнать, чем занимается Мила, работая в редакции газеты «Известия», а ей, в свою очередь, было интересно, какое положение в обществе занимает он. Узнав, что он начальник самостоятельной производственной единицы, которая в скором времени станет управлением, она стала на него смотреть с еще большим уважением. А когда она наклонилась, чтобы достать, стоявший на другом конце стола фужер для воды, Аркадий обратил внимание, что на ее блузке расстегнуты все три пуговички и ее груди обнажились практически до сосков. Он почувствовал, как что-то сжалось в области солнечного сплетения. То-ли это было чувство голода, то-ли что-то другое. Заказ ждали очень долго, но когда принесли прекрасные овощи и замечательно пахнущих цыплят, настроение резко улучшилось. Стол приятно украсила запотевшая бутылка «Столичной». Выпили, как водится, за знакомство, за дружбу, за успех и, конечно же, за прекрасную даму компании. Съев десерт и рассчитавшись, отправили Михаила искать занятую им очередь на аттракцион. Он вернулся через пять минут, беспомощно разводя руками. Увы, пока они обедали их очередь прошла. Тогда Аркадий, с усилием оторвав взгляд от блузки с расстегнутыми пуговичками, направился прямо к тому месту, где осуществлялась посадка в трехместные сани установленные на рельсы, и, дав десять рублей женщине, следившей за посадкой, позвал Михаила и его сестру. Они быстро уселись в сани, пристегнулись ремнями и, не обращая внимание на крики возмущения, доносившееся из очереди, начали подъем на первую — самую высокую горку. Ее высота была четырнадцать метров, а основание, находившееся у самой земли, всего два метра, таким образом сани летели четырнадцать метров почти по вертикали, затем по инерции взлетали на вторую горку высотой восемь метров и оттуда, сделав петлю, во время которой приходилось лететь вниз головой, поднимались на горку четырехметровой высоты, а уже потом плавно спускались вниз, не делая крутых виражей.
Счастливые и в прекрасном настроении от полученных острых ощущений они покинули аттракцион и направились к выходу из парка. Аркадий с сожалением отметил, что все три пуговички на блузке Милы уже были застегнуты.
      • Что будем делать дальше, еще только четыре часа дня?

- 4 -

      • Вы не хотите, Аркадий, сходить в гости к одним моим хорошим знакомым?
      • Не знаю... Удобно-ли это?
      • Это не совсем обычная семья. Софья Григорьевна и Арон Давыдович уже пожилые люди. Всю жизнь прожили в любви и согласии, но детей у них нет. Это яркие представители настоящей московской интеллигенции. Я сейчас позвоню им и попробую договориться.
Мила отправилась звонить из стоявшей неподалеку будки телефона-автомата, а Аркадий и Михаил присели на скамейке в тени старого тополя и закурили. Выпитая водка и сытный обед располагали к спокойной неторопливой беседе. Постепенно разговор перешел на производственные темы. В этот момент возвратилась Мила.
      • Я так и думала. Кто о чем, а мужчины о работе.
      • Как ваши успехи, Мила?
      • Все замечательно. Нас ждут в шесть часов вечера.
      • Это далеко?
      • Нет, рядом со станцией метро «Кропоткинская». Но сперва надо зайти в магазин и купить три бутылки водки.
      • Зачем так много?
      • Так принято, Миша. Одну бутылку для хозяев и две бутылки на стол. Кроме того, надо купить колбасу, батон белого хлеба для бутербродов и что-нибудь к чаю.
      • А стулья, стол, ножи и вилки там есть, или тоже надо купить?
      • Миша, я тебя умоляю, только там веди себя пожалуйста прилично.
Приехав на станцию «Кропоткинская», зашли в ближайший гастроном и купили весь необходимый ассортимент. Три бутылки «Столичной», килограмм «Любительской», батон белого хлеба и торт к чаю. Время еще было и, чтобы не явиться раньше назначенного часа, присели на скамейку в сквере.
      • Знаете, Аркадий, это очень интересная семья. У них в гостях бывают такие знаменитости, как Владимир Высоцкий, Михаил Ножкин, Городецкий, Клячкин и многие другие. Они поют там свои песни, устраивая небольшие концерты. Все, кто приглашен в гости, кладут деньги в шляпу, специально поставленную для этого в прихожей. Средства идут на то, чтобы материально как-то поддержать этих молодых и талантливых людей.
      • И сколько же надо положить в эту шляпу?
      • Каждый кладет, Миша, сколько может. Кто-то может положить десять, а кто-нибудь и сто рублей. Софа и Арон угощают всех кофе или чаем и, конечно же, имеют какой-то процент от собранной суммы за то, что используется для этих целей их квартира.
Аркадий украдкой бросил взгляд на Милу. Все три пуговички на блузке были расстегнуты. Он с трудом отвел взгляд от ее аппетитной груди, а про себя подумал, что ему никак не удается заметить, когда она успевает управляться с этими пуговичками. Это становится забавным и, кто знает, чем может закончится такая игра, хотя он не прочь покататься на Милкиных горках.
Мила разбудила успевшего задремать Михаила и они пошли к ожидавшим их хозяевам квартиры элитных встреч московской интеллигенции. После пятнадцати минут ходьбы неторопливым шагом они пришли к старому московскому дому еще
дореволюционной постройки. Прошли в типичный московский двор и зашли в один из подъездов. Поднявшись по широкой лестнице на второй этаж, остановились перед дверью оббитой черным дерматином с бронзовой табличкой «С.Мармур — А.Вильнер». Звонок был один, что было не типично для общих квартир в таких домах, поэтому Аркадий негромко обратился к Миле, стараясь не выглядеть слишком любопытным.
- 5 -
      • У них отдельная квартира?
      • Да, у них очень хорошая, большая и отдельная квартира.
Мила нажала кнопку звонка. С другой стороны двери на секунду промелькнул свет в дверном глазке и дверь открылась.
      • Здравствуйте. Проходите пожалуйста. Обувь можно не снимать. Ковров у нас на полу нет. Давайте знакомиться. Арон Давидович!
      • Аркадий.
      • Михаил.
      • Софа, иди встречать гостей. Мила привела очень симпатичных мальчиков.
      • Здравствуйте. Меня зовут Софья Григорьевна. Проходите пожалуйста, не стесняйтесь.
Ребята представились еще раз и после того, как Мила, забрав пакеты с продуктами, пошла с Софьей Григорьевной на кухню, прошли, следуя за Ароном Давидовичем, в просторную гостиную комнату. В гостиной стоял большой угловой диван и рядом с ним низкий, но достаточно большой диванный столик. Чуть в стороне стояли несколько кресел, в углу находились внушительных размеров напольные часы, а на стенах было много картин. Картины, написанные маслом, и акварели были вставлены в недорогие рамки. Большое окно выходящее во двор — колодец, было задернуто легкими шторами.
      • Располагайтесь господа поудобнее и поближе к столу.
Через некоторое время появились женщины, по деловому быстро накрывая на стол. Кроме бутербродов с колбасой, на столе появились селедка и салат из свежих овощей. Арон Давидович наполнил рюмки водкой. Выпили за знакомство, за гостеприимный дом и его хозяев, расслабились и, наконец, включили магнитофон. Софья Григорьевна с гордостью поясняла гостям:
      • У нас на прошлой неделе был Володя Высоцкий. И вот в этой комнате, прямо здесь, пел свои новые песни. Сейчас мы послушаем эту новую запись.
Потом слушали еще много других записей. Обсуждали, спорили. Надо сказать, что Аркадию понравились практически все песни и их исполнение. Особенно он отметил совершенно неизвестного ему Дмитрия Арсентьева. Его песни звучали таким красивым русским языком, что невольно напомнили ему стихи Есенина.
      • Это Дима Арсентьев. Очень талантливый мальчик с очень непростой судьбой. Родители его были репрессированы в тридцать седьмом году. Он родился в одном из лагерей ГУЛАГа. А сейчас трудно сказать в чем больше проявится его талант — в его стихах, песнях или науке. Он геолог, кандидат наук. Родившись в тайге, как он сам говорит, жить без нее не может.
К концу второй бутылки водки Михаил был уже не в состоянии слушать что-либо или принимать участие в разговоре. Видя это, Мила заторопилась домой, ссылаясь на то, что уже поздно, а завтра надо идти на работу. Выпив «на посошок», Аркадий оставил гостеприимным хозяевам свои координаты на случай, если они захотят приехать в Ленинград, обещав помочь им с гостиницей и билетами на самолет. Софья Григорьевна и Арон Давидович достаточно часто бывали в Ленинграде, поэтому они с явным удовольствием приняли предложение Аркадия, записав его рабочий телефон. Поскольку Михаил был пьян, Арон Давидович заказал по телефону такси и уже через
тридцать минут, распрощавшись с хозяевами и поддерживая Михаила с двух сторон, вышли во двор, где их ждала машина такси. Михаила усадили рядом с водителем, а Мила с Аркадием сели на заднее сидение. Как только машина тронулась с места, Мила прижалась к нему всем тем, что у нее было под расстегнутыми пуговичками блузки и склонила голову на его плечо. Он хотел обнять ее правой рукой, но она схватила его руку и стала целовать ладонь, пальцы. Он вдруг почувствовал непреодолимое влечение к ней, которое росло в нем в течении всего дня, а сейчас как бы прорвалось наружу.
- 6 -
Когда они подъехали к дому, где жила Мила, он вышел из машины и, дав водителю десятку, попросил, чтобы тот отвез Михаила в гостиницу «Будапешт», а сам пошел проводить его сестру.
      • Ты зайдешь на чай? Что-нибудь покрепче у меня тоже найдется.
Аркадий обнял ее за талию, прижал к себе и нежно поцеловал в губы. Она же, раскрыв рот, страстно впилась в него своими губами, все крепче прижимаясь бедрами и, чувствуя его возбуждение, возбуждалась сама все больше и больше.
      • Пойдем.
Они зашли во двор старого многоэтажного дома. Мила жила на третьем этаже. На косяке входной двери было четыре звонка.
      • Судя по количеству звонков, у тебя трое соседей.
      • Да, поэтому пожалуйста постарайся не шуметь.
Зайдя в комнату, в которой обитала Мила, он осмотрелся. Комната была площадью не менее двадцати квадратных метров и довольно плотно заставлена мебелью. Слева от входной двери, у стены, стоял большой раскладывающийся диван. С одной стороны дивана стоял небольшой шкаф с зеркальными дверцами, а с другой стороны находился письменный стол, который, надо полагать, служил и обеденным столом. У противоположной стены стоял подростковый диван, сервант и маленький столик с электропроигрывателем и пластинками к нему. На тумбе, рядом с входной дверью, стоял большой телевизор «Рубин». Большое окно выходило не во двор, а на улицу с видом на такой же противостоящий дом. Мила подошла к окну и быстро задернула плотные шторы.
      • Ты пока присаживайся к столу, а я заварю чай.
На столе появились чашки для чая, маленькие рюмки и початая бутылка трехзвездочного армянского коньяка.
      • За что выпьем, прекрасная хозяйка?
      • За любовь!
Выпили коньяк и пересели на диван. Он обнял Милу, скользя рукой по ее мягкой груди, талии и бедрам. Вдруг Мила вскочила, резко отстранив его.
      • Нет, нет. Ничего не надо!
      • Не понял? Тогда зачем ты меня сюда пригласила?
      • Попить чай. А теперь уходи, тебе пора в гостиницу.
      • Как скажите, прекрасная леди.
Аркадий одел снятые у порога комнаты туфли и осторожно ступая пошел вслед за Милой по коридору, к выходу. Он вышел на лестничную площадку, потом повернулся к ней.
      • Жалеть не будешь?
      • О чем?
      • Жизнь так коротка, а молодость проходит так быстро. Чем старше мы становимся, годы летят все быстрее и быстрее. Зачем же себе отказывать в том, чего ты так хочешь? Впрочем, каждый сам кузнец своего счастья.
Он улыбнулся на прощанье и повернулся, чтобы уйти, но в последнее мгновение Мила остановила его, положив свою руку ему на плечо.
      • Постой, я передумала. Ты прав. Пойдем ко мне.
Он молча последовал за ней. Пока он неспешно раздевался и аккуратно складывал одежду на стул, стоящий около двери, Мила быстро раздвинула диван, который оказался очень широким, и, постелив простынь, несколькими движениями сбросила с себя всю одежду. Без одежды она выглядела значительно полнее, чем он мог предположить, но пропорции тела были великолепны. Он подошел к ней, прикоснувшись тыльной стороной руки к ее щеке.
- 7 -
      • Подожди минутку.
Мила подошла к маленькому столику с электропроигрывателем и, включив его, поставила пластинку с какой-то симфонической музыкой.
      • Соседи не спят, сам понимаешь.
После этого она упала на спину поперек широкого дивана, забросив руки за голову. Ее белое, еще молодое, но уже слегка рыхлое тело как бы растеклось по постели. Большие с темными и твердыми сосками груди расплылись в разные стороны, как два студня.
      • Катание на Милкиных горках, как видно, не получится.
Промелькнуло у него в голове. Навалившись на нее всем своим телом, он сразу овладел ею. Но если бы не теплота, исходящая от ее тела, и тихий сладострастный стон, который она издавала, он мог бы подумать, что совершает половой акт со спящей красавицей. Через десять минут его бесплодных стараний заставить свою партнершу хотя бы немного шевелиться, раздался щелчок проигрывателя. Запись на пластинке закончилась и музыкальное сопровождение исчезло.
      • Поставь пластинку на начало.
Аркадий встал, подошел к столику с проигрывателем и поставил держатель с иглой на начало пластинки. Когда он повернулся, то увидел, что Мила уже встала с дивана и одевает халат.
      • Э... нет, Милочка, так не пойдет!
Он схватил, сопротивляющуюся Милу в охапку и повалил ее на диван. Ее колени оказались на полу, а живот и грудь он крепко прижал к дивану, удерживая правой рукой ее затылок. Она пыталась высвободиться, напрягаясь изо всех сил, но было поздно. Он снова овладел ею. Ставшее крепким от напряжения, ее роскошное тело возбуждало его с неудержимой силой. Теперь он уже чувствовал себя лихим наездником, укрощающем непокорную кобылицу. Вся ее плоть стала упругой и гладкой. Она уже не пыталась высвободиться из под него, а замерла в ожидании приближающегося чувства наслаждения, постепенно подчиняясь ритму его движений. Непроизвольно вырвавшийся ее хрипловатый стон на несколько секунд перекрыл звучание черного диска.
      • Тихо, Милочка, тихо, а то соседи услышат.
На этот раз пластинка не успела доиграть даже до середины, как он облегченно вздохнув, резко отстранился от нее.
      • Хорошо хоть это сделать догадался.
      • Мила, я уже большой мальчик и прекрасно понимаю, что дополнительные проблемы не нужны ни мне, ни тебе.
Аркадий помог Миле подняться с пола и сесть на диван. Затем, натянув джинсы, вышел в коридор и направился в туалет, стараясь ступать босыми ногами, как можно тише.
Тем временем, Мила встала с дивана и посмотрела на себя в зеркало. Полученный
оргазм снял с нее напряжение, сделав ее облик спокойным и еще более привлекательным. Во всем ее теле и в движениях появилась необычайная легкость. Она села за стол и, налив себе в рюмку коньяка, залпом выпила. Когда Аркадий вернулся, Мила уже одела халат и ждала его, сидя у стола.
      • Хочешь еще выпить?
      • Нет, спасибо. Я поеду. Поздно уже.
      • Как хочешь. Постарайся не обижать моего братика. Настоящий мужчина не должен обижать слабых.
      • Я постараюсь. Пока!
Он вышел на улицу и посмотрел на часы.
      • Зря я не вызвал такси от Милы.
Подумал Аркадий и зашагал в сторону улицы Горького. Там он без труда поймал
- 8 -
машину и через десять минут, дав водителю пятерку, был в гостинице. Зайдя к себе в номер, хотел зайти в туалет, но тот оказался запертым. Проснувшийся сосед недовольно пробурчал, что Михаил пришел три часа назад, зашел в туалет, закрылся там и больше не выходил. Аркадий вышел в коридор и попросил разрешения у дежурной по этажу воспользоваться ее туалетом, объяснив сложившуюся ситуацию. Возвратившись, он быстро разделся и лег спать. Михаил покинул туалет только в семь часов утра, проспав всю ночь в обнимку с унитазом. В понедельник, закончив все дела в тресте и оформив на работу Староминского, Аркадий улетел с ним вместе последним вечерним рейсом в Ленинград. Он определил Михаила в бригаду, работающую на одном из объектов Ленинградского участка и на некоторое время забыл о нем. Через три недели от старшего по объекту инженера Яковлева поступила первая жалоба на Михаила.
      • Каждый день приходит на работу уже с утра пьяный. В таком виде допускать его к электроустановкам нельзя. Всю работу за него приходится делать другим.
Аркадий вызвал Михаила для беседы. Тот долго жаловался на неудавшуюся жизнь, на друзей алкоголиков и попросился в командировку. Аркадий подумал и послал его в Нарву под присмотр старшего инженера Волкова. Через две недели Волков позвонил из Нарвы, умоляя убрать с объекта Староминского, который на работе не появляется, а пьет, не выходя из гостиницы, с утра до вечера. Аркадию нужно было ехать в Москву с месячным отчетом за октябрь. Перед отъездом в Москву, он съездил в Нарву, где заставил Михаила написать заявление на увольнение с работы «по собственному желанию» и, распрощавшись с ним навсегда, на следующий день улетел в Москву.
На третий день своей командировки он позвонил Миле, решив, что лучше самому объяснить ей, как все получилось с ее братом, чем она это услышит от него. Мила обрадовалась звонку. И еще больше обрадовалась, когда он предложил встретится в семь часов вечера у ресторана «Центральный» на улице Горького, где он предусмотрительно заказал столик на двоих.
Конец октября, как правило, в Москве достаточно прохладный. Аркадий прилетел в однобортном английском пальто, поверх которого он повязывал очень модный длинный шарф из тонкой шотландской шерсти, подаренный ему женой. Он с гордостью носил этот подарок жены, видя, как он притягивал взгляды женщин, не оставляя их равнодушными.
Поселили его в гостинице «Аэрофлот» на Ленинградском проспекте. Гостиница была в меру комфортабельной и расположена была недалеко от треста.
Закрытие плана прошло без всяких осложнений. На вопрос начальника отдела кадров по поводу увольнения Староминского Аркадий ответил, что работа в постоянных командировках его не устраивает. Такого ответа было вполне достаточно, чтобы закрыть этот вопрос окончательно и, как говорится, «не выносить сор из избы».
Все служебные дела были сделаны. Завтра в одиннадцать часов он улетал к
себе, в Ленинград. Аркадий посмотрел на часы. Еще вполне хватит времени заехать в гостиницу, принять душ, одеть последнюю, из взятых с собой, чистую рубашку и успеть в назначенное время к ресторану «Центральный».
      • Вот только о чем мне с ней говорить?
Размышлял он, стоя в троллейбусе, на котором решил доехать до Песчаной площади, а
там немного прогуляться пешком до гостиницы «Аэрофлот». Когда в его памяти всплывал вечер, проведенный с Милой в ее квартире, у него возникало двоякое чувство. С одной стороны, его мужская гордость была удовлетворена тем, что он все таки подмял под себя эту привередливую красавицу, а с другой стороны — это была первая в его жизни связь с женщиной без малейшего намека на какие-нибудь душевные чувства. Какой-то омерзительный, животный секс. У него было такое ощущение, что он имел совокупление с представителем противоположного пола, как кобель на случке с сукой. Но кобель на случке занимается продолжением своего рода, а он и этой цели не
- 9 -
имел. Одним словом, никаких приятных эмоций, при воспоминании о вечере проведенном с Милой, он не испытывал, поэтому предстоящая встреча скорее тяготила его, чем радовала. Зайдя в гостиницу, он на лифте поднялся на восьмой этаж и, взяв у дежурной по этажу ключ, зашел к себе в номер. На столе лежала записка, где его сосед, коллега по работе, сообщал, что в двадцатом номере, на десятом этаже собираются все начальники участков на традиционно проводимый каждое закрытие плана в Москве ужин. Он внимательно прочитал записку, вздохнул с сожалением и пошел в душ.
Быстро доехав на троллейбусе до ресторана «Центральный», Аркадий уже без десяти минут семь был на месте встречи. Он закурил, стоя в стороне от людского потока, и все время пытался сам себя убедить в своем хорошем настроении.
Ровно в семь часов появилась Мила. На ней был элегантный осенний плащ, красивые осенние сапоги такого же, как и плащ, вишневого цвета, а черные, тяжелые и слегка вьющиеся волосы средней длины никакого головного убора не требовали. Она выглядела очень элегантно и привлекательно. Приятное ощущение удовлетворенного мужского самолюбия сменило терзавшие его чувства самоунижения.
      • Привет! Ты выглядишь неотразимо!
      • Спасибо. Ты выглядишь тоже вполне респектабельно.
      • Пойдем. Столик уже заказан и ждет нас.
Аркадий любил ресторан «Центральный. Он был не очень большой. Хорошая музыка и солидная публика, а главное — превосходная кухня. Внимательно изучив меню, он заказал рыбное ассорти, салат из свежих овощей, телятину на решете. На десерт кофе, мороженое и, помня вкусы Милы, бутылку армянского коньяка. Они удобно разместились за двухместным столиком у окна. Известие об увольнении ее брата Мила встретила без видимого огорчения, как ему показалось. Во всяком случае, аппетит это ей не испортило. Весь вечер они говорили о всякой чепухе. О новых спектаклях в московских театрах, о новых кинофильмах. Немного потанцевали и, попросив официанта заказать такси, в одиннадцать вечера уехали из ресторана. Когда машина остановилась у ее дома, он вышел и открыл дверь, чтобы помочь ей выйти. Видя, что он не рассчитывается с водителем такси, Мила удивленно взглянула на него.
      • Ты не хочешь зайти? Я отправила своего парня к подруге.
      • Нет, поздно уже. В другой раз.
      • У меня к тебе просьба.
      • Какая?
      • Подари мне на память свой шарф.
Аркадий онемел от удивления. Он никак не ожидал такой просьбы. Он на секунду задумался: « Интересно, зачем ей понадобился мой шарф? А вдруг это связано с
увольнением ее брата? Да нет, что за мнительность? Глупость какая-то. Хотя, чем черт
не шутит?» Он спокойно посмотрел на Милу.
      • Нет, не могу. Это подарок жены и он мне дорог.
      • Вот видишь, в этом ты весь!
      • Если ты хочешь иметь такой шарф, то ровно через месяц я привезу тебе точно такой же.
      • Нет, я просто хотела, чтобы что-то твое осталось у меня на память. Прощай!
      • Будь счастлива! И не поминай лихом.

Аркадий приехал в гостиницу почти в полночь. Его коллега по работе уже спал. Он тихо разделся, стараясь не разбудить его, и лег в кровать. Потом долго лежал с закрытыми глазами и никак не мог уснуть. Эта красивая и в то же время странная женщина оставила в его душе непонятный ему самому след. Многие годы, вынужденный часто бывать в Москве, он никогда не звонил ей и никогда с ней не
- 10 -
встречался, стараясь забыть ее навсегда. Но ему так и не удалось это сделать.

Было уже за полночь, когда мой товарищ умолк, закончив свой рассказ. Взяв очередную сигарету, он щелкнул зажигалкой и глубоко затянулся, глядя в окно. Снег продолжал падать, укрывая белым покрывалом опустевшую площадь перед аэровокзалом. Интенсивность движения на Ленинградском проспекте значительно уменьшилась, но быстро нарастающий звук отдельных машин, проносящихся на большой скорости мимо гостиницы, доносился до нас через приоткрытое окно, возникая как бы из ниоткуда и исчезая, уходя в никуда. Пожалуй также, как то необузданное чувство неудержимого влечения особей противоположных полов в едином порыве слиться друг с другом. Это чувство непонятно откуда возникает в нашем сознании, растет с невероятной быстротой, требуя удовлетворения, а потом также быстро исчезает, растворяясь в нас без остатка.
Я смотрел на своего товарища, на его серьезное, сосредоточенное лицо и невольно ощущал, что сейчас он находится не здесь, в этой комнате, сидя напротив меня, а где-то там — в прошлом, с той женщиной, которая так и осталась для него неразрешенной загадкой, ранив его душу и заставив всю жизнь носить в себе ее образ.

В. Стеценко,




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 3
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 15
© 01.12.2016 Valerij Stecenko

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 1, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества