Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Наследник

[Петр Панасейко]   Версия для печати    

Докучаев умер на следующий день после празднования 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Умер во сне. Что ему снилось накануне: "празднование" юбилея Октября или трудные военные дороги с их фронтовыми «Сто грамм», - не известно. Известно было только одно: с его артериальным повышенным давлением «Сто грамм» были противопоказаны, но он на это не обращал абсолютно никакого внимания. «Прорвёмся», - часто повторял он одно и тоже, - мы же – фронтовики. Как оказалось у фронтовиков сердце тоже не железное, а вполне, получив «нагрузку», может остановиться в любой момент. В случае с Докучаевым это случилось ночью.

Ещё буквально накануне ноябрьских праздников его сожительница Степанида умоляла:
- Гриша не пей так много, или пойдём в ЗАГС зарегистрируем наш брак. Живём-то мы с тобой уже двадцать лет. Помрёшь, а я останусь ни с чем. По закону всё получит твой сын от первого брака. Пожалей меня, Гриша.
- Не волнуйся, моя хорошая, я – бессмертный: все войну прошёл и ни одной царапины. Ладно, Степанида, успокойся. Завтра пойдём и распишемся как положено. И будешь ты с завтрашнего дня Степанида Докучаева. Небось надоело быть Шкадиновой. Фамилия-то не девичья, а погибшего мужа. С другой стороны, не страшно: помру – уедешь жить к своим детям. Они у тебя взрослые, внуки имеются. Шучу, шучу. Останешься ты в моём доме на законом основании. Получишь права, будешь ездить на моём «Запорожце», ставить его в мой гараж. Будешь ездить на мою дачу.

- Моё! Моё! Как тебе не стыдно, Гриша, капитальный ремонт твоего дома делали вместе, да и мои дети в стороне не стояли, приезжали, помогали. А автомобиль ты на чьи деньги купил? А дачу твою кто обрабатывает уже двадцать лет, иначе она бурьяном заросла бы?

Одним словом, Григорий, «пропустив» ещё одну рюмку водочки, дал клятвенное обещание Степаниде, что завтра утром она станет его законной женой и получит наравне с сыном половину его имущества. По закону.

Утро наступило, но оно оказалось «туманным». Не радостным для Степаниды: Докучаевой она так и не стала, как и не стала, разумеется, наследницей покойного. Дети Степаниды, по понятной причине, финансировать похороны «неизвестно кого» отказались. А на руках у «вдовы» оказалась только разменная мелочь: покойный «предусмотрительно» за два дня до смерти положил все имеющиеся у них в наличии денежные сбережения в сберегательную кассу. Со временем он собирался на эти деньги поменять автомобиль.

Бывшей жены Григория давно уже не было в живых. И все тяготы похорон легли на Степаниду. Жили они в рабочем посёлке, знали друг-друга. Случилась беда, как не помочь? Помогли, одолжив деньги на похороны. Степанида, не имя другого выхода, деньги с благодарностью взяла, надеясь великодушно на то, что сын покойного отдаст за неё «кредиторам» деньги. Надежда, как известно, умирает последней.

Похороны состоялись, помянули покойного и на девять дней, и на сорок. Ни на похоронах, ни на поминках сына Григория не было. Он заявился только спустя полгода, вступив в наследство.

Глеб Докучаев жил на «широкую ногу», работал в колхозе агрономом. Построил себе дом на зависть сельчанам. Во дворе красовалась новенькая «Волга». Каждый год они с женой и единственной дочерью ездили отдыхать в Крым. Другими словами, был вовсе не беден. Об этом знала Степанида. На что и надеялась.

Появился в доме отца сын вместе с женой. Они поблагодарили ту, кто двадцать лет кормила и поила Григория Докучаева, вела с ним общее хозяйство. Была ему как жена. В присутствии соседей пообещали дом ей подарить. Про гараж ничего не сказали. И он через несколько дней таинственно исчез. Кому сын покойного продал металлический гараж, так никто и не узнал. Приняв в качестве наследства автомобиль, Глеб его тут же переоформил на свою жену, которая и уехала на нём, не дожидаясь мужа. Вскоре уехал и он сам, пообещав Степаниде, что вышлет деньги, которые та потратила на похороны отца.

Когда в начале мая Степанида поехала на дачу, то её туда не пустили два огромных пса у ворот. Сердобольные соседи сообщили, что дача больше не их, она продана. Предложили пожить пока у них. Чтобы окончательно успокоить нервы и отойти от похорон сожителя, Степанида согласилась.

Однако основной «удар» в спину ожидал бедную женщину дома. Возвратившись через неделю, она не смогла попасть в калитку : на ней висел новый замок, а по двору бегала немецкая овчарка. Степанида поняла, что и дом продан. Схватившись за сердце, она медленно опустилась на землю. Её подняли соседские мальчишки и привели к себе домой. Откуда их родители отправили больную в больницу.

Выписавшись из больницы, Шкадинова отправилась к Глебу Докучаеву за деньгами для погашения долга перед соседями. Не получив никаких денег и вернувшись домой, она пошла по соседям объяснить причину невозврата долга и посоветоваться, как ей теперь быть. Пенсии на возврат долга не хватит. Произошло невероятное: никто не потребовал возвращать ей деньги, зная то, на что она их потратила. Но при этом с их стороны неслись проклятия в адрес сына покойного. С их слов, поступить так со Степанидой мог только мерзавец. Место которому в аду.

Поблагодарив соседей, женщина, забрав в своём бывшем доме только свои документы, уехала жить в город к дочке. Та давно уже звала нянчить внуков, которых было трое.

Летом Глеб Докучаев вновь собрался ехать на отдых. Но дела в колхозе пошли не важно, к тому же приехала какая-то инспекция с района с проверкой. Ему ничего не оставалось, как отправить на отдых только жену и дочь. Но не ехать же им на «Запорожце», и он отдал свою «Волгу». Ездить на запорожском автомобиле жена научилась, но на горьковской «Волге» сидела за рулём всего два раза. Ей показалось этого достаточно, и она села в третий раз. Как оказалось, в последний.

Давая в руки свою «Волгу» неопытному водителю и отправляя их в дальний путь, Глеб терял тем самым, не зная того, автомобиль и дорогих ему людей. До Крыма они так и не доехали. Выскочив на встречную полосу при обгоне, Докучаева столкнулась со встречным автомобилем. Выжить у водителя шансов не было. Дочь, сидевшая на заднем сидении, в тяжёлом состоянии оказалась в реанимации. Никаких гарантий врачи отцу не давали. Советовали ему надеяться разве что на чудо.

Только пережив горе, Глеб понял, что «наказание» это он понёс не случайно. Разыскав Степаниду, он приехал к ней, извинился, вернул ей «долг» и оставил «Запорожец», на котором приехал, и который он ей подарил. Добродушная Степанида простила Глеба, вернула долг бывшим своим соседям. А на «Запорожце» благодарный зять стал возить её по выходным дням на дачу. До этого она ездила туда на электричке.

И чудо, на которое уповали врачи, произошло: дочь Глеба выжила, хотя шансов на это у неё не было. Никаких!




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 7
© 01.12.2016 Петр Панасейко

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества