Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Не обязательно быть носителем языка

[Петр Панасейко]   Версия для печати    

Два сержанта милиции, приехавшие на сессию по итогам третьего курса юридического факультета университета, в перерыве между установочными лекциями вышли на улицу покурить. Жара была невыносимая, хотя на дворе стоял ещё только первый месяц лета. Остановились у входа под навесом, в тени. В это время с трамвайной остановки, расположенной напротив университета, вышли пассажиры. Однако в сторону университета направились только двое из них: девушка, лет двадцати пяти, и парень, примерно того же возраста. Очень быстро они поравнялись с курящими.

- Смотри, Дамир,- обратился к своему коллеге Рашид на татарском языке, - какая девушка, какие ножки, какая попа? Ты согласился бы с ней переспать?
- Не говори глупостей, дружок. Видишь, она с парнем мило беседует. Может жених?

Парочка остановилась возле самих входных дверей. Посмотрев на часы, прекрасная незнакомка обратилась к попутчику:
- Слушай, Саша, у нас ещё есть время, давай постоим здесь, а то в помещении духота. Я вчера чуть не задохнулась.

Разговаривая, девушка внимательно рассматривала лица сержантов. Но последние не придали этому обстоятельству никакого значения, продолжали курить и разговаривать на своём родном языке.
- Эта девушка напоминает мне одноклассницу, - продолжал Рашид. - В десятом классе мы с ней чудесно провели ночку на даче, когда её родители уехали в отпуск. Сейчас я не отказался бы то удовольствие повторить.
- Ну ты и даёшь, друг, с кем я только работаю? С сексуально озабоченным сотрудником? Сначала форму сними. У тебя в голове должна вертеться мысль, как ты собираешься сдавать экзамен по немецкому языку? Он - скоро. За три года выучил один алфавит. Что ты делал вообще-то в школе? За девочками бегал?

Парень с девушкой зашли в здание, а друзья пошли следом. «Узнать бы на каком факультете она учится?- подумал про себя Рашид, - не получится, пожалуй».

Экзамен по немецкому языку по графику стоял в середине сессии. Но его перенесли на конец её в связи с болезнью преподавателя. Николай Ярославович, являлся участником войны, был на фронте военным переводчиком. Из-за полученных там ранений часто болел уже в мирное время. В университете занимался со студентами-заочниками.

К указанному сроку преподавателя из больницы не выписали. Однако экзамен по немецкому языку состоялся.

Накануне, день консультации, в аудитории открылась дверь, и на пороге появился декан факультета. За его спиной стояла девушка. Декан её представил: "Лидия Степановна вместо заболевшего Николая Ярославовича проведёт консультацию и примет у вас завтра экзамен по немецкому языку".

На консультацию времени много не ушло, и все вскоре разошлись. Чтобы встретиться завтра на самом экзамене.
- Узнаёшь ту, с которой ты спать собирался? - спросил тихонько друга Дамир.
- Ещё бы! Но вроде она русская?
- Не вроде, а точно. Это твое счастье.

Рашид Байбиков и Дамир Мухрисов пришли сдавать экзамен последними. Они не любили полдня толкаться и нервничать в коридоре. Но и первыми идти боялись, когда у преподавателей ещё не наступила усталость.

Предпоследним у стола экзаменатора отвечал Дамир, а Рашид ждал своей очереди. Классическая русская фамилия (Иванова), имя и отчество, славянская внешность преподавателя не внушали ему тревоги. Не по-немецки же они разговаривали тогда, а на не понятном девушке языке.

Получив за свои ответы «отлично», Мухрисов покинул аудиторию и вышел в коридор, где находился в единственном числе староста группы, чтобы подвести с экзаменатором итоги.

К столу Ивановой подошёл и сел напротив сержант Байбиков.
- Начинайте с первого вопроса, переведите мне текст, - попросила Лидия Степановна, разумеется, по-немецки.
Студент ничего не понял и смотрел «как Ленин на буржуазию». Тогда она повторила вопрос по-русски. Добавив: «Вы поняли о чём в тексте идёт речь?».
- Ja? – послышался ответ.
- Тогда переводите. Расскажите мне по-русски о судебной системе ГДР, о которой говорится в тексте.

То, что текст в билете касался Германской Демократической республики и её судов сержант догадался по названию его. А вот, что в нём конкретно было написано, для него был «тёмный лес». Неожиданно, однако, он нашёл выход из, казалось бы, безвыходного положения. Начал рассказывать о ГДР то, что там видел во время двухгодичной службы в армии. Преподаватель только улыбалась.

- Давайте второй вопрос. Расскажите мне теперь по-немецки о своей работе. Я уже поняла, что служба в Германии у Вас была замечательной. А как со службой в милиции?
- Можно, я подумаю немного? - достав русско-немецкий словарь, попросил студент.
- Можно, но только сидеть тут с Вами долго не могу, меня дома муж дожидается. Придёте ко мне и расскажите, не забудьте захватить с собой «Зачётную книжку». Вот адрес. До свидания!

На улице ожидал друг:
- Ну что, Рашид, сдал? Пронесло?
- Нет, не пронесло, но она, кажется, ничего не подозревает. Я сам виноват, не смог ответить на второй вопрос. Попросила прийти домой, сильно торопилась к мужу.

- Что сказать? «Ни пуха, ни пера»! Иди, хотя у меня плохое предчувствие. Я где-то вычитал, что не обязательно надо быть носителем языка, чтобы его понимать, достаточно общаться в их среде. Боюсь, дружище, она поняла смысл сказанных тобой тогда неприличных слов.
- Ладно, деваться некуда: пойду. А там, что будет.

Супруги Ивановы успели поужинать, как раздался звонок в дверь. Открыла дверь жена, муж пошёл к себе в комнату.
- А, студент Байбиков, милости прошу, - показав рукой на залу, сказала хозяйка квартиры. Потом, когда сели на диван, добавила: «Давайте свою «зачётку» и рассказывайте о своей службе. По-немецки, конечно.
- Не смогу, можно я по-русски?
- По-русски нельзя, а вот на своём родном языке можно.
- Так Вы же не поймёте?
- Зато послушаю незнакомую мне речь. В моём дипломе записано, что я могу преподавать немецкий, английский и французский языки. А вот татарского не могу. Начинайте.

Когда Байбиков замолчал, красочно нарисовав свою службу в медицинском вытрезвителе, в комнату вошёл муж. Увидев его, сержант вскочил с места: перед ним стоял майор милиции в парадной форме. Он обратился к жене:
- Лидия Степановна, можно я задам вопрос твоему студенту?
- Пожалуйста, товарищ майор.
- Скажи мне, сержант, когда ты собираешься «переспать» с моей женой? Можешь ответить сейчас, а можешь, чуть позже, когда я приеду в ваше учреждение с проверкой. Хочу посмотреть, все ли там интересуются сексом с незнакомыми девушками, или кто-то интересуется и службой?

Не ответив на «провокационный» вопрос, провинившийся сержант «пулей» вылетел из квартиры, а её хозяин посоветовал жене:
- Его «зачётную книжку» оставь себе на память. Думаю, он в твоём университете больше не появится. Как, впрочем, и в вытрезвителе. Но плановую проверку я начну всё-таки оттуда. Может там ещё кто-нибудь интересуется «твоими ножками»?

Жена не отвечала. Ей стало не по себе: если бы она в школьные годы не жила в Татарстане, то оказалась бы объектом посмешища этого сержанта-юмориста. Муж оказался прав: Рашид Байбиков на следующий день забрал документы с университета, уволился с работы и уехал к себе на малую Родину. Там уж так не пошутишь на родном языке. Как и на русском - тоже.

Сдавать экзамены на зимней сессии его коллеге Мухрисову пришлось одному. Он тоже любил юмор, но знал ему меру.

24.11.2016 г.






Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 6
© 01.12.2016 Петр Панасейко

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества