Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Привидение Тракайского замка

[Aрье Бацаль]   Версия для печати    

По замку бродит призрачная тень
Невинной жертвы в бдении бессонном,
Как память о злодействе неотмщённом,
Случившемся в давно минувший день.

В столицу Литвы Аркадий и Валентина прибыли в семь утра. В кассе предварительной продажи купили обратные билеты до Ленинграда на послезавтра. Потом позавтракали в вокзальном буфете. К этой поездке они совсем не были готовы. Не знали даже где проходит фотовыставка. Впрочем, последнее удалось выяснить в справочном бюро. Всесоюзная выставка художественной фотографии проводилась в Доме искусств на площади Гедиминаса. Когда они прибыли туда, до открытия выставочного зала оставалось около получаса.
- Познакомимся с культурной жизнью города, - Аркадий показал на рекламную тумбу.
Возле тумбы стоял мужчина лет сорока, интеллигентного вида. При приближении молодых людей он бросил на них мимолётный взгляд, и уже не мог его отвести.
Валентина поёжилась. Очень красивые люди, и мужчины и женщины, избежавшие комплекса Нарцисса, со временем приспосабливаются к назойливому вниманию окружающих, как к неизбежному бремени судьбы. Но Валентина была не одна, и Аркадий ответным взглядом внёс коррективы в представления незнакомца о границах дозволенного. Мужчина вернулся к созерцанию театральной афиши, но вскоре снова обернулся к ним.
- Извините, - произнёс он подчёркнуто вежливым тоном, - я не мог не узнать вас.
- Ошибаетесь, - сухо возразил Аркадий. - Вы не можете знать нас. Мы иногородние.
- Но вы знакомы с фотохудожником Резником?
Они дружно подняли на незнакомца удивлённые глаза.
- Так вы знаете Матвея Исаевича?
- Знаю. И его самого, и его прекрасные фотоработы с вашим участием. Давайте познакомимся. Юрий Степанович, - он пожал руки Аркадию и Валентине.
- То есть, вы уже посетили выставку фотографий? - предположила она.
- Посетил? - усмехнулся новый знакомый. - Я член жюри.
- Так вы, значит, видный деятель искусств? - догадался Аркадий.
- Я режиссёр Вильнюсского русского драматического театра, - скромно сообщил Юрий Степанович, - и большой любитель художественной фотографии. А то, что экспонирует Резник, даже нечто большее. В ваших работах «Белая ночь» и «Снежная девушка» актёрское мастерство запредельно. Это гениальная игра, или уникальная режиссура!
- Спасибо, - поблагодарила Валентина.
В десять Аркадий и Валентина вместе со своим новым знакомым вошли в выставочный зал Дома искусств и сразу же увидели Матвея Исаевича. Он просматривал журнал отзывов, лежащий на столике недалеко от входа. Они поспешили к нему.
- Вы где-нибудь остановились? - справился фотограф после взаимных приветствий.
- Нет. Мы прямо с вокзала.
- М-да, нужно как-то решить вопрос с гостиницей.
- Я загляну к администратору фотовыставки, - вызвался Юрий Степанович. - У него должна быть гостиничная бронь. Только напишите мне ваши полные имена.
Вскоре режиссёр ушёл, и они перешли к главному.
- Как, Матвей Исаевич, местная публика относится к нашим фотоработам?
- А вы пройдите в зал и посмотрите сами, - предложил фотограф. - Хотя, сейчас рабочее время и будничный день. Основной посетитель появится после семнадцати часов.
- Наши работы там? - Валентина указала на скопление публики в конце зала.
- Вы угадали.
- Выходит, Матвей Исаевич, они пользуются успехом?
- Безусловно. Несмотря на то, что литовцев обнажённой натурой не удивишь.
- А что о нас пишут в журнале отзывов?
- Что мы впервые в фотографии не копируем реальность, а сами её создаём. Что это новый вид искусства на грани фотографии и театра. Что нас просто не с кем сравнить.
В этот момент к ним вернулся режиссёр.
- К сожалению, бронь фотовыставки уже не действует, - сообщил он. - Но я достал два гостиничных места через республиканское Министерство культуры. Вот вам направление.
- Разрешите, - фотограф заглянул в бумагу. - Замечательно. И я в этой гостинице.
- Ох, Юрий Степанович, - улыбнулась Валентина, - что бы мы без вас делали!
- Без меня ничего делать и не нужно, - ответил он с напускной серьёзностью. - К сожалению, я должен уйти. У меня сегодня премьера. Приглашаю. Билеты вам я забронирую.
Режиссёр ушёл, и молодые люди прошли в зал к своей работе «Белая ночь».
- У тебя и сейчас эта фотокартина вызывает восхищение? - поинтересовался Аркадий.
- Разумеется. Даже не верится, что я могла так сыграть?! - призналась Валентина.
- А ты обратила внимание, что сказал Юрий Степанович об этой фотографии? Гениальная игра, или уникальная режиссура. Он даже не допускает, что есть ещё один фактор.
- Какой?
- Третий. Это чувства, вызванные твоей личной жизнью, а вовсе не актёрской задачей.
- Но, Аркадий, он всё-таки прав. Третий фактор и есть плод твоей режиссуры.
- Наверно. Но, подожди, где же Матвей Исаевич?
- А я его вижу, - Валентина отошла и вернулась с ним.
- Друзья мои, - фотограф взглянул на часы, - уже двенадцатый час. Едем в гостиницу. Устроитесь, отдохнёте с дороги. А вечером вернёмся, и вы увидите массового зрителя.
- А как же театр? - напомнила Валентина.
- Тогда поедем в театр, - решил Матвей Исаевич. - Юрий Степанович член жюри. Контакты с ним для нас очень важны.
Они устроились в гостиницу, отдохнули и к восьми часам вечера приехали в театр. В театральной кассе им выдали три билета.
- Минутку, пани! - позвала кассирша, когда они отошли от кассы.
Удивлённая Валентина вернулась.
- У меня для вас письмо, - кассирша подала ей конверт.
В нём находилась записка: «Дорогая Валентина! Пожалуйста, по окончании спектакля не уходите. Я приглашаю Вас в ресторан. Для этого есть хорошие поводы - моя премьера и успех Ваших работ на фотовыставке. С уважением, Ю. С».
Она сунула письмо в сумочку и пошла к своим спутникам.
В фойе Аркадий пошёл в буфет, и Валентина показала письмо фотографу.
- Что мне делать, Матвей Исаевич?
- Соглашайтесь. Но, желательно, чтобы мы пошли в ресторан все вместе.
По окончании спектакля публика двинулась к выходу. Но Валентина и фотограф не спешили. И Аркадий вынужден был тоже задержаться. Вскоре к ним подошёл режиссёр.
- Вы не скучали? - поинтересовался он.
- Нет, Юрий Степанович. Чудесная премьера. Поздравляю! - она протянула ему руку.
- Спасибо. Как вы смотрите на моё предложение провести вечер за общим столом?
- С благодарностью, - улыбнулась Валентина. - Мы все тоже собирались в ресторан.
Они вышли из театра и сели в автомобиль Москвич Юрия Степановича. Ресторан «Нерис» находился в центральной части города. Официант показал им не занятый стол. На эстраде играл небольшой джаз-оркестр. Они углубились в изучение меню.
- Хотелось бы познакомиться с национальной кухней, - заметила Валентина.
- Вот одно из таких блюд, - показал ей режиссёр, - мясной фарш, запечённый в картофеле с тестом. Но высшим литовским деликатесом считается копчёный угорь.
- А где он в меню?
- О, Валентина, согласно национальной традиции, угря не указывают в меню.
Вскоре на их столе стояли графин с водкой «Кристалини», бутылка вина «Саперави», а также закуски, включая мясо, запечённое в картофеле. И был обещан копчёный угорь.
- Мои гости из России всегда начинают с водки. Если позволите, - режиссёр разлил в рюмки граммов по пятьдесят. - За ваш успех на фотовыставке. Для вас это сейчас главное.
Тост настроил всех на серьёзный лад. Выпили и некоторое время молча закусывали. Потом на эстраде заиграли танго, и Юрий Степанович пригласил Валентину на танец.
- У вас актёрское образование? - поинтересовался он.
- Нет, я всего лишь искусствовед.
- Но в «Белой ночи» вы демонстрируете гениальные актёрские способности.
- Юрий Степанович, вы переоцениваете мои способности. Всё дело здесь в режиссуре.
- И кто же этот гениальный режиссёр?
- Аркадий. Он и сюжеты фотокартин разрабатывает. Поговорите с ним.
Они вернулись к столу. Наконец, принесли угря, и режиссёр наполнил рюмки водкой.
- Какая у вас режиссура, - обратился он к Аркадию. - Вы не признаёте Станиславского?
- Признаю. Но его метод не вызывает таких сильных чувств, как в реальной жизни.
Они выпили водку и cтали лакомиться копчёным угрём.
- То есть, Аркадий, актёр должен не играть роль, а жить своей реальной жизнью?
- Конечно.
- Но как этого достигнуть?
- В этом, Юрий Степанович, и состоит искусство.
Матвей Исаевич и Валентина внимательно слушали их дискуссию.
- Похоже, - заключил режиссёр, - Валентине во время съёмок приходится нелегко.
- Разумеется, - подтвердила она. - Я дохожу до нервного срыва.
- И вы позволяете так с собой обращаться?
- Я возмущаюсь и протестую. Но потом, когда вижу конечный результат, прихожу в восторг. И никак не могу понять, как мне удалось так сыграть.
Оркестр снова исполнял танго. К Валентине подошёл элегантный мужчина.
- Вы позволите пригласить вас?
Она, нехотя, поднялась.
- Хотел бы я познакомиться с методами вашей работы, - обратился к гостям режиссёр.
- М-да. Как вы это себе представляете? - удивился фотограф.
- Вы, Матвей Исаевич, говорили мне, что зимняя серия картин у вас только начата. Так продолжайте её в Вильнюсе. Зима в разгаре. Или у вас нет фотоаппаратуры?
- Аппаратура есть. У нас нет подходящего замысла. Мы не снимаем, что попало.
- Но у вас есть Аркадий. Валентина уверяет, что он гений. И я готов помогать вам.
- Юрий Степанович, - смутился Аркадий, - дайте нам хоть какую-нибудь зацепку.
- Давайте подумаем. На сколько дней вы приехали?
- На три дня, включая сегодняшний.
- Немного, - признал режиссёр, - но можно попробовать. Завтра поезжайте в Тракайский замок. Может, там найдёте подходящую идею. Я дам вам машину.
- Спасибо, Юрий Степанович, - поблагодарил Аркадий. - Только не рассказывайте о нашем разговоре Валентине. А то никакая режиссура не получится.
На следующий день в десять к гостинице подъехал автомобиль, и они отправились в Тракай. У замка водитель Донатас, актёр Русского драматического театра, которого Юрий Степанович попросил опекать гостей, сделал некоторые пояснения.
- Замок расположен на острове озера Гальве. Туда ведёт деревянный мост. Примкните к какой-нибудь туристской группе. А я буду здесь вас ждать.
Они прошли по мосту и присоединились к московским туристам, остановившимся перед центральным входом в замок. Их сопровождала элегантная девушка-экскурсовод.
- Мы с вами находимся у входа в Тракайский замок, - начала она. - Его строительство было закончено в 1409 году при князе Витовте. Замок сочетал в себе функции военной крепости и дворца Великих князей литовских. Сейчас в нём исторический музей.
Группа вошла в замок и остановилась во внутреннем дворе. Слева располагалась длинная, трёхэтажная часть замкового комплекса с балконной галереей на втором этаже. Экс-курсовод рассказала о функциональном назначении отдельных строений и пригласила туристов осмотреть внутренние помещения. Но сначала она ответила на их вопросы.
- В таком замке должно быть привидение, - заметила интеллигентная дама средних лет.
- Оно у нас есть, - подтвердила девушка. - Люди из охраны говорят, что видели его.
- А какая легенда? - полюбопытствовал пожилой турист.
- Князь Витовт отвоевал у Москвы Смоленск и привёз оттуда красивую пленницу. Он её очень любил, и княгиня решила погубить девушку. Однажды её нашли мёртвой со следами верёвки на шее. Привидения почти всегда жертвы насильственной смерти.
- А когда оно появляется?
- Когда о нём публично вспоминают, - объяснила экскурсовод. - Его видели в ходе съёмок здесь фильма о князе Витовте и во время научно-исторической конференции.
Эта история произвел впечатление на Валентину. Она взяла Аркадия под руку.
- Может, нам сделать фотоработу на эту тему?
- Давай посоветуемся с фотографом, - предложил Аркадий. - Матвей Исаевич, вот Валентина предлагает снять фотокартину «Привидение Тракайского замка».
Туристическая группа направилась осматривать внутренние помещения замка. Они пошли вместе со всеми, продолжая обсуждать идею новой фотоработы.
- Представляю, - воодушевился фотограф, - как я на галерее снимаю привидение анфас.
- А что должно выражать моё лицо? - поинтересовалась Валентина.
- Мне кажется, Валечка, привидение живёт в реалиях своего времени. Смоленская пленница догадывается, что её хотят убить. Отсюда и выражение лица.
- А как оно одето? - попытался уточнить Матвей Исаевич.
- Наверно, прозрачная шифоновая накидка, - предположил Аркадий. - А что ещё?
Они побывали в помещениях и выходили на балконную галерею. Фотограф даже выбрал в конце галереи позиции, свою и Валентины, чтобы в кадр попали две замковые башни и заснеженный внутренний двор. В час дня они вышли из замка. Донатас ждал их.
- Вас завезти в гостиницу? - справился он.
- Нет. Сначала к Юрию Степановичу, - решил Аркадий.
Режиссёр был очень приветлив, поцеловал руку Валентины и пригласил гостей в свой кабинет. Вскоре они с чашками кофе в руках беседовали за его столом.
- Мы готовы к фотоработе «Привидение Тракайского замка», - сообщил Аркадий.
- Очень интересно. Потребуется какой-нибудь реквизит?
- Прозрачная шифоновая накидка. И кое-что по мелочи.
- Давайте, Аркадий, сходим на склад театрального реквизита, - предложил режиссёр.
Они вдвоём вышли из кабинета. И Аркадий рассказал Юрию Степановичу о своём замысле. При этом он попросил выделить актрису для участия в съёмках. Потом они нашли на складе шифоновую накидку. Но, прежде чем вернуться в кабинет, Юрий Степанович попросил секретаршу вызвать актрису Монику Бучене.
Они вернулись в кабинет. Валентина примерила накидку. Она спускалась почти до пола и даже при медленной ходьбе отклонялась назад движением воздуха. Было решено начать работу завтра в восемь вечера. Юрий Степанович обещал сам отвезти их в Тракай. Он заверил, что проблем с фотосъёмками в замке не будет, поскольку тамошний администратор его знакомый. Их беседу прервала секретарша, сообщившая, что актриса ждёт в приёмной. Режиссёр извинился и вместе с Аркадием вышел из кабинета.
- Моника, - обратился Юрий Степанович к элегантной блондинке. - Завтра вам предстоит сыграть роль в Тракайском замке. Познакомьтесь с молодым человеком. Он в курсе.
Режиссёр вернулся в кабинет, и Аркадий посвятил Монику в сущность её роли.
- К новой роли мы готовимся месяцами, - вежливо выразила она своё недовольство.
- Так ведь роль очень небольшая, - попытался успокоить её Аркадий.
- Но фоторабота попадёт на выставки. Это требует ответственного подхода.
- Наверно, - вынужден был согласиться Аркадий.
- Я поговорю с Юрием Степановичем, - решила Моника. - Но потом хотелось бы ещё раз побеседовать с вами. Вы где остановились?
- Гостиница в Лаздинае.
- Иезус! - удивилась она, - там работает моя подруга. Могу зайти к вам. Когда удобнее?
- Пожалуйста, после восьми вечера.
От режиссёра гости поехали в Дом искусств, но к семи вечера вернулись в гостиницу.
- Мы никогда ещё не работали в таком темпе, - пожаловалась Валентина. - Сегодня за-мысел, а завтра уже съёмка. Мне нужно сосредоточиться. Постарайся меня не отвлекать.
- Тогда, Валечка, я оставлю тебя одну. Пойду к фотографу.
Аркадий вышел в фойе. Часы показывали восемь. Хорошо бы Монику чем-то угостить. Он купил в гостиничном буфете пирожные, шоколадные конфеты и, поколебавшись, бутылку вина. Завернув покупки в бумагу, Аркадий расположился в фойе на диване. Моника появилась в половине девятого. Они поздоровались, и она направилась к администратору.
- Побеседуем в одноместном номере, - Моника, вернувшись от администратора, показала ему ключ. - Я же говорила, здесь работает моя подруга. Пойдёмте.
Аркадий последовал за ней. Вскоре они оказались в уютном гостиничном номере. Он развернул упаковку, поставил на стол вино, достал пирожные и конфеты.
- Это, Моника, улучшит климат нашей беседы, - Аркадий принёс из ванной ещё один стакан и открыл вино. - Выпьем за знакомство. Вино сближает людей.
Они выпили. Моника развернула шоколадную конфету.
- Так вы советовались с Юрием Степановичем? - попытался Аркадий перейти к делу.
- Да. Он просил меня разобраться в особенностях вашей режиссуры.
- Наверно, Моника, режиссёр не случайно поручил это именно вам?
- Надеюсь. Он говорит, что я очень способная и, если в Тракае хорошо сыграю, мне достанется роль Дездемоны. Но вы должны мне помочь.
- Я сделаю всё возможное, - заверил Аркадий.
- По вашему методу, чувства актрисы должны быть настоящими, а не придуманными?
- Всё правильно, - кивнул он.
- Тогда налейте ещё вина. У меня есть предложение.
Аркадий поспешил выполнить её просьбу. Они выпили.
- Мне нужно в вас влюбиться. Тогда в Тракае я буду испытывать настоящие чувства, - она говорила с такой серьёзностью, что заподозрить шутку было невозможно.
- Но, Моника, это же нереально. Нельзя полюбить человека за пару часов общения.
- Почему за пару часов? Я думаю о вас весь день. Если б вы мне ещё чуть-чуть подыграли. Поцелуйте меня, пожалуйста, если это вам не неприятно.
- Нет, Моника, вы красивая девушка, - он коснулся губами её щеки.
- Ох, Аркадий, если б я так целовалась на сцене, меня бы давно уволили. Вы видели скульптуру Родена «Поцелуй»? В поцелуе участвуют и губы, и руки, и всё тело.
Тогда он привлёк Монику за плечи и ещё раз поцеловал. Но она высоко подняла подбородок, и ему пришлось губами проделать путь до границы запретной зоны, обозначенной каймой бюстгальтера. Однако вторгаться в запретную зону он не собирался.
- Ешчо немношко, - произнесла Моника с очаровательным прибалтийским акцентом.
И как только он всё же пересёк границу, она потащила его за руку к кровати.
- Пойдёмте, там будет удобней.
Через некоторое время Аркадий встал с тесной одноместной кровати и направился в ванную. Принял душ, оделся и, присев на краешек постели, взял её за руку.
- Теперь, дорогая Моника, ты в меня влюблена?
- Бесповоротно. И роль в Тракае я теперь сыграю, как следует.
На следующий день Юрий Степанович к восьми вечера повёз гостей в Тракай. Они зашли к администратору и вместе с ним вышли во внутренний двор замка.
- Нам нужно попасть в комнату с высоким окном на втором этаже, - показал фотограф, - и оттуда выйти на балконную галерею.
Они поднялись на второй этаж. Администратор отпер ключом нужную дверь, впустил гостей в комнату, а затем открыл и выход из неё на балкон.
- Спасибо, Альгердас, - поблагодарил режиссёр.
Администратор ушёл, и фотограф с Аркадием прошли в конец галереи, а Валентину попросили встать метрах в пятнадцати от них. Матвей Исаевич выбрал фотоаппарат, настроил его и передал Аркадию. Тот, осмотрев зону съёмки, ободрительно кивнул.
- Валентина, переодевайтесь и выходите на галерею, - попросил фотограф. - Я сделаю снимок в момент, когда вы достигнете места, на котором сейчас стоите. Пометьте его.
Она обвязала носовым платком балконный парапет и направилась в комнату. Аркадий поспешил за ней. Там их ждал Юрий Степанович.
- Мне осталось переодеться и выйти на съёмку, - Валентина заметно волновалась.
- Не буду вам мешать, - режиссёр покинул комнату.
- И ты, Аркаш, оставь меня, - попросила она. - Я переодеваюсь и выхожу.
- А тебя, Валечка, не пугает, что привидение появляется, когда о нём вспоминают?
- Так это же, Аркадий, байки для туристов.
- Да? Наверно. Значит, я зря беспокоюсь. Ухожу. Удачи тебе.
Оставшись одна, Валентина разделась, набросила на обнажённое тело шифоновую накидку и, услышав лёгкий скрип, обернулась. Входная дверь была открыта. Она захлопнула её и, всё более входя в образ, остановилась перед выходом на галерею. Однако уже знакомый скрип заставил её обернуться. Дверь снова была отрыта. Это начинало раздражать. Валентина хотела закрыть дверь, но вдруг застыла от ужаса. В дверном проёме стояла девушка с распущенными светлыми волосами. На ней была полотняная ночная сорочка до самого пола. А мертвенно белое лицо смотрело на Валентину пронизывающим взглядом. Но, самое страшное, на её шее ярко выделялся иссиня-тёмный круговой след от верёвки. Смоленская пленница князя?! Появилась, как только о ней стали вспоминать!
Валентина начала пятиться к галерее. Когда её пальцы судорожно нащупали за спиной дверную ручку, смоленская пленница уже была в середине комнаты. За длинной сорочкой не было видно её ступней, и она как будто медленно и плавно плыла над полом. Валентина рванула балконную дверь, выскочила на галерею и, не оглядываясь, побежала в сторону фотографа. Но тут её взгляд наткнулся на носовой платок, повязанный на парапете галереи. Она перешла на быстрый шаг и, поравнявшись с платком, оглянулась.
- Потрясающе! - выдохнул Аркадий, в то время как фотограф снял первый кадр.
Валентина сделала ещё несколько шагов, позволяя Матвею Исаевичу дважды повторить съёмку. Но тут силы оставили её, и она опустилась на припорошенный снегом пол галереи. Аркадий подбежал к ней, набросил на неё своё пальто, подхватил на руки.
- Валечка, что с тобой?!
- Т-т-там она!
- Кто она?
- Смоленская п-п-пленница, - дрожь мешала ей говорить.
- Тебе нужно согреться, - он с Валентиной на руках побежал и ввалился в комнату.
Там никого не было. Аркадий опустил свою дрожащую ношу на стул и стал торопливо одевать её. Минут через пять в балконную дверь постучал фотограф.
- Как Валентина? - он держал бутылку водки. - Нужно выпить, чтобы не простудиться.
Она доверчиво потянулась за бутылкой и стала пить крупными глотками. В этот момент раздался негромкий стук в дверь со стороны коридора. Неуверенными шагами вошёл режиссёр. Валентина оторвалась от бутылки. Её внешний вид оставлял желать лучшего. Растрёпанные волосы, расширенные глаза на бледном лице и не унимающаяся дрожь.
- Удалась ли съёмка? - робко поинтересовался Юрий Степанович.
- Надеюсь, - уклончиво ответил фотограф.
- А как Валентина перенесла холод?
- Приходим в себя, - улыбнулся Аркадий.
- Тогда, - режиссёр, очевидно, колебался, - я хотел бы вас кое с кем познакомить, - он приоткрыл дверь и выглянул в коридор. - Моника, зайдите, пожалуйста.
В комнату вошла элегантная девушка в дублёном полушубке и красивых сапожках. Её лицо было загримировано белилами, но глаза светились дружелюбием. Валентина схватила Аркадия обеими рукам за предплечье и отступила на полшага назад.
- Представляю вам Монику Бучене, - вежливо произнёс Юрий Степанович, - актрису нашего театра, участвовавшую в съёмках в роли смоленской пленницы князя Витовта.
Установилась тишина. Страх, промелькнувший в глазах Аркадия и фотографа, вызвал у режиссёра недоумение. Глаза Валентины расширились ещё больше и потемнели.
- Аркадий, это опять твоя режиссура?!
- Валечка, ты же знаешь…
- Ничего я не знаю! А ты… ты, - она ударила его по щеке, - думаешь, со мной можно обращаться, как с какой-то вещью?!
Она хлестала его по лицу, а он, поймав её руки, с усилием опустил их вниз. Тогда она уткнулась лицом в его грудь и заплакала. В этой ситуации Матвей Исаевич поспешил к двери и, раскрыв её, придержал, позволяя режиссёру и Монике тоже покинуть комнату.
- Извините, - смутился Юрий Степанович, - я не ожидал, что будет такая реакция.
- Вы не виноваты, - успокоил его фотограф. - Это естественная разрядка после стресса. У неё очень тонкая душевная организация.
Вскоре Аркадий пригласил всех вернуться в комнату.
- Какие у вас планы? - осведомился Юрий Степанович.
- Сегодня мы уезжаем. Наш поезд в двадцать три часа.
- Тогда поспешим, - призвал режиссёр. - Едем в гостиницу, а потом на вокзал.
За пятнадцать минут до отхода поезда Аркадий и Валентина в сопровождении фотографа, Юрия Степановича и Моники вышли на перрон Вильнюсского вокзала.
- Сделаем так, - решил режиссёр, - с утра в фотолаборатории театра мы напечатаем эти снимки. Потом зайдём в багетную мастерскую и оттуда на фотовыставку. Я добьюсь внеконкурсного экспонирования. О впечатлениях я вам, Валентина, телеграфирую.
- Буду вам очень признательна, Юрий Степанович.
Режиссёр достал сигареты, и они вместе с Валентиной закурили. А Аркадий с Моникой медленно пошли по перрону.
- Ну как, Моника, не зря ли ты в меня влюблялась?
- Совсем не зря. Эта любовь сделала Валентину моей соперницей. Только поэтому мне и удалось в Тракае так смотреть на неё, что она чуть не упала со страху.
- Ты хочешь сказать, чувства у тебя были настоящие?
- Самые настоящие. Но Юрий Степанович этого не знает. Когда вы выписывались из гостиницы, а мы с ним ждали вас в машине, он сказал, что потрясён моей игрой.
- Значит, твои шансы сыграть Дездемону возросли?
- Надеюсь. Приезжай, если хочешь узнать о моих успехах. Я буду по тебе скучать.
Между тем, по радио объявили отправление поезда. Аркадий с Моникой обнялись. Валентина протянула режиссёру руку, и он поцеловал её.
- А перед вами я до сих пор испытываю безотчётный страх, - призналась она, пожимая на прощанье руку Моники.
Ещё через минуту они с Аркадием стояли у двери тамбура, наблюдая, как вместе с вильнюсским перроном уходит в прошлое одно из самых ярких событий их жизни.

Через день после возвращения в Ленинград Аркадий зашёл к Валентине, и она протянула ему бумагу. Это была телеграмма от Юрия Степановича.
«Дорогая Валентина зпт ваше искусство запредельно зпт впечатление огромное зпт Привидение принято внеконкурсной демонстрации тчк Ю тчк С тчк».
- Поздравляю, Валечка! - Аркадий пожал ей руку. - Это твоя творческая победа.
- Моя?! - удивилась она. - Это наша общая победа. И без тебя она не состоялась бы.



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 24
© 29.11.2016 Aрье Бацаль

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




1 2 3 4 5 6 7 > >>





Добавить отзыв:



Представьтесь: (*)  

Введите число: (*)  









© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.