Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Учитель-фронтовик

[Петр Панасейко]   Версия для печати    

Посвящается памяти моего самого любимого
учителя Пелипенко Фёдора Васильевича


Всё дальше и дальше уходят от нас годы Великой Отечественной войны. Всё меньше и меньше присутствуют в школах на «Уроках мужества» её участники. Учителя истории рассказывают своим ученикам о 1418-ти днях войны, пользуясь учебными пособиями и необходимыми документами. Другое дело, когда в школах историю преподавали учителя-фронтовики. В 1960-х годах их было не мало. К скупым строчкам пособий и документов времён Второй мировой войны они добавляли свои рассказы о той войне, непосредственными участниками которой были. И в классах в это время стояла абсолютная тишина.

Василий Федорович Бойченко, как и все его одноклассники, пошёл на фронт в июле 1941 года добровольцем. На тот момент он ещё не достиг призывного возраста. Не хватало нескольких месяцев, которые он, разумеется, себе «приписал» в военкомате. Войну прошёл «от звонка до звонка», был несколько раз ранен, в том числе и тяжело. Домой вернулся инвалидом войны. Окончил педагогический институт по специальности «Учитель истории». Стал преподавать в сельской школе. В 1968 году в школе появился новый директор. Очень молодой. А как говорится в народе, «новая метла метёт по-новому». «Выметать» стали пенсионеров. В какой-то степени директор был прав, если вспомнить поговорку «Молодым везде у нас дорога». А пенсионерам, разумеется «почёт».

Спорить Василий Фёдорович не стал, уволился молча. А первого сентября его с распростёртыми руками встречали в школе соседнего села. Как инвалиду войны ему был выделен специальный автомобиль. С первого же дня его авторитет в новой школе был таким, что учащиеся шестого класса встречали его, глядя в окна, а некоторые - на крыльце школы.

Класс до него был не очень дружным. Вина за это лежала на прежнем классном руководителе Людмиле Григорьевне, которая, по всей вероятности, в педагоги попала чисто случайно. И сама, скорей всего, «мучилась», и подшефных «мучила». К счастью, она вовремя поменяла своё место жительства, переехав в город. Освободившийся класс возглавил Бойченко.

Начал он с выборов старосты.
- На фронте жизнь солдат во многом зависит от того, кто ведёт их в бой. От их командиров,- рассказывал классный руководитель.- На войне их не избирали, назначали сверху. И главное было – не ошибиться. Я начал воевать рядовым. В моём отделении командиром был сержант Фомичёв. Звучит приказ командира роты: «В атаку». Мы поднимаемся во весь рост и идём на встречу смерти. Смотрим, а наш сержантик сзади, за нашими спинами. Под пулемётным вражеским огнём отделение залегло, первым это сделал сержант. За свою жизнь он дрожал как осенний лист, слетевший с дерева. Поступает приказ командира взвода: «Всем ползти вперёд!». Никто не ползёт. Потому, что не ползёт командир отделения, а приказывает нам ползти. Тут я не выдержал и первым пополз под огнём, кланяясь пулям. Моему примеру последовали остальные. Доползли до заветной цели только четверо. Пятый –сержант- так и оставался в том окопе. Это происходило на глазах командира роты. После этого боя нас с сержантом поменяли местами. Как командир отделения я не стал мстить сержанту за его трусость. Хотя, если бы и захотел, то не успел бы: на следующий день его разорвало снарядом.

После такого вступительного слова класс единогласно избрал старостой Антонишина Павла. Он устроил всех, потому что с первого раза нашёл общий язык с Василием Фёдоровичем и , как говорится, до того особо «не высовывался».

Бойченко был прирождённым оратором, ученики слушали его часами, затаив дыхание. Вскоре у большинства учащихся любимым предметом стала история. Наравне с другими любимыми предметами. У Павла любимыми были и история, и русский язык с литературой. Но с этого момента он историей стал увлекаться больше, не переставая дома писать для себя сочинения и вести дневниковые записи. Став взрослым, Павел Антонишин много раз перечитывал свои записи о том, как учитель Бойченко рассказывал им на классном часе о своём первом посещении Москвы.

Много городов, и советских, и европейских пришлось освобождать с боями сержанту Бойченко. Пришлось «побывать» и в самом Берлине. А вот походить по улицам и площадям столицы, посмотреть на её золотые купола как-то не приходилось. Довелось только через двадцать лет, к юбилею Победы.

Можно много и бесконечно ругать Леонида Ильича Брежнева за «застой», но нельзя не отдать ему должное: в его правление к участникам войны повернулись в стране «лицом». Это, говорят, если не врут, при Сталине всех инвалидов войны изъяли из улиц и площадей. Василий Фёдорович в мае 1965 года ехал в Москву за наградами, которые нашли героя спустя два десятилетия. Нельзя согласиться с тем мнением, что награды массово за подвиги советские воины стали получать только после коренного перелома в войне: после Курской битвы. Награждения были и в сорок первом, и в сорок втором горестных годах. Другое дело, что их не успевали получать из-за вынужденного отступления с тяжёлыми боями, из которых живыми выходили не все награждённые. Были раненые, были без вести пропавшие. Были и такие как сержант Бойченко, попавшие после госпиталя в другие воинские части. Вот и не доходили награды вовремя к ним.

- Подъезжаешь на поезде к столице нашей Родины Москве, - говорил своим ученикам учитель-фронтовик, - и сердце начинает учащённо биться. Какая-то гордость берёт тебя за душу: Берлин взяли, а Москву отстояли. И никогда врагу её не видать. Ведь не зря же отдали за неё свои молодые жизни курсанты военных училищ Подмосковья, как и студенты с преподавателями московских вузов. Защищать Москву в годы войны мне не довелось, я воевал на другом фронте. Но кто бы из нас, где не находился, с каких окопов не поднимался в атаку, мысли всех были о Москве. Выстоит Москва, выстоит вся страна в этой смертельной схватке с немецким фашизмом.

На уроках истории учитель Бойченко придерживался учебной программы. А вот на уроках продлённого дня он отвечал на любые исторические вопросы. Долго он не хотел отвечать на один, по тем временам «провокационный» вопрос: « Почему у многих героев Гражданской войны в России дата смерти стоит в большинстве одна и та же:1937, 1938, 1939 годы?».
- Это, ребята, страшные годы. Когда мы дойдем с вами до них по программе, я вам расскажу, - был окончательный его ответ. И шестиклассников ответ учителя устроил. Главное: он не промолчал, как это делали другие учителя. Однако правду о тех «страшных» годах ребята узнали только уже, став взрослыми, в годы Перестройки. Но никто из них не сомневался в том, что если бы у них и в последующих классах историю преподавал Василий Фёдорович, они эту правду узнали бы значительно раньше. К сожалению, в следующем учебном году историю им преподавал другой учитель, как был и назначен другой классный руководитель.

Полистав дневниковые записи, Антонишин с улыбкой прочитал и историю со сбором помидор на колхозном поле. Выполнив норму, ребята стали дурачиться, устроив помидорные бои. Но их быстро остановил учитель Бойченко:
- Не надо, ребята, больше этого делать. Помидоры, летевшие по воздуху, напоминают мне ручные гранаты и словно ранят в сердце. До сих пор мне снятся, как кошмар, сны о наших рукопашных боях в окопах, как вражеских, так и своих. Выйти из тех боёв суждено было не каждому из нас. Я несколько раз выходил, но сразу попадал в госпиталь.
Все молчали, сожалея о том, что невольно причинили душевную боль своему любимому учителю.

Ну и, разумеется, каждый раз бывший староста с удовольствием перечитывает страницы своего дневника, касающиеся их совместного с учителем туристического похода на велосипедах в ближайший от села лес. Дисциплина была среди «туристов» как в своё время у Бойченко на фронте сначала в отделении, затем во взводе. Войну он закончил командиром стрелкового взвода. Сам учитель ехал на своём автомобиле впереди, как и положено старшему. Никто из любителей гонять по селу на велосипедах на предельной скорости на этот раз его не обгонял. И вовсе не из-за боязни сбиться с маршрута и затеряться в украинских степях. Просто из-за глубокого уважения к своему учителю, прошедшему в своё время «долгими вёрстами войны». О чём фронтовик думал в этот момент? Возможно о том, как под Будапештом пехота шла в атаку вслед за танками. Как его, раненого, бойцы взвода посадили на броню танка, а сами с криком «Ура!» бежали ему во след. Оглянувшись назад, учитель на мгновение увидел вместо своих родных велосипедистов тех солдат из своего стрелкового взвода. Многие из которых в город не вошли. По понятной на фронте причине: смерть или тяжёлое ранение.

Прошли десятилетия. Павел Антонишин, открывая в очередной раз свои дневниковые записи школьной поры, жалеет только об одном: что так и не узнал дальнейшей судьбы своего любимого учителя. Родители Павла через год выехали из села. Связь времён прервалась. Память же об учителе-фронтовике, как яркая звезда на небосклоне, никогда не исчезнет в душах благодарных бывших учеников и учениц. О таких людях помнят всю жизнь. Они это заслужили.

© Copyright: Петр Панасейко, 2016
Свидетельство о публикации №216011801141 



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 11
© 29.11.2016 Петр Панасейко

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества