Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Свободный полёт Главы 4 - 5

[Долорес]   Версия для печати    
Свободный полёт Главы 4 - 5

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ


    Великолепная баркентина* ( парусное трёхмачтовое судно) Мигела ди Алмейды с красивым названием " Инфанта" дрейфовала, опустив беспомощно паруса. Хозяин судна изнывая от скуки и жары, сидел развалившись в кресле на полубаке* ( надстройка на носовой части парусного судна) под тентом из парусины.     Закинув ноги в высоких сапогах на деревянный ящик, он не спеша потягивал мадеру из хрустального фужера и слушал пение сидящей в клетке канарейки.
    Напротив владельца " Инфанты" расположился его компаньон, итальянец Анджело Траэтта. Нахлобучив шляпу на глаза, он задумчиво курил сигару и что-то насвистывал себе под нос. В таком положении приятели сидели вот уже почти два часа. Жара так разморила их, что у них не было даже желания ворочать языками.
    Но вот, наконец, подул долгожданный бриз, паруса весело встрепенулись, и баркентина легко заскользила по безбрежной морской глади океана.
 - Приеду домой, - лениво потянулся ди Алмейда, - первым делом заберусь в ванну, а потом спать завалюсь...
 - ... с какой-нибудь тёмнокожей красоткой, - продолжил с нотками иронии Траэтта.
 - Нет, с этим делом я покончил.
 - Неужели? И куда же ты дел всех своих чернокожих богинь?
 - Одних отослал на свиноферму, других - на завод. В доме оставил пятерых, самых расторопных. Но только для хозяйственных нужд. Слово кабальеро! Человеку, который собирается жениться на порядочной женщине, негоже заниматься любовью со шлюхами!
 - Я слышал, что губернаторская вдова снова дала тебе от ворот поворот.
 - Нет, она мне не отказала, - встрепенулся ди Алмейда. - Но и не сказала ничего конкретного. Я не теряю надежды. Знаешь, всем хороша Альда, но её непримиримость к рабству... меня иногда просто бесит. Можно подумать, что навоз выгребать или улицы мостить должны мы, знатные сеньоры. Нет, Анджело, всё-таки странные люди эти французы... Им никогда не понять всю прелесть рабовладения. Рабы и созданы Богом для того, чтобы такие люди, как мы с тобой, гребли деньги лопатой. Кстати, ребята, - обратился коммерсант к дремавшим поблизости надсмотрщикам. - Плывём мы уже почти неделю. Как там поживают мои негры? Не пора ли выгнать черномазых из трюма на прогулку? Пусть проветрятся, разомнут кости, спляшут нам что-нибудь под своё тру-ля-ля. Слушай, Анджело, забавно пляшут эти черти. Обхохочешься! А ты, как я слышал, тоже собираешься жениться? И кто же она, твоя будущая жена?
 - Ни за что не поверишь, Мигел. - Траэтта поправил сползшую на глаза шляпу и налил себе мадеры. - Праправнучка капитана де Равьера!
 - Да что ты говоришь? Уж не родственница ли того самого француза, который почти сто пятьдесят лет назад первым высадился в Кайенне?
 - Совершенно верно, - кивнул Траэтта. - Только в отличие от своего знаменитого предка, моя наречённая невеста не желает жить в такой вонючей дыре, как Кайенна. Её всё время тянет в Париж, к светской жизни. А я считаю, что лучшего места для любви, чем Гвиана, не существует.
    Тем временем надсмотрщики подняли рабов из трюма и выстроили их в шеренгу перед хозяином " Инфанты".
  - Ну что, дети мои, - покровительственным тоном обратился к ним ди Алмейда, сцепив пальцы рук на затылке. - Засиделись в трюме? Теперь давайте-ка немного попляшите, разомните свои косточки.
    Надсмотрщики для острастки щёлкнули бичами, и неграм ничего не оставалось, как подчиниться воле нового хозяина. Стеснённые тяжёлыми оковами, обессиленные жарой и жаждой, они сделали несколько неловких движений, и теперь топтались на месте, разминая затёкшие от кандалов ноги.
    Ди Алмейда и Траэтта, хлопая в такт в ладоши, посмеивались над этой забавной, как им казалось, сценой.
  - А краснокожему что, особое приглашение требуется? - нахмурился португалец, заметив, что один из рабов в танце не участвует. - Или у него плохо со слухом? Так скажите ему погромче, что новый хозяин приказывает плясать, а не предаваться мечтам! У себя в деревне он, небось, каждый день отплясывал вокруг костра с томагавком в руках.
    Послушные воле хозяина, надсмотрщики грубо подтолкнули Инти в спину. Тот сделал шаг вперёд и застыл, как вкопанный.
    Ди Алмейда заскрежетал зубами от ярости, его пальцы впились в подлокотник кресла. Он отодвинул в сторону фужер с мадерой и пальцем поманил Инти к себе.
  - Эй, краснокожий! Стащи-ка с меня сапоги!






ХУДОЖНИК ВСЕВОЛОД НИКОЛАЕВ



    Однако, приказ португальца повис в воздухе. Индеец, словно не расслышал его слов.
  - Ах ты, шкура поганая! - рассвирепел ди Алмейда. - Вонючий ублюдок! Ну, я тебя проучу!
  - Эй, ребята! - крикнул он матросам. - Привяжите -ка вы эту краснокожую скотину к фок- мачте,* ( мачта - на носу парусного корабля) и пусть стоит там до тех пор, пока не сдохнет!
  - Ты слишком расточителен, друг мой, - подал насмешливый голос Траэтта, наблюдая за этой сценой со стороны. - Стоило платить колоссальные деньги, покупать раба, чтобы сразу же отправить его к праотцам!
  - Этот индеец - будь он проклят! - достался мне даром, - возразил коммерсант, переводя дух после вспышки ярости. - Мне его подарил один мой старинный приятель. Теперь я понимаю, что совершил великую ошибку, взяв этого истукана на свой корабль. Как бы краснокожий не перебаламутил всех моих негров!
    Потом ди Алмейда потребовал к себе кока и распорядился насчёт обеда.
    Компаньоны спустились в кубрик, оставив привязанного к мачте пленника наедине со своими невесёлыми мыслями.





ГЛАВА ПЯТАЯ


    А в то время, как Инти страдал, привязанный к фок - мачте, Бланка добралась, наконец, до деревни индейцев чарруа.
  - О, великий вождь! - бросилась она на колени перед Тупаку Амару, когда его воины привели её к нему в вигвам. - Прошу у вас помощи и защиты!
  - Значит, Маленькая Птичка сумела упорхнуть из цепких когтей ястреба, - сделал вывод вождь, внимательно разглядывая роскошное платье гостьи.
  - Позовите Белую Голубку, приказал он своим воинам. - Моя жена хотела познакомиться с женщиной, которую любит мой сын.
    Узнав, что Бланка Каррерас сбежала от своего жениха из самой церкви, мать Инти пришла незамедлительно. Её сопровождал Туюнга. Женщина по - матерински обняла девушку и усадила её на циновку напротив Тупаку Амару.







    Туюнга бросил пламенный взгляд в сторону молодой гостьи и, скрестив руки на груди, остался стоять в дверях.
   - Мы понимаем, девочка, что ты многое пережила, устала от бешеной скачки, - ласково улыбнулась Белая Голубка. - И всё же... Пойми нас правильно... Мы с мужем очень беспокоимся о судьбе нашего сына Инти. Расскажи, Бланка, всё, что знаешь о нём.
    Несмотря на смертельную усталость и нешуточные переживания, молодая гостья долго рассказывала своим гостеприимным хозяевам и про Инти, и про ночлег в лесу после неудачной попытки его освободить. Она припомнила, как всё же сумела освободить любимого из неволи, как они, окрылённые надеждой, поехали вдвоём в посёлок чарруа. С горечью поведала рассказчица и о новом пленении Инти в поместье бедного гаучо. Девушка рассказывала не спеша, подробно, и по мере того, как её повествование подходило к драматической развязке, лицо вождя чарруа темнело и хмурилось, руки сжимались в тугие кулаки, а глаза наливались кровью. Не выпуская изо рта глиняной трубки, Тупаку Амару не спускал с Бланки напряжённого взгляда.




    Белая Голубка, которая сидела между мужем и Бланкой, на протяжении всего рассказа несколько раз украдкой смахивала слезу.
    -.... и вот, когда я совсем было отчаялась, - подошла к концу повествования девушка, вспомнив сцену позорного торга, - появился какой-то важный сеньор, при виде которого присутствующие учтиво расступились. Несмотря на сопротивление негодяев, пленивших меня и инти, незнакомец не побоялся их. Одного он застрелил, двух других хорошенько припугнул. Потом он проводил меня в свой дом, где оказывал всяческие услуги. А на следующее утро этот сеньор приказал своим слугам отвезти меня в Тукуман.
    - А что стало с Инти? - подалась вперёд Белая Голубка.
   - С Инти?- Бланка тяжело вздохнула и опустила глаза. - Инти остался там, на невольничьем рынке. Его увели слуги того важного сеньора, который помог мне. И больше мы с Инти не виделись...
   - Припомни, дочка, как звали человека, в чьи руки попал наш сын, - сохраняя спокойствие, попросил вождь, вынув изо тра трубку.
    Бланка задумалась, пытаясь вспомнить имя человека, который спас её от позора, но память плохо подчинялась ей.
   - Простите, - сказала она, - но мне тогда было не до того. Имя я, кажется, забыла, а вот внешность того человека запомнила отлично: у него всего один глаз.
   - О, муж мой! - взмолилась Белая Голубка. - Неужели ты, такой великий и могущественный, ничего не можешь сделать для того, чтобы избавить нашего любимого сына от позора и мук рабства?
    Тупаку Амару встал, выпрямился, скрестил руки на груди и торжественно произнёс:
  - После моей смерти вождём племени должен стать мой старший сын. Таков закон наших предков. Сам я не могу поехать на выручку Инти, потому что нельзя оставить мой народ без мудрого вождя. Поэтому в Буэнос - Айрес поедешь ты, жена моя. Ты найдёшь там того человека...
 - Я вспомнила! - перебила Бланка вождя. - Имя этого человека - Руфино Кортес.
   -.... найдёшь там Руфино Кортеса, - невозмутимо продолжал Тупаку Амару, - и узнаешь у него, где сейчас находится наш любимый сын. Вместе с тобой поедет наш младший сын Туюнга и отряд воинов, которых он выберет сам. Чтобы выкупить Инти из неволи понадобится много денег. - Вождь снял с своей груди массивное ожерелье - символ власти и вручил его жене. - Возьми это ожерелье, жена моя, и продай его. Золото - это всего лишь блестящий металл, и по сравнению с жизнью нашего любимого сына, оно ничего не стоит.
Потом несмело заговорила Бланка, которая терпеливо дожидалась, когда Тупаку Амару закончит свою речь.
- О, великий вождь! Позвольте и мне поехать в Буэнос - Айрес с Вашей женой. Я хорошо запомнила Руфино Кортеса и знаю, где его можно найти.
   - Хорошо, Маленькая Птичка, - одобрительно кивнул вождь. - теперь здесь все будут тебя так звать. Ты можешь поехать вместе с моей женой и младшим сыном. Я знаю, что птицу нельзя удержать в клетке.
Белая Голубка проводила Бланку в свой вигвам, накормила её и помогла переодеться в женский индейский наряд из мягкой замши. Потом она аккуратно сложила свадебное платье гостьи и убрала его в корзину, сплетённую из прутьев.






  - Пусть твой свадебный наряд полежит пока, - сказала она. - Я верю, что когда-нибудь он тебе понадобится.
Потом они до самой зари говорили об Инти. С каждой минуты Бланка всё больше и больше проникалась любовью и нежностью к этой женщине, которая родила и воспитала такого замечательного сына. А когда совсем рассвело, женщины стали собираться в дорогу - в Буэнос - Айрес, город, который отнял у них сына и любимого.

*****

    Лоренсу Баррозу и братья Кастро вернулись в поместье де - лас - Роэласа через две недели. На вопрос хозяина, как они исполнили его приказ, португалец без зазрения совести ответил, что передал пленного индейца лично в руки Руфино Кортеса.
    Разве мог знать Баррозу, что, кривя душой, он говорит Манрике чистую правду.






Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 21
© 27.11.2016 Долорес

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




<< < 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.