Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Мы вернёмся!.. Глава пятнадцатая

[Петр Корытко]   Версия для печати    

Глава пятнадцатая, из которой становится ясно, что странные сигналы приходят к нам не только из космоса. Их таинственный источник, оказывается, перемещается и над территорией России.
Утром Шурик сразу вспомнил о принятых сигналах. Настроение вмиг стало неопределенным. Ни особой радости, ни огорчения Шурик не испытывал. Не было и растерянности перед неведомым. А был только фоновый шум от неясных мыслей.
«Как же так? – Думал он. – Столько людей на всех континентах на протяжении сорока лет обшаривают все звёздное небо в поисках подобных сигналов! А тут – нажал одну клавишу – и записал целый каскад необычных сигналов! И не просто сигналов, а сигналов чётких и безукоризненно модулированных!.. Не может быть, здесь явно что-то не то. Ведь за всё время поисков землянами не было обнаружено и сотой доли чего-нибудь подобного! Сколько больших и малых радиотелескопов, словно растопыренных ушей, направлено под разными углами по всей небесной сфере! Один радиотелескоп в Пуэрто-Рико чего стоит! И все они работают с полной нагрузкой, и днём и ночью, надеясь услышать не то чтобы голос внеземной цивилизации, а хоть какое-нибудь членораздельное пи-пи-пи, та-та-та или тики-пики-мики…
Но ведь не было ничего похожего за все годы наблюдения! Ничего! А тут – здравствуйте, я ваша тетя, извините, что без приглашения… И, кстати, очень даже запросто! Стоило Шурику Солнцеву прийти и сесть за стол. И больше ничего не надо. Смотри и записывай. – «С вами говорит Вселенная. Мы рады приветствовать вас. Почему вы так негостеприимны и уклоняетесь от беседы с нами? Нехорошо, невежливо. Так ли встречают долгожданных гостей!?»
Как такое возможно? Неужели всё великое настолько просто, что с ума можно сойти? Что же теперь будет? Если это запись разговора Пришельцев с нами, то его будут годы расшифровывать, и всё равно нет никакой уверенности, что смогут это сделать. Если же это запись Их, пришельцев, беседы друг с другом то её вообще, возможно, никогда не расшифруют. Почему? Да потому! Если Они обращаются к нам, то сделают всё возможное, с их точки зрения, чтобы мы поняли и прочли их послание. Если говорят друг с другом, то они, может быть, не только не заинтересованы, чтобы мы их понимали, но и не хотят, чтобы мы их слушали и слышали! В этом случае их разговор может быть так зашифрован, что дивизия шифровальщиков не справится с их филькиной грамотой!»

Так думал Шурик, торопливо дуя на чашку зелёного чая, такие мысли возникали у него и в автобусе по дороге в обсерваторию. Сегодня он был не на мотороллере. Сегодня ему не хотелось ехать на открытом воздухе. Ему показалось, что в душном и жарком автобусе, намучившись в поездке, он примет верное решение и сможет определиться по линии своего поведения при встрече с коллегами.
А всё надо обдумать серьёзно. Серьёзно и… с юмором. Нельзя же заявляться на работу с видом победителя! – «Я, видите ли, сделал вчера величайшее открытие! Прошу уважать!» – Нет, нельзя даже виду показывать, что произошло нечто значительное. Ничего необычного. Очередной рабочий день. Полный порядок. – «Что? Сигналы? Какие сигналы? Ах, да, эти! Сигналы? Да, записаны какие-то всплески… да, у приборов в это время был я, это было моё дежурство…».
И не приведи господь вести себя иначе! Ни в коем случае нельзя на виду у всех придавать большое значение этому событию. Что тогда? А тогда будет вот что. Стоит об «открытии века» намекнуть, например, Юрке Мазину, как… О, ужас!.. Эта исключительная язва, Юрка Мазин, немедленно вывесит в коридоре состряпанные им с невероятной скоростью плакаты:

"Свершилось! Наш подающий надежды научный сотрудник Александр Солнцев протягивает крепкую мужскую руку дружбы коллегам по внеземному разуму!"

или так:

"Внимание! В актовом зале состоится лекция на тему: «Липа, и её научное значение». Лектор-второгодник А.Солнцев. Явка нежелательна".

Или, к примеру, появятся такие стишки:

Однажды пошёл я грибы собирать,
Но выловил щуку! - такую,
Что, как бы, ребятушки, вам не соврать, -
Не смог разглядеть, ни в какую!

А щука вильнула хвостом и ушла.
Остался ни с чем я в болоте,
И мода на клюкву, к несчастью, прошла.
Пойду, поброжу на охоте!

Иду и стреляю спокойно себе,
Вокруг разбегаются куры,
И крестится бабушка в крайней избе
При виде ковбойской фигуры.

Представляете? Эту чушь Юрка Мазин написал в прошлом месяце по поводу одного неудавшегося рационализаторского предложения своего приятеля… А что он напишет, если узнает о моих сигналах?
Шурик даже коридор оглядел, нет ли уже на стенах опусов Юрки Мазина? Нет пока ещё! Значит, весть о сигналах до доморощенного сатирика не дошла.

И Шурик прошел на своё рабочее место.
На столе лежала записка.
Шурик рывком схватил бумажку и с холодком на спине прочёл:

"Виват, первооткрыватель потусторонних голосов!
Станислав Лем, Айзек Азимов и Рэй Бредбери рыдают
от зависти! Молодец! Знай наших!
Твой поклонник и доброжелатель Ю. М."

Шурик рассмеялся. Ну, что же, видно, Юрка Мазин ошеломлён вчерашней новостью о сигналах настолько, что на плакаты и стихи у него рука не поднялась… Это хорошо! Это значит, что сигналы были! И это, выходит, не бред, и не технический сбой в аппаратуре! Они настоящие, эти "потусторонние голоса"!

И Шурик рассмеялся ещё радостнее. Конечно, этот шутник не может удержаться ни при каких обстоятельствах, но записка на столе – это минимум того яда, на который он решился... И подписался даже, а не псевдоним себе изобрёл новый. Собственные инициалы написал! О чём это говорит? Да о том, что Мазин «примазывается» к значительному событию!
А зачем он это делает? А затем, чтобы потом иметь возможность всюду говорить, что он первым поздравил Солнцева с его успехом!..
Всё это радовало Шурика.
Но надо было привести себя в порядок и приготовиться к рабочему дню. Каким он будет, этот новый день? Какими станут последующие дни?
Зазвонил телефон. Звонила Вика.
- Шура, ну что у тебя нового?
- Пока ничего. Начальство не реагирует. Мазин шутит. Вот, на столе лежит его подмётная записка. – И Шурик прочёл записку Вике.
- Всё правильно написал! – Рассмеялась Вика.
- Да ну тебя!
- Не обижайся. Это только начало…
- Да уж… понимаю.
- Ну, пока. Ты звони, если что.
- Конечно. Пока! На перерыве зайдёшь?
- Хорошо.

Шурик положил трубку и решительно встал. В разговоре с Викой он неожиданно для себя принял решение. Он пойдёт сейчас к Мазину и поговорит с ним об этих самых сигналах. В конце концов, Мазин неплохой парень, и голова у него устроена вполне прилично. А то, что он язва, так это ещё ничего не значит. Такой у человека стиль общения. И если на него станешь обижаться, так он и вовсе на шею сядет.
Мазин был рядом, за стеной, в соседней лаборатории, расположенной ближе других к комнате для дежурства, в которой находится главная панель управления радиотелескопом.

Мазин встретил его, как всегда и как обыкновенно встречал всех – бурными восклицаниями.
- Привет, мой юный друг! (Мазин был на полтора года старше Шурика). Что там приключилось у тебя на дежурстве? Космический десант, говорят, мешал тебе работать? Куда ты дел зелёных человечков? В шкафы рассовал? Ну-ну, показывай своих друзей-инопланетян, не скрывай от своих земных друзей! Знакомь!
- Юра, уймись. – Как можно спокойнее и серьёзнее сказал Шурик. – Надо поговорить.
- Валяй. – Неожиданно Мазин притих.
- Вчера… - начал Шурик, но Мазин не дал ему договорить.
- Я знаю. Ты на работе поймал космические глюки, и теперь хочешь повторить, а то начинается ломка…
- Стоп! - Прикрикнул Шурик. И добавил сердито: - Цыц!
- Однако!.. – Опешил ошеломлённый Мазин. Не часто его излияния пресекали так бесцеремонно и решительно.
- Послушай, Юра, я же к тебе серьёзно пришёл поговорить. Ну, чего ты зубы скалишь? По-другому не умеешь? Тогда я пойду. Сиди один и скалься сам на себя в зеркало.
- Виноват.
- Ни в чём ты не виноват. Я говорю о другом. О деле.
- Я же сказал: валяй.
- Нет, Юра, ты не понимаешь. Я пришёл не «дурку повалять». Я хочу поговорить с тобой о вчерашних принятых приборами сигналах. И ты это прекрасно понимаешь. Техника. Ну, что, ты готов?
- Всегда готов!
Шурик подозрительно покосился на улыбающегося Мазина и подумал: «Ну что я докопался до человека со своей дурацкой деловитостью? Он же не может серьёзно…». А вслух сказал:
- Вот. Смотри сам. - И он разложил на столе копию вчерашних записей.
- Я это уже видел. – Поспешно сказал Мазин, и улыбка соскользнула у него с
лица.
- Я знаю, что ты это видел. Иначе ты и записку бы не стал писать. Но, всё-таки, посмотри ещё раз. Смотри внимательно! Сюда, сюда. Что ты видишь? А теперь сюда посмотри. - Шурик энергично дирижировал карандашом. - Что ты можешь по этому поводу сказать? Что это?
Шурик теснее придвинул стул к столу, и склонился над чёткими и изящными линиями с характерными пиками и провалами.
- Такое не придумаешь. Верно?

Мазин удивлённо посмотрел на Шурика. Но тот не был расположен к долгой и задушевной беседе. Рассеянно глянув на Мазина, он нетерпеливо застучал карандашом по бумажной ленте, прерывая стук, и снова и снова показывая Мазину те места, которые надо было увидеть другими глазами.
Мазин нехотя уставился на разложенные перед ним бумаги и сделал вид, что углубился в их изучение. Он стоял неподвижно, и одними только зрачками «сканировал» графики. Шурик поднял голову и стал искоса поглядывать на выражение лица Мазина, стараясь по нему определить ход его мыслей. А тот смотрел-смотрел минуты две-три и… отвернулся.
- Хулиган. – Сказал он единственное слово.
- Кто хулиган? – Спросил Шурик.
- Знаешь что, иди работать! Ну, чего ты ко мне привязался с этой нелепостью? –
Мазин говорил раздражённо, но вместе с тем и растерянно. Но как раз это обстоятельство и придавало уверенности Шурику.
- Нет, ты договаривай! Кто – хулиган?
- Ты не знаешь кто хулиган? Оба вы хулиганы! Один радиохулиган посылает
свои тормозные депеши из своего старенького передатчика, а другой, аспирантствующий, точнее, пиратствующий аспирант принимает их из откровенно хулиганских побуждений и мешает нормальным людям вести их нормальную трудовую деятельность…
- Ты что, – себя называешь нормальным? А тебе не кажется, что это слишком завышенная самооценка?
- Ах ты! – Вскочил Мазин и замахал руками. Потом он подошёл к двери и демонстративно распахнул её как можно шире. Оглянулся на серьёзного Шурика и театрально воздел руки к потолку. И лаборатория, и коридор стали наполняться мазинскими словоизлияниями, как слезоточивым газом:
- Пожалуйте, милые гости! Вы из какой такой звёздной системы? А? Что? Понятно... вы юные радиолюбители из соседнего колхоза... Всё ясно...
- Юра... - начал было Шурик.
Но Мазин уже основательно вошёл в роль:
- А я думал, они уже здесь, подслушивают, повылезали из шкафов твои зелёные человечки...
Шурик молча скатывал бумажную ленту. Мазин не унимался.
- Нет, вы только посмотрите на него, Никита Эдуардович (так звали шефа), что вытворяет один из ваших самых способных молодых аспирантов! Врывается в рабочее время к нормальным людям со своими гениальными проектами, похожими на абсолютную абракадабру, и, обратите внимание, с каким видом он это делает! – он ведь пребывает в полной уверенности, что всё ему сойдёт с его нечистых рук! А то, что он тем самым наносит нормальным рабочим людям не зарубцовывающиеся душевные травмы, его не останавливает! Я вас очень прошу, уважаемый Никита Эдуардович! – или вы немедленно уберёте от меня этого распоясавшегося младшего научного сотрудника, или я не отвечаю за последствия, которые неизбежно наступят. Это же научный террорист, фантастический маньяк, тесно связанный с инопланетной мафией! Да вы посмотрите на него! У него руки по локоть в чернилах! Лично я в таких антисанитарных условиях и без стопроцентной надбавки трудиться более не намерен! Заберите его от меня, будьте так любезны…

Шурик молча встал, вышел, спокойно прикрыл дверь и возвратился к себе. И, как ни в чём ни бывало, тут же пригласил Мазина к себе по внутреннему телефону. В самом деле. А с кем ещё можно поговорить предварительно, если не с этим балагуром? Начальство-то уже в своих кабинетах затылки почёсывает и вот-вот вызовет.
- Иди сюда, шут гороховый. И заткнись, пожалуйста. Я тебя сегодня прощаю, потому что добрый, как никогда. Радуйся, что пока всё тебе сходит с рук...
- Садись, добавил Шурик, - когда Мазин влетел в кабинет. - И снова ткнул пальцем в графики.
– Говори! Ну!
Мазин осторожно присел рядышком.
Оттого, что Шурик не вспылил, не разобиделся, Мазину стало ясно, что тот на самом деле очень серьёзно относится к рассыпанным по столу бумагам.
- А что я могу сказать?
- Скажи, что можешь.

Мазин с самого начала понимал, что Шурик не разыгрывает его. Но он понимал и другое. Что бы он сейчас ни сказал, ничего это не будет означать. Говорить просто не о чем, до того картина была предельно ясной. Сигналы не фальшивые. Но кто может сказать, что они в себе несут и чьи они?..
А Мазину не хотелось делать задумчивое лицо и с умным видом рассуждать о деле, которое ничего, кроме головной боли, дать не может. Ему было ясно, что сначала все должны свыкнуться с той простой мыслью, что произошло небывалое. А потом уже и рассуждать на эту тему можно будет, не опасаясь выглядеть смешным.

И поэтому вслух он снова сказал:
- Хулиган. Это, мне кажется, записаны «Подмосковные вечера». Или «Ездили на тройке с бубенцами». Или ещё что-нибудь подобное.
- Я тоже так поначалу подумал. Но ты посмотри внимательно!
- На что?
- Сюда посмотри.
Шурик взял чистый лист бумаги и проделал некоторые расчёты. Мазин сначала как будто с недоверием, а потом всё с большим вниманием следил за карандашом. Шурик быстро закончил, и поставил три жирных восклицательных знака и придвинул листок к товарищу. Тот брезгливо, двумя пальцами отодвинул его назад. Шурик улыбнулся и легонько ударил ладонью по своим вычислениям.
- Ну, как?
Мазин и без лишних слов понимал теперь, в чём дело. Если это радиохулиган, то он должен был бы находиться в радиусе до одного километра от телескопа, настолько мощные были сигналы. Это невозможно. Если же источник находится дальше, скажем, в ближайшем населённом пункте, до которого по прямой линии никак не меньше 16 км, то мощность его любительского передатчика должна была превышать всякие разумные пределы. Мини-радар какой-то! Что также невозможно. Но что это? Если это посылает антенна острой направленности, то она посылает сигналы не кому-нибудь ещё, а именно в площадь зеркала их радиотелескопа! Целенаправленно! Кто и зачем это делает? Если, скажем, это сигналы от американского ИСЗ, о котором у нас пока ещё нет никаких сведений, то почему острый луч не скользнул случайно по телескопу, а несколько часов активно передавал необъяснимую информацию именно ему! И это невозможно, если находиться на обычной околоземной орбите, а не на высокой, геостационарной, зависнув в нескольких тысяч километров от поверхности Земли. Кому и для чего понадобились такие шутки? Это же недешево стоит!
Мазин не мог не понимать всего этого. И осторожно спросил:
- А ты контуры проверял? Может, случайная индукция?
- О чём ты говоришь? – Возмутился Шурик. – Разве бывает такая индукция?
- Не бывает. – Обречённо вздохнул Мазин. – Аут!

Уж слишком гармонические колебания выписывал этот таинственный радиоисточник.
- А ты всю журналистику просмотрел? – Мазин намекал на каталог радиосигналов, зафиксированных всеми радиотелескопами мира.
- Конечно. За четверть часа! Просмотрел Австралию, США, Англию, ЮАР и другие… Ничего подобного.
Мазин надолго замолчал. Он встал и ходил по комнате, время от времени останавливаясь, и бесцельно перекладывал бумаги на своем столе с одного места на другое. Подошел к окну, раскрыл его. В комнату подул слабый и уже нагретый утренним солнцем ветерок. Шум тополиных листьев заполнил тишину. "Ели мы принимаем такие мощные сигналы, то наши коллеги за рубежом тоже не могут их не принимать! Но в оперативных сводках нет ни одного сообщения... Это говорит только об одном: каждый надеется, что сигналы принял только он, и немедленно их засекретил... Как всегда, налицо начальственная глупость". Так думал Мазин.

Открылась дверь.
- Солнцев, ты куда пропал? Тебя к шефу вызывают! Срочно!
- Иду. – Ответил Шурик, не оборачиваясь на голос заглянувшего коллеги. Он ждал этого вызова. А что иное могло быть в такой ситуации? – Закрой дверь!
Ветер смахнул со стола листок с вычислениями, и Шурик наклонился, поднял его и вышел из лаборатории, больше не сказав Мазину ни слова.
Но шефа на месте не оказалось. Пожав плечами, Шурик заглянул к дежурному и увидел неожиданную картину. Новый дежурный вместе с Никитой Эдуардовичем стояли у экрана и, опираясь широко расставленными прямыми руками в край стола, внимательно следили за беснующимися там импульсами.
Шурик постучал в приоткрытую дверь и вошёл, легонько хлопнув ею, чтобы привлечь к себе внимание.
Можно было сорвать дверь с петель, но ни дежурный, ни стоявший рядом с ним начальник отдела не обратили бы на это ни малейшего внимания.
«Снова началось?» – Подумал Шурик. – И действительно, из-за спин склонившихся фигур он увидел на экране знакомую пляску кривых. Он замер. «Ну, вот и отлично! – пронеслось у него в сознании, - замечательно! Теперь они не только меня станут теребить и пытать. Смотрите, Смотрите! Любуйтесь!» - Последние слова он даже чуть ли не произнёс вслух с изрядной долей сарказма.

Да, сомнений быть не могло. Радиотелескоп снова принимал сигналы вчерашнего типа. Единственное, что отличало их от вчерашних, было то, - и это Шурик сразу определил, - что их источник на этот раз переместился в пространстве на значительную величину. Шурик ахнул. Как это понимать? Источник движется? Это можно было понять по многочисленным второстепенным показаниям приборов, которые Шурик успел разглядеть намётанным глазом. И ещё одно обстоятельство он отметил про себя. Сегодняшние сигналы были гораздо меньшей мощности, чем те, которые он принимал вчера утром. И, кроме того, они сплошь были замусорены либо атмосферными, либо солнечными помехами. Но их вид был точно таким же! Источник удалился? Или оператор решил «поубавить громкость своей музыки или своего эфирного трёпа?» Или и то и другое вместе?
- Источник значительно переместился. - Сказал Юрка Мазин. – Никто и не заметил, когда он вошёл. – А это – он показал рукой на экран, – скорее всего отражённые от ионосферы интерфероны…
- Факт, - согласился с ним Шурик. – В таком случае ясно, что сигналы идут к нам не из космоса, а с поверхности земли. А источник теперь далеко за горизонтом. А вчера утром он пролетал прямо над нами.

Никита Эдуардович кивнул, даже не глянув на них, но дежурный от удивления чуть не опрокинул свой вертящийся стульчик, толкнув его коленками и оборачиваясь на голоса вошедших.
- Как? - Вскричал он, едва не подпрыгивая на месте. – Вы уже знаете об этих сигналах? Что, и вчера были такие же?
Вот так дежурный! Он ещё не ознакомился с материалами предыдущего дежурства!
Непорядок. Никита Эдуардович поморщился, услыхав невольное признание в халатности нового дежурного.
- Да. – Насмешливо сказал Юрий. – Пальма первенства принадлежит вот этому лауреату, а не тебе, к твоему горькому, кажется, сожалению. Не так ли? – добавил он, обращаясь к обоим.
Шурик отмахнулся, а дежурный вновь прильнул взглядом к экрану.
- Следовательно, сигналы не космического происхождения. – Сделал заключение Шурик.
- Но почему же? А что мешает им быть космическими? – С улыбкой сказал шеф.
- Тогда остаётся только одно объяснение. – Мазин набрал воздуха в лёгкие и повертел растопыренными пальцами правой руки в воздухе. – Над нами летают инопланетяне и мирно беседуют на своем тарабарском языке… И не с нами они говорят! – Друг с другом общаются…
Шеф согласно кивнул.
Автоматика бесперебойно вела записи.




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 13
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 19
© 27.11.2016 Петр Корытко

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>





Добавить отзыв:



Представьтесь: (*)  

Введите число: (*)  









© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.