Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Изумрудная Скрижаль, часть №9 хроники Скучного.

[Сергей Зуев]   Версия для печати    

Изумрудная Скрижаль, часть 9, хроники Скучного, фантасмагория.
-"Здравствуй Богоперсонажемеханизм." -"Здравствуй кофемолка Лу", - вежливо поздоровался сталкерствующий механизм. -"Проходи", - пролепетала она, - "Выпить хочешь?" -"Нет", - ответил механокрокодил. -"А я вот все пью, и пью, ну с тех самых пор, ты понимаешь, и ни чего с собой сделать не могу, скоро работы лишусь из за этого." -"Ты это..... , держись", - выдавил механический сталкер. -"Ты в курсе, зачем я здесь?" -"Да", - встрепенулась кофемолка, - "Он приходил ко мне в сновидении, и все объяснил." -"Ладно", - сказал Скучный механизм, -"У вас два часа, я отключаю свое сознание, начинайте, времени терять нельзя." Кофемолка залилась слезами, и еле слышно, срывающимся на рыдания голосом, прошептала, - "Здравствуй Демон", - и рывком прильнула к телу механизма. Скуч отключил свое сознание, погрузившись в бархатную, манящую тьму. Сознание вернулось рывком, провала в памяти не наблюдалось, он все ясно помнил, до момента добровольного "ухода"." Лу уже успокоилась, взяв себя в "руки". Она вся как то светилась изнутри, и была сосредоточенно спокойной, что представляло заметную разницу в ее состоянии до, и после. -"Спасибо тебе Скуч", - ровно, без интонаций, произнесла она, - "Мы попрощались, он сказал, что будет ждать меня, ему некого там ждать кроме меня, он так и выразился", - промолвила она без слез, и улыбнулась. Скучный механокрокодил уходил из заведения мадам Жлюбден равнодушно спокойным, все ушло на задний план, ни что опять не имело значения, как всегда. Он решительно направился в лабораторию Бесноватого Профессора Механогенетики, возвращать свой изначальный облик. -"Все равно что костюм сменить", - мелькнула навязчивая мысль, - "Кто бы мог подумать, я был механизмом, во дела." Тридцать Четвертый стоял на искусственном холме, который насыпал для него Буль. Он находился в засаде, замаскированный под какую то механическую несуразь. Через прицел следил за Утилизатором, его готовили к запуску. В казеннике его орудия приятной тяжестью ощущался бое припас, - "Забытое чувство", - подумал танк, - "Моя молодость." И Тридцать Четвертый вспомнил свою боевую судьбу, перебрал всех "зверей", которых оставил гореть когда то на полях той войны. Он помнил их всех, их бортовые номера, "породу", характеристики. Последним был "толстяк" Фердинанд. Он подкараулил его из укрытия, и всадил ему в борт бронебойную "пилюлю". -"Прямо как сейчас, тоже, сижу караулю врага", - пришла мысль. Правда тот бой тогда, тоже стал для него последним, возвращаясь домой, он подорвался на противотанковой мине, и с тех пор, до конца, так и не оправился. Рембат, потом учебная часть, и наконец забвение на полигоне для утилизации. Кто то из неравнодушных персонажей приметил его, и решил дать ему вторую жизнь, - "Вот и вторая подошла к концу, осталось поставить последнюю точку, осколочно фугасную точку." Механизмы тоже не являются исключением, они как и персонажи, чувствуют, когда пора уходить. Вот и танк уже знал, что это будет его последний выстрел, его это не печалило, он прожил честную жизнь боевого механизма. В шлемофоне, лежавшем на кресле механика водителя, послышалось потрескивание, - "Зверобой, это Профессор, ты готов?" -"Да Профессор", - коротко, по военному, ответил Тридцать Четвертый. -"Тогда пли, по готовности, пора." -"Я не подведу Профессор, и это..... , передай всем, что мне приятно было иметь с ними дело, всем удачи, не поминайте лихом." Танк повел хоботом ствола, прикинул расстояние, скорость ветра, крен, и выстрелил. -"Попал", - отметил он, и ушел из этой своей второй жизни боевого механизма. Вдалеке от кладбища механизмов, совсем в другой стороне, и другой обстановке, на бывшей просто Центральной Площади, а ныне Площади "Портвейнов Спасителей", в Дикой Промзоне, проходил шумный митинг, посвященный открытию памятника, двум роботам героям, спасителям и благодетелям, которые с риском для жизни, сумели в неравной и изнурительной борьбе отстоять интересы своей Родины, в жестокой и неравной схватке, с хищными и свирепыми заморскими трансформерами-убийцами. Так по крайней мере "кричали" все местные СМИ, уже в течении месяца. Памятник заказали на большой земле, у самого модного скульптора Эрнеста Непонятного. Мастер постарался представить героев во всей их удали, славе и красе, и надо согласиться, ему это удалось. Сама композиция, из массивной бронзы, представляла из себя двух роботов 777го. и 32го. во время неравного боя. Оба бойца были изваяны в решительных позах, завязавшейся и достигшей своего апогея схватки. В левых своих манипуляторах, они держали по ведру, на поверхности которых, была четко прорисована формула азотной кислоты, чтобы любому не посвященному, сразу стало понятно, в чем заключалась сие героическое действо. В правых манипуляторах, скульптурные фигуры героев, держали по шматку солидола, а пространство между большими и указательными псевдопальцами их рабочих манипуляторов, были очень искусно затемнены, патиной, долженствующей изображать, в данном случае, графитовую смазку. Лица их были решительны и мужественны, по крайней мере скульптор сумел придать их внешнему облику именно такое выражение. "Отягощенные" бременем власти механизмы, по очереди толкали речи. Площадь была заполнена ликующими агрегатами, машинами, механизмами и локомотивами всех мастей и систем. В то же самое время, на окраине Пром Зоны, на старом кладбище отслужившей техники, в тени ржавого ангара, собрались все бывшие подпольщики: - Скуч, Шайтан Кастрюля, Глотатель, Катушечник, Буль, Бесноватый Профессор Механогенетики, Черный Шахтер, с ними так же была работница лупанария, кофемолка Лу, в траурных одеждах и солнцезащитных очках, печальная, подавленная и утомленная похоронными процедурами. Все собравшиеся сгрудились вокруг одиноко стоящего, искалеченного и сильно покореженного остова старого, красного, колесного экскаватора, который в свою бытность действующего механизма носил имя Красного Демона, и был известным бойцом профессионалом. Все молчали, Лу нежно гладила своего железного друга по сломанному ковшу. Скуч достал бутыль водки, налил стакан, и поставил его на ковш мертвого бойца, Лу тут же залилась слезами, ее ни кто не стал успокаивать, понимая ее состояние. Скуч разлил оставшееся, сказал отрывисто, - "Не чокаясь", - все молча выпили. Сталкер повернулся к плачущей женщине, сказал мрачно, - "Не надо Лу, он о тебе и ТАМ помнил, прежде всего о тебе." -"Он ведь смог придумать в конце концов способ, как с тобой попрощаться, потому что знал, как тяжело ты переживаешь свою потерю, тем более, судьба не оставила вам шанса попрощаться друг с другом." -"Да и за себя он сумел отомстить, да еще как", - с этими словами охотник повернулся в строну груды металла, составлявшего когда то остовы их недавних механопротивников, теперь передавленные мощными гидра прессами в кучу скомканного металла. Сказал коротко, - "Давайте и этих помянем, но только наших, что касается супостатов, то они знали куда шли. Неожиданно раздался голос Шайтан Кастрюли, - "Кто к нам с обнаженным отвалом придет, тот от него же и сгинет." -"За этих я пить не стану", - тихо, сквозь слезы, проговорила Лу. -"Брось", - отрезал решительно Скучный", - Им уже все равно, как тем, так и нашим, плавильная печь их всех примерит." -"Я уверен, Красный на них зла не держит, он сам всегда говорил, что эта говеная жизнь просто сталкивает всех со всеми, в каких то своих интересах, по этому все виноваты перед всеми, он так считал, потому и в анархисты подался." Выпили, помолчали, опять выпили. -"Я сегодня нажрусь", - мрачно резюмировал Шайтан Кастрюля." -"Нажрись, имеешь право", - ответил искатель артефактов, - "Я с тобой", - и в двоем они побрели в направлении заведения "Шаловливый Агрегат", здешнего филиала, вездесущего, "Синего Страуса". Тридцать Четвертый так навсегда и остался на своем холме. Позже его друзья по сопротивлению укрепили место его последней стоянки, и придали ему вид памятного места. Это стал памятник исторической справедливости, несгибаемому намерению, и механической стойкости. Скучный разлил водку по стаканам, - "Не чокаясь, как принято." Соратники по оружию выпили, помолчали. -"Прощай Зверобой, не ржавей тут без нас", - добавил Бесноватый. Постояли, помолчали, разошлись. Скуч и Большой Ху сидели в "Синем Страусе", и монотонно напивались, художник весь вечер был задумчив и молчалив. Как бы внутренне решившись на что то, он глубоко вздохнул, и прямо посмотрел сталкеру в глаза. -"Скуч, это конечно не мое дело, но меня гложет одна идея, скажи, тогда, в лупанарии, ну когда вы втроем, ты, Демон, и Лу." -"Что?" - Зло спросил Скучный. -"Ну", - замялся художник. -"Давай уже спрашивай, что хотел", - огрызнулся пьяный сталкер. -"Ты тогда совсем свое сознание отключил, или оставил маленькую щелку?" - Наконец то решился завершить свой вопрос живописец. -"Зачем?" - Продолжая злиться переспросил искатель. -"Ну как зачем", - забеспокоился художник, - "Интересно все таки, как это у них там все протекает, у механизмов." -"Что это?" - Почти взбесился сталкер. -"Ну это, секс", - наивно глядя на друга, завершил Безумный. -"Послушай Большой", - уныло простонал охотник за артефактами, - "Тебя ни когда не переделать." -"Да постой ты злиться", - заторопился Ху. -"Просто я трактат один начал писать", - замялся он. -"Какой еще трактат?" -С насмешкой в глазах переспросил сталкер, - "Ты и трактат?" -"Не может быть", - уже почти смеялся он. -"Да погоди ты", - уже в свою очередь начал злиться Безумный ваятель не очевидности. -"И как называется сие творение современной мудрости?" - Уже в голос засмеялся Скуч. -"Все о сексе", - по прежнему наивно глядя на друга, резюмировал новоиспеченный философ. Бдящий, директор департамента по инакомыслию, пристально посмотрел на Скучного сталкера, - "Заявление Судейского, это серьезно, он представитель власти, мы не можем игнорировать его, даже если как вы выражаетесь, это бред сумасшедшего." -"Послушайте Бдящий, наша честь пережил катастрофу "Фаллоса Юпитера", испытал глубокое эмоциональное потрясение, стресс, я допускаю что это могло отразиться на его здоровье." -"Дикие места, это не шутки, там и не такие ломались, сами подумайте, как это звучит; - В Дикой Промзоне, где обитают механизмы и агрегаты, созрел заговор, агенты иностранных спецслужб вошли в контакт с идиоматическими персонажами животного происхождения, которые, выдавая себя за религиозные символы, пытались осуществить спец операцию по дестабилизации обстановки на границах освоенной дорожной местности, и их планы были разрушены, старым советским бульдозером, самогонным аппаратом, представителем псевдонауки, каким то глотателем не понятно чего, видимо наркоманом, ретро магнитофоном, привидением шахтера, и танком времен последней войны." -"Ну и вашим покорным слугой конечно, поверьте директор, там нет ни чего, кроме ржавой, старой техники, запустения, и тоски." Бдящий с недоверием посмотрел на сталкера. -"Звучит конечно убедительно, но мы будем все проверять, вы свободны, пока", - подумав добавил директор, - "А Судейского мы конечно подлечим."                           



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 8
© 27.11.2016 Сергей Зуев

Рубрика произведения: Проза -> Другое
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества