Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Библейский сюжет

[Борис Ефремов]   Версия для печати    

ИОСИФ

Библейкий сюжет

И сказали ему братья его:
Неужели ты будешь
Царствовать над нами?

Бытие, 37, 8

Глава 1.

Иосиф с братьями своими
Пас на равнине ханаанской
Стада коров и мелкий скот.
Ему семнадцать было лет.
А братья, сыновья двух жён
Отца Иакова и двух
Служанок этих жён, гораздо
Взрослее были. И о том,
Что братья делали худого
Или худого говорили,
Иосиф доносил отцу.
За послушанье и за то что
Был сыном старости его,
Иосифа любил Иаков, –
И разноцветную одежду
Он сшил ему. И, увидав,
Что больше всех отец Иаков
Меньшого сына любит, братья
Возненавидели его.
Однажды странный сон ему
Приснился. Будто братья в поле
Снопы вязали. Только сноп
Иосифа с земли поднялся
И прямо стал. Вокруг него
Кружком собрались остальные
И поклонились низко-низко
Снопу Иосифа.
Об этом
Иосиф братьям рассказал
И те ответили: «Неужто
Ты будешь царствовать над нами?
Не быть тому!» – И с новой силой
Возненавидели его.
Но снова сон ему приснился:
Одиннадцать разновеликих
Полночных звезд, Луна и Солнце
Явились в небе ханаанском
И стали кланяться ему.
Он рассказал отцу и братьям
Об этом сне. И побранил
Отец его: «Да неужели
Я, твой отец, и мать твоя,
И старшие годами братья,
Придём к тебе, чтоб поклониться
Тебе, мальчишке, до земли?»
Настало время собираться
В Сихем – пасти отцовский скот.
На этот раз ушли все братья,
За исключением меньшого.
Отец заметил – рассердились
Все остальные на него.
Но нет вестей с далёких пастбищ,
И сыну говорит отец:
«Тебя в Сехем я посылаю.
Сходи, узнай, здоровы ль братья
И цел ли скот. И принеси мне
Ответ». Иосиф от хевронской
Долины до лугов Сихема
Дошёл. Но братьев нет как нет.
Увидел путника Иосиф,
И тот спросил его: «Кого ты
Здесь, в поле, ищешь?» Он ответил:
«Ищу я братьев. Может, знаешь,
В каких местах они пасут?»
«Они ушли, – ответил путник. –
Сам слышал, как они сказали:
Пойдём на пастбища в Дофан».
И младший брат пошёл за ними
И вскоре на лугах дофанских
Заметил братьев.
Издалёка
И те увидели его.
И прежде, нежели дошёл он
До братьев, начали они
Свой умысел жестокий строить:
«Смотите-ка, идёт сновидец!
Убьём его и бросим тело
В пустой колодец, а отцу,
Когда домой вернёмся, скажем,
Что хищный зверь беднягу съел.
Посмотрим, что из снов пророка
Случиться может».
Но Рувим,
Их старший брат, сказал: «Не будем
Кровь проливать. Его в колодец
Живьём в безлюдном месте бросим.
Не будем руки налагать
На брата». Это говорил
Рувим, чтобы спасти от смерти
Иосифа, и после тайно,
В Хеврон к отцу его вернуть.
Когда он к братьям подошёл,
Они с него одежду сняли,
Ту, разноцветную, которой
Его Иаков одарил,
А самого в пустой колодец
Столкнули и ушли, смеясь,
И сели хлебом подкрепиться.
И вот идёт из Галаада
Измаильтянский караван,
Гружённый толстыми тюками
Бальзама, ладана, стиракса –
Всё это в солнечном Египте
В большой цене. Но там в цене
И люди для работы чёрной.
И вот встаёт Иуда: «Братья!
Что пользы, если мы погубим
Родного брата в душной яме
И скроем кровь его? Давайте
Измаильтянам продадим
Пророка нашего». И вот
Они Иосифа продали
За двадцать сребреников в рабство.
А галаадские торговцы
Его в Египет отвели.
Рувим, не зная о продаже,
Пришёл к колодцу и увидел,
Что некого ему спасать, –
И разодрал свои одежды,
И в горе к братьям возвратился,
И так сказал: «Куда я денусь?
Иосифа в колодце нет».
«Мы вот что сделаем, – услышал
Рувим от братьев. – Мы возьмём
Его цветастую одежду,
Порвём её, козла заколем
И пропитаем кровью тряпки,
И кто-нибудь из нас доставит
Всё это нашему отцу,
И скажет: это мы нашли
В полях дофанских. Посмотри,
Не твоего ли это сына
Одежда?»
Бедный наш Иаков!
Как он смертельно побледнеет
И скажет еле слышно: «Это
Одежда сына моего.
Наверно, диким зверем в поле
Растерзан бедный мой Иосиф!»
И разорвёт отец одежды,
И вретище себе на чресла
Возложит, и оплакать сына
Не сможет до осенних дней,
Когда сыны вернутся с пастбищ
И вместе с сёстрами утешить
Отца седого поспешат.
Но он не примет утешенья
И скажет: «К сыну моему
Я в преисподнюю с печалью
Сойду». И долго будет плакать.

Глава 2.

Иосифа купил в Египте
Начальник стражи фараона.
Пастух жил в мире с Богом, в деле
Успешен был, и повелитель
Его над домом над своим
Поставил, и благословил
Творец именье Потифара.
И вот, с тех пор как он поставил
Раба правителем усадьбы,
Не знал других забот охранник,
Как только пищей подкрепиться
Да караульщиков расставить,
Да фараону доложить,
Что всё вокруг благополучно.
А между тем, к нему опасность
С другого бока подбиралась.
Иосиф был красив и строен.
И приглянулся новый раб
Жене владыки, и сказала
Она еврею: «Спи со мной».
Но раб хозяйский отказался
И так сказал: «Мой господин
Не запрещает в этом доме
Мне ничего, за исключеньем
Тебя, поскольку ты ему
Жена. Так как же совершу я
Зло величайшее и как же
Я перед Богом согрешу?»
Случилось как-то, что вошёл он
По делу в дом, и в это время
Там никого не оказалось,
За исключением хозяйки.
Она схватила за одежду
Иосифа: «Ложись со мною».
Но раб, одежду бросив, вышел
Поспешно вон. Она же, видя
В своих руках его одежду,
Вдруг закричала, и сбежались
Домашние, и окружили
Хозяйку, и она сказала:
«Смотрите, муж привёл еврея,
Чтоб надругался он над нами.
И он пришёл ко мне сегодня,
И лечь хотел со мной. Но я
Вас позвала. И он, одежду
В руках моих оставив, быстро
Сбежал из дома». И жена
Оставила одежду, чтобы
О рабской похоти владыке,
Как он вернётся, рассказать.
«Мой господин! – так Потифара
Жена в прихожей повстречала. –
Твой раб еврей, кого привёл ты
В наш дом, пришёл, чтоб надругаться
В моих покоях надо мной.
Тогда я громко закричала
И стала звать людей на помощь.
Раб испугался и, оставив
Свою одежду, убежал.
Так поступил со мною раб твой».
И воспылал великим гневом
Начальник стражи на раба,
И взял Иосифа, и тут же
Отдал в темницу, где томились
Те, кто немилость заслужил
У фараона и царицы,
Или охранника царёва,
Или у сонма царских слуг.
Но был с Иосифом Господь,
И вот к рабу простёр Он милость,
И даровал благословенье
В глазах начальника тюрьмы.
Отдал Иосифу начальник
Всех узников в распоряженье,
И, что бы пленный раб ни делал,
Всему сопутствовал успех.

Глава 3.

Шли дни за днями. Но однажды
Любимый царский виночерпий
И лучший пекарь провинились.
Разгневался на них владыка
И посадить велел в темницу,
В которую был накануне
Раб Потифара заключён.
Охранник главный тем же часом
Его приставил к царедворцам,
И тот служил им.
Как-то утром,
Придя с едою к заключённым,
Заметил он, что лица их
Омрачены великой скорбью.
Спросил Иосиф: «Что случилось?»,
И так ответил виночерпий:
«Мне виноградная лоза
Приснилась. На лозе три ветки.
И вот они уже в цвету,
И ягоды на них созрели.
И взял я чашу фараона,
И виноград янтарный выжал,
И чашу полную подал
Владыке моему». Иосиф
Так этот сон растолковал:
«Твой сон совсем не для печали.
Три ветки – три грядущих дня.
Они пройдут, и вновь тебя
Вернут к покинутой работе.
И чашу ты вином наполнишь,
И в услажденье передашь
Владыке вечного Египта.
Но, господин, когда вернётся
К тебе настрой привычной жизни,
Ты о своём рабе припомни,
Скажи великому владыке,
Что ни за что в тюрьме сижу я,
Поскольку ничего не сделал
Для горькой участи своей».
Увидел главный хлебодар,
Как сон истолковал Иосиф,
И в беспокойстве ясновидцу
Своём признался: «Как ни странно,
Но сон загадочный и мне
Привиделся сегодня ночью.
Вот три решётчатых корзины
На голове моей. И в верхней
Изделья выпечки прекрасной.
Но птицы, стаей налетев,
Склевали их». И так ответил
Иосиф: «Горе ждёт тебя.
Три дня пройдёт, и повелитель
Прикажет голову твою
Снять палачу, повесить тело
На дереве, и стаи птичьи
Его безжалостно склюют».
Прошло три дня. И слово в слово
Иосифа истолкованья
Сбылись. Был шумный день рожденья
У фараона. Виночерпий
Опять владыке пригодился.
А хлебодара он казнил,
Поскольку новый появился,
И расторопней, и способней.
Но виночерпий, наслаждаясь
Свободой радостной, не вспомнил
О просьбе ясновидца, словно
В помине не было её.

Глава 4.

Прошло два года, а Иосиф
Пока еще в тюрьме томится,
Пусть надзирателем, но всё же
За стенами и под замком.
Но вот правителю Египта
Приснился сон.
Он у реки
Стоит, а из воды выходят
Семь тучно вскормленных коров.
Выходят, в тростнике пасутся.
Вдруг появились из реки
Другие семь коров, по виду
Такие тощие, как будто
Они всё лето голодали.
И эти тощите коровы
Напротив первых, тучных, стали
И мигом съели их. И тут же
Проснулся в страхе фараон.
«Какой глупейший сон приснился!», –
Подумал царь, и вновь заснул.
И видит: на пшеничном стебле
Семь крупных, вызревших колосьев,
Но выросли другие семь,
Ужасно тощие, сухие,
И предыдущие колосья
Исчезли в невозможно тощих.
Смутился утром дух владыки,
Призвал он всех волхвов Египта
И сны истолковать велел им,
Но никого не оказалось,
Кто мог бы тайну объяснить.
И молвил слово виночерпий:
«Владыка! Ты, наверно, помнишь,
Как за провинности отправил
Меня с беднягой хлебодаром
В темницу. В первую же ночь
Нам сны приснились, суть которых
Легко Иосиф объяснил,
В тюрьме сидевший вместе с нами.
И предсказания его
Жизнь повторила слово в слово:
Меня ты выпустил на волю,
А хлебодара приказал
Казнить».
Немедленно послали
За предсказателем в темницу,
И перед ликом фараона
Предстал он. И сказал владыка:
«Два сна приснилось мне сегодня.
Сон о семи коровах тучных
И о семи коровах тощих,
В котором тощие коровы,
Поели тучных, как шакалы.
И сон приснился о семи
Колосьях добрых, полноценных,
И о семи колосьях тощих,
Которые на том же стебле
Взошли и прежние колосья
Со стеблем вместе проглотили.
Я сны волхвам своим поведал,
Но мне они не рассказали
О тайном смысле их».
«Владыка! –
Сказал с поклоном предсказатель. –
Что Бог намерен сделать с миром,
То возвестил Он фараону.
Семь видел ты коров холёных
И семь колосьев, сильных, крепких.
Они, мой царь, обозначают
Семь добрых, урожайных лет.
И семь коров ты видел тощих,
И видел семь сухих колосьев,
Которые обозначают
Семь лет засушливых, голодных.
Они наступят после тех,
Богатых, злачных, урожайных,
И все запасы государства
До малой крошки уничтожат,
И злобный голод будет править
Семь лет великою страной.
Вот почему тебе сказал я:
Что Бог намерен сделать с миром,
То возвестил Он фараону».
Иосиф поклонился вновь
Непобедимому владыке
И так продолжил речь свою:
«Но чтобы голоду в Египте
Отрезать все пути-дороги,
Да пусть усмотрит фараон
Разумного в деяньях мужа
И над египетской землёй
Его правителем поставит.
Да повелит во всех краях
Земли египетской назначить
Он надзирателей, что будут
По пятой части урожая
Все семь обильных первых лет
В запас откладывать, который
Да будет неприкосновенным.
Но он позднее, в лихолетье,
И станет той Господней пищей,
Что нас от голода спасёт».
Слова Иосифа владыке
И слугам царским приглянулись.
И так сказал им фараон:
«Найдём ли мы, кто будет равен
Иосифу, в ком Божий Дух
С благословением Господним?»
И те ответили: «Великий!
Едва ли лучше мы найдём».
Тогда Иосифу сказал он:
«Поскольку Бог тебе открыл,
Что в скором времени с Египтом
Произойдёт, – то нет такого
Разумного, как ты. Возглавишь
Весь царский дом. И твоего
Народ держаться будет слова.
И только я престолом буду
Тебя главнее. С этих пор
Ты над египетской державой
Хозяин полный».
И владыка
Снимает перстень со своей
Руки царёвой. Надевает
На руку нищего пророка,
Виссонные одежды дарит
И золотую цепь на шею
Сверх той одежды возлагает.
Велит везти на колеснице,
Второй из самых лучших, чтобы
Она по Фивам пролетела
И чтобы впереди скакали
Глашатаи, и чтоб народу
Кричали властно: «Преклоняйтесь!»
И перед тем как колесница
Лететь по улицам пустилась,
Сказал Иосифу владыка:
«Никто не двинет ни рукою
И ни ногою против воли
Твоей во всех краях Египта».
В то время было тридцать лет
Иосифу. От фараона
Благословенье получив,
Прошёл пешком он и проехал
По всей египетской земле.
Земля же в годы изобилья
С зерна по горсти приносила.
И весь избыток урожая
Собрал Иосиф в городах.
И было хлеба, как морского
Песка. И вот не стало счёта,
И прекратили люди счёт.
И в эти годы плодородья
Прекраснейшая Асенефа,
Дочь чудотворца Потифера,
Илиопольского жреца,
Которую отдал владыка
Любимцу в жёны, – родила
Двух сыновей. Манасию
(Так первенца назвал Иосиф,
Сказав, что с ним дал Бог ему
Забыть тревоги прежней жизни
И дом несчастного отца)
И через год Ефрема (так он
Назвал второго, потому что
Сказал: «С рождением его
По воле Бога плодовитым
Я стал в земле моих скитаний»).
И семь счастливых лет прошло,
И семь несчастных лет настало,
И голод был по всей земле,
И лишь Египет оставался
С запасом хлеба. Но зерно
В селеньях кончилось. И царь
Издал указ, чтоб египтяне
Так поступали, как прикажет
Иосиф.
А правитель новый
Открыл семь житниц, из которых
Хлеб продавали день и ночь –
Не только жителям Египта,
Но и других земель окрестных.

Глава 5.

Узнал Иаков, что в Египте
Есть хлеб, и сыновей созвал:
«Что смотрите? Скорей идите
В Египет, хлеба там побольше
Купите, чтобы всем нам выжить».
Всех сыновей он отсылает
В Египет, лишь Вениамина
Послать боится, опасаясь,
Как бы не вышло с ним беды.
Вот сыновья его пришли,
Чтоб хлеб купить, и поклонились
Иосифу, который ведал
Продажей хлебной. И увидел
Иосиф братьев, и узнал их,
Но, вида не подав, сурово
Их расспросил: откуда родом,
С какою целью в хлебный край
Наведались? Они сказали.
«Нет! – им египетский начальник
Ответил. – Вовсе не за хлебом
Вы прибыли. Издалека
Явились вы, чтобы разведать
Все наши слабые места.
Вы соглядатаи!» «Да нет,
Нет, господин! – они сказали. –
Двенадцать нас из Ханаана.
Двенадцать братьев. Младший дома
С отцом остался. А другой
Давно уже исчез куда-то...»
«Клянусь вам жизнью фараона, –
Сказал египетский начальник, –
Никто из вас домой не выйдет!
Покуда здесь ваш младший брат
Передо мною не предстанет
С посланцем вашим, вам под стражей
Сидеть в темнице. Испытанье
Такое будет от меня».
Но в третий день в темницу к братьям
Пришёл Иосиф и сказал:
«Я изменил своё решенье,
Поскольку Бога я боюсь.
Один из всех пусть в заключенье
Останется, а вы пойдите
И отвезите хлеб семейству,
Поскольку голод в Ханаане.
И если честные вы люди,
То брата меньшего ко мне
Вы приведите, чтоб слова
Пред Богом ваши оправдались
И чтобы вам не умереть».
Переглянулись меж собою
И так заговорили братья:
«Как будто это наказанье
За брата нашего даётся.
Мы с вами видели страданья
Его души, когда в слезах он
Нас умолял, а мы его
Не захотели слушать. Может,
За это нам и горе наше».
«Да, это так, – Рувим ответил. –
Я говорил вам: не грешите
Родного брата против. Только
Вы не послушались. И вот
Живая кровь его взыскала».
Так разговор они вели,
Не ведая, что царедворец
Язык их знает.
Тут Иосиф
От них поспешно отошёл,
И слёз не смог сдержать, и горько,
Как в дни отрочества, заплакал.
И, возвратившись, Симеона
Связал и отослал в темницу.
И приказал послушным слугам
Наполнить их мешки пшеницей,
И деньги им вернуть, но чтобы
Никто из них не знал об этом,
И кроме этого всего
Им дать запасов на дорогу.
И погрузили на ослов
Они мешки свои, стараясь
Уйти оттуда побыстрей.
И вот один из них дорогой
Открыл мешок свой и увидел,
Что серебро, которым он
За хлеб с торговцем рассчитался,
Лежит нетронутым в мешке.
И он сказал об этом братьям,
И те весь путь домой дивились
Непредсказуемому чуду,
Которое явил Господь.
И вот пришли они к отцу,
И рассказали всё, что было:
Они оставили в залог
Родного брата Симеона,
Пока не приведут торговцу
Вениамина.
Тут они,
Ссыпая в закрома пшеницу,
Вдруг обнаружили в мешках
Узлы с отцовскими деньгами.
И это было так зловеще,
Что и отец, и сыновья
Испуганно переглянулись.
И долго думал Исаак,
И на глазах блестели слёзы:
«Нет, не пойдёт Вениамин.
Вы сыновей меня лишили.
Иосифа давно уж нет,
А вот теперь и Симеона.
И если что-нибудь случится
С Вениамином, – сразу в гроб
Вы седину мою сведёте...»

Глава 6.

Когда закончился запас
Бесплатно купленного хлеба,
Отец Израиль (Исааку
Такое имя дал Господь),
Созвал всех сыновей и долго
Раздумывал, как речь начать.
Начал же так: «Один лишь выход.
Пойдите вновь и закупите
В Египте хлеба». Но Иуда
Отцу ответил: «Тот начальник,
Что хлебом ведает, сказал нам,
Чтоб мы к нему не приходили
Без братат младшего. Вот если
Ты разрешишь Вениамину
Быть с нами, – мы пойдём, конечно».
Сорвался Исаак: «Да что ж вы
Мне зло такое совершили,
Сказав ему, что есть у вас
Еще и младший брат!» – Иуда
Ответил: «Да ведь как не скажешь,
Когда по-доброму спросил он:
А жив ли ваш отец? А есть ли
Еще у вас и младший брат?
Ведь мог ли кто тогда подумать,
Что он прикажет привести
Еще и отрока в Египет?»
Иуда, рассудив, добавил:
«Со мной меньшого отпусти.
Коль я его с собой обратно
Не приведу, то виноватым
Останусь я перед тобой
До смерти, да и после смерти». –
Иуда, помолчав, добавил:
«Когда б не медлили мы с вами,
Уже давно туда сходили
И Симеона привели».
Вздохнул Израиль: «Если так,
То вот что сделайте: возьмите
С собой плодов земли еврейской
И отнесите в дар владыке
Бальзама, ладану, стираксы,
Фисташков, мёду, миндаля.
И деньги прежние верните.
Быть может, их по недосмотру
Не взяли с вас. И, может, Богу
Угодно будет нынче, чтобы
Все вместе вы домой вернулись.
А если потерять детей мне
Присудит Бог, пусть будет так».
И встали бартья, и пошли,
И путь был долог. Наконец,
Они перед лицом владыки
Несметных хлебных сбережений
Предстали: «Вот мы, господин,
Пришли к тебе, как обещали».
Вениамина между ними,
По матери родного брата,
Иосиф видит, и слезами
Его наполнились глаза.
И управляющему домом
Своим он дал команду, чтобы
Животных лучших закололи
И приготовили искусно
Богатый праздничный обед,
Поскольку гости из далёкой
Земли бесхлебной ханаанской
Есть будут с ним сегодня в полдень.
Теперь же путников усталых
Пускай введёт он в дом хозяйский
И всё, что следует, предложит
По правилам гостеприимства.
Когда услышали они,
Что проведут их в дом торговца,
То тихо стали обсуждать,
Уж не хотят ли там связать их
И отвести в темницу к брату
За то, что денег за пшеницу
Они, уехав, не вернули.
И потому решили сразу
Их властелину предложить.
Но тот сказал: «Спокойны будьте.
Не бойтесь. Бог отца и ваш
Дал этот клад вам за старанье
Перед отцом и младшим братом.
А ваши деньги до меня
Дошли – вот этими руками
Держал я ваше серебро».
И он привёл к ним Симеона,
И до обеда их оставил.
А управляющий принёс им
Воды из родника, чтоб ноги
После нелёгкого пути
Холодной влагой освежили.
И вышел к стойлам, чтобы дать
Ослам рассыпчатой пшеницы.
Израильтяне в это время
Из кладовой, где положили
Свой груз дорожный, принесли
Подарки, вновь их скрыв до срока.
И вот пришёл домой Иосиф,
И, поднося подарки, гости
Владыке в ноги поклонились.
И он спросил их о здоровье.
И те ответили. – «Скажите,
А как здоровье у отца?
И жив ли он?» Они сказали:
«Здоров твой раб и наш отец.
Он жив ещё», – и поклонились.
И поднял он глаза свои,
И встретил взгляд Вениамина,
И так сказал: «Ведь это младший
Ваш брат, как сказывали вы?» –
«Вот, это наш Вениамин». –
«Мой сын! Да будет милость Божья
С тобою!» – так сказа Иосиф.
И вновь поспешно удалился,
И, в дальние уйдя покои,
Дал волю чувствам. И умылся,
И вышел к общему столу.
И подавали всем особо –
Ему, евреям, египтянам,
Поскольку издавно считалось,
Есть египтянину с евреем –
Большая мерзость. И сидели
Перед владыкою особо –
По первородству, и по чину,
И по годам своим. Гордились –
Заметно было – люди этим.
И кушанья им подносились
От господина самого.
Но вот что было любопытно –
Всегда Вениамина доля
Была в пять раз весомей каждой,
Что подавалась от стола
Хозяина. И говорили.
И пили. И веселье длилось,
Пока прохладный сумрак ночи
Громаду улиц не заполнил.

Глава 7.

Домоправителю Иосиф
Даёт приказ: «Мешки гостей
Наполни лучшею пшеницей.
И столько, сколько увезти
С собою смогут. И в мешки их
Вложи, как раньше, серебро.
Но к серебру меньшого брата
Мою серебряную чашу
Добавь». – И раб исполнил это.
Когда по утренней заре
Их караван ушёл на север,
Правителя позвал Иосиф
И приказал догнать гостей:
«И как догонишь, укори их:
– Рабы! Зачем вы господину
Неблагодарно заплатили
Злом за добро? – Тайком забрали
Его серебряную чашу,
Пить из которой любит он
И по которой иногда
Гадает с тестем Потифаром».
Они ответили ему:
«И для чего же господин наш
Слова такие говорит?
Твои рабы бесчестьем этим
Себя не могут опозорить.
Вот, серебро, что в прошлый раз
Мы обнаружили в пшенице,
Тебе вернули нынче. Как же
Да и зачем нам красть из дома,
В который мы опять придём?
И если в чьём-нибудь мешке
Ты эту чашу обнаружишь,
Пусть будет смерть тому, и все мы
Рабами станем властелину».
«Достаточно, – сказал правитель, –
Что мне рабом один лишь станет,
Кто эту чашу своровал.
Да будет так!» Поспешно гости
Мешки на землю опустили:
«Смотри, тут всё перед тобой!»
Всех обошёл он, начиная
Со старшего, и так дошёл
До младшего – Вениамина.
И вот, серебряную чашу
В его поклаже обнаружил.
И разодрали на себе
Одежду братья, и вернулись
В богатый город ненавистный.
Они упали на колени
Перед Иосифом, и он
Сказал им: «Что же вы такое
Со мною сделали? Неужто
Вы думали, что человек,
Подобный мне, не угадает
Проделки вашей немудрёной?»
Сказал Иуда: «Что ответить
Нам господину? Оправданья
Нет никакого. Бог неправду
Нашёл рабов твоих, и вот
Рабы перед тобой – и мы,
И в чьём мешке лежала чаша».
Но так сказал ему Иосиф:
«Пусть будет по-другому. Я
В рабы себе возьму того,
В поклаже чьей лежала чаша.
А вы себе идите с миром
К отцу в пределы Ханаана».
«Ах, нет, мой добрый господин! –
Сказал Иосифу Иуда. –
Когда ты младшего из нас
Велел сюда к тебе доставить,
Чтоб мог взглянуть ты на него,
Тогда тебе мы объяснили:
Не может старого отца
Оставить отрок, ибо сразу
Помрёт от этого отец.
Но ты сказал нам, если мы
Не приведём Вениамина,
То можем больше в город хлебный
Не приходить. Да вот беда.
Закончились запасы хлеба,
И наш отец опять послал нас
К тебе, в Египет. Мы ему
С печалью в сердце объяснили,
Что ты без младшего из братьев
Нам хлеба не продашь. И вот,
Я убедил отца, что лично
Вениамина приведу я
И за него в ответе буду.
И перед дальнею дорогой
Он с болью в голосе сказал:
– Двух сыновей мне подарила
Жена Рохиль. Один ушёл
И не вернулся. Видно, зверем
Он был растерзан на чужбине.
Его не видел я с тех пор.
Но если и сего возьмёте
От глаз моих и приключится
Несчастье с ним, то вы в могилу
Сведёте седину мою. –
Теперь же, если я приду
Домой без отчего любимца,
Я наше бедствие увижу –
Кончину старого отца.
И потому тебя прошу я,
Пусть отрок с братьями уходит,
А я останусь за него
Рабом, как верный пёс, послушным».

Глава 8.

Не мог он больше удержаться
От боли, охватившей душу,
И закричал: «Уйдите все!
И только вы, из Ханаана,
Останьтесь!»
И когда не стало
Прислуги в комнате, Иосиф
Открылся братьям изумлённым.
Сказал, что он Иосиф, брат их.
И зарыдал, и долго плакал,
И первое, что их спросил он:
«Так, говорите, жив отец?»
А братья не могли ответить –
Настолько поразило их
Невероятное признанье.
Сказал властитель: «Я – Иосиф,
Ваш брат, которого когда-то
Купцам вы продали проезжим.
Но не печальтесь, не жалейте,
Что продали меня, поскольку
Сам Бог послал вам избавленье
В лице моём. И вам, и многим,
Кого неумолимый голод
Уже два года истязает».
Он вытер слёзы и сказал им:
«Скорей идите к моему
Отцу и так ему скажите,
Что Богом сын его Иосиф
Смотрителем над всем Египтом
Поставлен и что власть моя
Всесильна. И его зову я
Со всеми братьями моими,
Со всем богатством и скотом
Ко мне в Египет перебраться.
Вы будете в земле Гесем
Со мною рядом жить безбедно.
Ещё пять лет в окрестном мире
Бесчинствовать намерен голод,
Но я всей властью, данной Богом,
Вас прокормлю. Да будет так.
Идите же к отцу скорее
И возвращайтесь вместе с ним».
Иосиф младшего из братьев
Прижал к груди и вновь заплакал.
И младший брат Вениамин
Обнял его, роняя слёзы
На грудь владыки.
А потом
Поочерёдно с каждым братом
Он попрощался, горько плача,.
И братья, обнимаясь с ним,
Неудержимо слёзы лили –
От радости и от стыда.
И слух дошёл до фараона,
Что к управителю Египта
Пришли его родные братья
С далёких пастбищ Ханаана.
Вот царь Иосифа позвал
И так сказал ему: «Правитель!
«Оповести любезных братьев,
Чтобы навьючили животных
И шли домой, а дома взяли
Отца с собой, семейства, вещи
И возвратились бы в Египет,
Где я пожалую им землю,
И станут жить в земле своей.
Да прикажи, чтоб колесницы
Сопровождали их – оттуда
Пусть дети, жены и отец твой
На них приедут поскорее».
И дал Иосиф колесницы
И путевой запас, и смену
Одежды каждому из братьев,
А младшему пять смен белья
И триста сребреников царских.
Но самый щедрый дар отцу
Израилю предназначался:
Пять пар выносливых ослов
Навьючили вещами редкой
Работы лучших мастеров
А десять молодых ослиц –
Припасами на путь обратный.
И отпустил Иосиф братьев,
Сказав: «Не ссорьтесь по дороге».
Когда в далёкий Ханаан
Пришли они и рассказали
Отцу, что жив его Иосиф
И над египетской землею
Владычествует, то душа
Его смутилась – не поверил
Он сыновьям своим. Когда же
Отец увидел колесницы,
Которые прислал Иосиф
За ним, за скарбом и семейством,
Сказал Израиль: «Всё, довольно.
Поеду и увижу сына,
Пока под Господом хожу».

Глава 9.

И вот отправился в Египет
Израиль со своим народом.
Пришёл в Вирсавию и жертвы
Принёс Владыке Исаака,
Отца родного своего.
И в сновидении ночном
Господь сказал ему: «Иосиф!
Я предков Бог твоих. Не бойся.
Иди в Египет. Ибо там
Народ великий из тебя
Произведу. И Я в Египет
Пойду с тобой. И твой народ
Обратно выведу. А сын Твой
Иосиф при твоей кончине
Глаза тебе закроет».
Вскоре
Израиль в царских колесницах
Со всем семейством многолюдным
В Египет ехал. И за ними
Стада по северной дороге
Коров, овец и коз пылили.
Иуду он перед собой
Послал к Иосифу, чтоб путь он
Им указал в Гесем. Правитель
Запряг коней породы лучшей
И полетел стрелой навстречу.
И лишь отца вдали заметил,
С летящей спрыгнул колесницы,
И добежал до Исаака,
И опустился на колени.
И так отец сказал ему:
«Вот и увидел я тебя.
Теперь умру с душой спокойной».

Глава 10.

Пришёл Иосиф к фараону
И известил его о встрече
Своей родни из Ханаана.
И пятерых представил братьев,
И фараон спросил пришедших:
«К какому делу души ваши
Лежат?» – «Мы пастухи, владыка, –
Они ответили. – И мы,
И предки наши. Мы пришли
Пожить в земле твоей, поскольку
Нет пожити на ханаанских
Лугах – всё засуха сгубила.
Позволь пожить нам на твоей
Земле Гесем». И так владыка
Сказал Иосифу: «Ты встретил
Своих родных. В земле Гесем
Пускай живут. И если знаешь
Способных среди них, поставь их
Хозяевами лучших пастбищ
По усмотренью своему».
И вот Иосиф к фараону
Привёл отца, и фараон
Спросил учтиво патриарха:
«Скажи, а сколько будет лет
Твоей почтенной жизни? » – «Дней
Моих житейских странствий будет
Сто тридцать лет. Малы безмерно
И неудачны дни мои
И не достигли лет отцов
И прадедов моих великих
В их славных странствиях». И он
Благословил владыку мира.
И поселил его Иосиф
В земле Гесем, а вместе с ним
Всё многолюдное семейство.
И жили здесь израильтяне
В достатке полном.
Но повсюду
Давно уж голода рука
Персты костлявые сжимала.
Уже не только азиаты,
Но даже жители Египта
Испытывали страшный голод.
Двным-давно потратив деньги
На хлеб, который покупали
В хранилищах, они спешили
К Иосифу: «Всё серебро
Тебе отдали мы. А нынче
Хоть умирай перед тобой».
Иосиф отвечал селянам:
«Ведите скот. Я за него
Сполна вам заплачу пшеницей».
И вскоре царские стада
Умножились, как умножают
Века песчаный берег моря.
Но вот и скотные дворы
В окрёстных сёлах опустели.
К Илсифу идут крестьяне
И говорят: «Тебе весь скот
Отдали мы. Теперь осталось
Лишь умереть перед тобой».
Иосиф отвечал селянам:
«Бесплодные участки ваши
Царю продайте. Я за них
Пшеницей расплачусь». И вскоре
В Египте не осталось поля,
Которым бы любимец неба
В державе Нильской не владел.
Но незаметно год промчался,
И снова толпы египтян
Пошли к Иосифу: «Владыка!
Наш хлеб закончиля. И снова
Нам хоть ложись помирай».
И так сказал им управитель:
«Теперь одно вам остаётся –
Пойти рабами к фараону.
Я дам вам прежние участки,
Зерна для пищи и для сева,
Выращивайте хлеб, берите
Четыре части урожая,
А пятую царю сдавайте».
Так люди все и земли все
Царёвой собственностью стали.
И лишь свободными жрецы
В великом царстве оставались.
Навечно дал им фараон
Угодья в частное владенье. –
И жил еще семнадцать лет
Отец Иосифа в Египте.
И наступил последний срок,
Чтоб подготовиться к уходу.
Призвал Иосифа Израиль
И так сказал ему: «Мой сын!
Поскольку я благовленье
Снискал в очах твоих, – клянись мне,
Что ты отцу окажешь милость,
Не похоронишь здесь, в Египте,
А разрешишь возлечь с отцами
В гробнице их».
Сказал Иосиф:
«Исполню всё, как ты велишь».
«Клянись же мне». – И сын поклялся.
И лёг отец на изголовье
Постели. И заснул устало.
И долго длился сон отца.

Глава 11.

И вот Иосифу сказали,
Что при смерти отец. Он взял
Двух малолетних сыновей
И к родовому патриарху
Привёл их. И сказал Израиль:
«Бог всемогущий мне явился
В далёкой Лузе ханаанской,
Благословил и так сказал:
«Я распложу тебя, размножу,
Произведу народа, сколько
Песка на берегу морском.
И землю твоему потомству
Оставлю в вечное владенье. –
Так Бог сказал. И потому
Твоих сынов, при мне рождённых,
Ефрема и Манасию,
Моими я считаю. Тех же,
Которые родятся позже,
Когда умру я, – называй
Своими. По веленью Божью,
Именоваться им от века
По именам их старших братьев».
И в это время увидал
Израиль около постели
Двух отроков. Привстав с усильем,
Иосифа спросил отец:
«Кто это?» – Сын ему ответил:
«Мои наследники, которых
Мне дал Господь». Отец сказал:
«Уже не думал я увидеть
Твоё лицо, но показал
Мне и детей твоих Всевышний.
Ко мне их подведи, Иосиф,
Я их благословлю». Владыка
Подвёл своих детей к отцу.
Под правую отцову руку –
Манассию, поскольку он
Рождён был первым, а Ефрема –
Под левую. Но патриарх
Притронулся рукою правой
К Ефрему, а рукою левой –
К Манассии. Со смыслом тайным
Так старец руки положил.
И вот в покоях прозвучало
Благословенье патриарха:
«Бог Авраама, Исаака,
Перед которым со смиреньем
Ходили все отцы мои;
Который пас меня с рожденья
И до сегодняшнкго дня
Пасёт с терпеньем и любовью;
Мой светлый ангел – избавитель
От зол земных и всех грехов, –
Благословите благодушно
Двух отроков; наречено
На них моё отныне имя
Да будет; имена отцов
Родов израильских – да будет;
И вот во множестве великом
Да возрастут среди земли!».
Но тут увидел управитель,
Что патриарх рукою правой
Благословил меньшого сына,
И говорит: «Не так, отец.
Манассия – перворождённый».
Но патриарх прервал его:
«Я знаю, сын. Манассия
Не мало породит народа,
Но меньший станет большим, ибо
От семени его народов
Произойдёт гораздо больше».
Он помолчал и так сказал:
«Я умираю. Но Господь
Меж вами будет. И на землю
Родную вашу возвратит».

Глава 12.

Созвал Иаков сыновей,
Чтоб возвесть, что будет с ними
За пеленою лет грядущих.
«Рувим! Мой первенец! Ты крепость
Моя и сил моих начаток;
Ты верх достоинства и верх
Могущества; но ты не будешь
Верховодить – ты бушевал,
Как речка после ливня; ты
Вошёл тайком в мои покои
И осквернил постель мою».
К вам слово, Симеон и Левий.
Ваш общий бич – жестокость ваша.
В преступный ваш совет душа
Моя не внидет и к собранью
Не приобщится слава, ибо
Во гневе вы убили мужа.
И проклят гнев ваш, ибо страшен,
И ярость проклята, поскольку
Свирепа. Я вас разделю
И по Израилю рассею..
Тебе, Иуда, говорю.
Ты будешь братьями расхвален
Всех больше. Ведь рука твоя
Согнёт хребет врагов. Как лев,
С добычи подниматься будешь.
И ляжешь. Кто тебя поднимет?
Из рук твоих знак высшей власти
Не выпадет до той поры,
Пока не явится Спаситель
И люди не пойдут за Ним.
Твои ваденья, Завулон,
При береге морском, где пристань.
Твои пределы, – до Сидона.
Твой образ жизни, Иссахор,
Сраню с волом трудолюбивым,
Который между двух проток
Улёгся на лугу привольном.
Ты понял, что покой хорош,
Земля приятна, и ты плечи
Склоняешь, чтоб носить смиренно
Спокойной жизни бремена.
А Дану и его народу
Такую Бог сподобит участь –
Не силой побеждать, не волей,
А лестью, хитростью, коварством.
Дан будет змеем на дороге,
Проворным аспидом, который
Коня внезапно уязвляет
И всадник падает с коня.
Бесчисленные толпы будут
Теснить, грозя бедою Гаду,
Но он, удачно извернувшись,
Победу вырвет у врагов.
Земля Асира будет тучной
Настолько, что её гостинцы
Охотно будут закупаться
К обедам царственных особ.
Тебе, мой нежный Неффалим
(Недаром имя твоё значит
Подобие прекрасной лани),
Быть предстоит творцом глубоких
Богоподобных изречений,
И породит пророков мудрых
Твоя озёрная страна.
Иосифа с упругой веткой
Большого дерева сравню я,
Которое и плодоносно,
И над источником прохладным,
И возле каменной стены.
Его жестоко огорчали,
Терзали местью и враждой.
Но твёрдым лук его остался,
И не ослабли мышцы рук,
И это всё ему от Бога,
Творца и Пастыря его.
Иосиф! Это всё от Бога,
Который в нужный час поможет
И в нужный час благословит
Благословением небесным,
Благословением земным,
Благословением отцовым,
Которые превыше гор.
Да будут все благослованья
На голове твоей, Иосиф,
И на тебя избравших братьях.
А вот и ты, Вениамин!
Сравню тебя с матёрым волком,
Который утром ест ловитву,
А вечером добычу делит».
Так всем двенадцати коленам
Израиль дал благословенье,
Отдельно, каждому своё.
И вот сказал: «Я прилагаюсь
К народу моему. С отцами
Меня похороните вместе
В пещере той, что Авраам
У Хеттеянина Ефрона
Купил на поле Ханаанском.
Там похоронен Авраам
С женою Саррой. Похоронен
С женой Ревеккой Исаак.
И там похоронил я Лию,
Жену мою. И там меня,
Сыны мои, похороните».
И вот Иаков речь свою
Окончил. На постель устало
Прилёг. И вскоре дух его
Покинул умершее тело.

Глава 13.

И пал Иосиф на лицо
Израиля, отца родного,
И горько плакал. А потом
Позвал врачей и приказал
Забальзамировать останки
Того, чьим именем Израиль
Народ позднее назовут.
И пролетело сорок дней,
И мумией окаменелой
Стал основатель иудейский.
И семьдесят печальных дней
Его оплакивал Египет.
Когда многонедельный траур
В стране закончился, Иосиф
Сказал придворным фараона:
«Обрёл ли я благоволенье
У вас, и если да, владыку
Оповестите, что отцу я
Поклялся – прах его предать
Земле далёкой, ханаанской.
И вот теперь бы я хотел
Похоронить его и снова
С семьёй в Египет возвратиться».
И так ответил фараон:
«Иди и схорони отца,
Как в этом ты ему поклялся».
И он пошёл. И с ним пошли
Все царедворцы фараона.
И все старейшины земли
Египетской. И все семейства
Иосифа, отца и братьев.
И только маленьких детей,
Да крупный скот, овец и коз
Оставили в земле Гесемской.
Тем временем с народом вместе,
Который тело патриарха
До Ханаана провожал,
Шли боевые колесницы,
И всадники обочь дороги
С почётом ехали.
Давно уж
Пустынный странник здесь не видел
Такого сонмища людей.
И вот дошли до Иордана,
И плакали великим плачем.
Семь дней и семь ночей. Сказали
Об этом плаче ханакеи:
«Велик сей плач у египтян».
И место скорбное назвали
«Плач египтян при Иордане».
И совершили сыновья,
Что завещал отец Иаков.
И отнесли его в пределы
Земли заветной, ханаанской,
И упокоили в пещере,
Что Авраам купил когда-то
У Хеттоянина Ефрона.
И вот в Египет возратились,
И осознали, что остались
Одни на матушке земле.
И так в печали рассудили:
«Что с нами будет, если брат
Иосиф нас возненавидит
И нам захочет отомстить
За зло, которое ему
Мы сделали?»
И перед ним
Они колени преклонили:
«Прости нам тяжкую вину.
Вот мы, рабы, перед тобою».
Иосиф поднял их с колен,
Заплакал и сказал: «Не бойтесь.
Есть Бог. И я боюсь Его.
Против меня вы зло когда-то
Умыслили, но это зло
Бог обратил в добро. Он сделал,
Что есть теперь, чтоб сохранить
Великому числу людей
Их жизни. Я и ваши тоже
Продлю. И ваших сыновей».
Иосиф успокоил братьев
И долго с ними говорил
В тот день.
Иосиф жил в Египте
Ещё немало лет. И видел
Сынов Ефрема и Махира,
Наследника Манассии.
И прожил он сто десять лет,
И перед тем, как приобщиться
К народу своему, собрал он
Всех братьев вместе и сказал:
«Я умираю. Будут годы
Для вас нелёгкими. Но Бог
Вас посетит и к ханаанским
Пределам выведет. И прах мой
Да упокоится в земле
Моих великих предков».
Всё
Так и случилось – слово в слово.

24.11.13 г.,
преподобного Феодора Студита,
исповедника;
24.12.13 г.,
преподобного Даниила Столпника.



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 14
© 26.11.2016 Борис Ефремов

Рубрика произведения: Поэзия -> Белый и вольный стих
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества