Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Укрощение ветра. Глава 5

[Инесса Давыдова]   Версия для печати    

После новогодних каникул Эрика вошла в привычный темп жизни. Днем вкалывала на основной работе, а по вечерам разрабатывала фирменный стиль для новых заказчиков, которых взяла как фрилансер. Как она и планировала, работа забирала все ее время. Но как только она ложилась в кровать, все мысли захватывала та единственная ночь, что она провела с Беном. Эрика находила успокоение лишь в том, что она не живет в доме деда и не видит тех предметов, до которых он дотрагивался. Больше она не появлялась в деревне. Это было выше ее сил.

Бен был ей не безразличен, но чувства, которые она к нему испытывала, были весьма сложными. Их нельзя было назвать любовью в общем понимании этого слова, но он явно оставил в ней свой след. Ее воспоминания то и дело возвращались к его могучему телу, мужественному, редко улыбающемуся лицу и тем моментам, которые они пережили вместе. Его сказанные в ту ночь слова всплывали у нее в голове помимо ее воли, внезапно, поражая как молния. Они разносились по ней гулким эхом и разливались внизу живота горячим теплом.

Иногда она перезванивалась с друзьями, но от встреч отказывалась, прикрываясь большим наплывом работы. Это было полуправдой. Работы, конечно, было много, но главное, Эрика хотела сейчас побыть одна. Особо настойчивыми, как всегда, были «Братья Карамазовы». Кто-нибудь из них звонил каждый день и справлялся о ее делах, работе и настроении. Разговор всегда заканчивался новостями о предстоящей поездке, Эрика чувствовала их томление, по всей видимости, они придумали что-то неординарное для спонсоров, но ей секрета не раскрывали.

Первого января Черри прислала извинительное сообщение. Оказывается, в заявке она указала неверный адрес, поэтому заказ Эрики не был исполнен. Деньги пообещали вернуть, но за вычетом неустойки и транспортных расходов, которые понес нанятый актер, так и не нашедший Эрику в новогоднюю ночь. Прочитав сообщение, Эрика сначала долго смеялась, потом плакала, а закончилось все тем, что она выпила одна бутылку вина и вырубилась на диване, пропустив очередное рандеву Никиты, который настойчиво звонил в дверь.
Пятнадцатого января все изменилось. Бен дал о себе знать. Не напрямую, конечно. Поглощая утренний кофе, Эрика включила телевизор и увидела его в криминальных новостях. Накануне его арестовали в клинике для наркозависимых, куда он пришел навестить жену. О его дочери – ни слова и Эрика подумала, что это хорошо. Девочка не должна подвергаться стрессу.

Диктор говорил по какой статье Бен был осужден и назвал колонию, в которой он содержался до перевода на вольное поселение. На экране появилось фото окровавленного тела, лежавшего в тюремной душевой. И хоть некоторые места были специально затерты, Эрика успела понять, какую бойню устроил Бен, расправляясь с «аспирантом». Нутром она понимала, что им владела слепая ярость и желание отомстить за поруганную честь жены и разрушенный брак. Но представшее на экране зрелище безапелляционно относило его к особо опасным преступникам. Она спала с убийцей! Эта мысль сводила ее с ума, понижая самооценку до критического минимума и напрочь отбивая охоту выстраивать новые отношения с кем бы то ни было.
Из репортажа Эрика узнала его фамилию – Бенедиктов и прошерстила весь интернет, стремясь найти хоть что-то до той злополучной драки. Подтвердилась информация, что Бен был инженером-конструктором и работал на известную фирму разработчика моторов для гоночных болидов. Его фотография мелькала на сайте компании в лабораторных и полевых испытаниях, и на каждой он либо улыбался, либо кривился в ухмылке. Эрика не удержалась и сохранила несколько фотографий на рабочий стол ноутбука.

Сегодня весь день Эрика ходила как зомби, забыла про телефон, который с вечера остался не заряжен и вырубился еще по дороге на работу. Вдобавок, она нарвалась на замечание начальницы во время вечернего «Мозгового штурма», где она себя никак не проявила. Так они называли совместную разработку концепт-дизайна для клиентов, на котором выдвигали свои идеи, а затем сообща решали, чья идея лучше. Тот, кто выигрывал, управлял проектом и формировал под себя команду.
В эту компанию Эрика устроилась сразу после того как ушла от Никиты и уже успела себя проявить. Рекомендовал ее Уайт, он был одним из основателей и креативным директором этого агентства. Из-за частых разъездов в офисе появлялся редко, предпочитал работать удаленно, но сегодня на удивление всех сотрудников он вдруг изъявил желание примкнуть к «Мозговому штурму». Пару раз Эрика поймала на себе взгляд его пытливых глаз и поняла, что он недоволен ее молчанием.
К сегодняшней встрече Эрика готовилась все предыдущие дни. В папке были собраны материалы для презентации ее концепции, и она не сомневалась, что на ней группа и остановится. Когда дверь конференц-зала закрылась за последним прибывшим сотрудником, в памяти всплыли слова Бена.

"Пинк, больше я не буду тебя связывать. Трогай, где хочешь и когда захочешь. Теперь я весь твой".

И Эрика впала в ступор.
Все кроме нее выглядели оживленно и сыпали идеями. Кто-то вскакивал с места, кто-то раскачивался на стуле, кто-то рассуждал вслух. Обсуждение было жестким, местами неистовым. Клиент был крупным, и все хотели встать во главе проекта. Пару раз прозвучали оскорбления в адрес коллег, что вызвало недовольство руководства. Эрика же сидела, плотно сомкнув ноги и поджав губы. Внутри нее была пустота. Из-за Бена она чувствовала себя использованной, обманутой и легкомысленной. Может Никита и не так далек от истины, и она настоящая шлюха? Как можно было лечь в постель с незнакомцем, который вдобавок оказался реальным убийцей? К ней вернулись угрызения совести и уверенность в своей неполноценности. Бесплодная шлюшка – вот как она себя называла.

– Рика, детка, нам надо поговорить, – сказал Уайт, когда Эрика выходила из конференц-зала.
Уайт, конечно, сердится, ведь она пропустила важное обсуждение и это подметила начальница. Как бы ни уважали здесь Уайта, Эрику не будут держать на такой должности, если она себя никак не проявит.
Он схватил ее за руку и потащил в свой кабинет.
– Ты сдала документы на визу?
Она кивнула и неимоверным усилием воли пыталась подавить слезы.
– Эй! Не раскисай! – Уайт завел ее в просторный кабинет и закрыл дверь. Прижав ее к стене, он навис над ней. – Давай, детка, скажи мне. Что ты обо всем этом думаешь?

Эрика молчала. Что она думала? Что она шлюха, вот что...
– Ты совсем не участвовала в разработке концепта, у тебя нет идей?
– Есть, – Эрика протянула другу папку.
Уайт бегло просмотрел собранный ею материал и поднял удивленные глаза.
– Идея супер! Почему ты ее не озвучила?
Эрика пожала плечами.
– Я понимаю, ты расстроена... проснуться утром и на такое наткнуться...
«Он знает про Бена», – подумала Эрика.
Замалчивать информацию с ее стороны было большой глупостью. Как она могла надеяться, что никто об этом не узнает?
– Я шлюха, – прошептала Эрика, подбородок затрясся.
– Что?! – Уайт, только что отошел к столу, но после ее слов снова рванул к ней. – Никогда больше такого не говори! – он встряхнул ее и притянул к себе. – Никакая ты не шлюха! Ты самая клёвая девчонка на свете! Такой как ты больше нет. Прости нас Эрика! Мы не уберегли тебя от этого козла.

Уайт отпустил Эрику и сжал кулаки. Он начал расхаживать взад-вперед по кабинету, а Эрике вдруг стало так дурно, что она без объяснений рванула на воздух. Грудь сдавила ноющая боль. Внутри все окаменело. Пролетев два лестничных пролета наверх, Эрика выскочила на пустующую в этот момент крышу, где сотрудники обычно устраивали перекуры, и вдохнула свежий воздух. Слезы вырвались наружу и полились градом.

***
Эрика переоделась и пошла в зал для йоги. По дороге она встретила Черри и даже не попыталась улыбнуться.
– Ты кремень! Я бы после такого три дня рыдала и из дома нос не показывала, а ты молодец, отработала день, еще на йогу пришла.
Эрика напряглась и неотрывно смотрела на подругу, пытаясь понять, как она могла узнать про Бена. Потом решила все-таки уточнить.
– Ты о чем?
– О Никите, конечно, и о тех откровениях, что он выложил у себя на фэйсбуке. А ты что действительно после секса не подмываешься?
– Что? – Эрика отпрянула, пытаясь сообразить, о чем речь. – Никита такое написал?
– Да он много чего о тебе написал. Ты что ничего не читала? И тебе до сих пор никто не позвонил? Да все наши знакомые только об этом с утра и треплются!
– У меня телефон разрядился.

Черри протянула ей свой телефон.
– Только не двинь кони, не хочу с тобой нянькаться, у меня сегодня свидание, – тон подруги Эрике не понравился, она плюхнулась на стул в коридоре и дрожащими руками начала искать страницу Никиты в фэйсбуке.
То, что она прочитала, подвергло ее в такой шок, что Эрика сползла со стула на пол и прикрыла ладонью рот. Оказывается, весь последний год Никита делал интимные снимки и теперь выложил их в сеть. Каждый снимок он желчно комментировал и делился подробностями их семейной жизни. Некоторая информация была правдой, но такой, какую бы Эрика ни за что бы никому не раскрыла. А что-то он нагло выдумал, и Эрика понимала, отбелить свое имя теперь ей не удастся.

Самый тяжелый удар бывший муж нанес по близким друзьям. В одном из постов всплыла фотография со дня рождения Эрики трехлетней давности. Она сидела в обнимку с «Братьями Карамазовыми», довольная и счастливая. Никита не поскупился на ядовитые комментарии. Он красноречиво дал понять, что братья ей вовсе не друзья. Что он не допустил их общения в годы брака, но сейчас «Святая Троица» снова вместе. Уже отметили Новый Год веселой групповушкой и собираются в Непал, где продолжат наверстывать упущенное. Еще больше «убило» Эрику количество сальных и омерзительных комментариев, оставленных их общими друзьями. Теперь Эрика поняла, что имел в виду Уайт, когда говорил, что они ее не уберегли. Значит, братья тоже видели эту гадость. Но к своему удивлению Эрика не нашла ни одного их комментария в ее защиту. По ее мнению, своим молчанием они еще больше усугубляли ситуацию.
– Господи, – пролепетала она и задрожала от подступивших слез.
– Эрика, да чего ты паришься? Сейчас не Каменный Век! Каждый живет, как считает нужным. Плевать на их склоки. Если ты их любишь, получай удовольствие. Чтобы с ними хоть ночь оттянуться, девки в очередь выстраиваются. Конечно, от этого слизняку Никите обидно. Ты должна понять, что ваш брак изначально был обречен. Братья-красавцы вне конкуренции. А теперь они оба твои! Радоваться надо, а ты слезы льешь...

Эрика подняла глаза на подругу и подумала, что если она ей не верит, то что ожидать от одноклассников и тех друзей, кто знал ее не так близко как Черри, но будет осуждать и сплетничать за ее спиной.
Ни сказав, ни слова, Эрика из последних сил поднялась на ноги и протянула телефон подруге. Пошатываясь, она пошла в раздевалку, а Черри, хмыкнув, вошла в зал для йоги.
«И чего «Карамазовы» нашли в этой простушке?», – подумала Черри и растянулась перед инструктором в приветственной дежурной улыбке.
Эрика уже садилась в свою новую «Тойоту», когда ее перехватил Нитро. Одним рывком он ловко отобрал ключи, кинул их своему водителю и приказал:
– Отгонишь к ее дому.

Развернув Эрику за плечи, Нитро повел ее к своему «Кадиллаку» и открыл переднюю пассажирскую дверь. У Эрики не было сил сопротивляться и что-то спрашивать. Она села в машину и от стыда опустила глаза. Она подчинилась его воли. Пусть везет куда хочет. Сейчас ей все безразлично.
Нитро был задумчивым, вел машину осторожно, не нарушал правила, не превышал скорость. Такое вождение ему было несвойственно и именно поэтому еще три года назад, братья решили нанять водителя. К тому же они сами не знали, где и с кем зависнут через час.
Всю дорогу Нитро поглядывал на подругу, стараясь оценить ее состояние. С новогодней ночи он смаковал их единственный поцелуй. От одного ее присутствия его лихорадило. Сейчас ему хотелось завладеть ее губами, нырнуть под короткую юбку и сжать ее упругие ягодицы. Эрика почувствовала на себе его страстный взгляд, натянула юбку до колен и густо покраснела. Нитро сомкнул челюсть и заставил себя остыть.

Эрика думала, что он отвезет ее в квартиру, которую они делили с Уайтом, но вопреки ее ожиданиям «Кадиллак» остановился перед элитным домом на Остоженке.
– Пойдем, покажу тебе свою новую квартиру. Я пока в ней не живу, но планирую скоро переехать.
Какую квартиру предстоит ей увидеть, Эрика поняла, когда вошла в просторный вестибюль. Полы и стойка рецепции из мрамора. Люстры из муранского стекла. Совместить это с образом Нитро Эрике никак не удавалось. Он выглядел здесь чужаком, хотя держался довольно уверенно. Девушка за стойкой окликнула его по имени и отчеству и протянула ему почту. Нитро отмахнулся и сказал, что заберет ее, когда будет уезжать.
Они поднялись на лифте на последний этаж и, войдя в квартиру, у Эрики вырвался восторженный возглас:
– Ого!

Дизайн квартиры не имел ничего общего с экстремальным духом ее владельца. Такую квартиру можно встретить в Париже, на Манхэттене, но ни как ни в Москве.
– Нравится?
– Потрясающе! Ты нанимал архитектора?
– Да. Бельгийца. Мы с ним тусили в Перу два года назад. Как профи оказался вполне адекватным. Уайт, конечно, помогал ему с выбором материалов, не все что мне нравилось, можно было ввести в Россию за разумные деньги.
Нитро снял куртку и небрежно бросил тут же, в круглом холле на пол. Он провел Эрику по квартире и с каждой пройденной комнатой ее комментарии скудели, пока она совсем не замолчала. Эрику поразили постеры. Они были повсюду, и на всех «Святая Троица». В одной из спален висел ее портрет в полный рост. Это была фотография, которую сделал один из журналистов на благотворительном приеме, который организовывали спонсоры. В тот день они делали большие пожертвования и многим из их группы пришлось попотеть, прежде чем фотографы от них отстали.

На снимке Эрика в вечернем платье с открытой спиной, поднимается по лестнице. Ее тату с лунными дисками на позвоночнике только зажила. С обеих сторон братья в смокингах. Фотограф окликнул ее и поймал кадр, когда она обернулась, занося ногу над ступенькой. Эрика подметила, какая она была подтянутая и жилистая, килограмм на пять меньше, стройная как кипарис. Даже у Эрики не было этого кадра и она решила, что непременно его попросит у Нитро.
– Этот портрет служил отправной точкой для всей квартиры.
Слова Нитро окончательно выбили ее из колеи.
– Рика, малышка... ты чего притихла? – Нитро провел тыльной стороной ладони по ее щеке. – Я тебя удивил?
Его прикосновение было приятным и расслабляющим.
– Это не то слово, которое бы я сейчас использовала. Скорее потряс.
Она улыбнулась и прошла в гостиную.
– Выпьешь чего-нибудь?
– Нет, спасибо, я сегодня еще планирую поработать.
– Сегодня ты точно работать не будешь... нам предстоит серьезный разговор...
– Я это поняла.

***
Разговор получился долгим. Не вдаваясь в детали Нитро коротко посвятил ее в текущие проекты. Рассказал о гонорарах и какие перед их тройкой открываются возможности, если она снова к ним присоединиться. Конечно, ей придется много тренироваться, но он ей поможет привезти себя в форму, не сам конечно, наймет индивидуального тренера. Все рабочие проекты ей придется быстро доделать или передать коллегам.

Нитро рассказал о жизни группы за последние три года. Куда они ездили, какие трюки выполняли. Он показывал ей видеоролики, фотографии, лучшие кадры снятые операторами и их фанклубом. Рассказывал о новых участниках группы, давая им краткую оценку. Все это Эрика слушала с большим вниманием. Ей казалось, что за последние три года она не только выпала из жизни, но и побывала в аду.
Часы показывали полночь, Нитро стоял у колонны облицованной мрамором, с бокалом красного вина. Лицо его раскраснелось, но Эрика знала, что это не от вина. Ему было приятно снова пережить захватывающие моменты, говорить о группе, о том, что Эрика может вернуться.

– Рика, я хочу, чтобы ты была счастлива. И я знаю, как сделать тебя счастливой. Вернись, прошу тебя. Сейчас все проще, у нас есть деньги, страховка, лучшее медицинское обслуживание. Мы уже не те три голодранца, что основали клуб.
– Не знаю, Нитро. Я в растерянности. Еще вчера я бы точно сказала «нет». Но после того, что сделал Никита...
– Никита, – сказал, словно выплюнул Нитро. – Он это сделал из-за нас. В его выходке виноваты мы с Уайтом. Мы вышвырнули его из бизнеса и так он отомстил. Хочет вбить клин между тобой и нами.
Эрика нахмурилась.
– Из какого бизнеса?

Нитро шагнул к ней и сел рядом. Его рука скользнула по ее плечу, потом по линии подбородка.
– Мы тебя любим Эрика. Ты – семья. Мы вместе начинали, и когда ты вышла замуж, мы с Уайтом не могли допустить, чтобы ты голодала, и предложили Никите возглавить один из наших проектов, – Эрика округлила глаза от удивления. – Но с одним условием: он с нами, пока он твой муж. Позавчера он официально вышел из дела. Отступные ему не понравились, и он назначил нам с Уайтом встречу. Мы приехали, он был со своим адвокатом, пытался нас шантажировать, какими-то бумажками, что он там скопировал, но ты же знаешь, кто наш дядька, – Эрика кивнула. Он говорил об отце Павла, который занимал высокий пост в следственных органах. – Он за ночь выпотрошил его и адвоката под ключ. А на утро этот скунс ползучий выложил всю ту грязь в сеть, что лишний раз подтвердило наше с Уайтом о нем мнение – дешевка и поддонок.
– Да, и этот поддонок опозорил сегодня меня на весь район. Ты видел, сколько было комментариев?

«Значит, вот почему Никита так боролся за наш брак! Не из-за любви ко мне, а из-за бизнеса. Господи! Какая же я наивная дура!», – подумала Эрика.

– Нет, я в эту грязь не стану лезть. Уайт прочитал, вкратце описал и все. И меня удивляет твоя реакция. А чего ты от него ожидала?
Пока он говорил, у Эрики зрел вопрос и как только Нитро замолчал она его озвучила:
– Постой, значит, Никита не открывал сам фирму? Это вы дали ему управлять проектом как... исполнительному директору?
Нитро кивнул и сделал глоток вина.
– Обалдеть, вот это врун.
– А он сказал тебе, что сам открыл фирму? – усмехнулся Нитро. – Как это на него похоже! Наверное, и машину он тебе подарил?
Эрика распахнула глаза и Нитро закатился от смеха.
– Вот скунс! Это был наш подарок тебе на день рождения!
– Но почему вы мне ничего не сказали?
– Потому что он нас на дух к тебе не подпускал. А мы не хотели, чтобы из-за нас у вас в семье были проблемы. Уж если бы ты в нем разочаровалась, то без нашей помощи.
– Но вы бы могли мне просто позвонить, прислать сообщение, в конце концов. Я сегодня эту машину возненавидела и уже хотела продать, а оказывается это ваш подарок!

Как же Нитро хотелось сейчас промолчать, увести разговор в другую тему, но он знал, что правда все равно выйдет наружу.
– Три года назад, как только мы вернулись из Чили, он прибежал с ошалелыми глазами и начал нас шантажировать.
– Шантажировать? Вас? Чем? – удивилась Эрика.
Она видела, как Нитро не хотел отвечать на этот вопрос. Он отставил бокал вина на журнальный столик и скрестил руки на груди.
– Скажу сразу, ответ тебе не понравится. Но я решил, что лучше ты все узнаешь от меня.
Эрика громко сглотнула и замерла.
– Когда-то мы с Уайтом практиковали секс втроем.
– Так значит, это правда... – Эрика опустила глаза, ей не хотелось смотреть на друга.
– Да, правда... – Нитро с шумом вздохнул, – но это еще не все. У нас была одна навязчивая идея – ты. Больше всего мы желали тебя.

Эрика съежилась и отодвинулась в конец дивана.
– Мы знали, как ты отреагируешь на это, поэтому все фантазии остались между мной и Уайтом. Как-то раз Уайт уболтал на секс девчонку из школы. Она по уши была в него влюблена и согласилась быть втроем лишь бы угодить ему. Нам она не понравилась, о чем Уайт ей и сказал поутру. Она кричала, обзывалась, Уайт ей вторил. А потом мы узнали, что она двоюродная сестренка Никиты.
– Маша? – округлила глаза Эрика.
Нитро кивнул.
– И в чем же был шантаж Никиты? Ну, переспали вы... это же было по взаимному согласию. Или она утверждала обратное?
Нитро встал у окна, он знал, что сейчас будет и заранее позаботился, чтобы Эрика выслушала его до конца. Больше откладывать разговор нельзя. Он набрал полные легкие воздуха и на одном дыхании выдал:
– Перед сексом мы предупреждали девчонок, что будем называть их «Рика».

Минуту Эрика смотрела на друга, не веря своим ушам. Потом вскочила как подорванная, схватила пальто и через мгновение уже бежала в холл. Она попыталась открыть дверь, но все тщетно.
– Это все в прошлом, Рика, – голос Нитро звучал совсем близко и Эрика поняла, что он уже в холле. Она судорожно пыталась выйти. Но все еще не могла открыть дверь. – Прости. Мы были озабоченными идиотами.
– Ничего не изменилось Нитро. Ты все тот же озабоченный идиот, – Эрика повернулась и с вызовом взглянула ему в глаза.
– Одно твое слово и этого идиота больше не будет. Для меня существуешь только ты, Рика.
Трель его мобильного телефона разорвала тишину и гулким эхом разнесла по круглому холлу и купольному потолку. От неожиданности Эрика даже вздрогнула.
– Не они, – он показал на телефон. Краем глаза Эрика увидела, что ему звонит какая-то Коко. Ее чуть не вывернуло наизнанку от этого прозвища, – а ты занимаешь мои мысли. И уже много лет.

Он отбил звонок, но телефон тут же зазвонил снова.
– Что?! Коко?! Ты не понимаешь, что я занят?! – заорал он в трубку. Эрика еще никогда не видела его таким злым. – Так и будешь трезвонить, пока я тебя не пошлю?!
С минуту он слушал взволнованный голос девушки, потом скривился от ухмылки и выдал:
– С этим вопросом не ко мне, дорогая. Год назад я сделал вазэктомию. Так что пошуруди по волнам своей памяти, и вспомни, кто еще может быть отцом твоего ребенка.
Он отбил звонок и поднял глаза на Эрику.
– Ты сделал вазэктомию?
Его голова дернулась, глаза сощурились.
– Конечно, нет, – отмахнулся Нитро. – Но еще ни одна из них не перезвонила. Так что как видишь, я у них не единственный.
Минуту они молча смотрели друг на друга. Эрика видела, как вздымается его грудь от прерывистого дыхания.
– Я слышу признания в любви каждый день, но все бы отдал, чтобы услышать их от тебя.

Эрика покачала головой.
– Я не люблю тебя как мужчину...
– Да понял я уже... понял!
Нитро чертыхнулся, швырнул телефон об стену и тот разлетелся на части. Втянув воздух в грудь, Эрика прислонилась к двери и испуганно смотрела на друга. Казалось еще одно ее слово и он слетит с катушек.
– Для тебя я недостаточно хорош?! А?! Конечно, я же не Бен! Бен – крутой! Только где он, Рика? Где Бен? Почему он не утешает тебя? Почему не подставляет свое плечо? Я здесь, Рика. Перед тобой! Я всегда буду рядом! И я хочу, чтобы ты меня любила!
– На какое время? Нитро? – выпалила Эрика ему в лицо. – На год? На два? А что будет после того, как ты увлечешься другой?
Нитро зарычал, рванул к ней и пригвоздил ее плечи к двери. Выступающие части филенки больно впились ей в спину.
– Я жизнь готов отдать за тебя! Какая разница, в кого я вставлю свой член?!
– Как это какая? – Эрика чуть не задохнулась от возмущения.
– Мне нужен партнер, а не ревнивая подружка! Я хочу знать, что она меня не обчистит до цента. Не найдет себе богаче и круче! Не подставит подножку. И вовремя отключит от аппарата жизнеобеспечения, чтобы не делать из меня овоща. Хочу знать, что она только моя, что ее сердце, ее душа и ее тело – все мое! И все это можешь дать мне только ты!
– То есть ты будешь делать все, что тебе вздумается. А я буду только твоей? Отлично придумал! Какие еще идеи посещают твою больную голову? Может, ты захочешь, чтобы Уайт к нам присоединился?
Глаза Нитро впялились в нее злобным взглядом.
– Подростковые фантазии меня больше не посещают. А по поводу измен... – он смерил ее оценивающим взглядом. – Рика, детка, только от тебя зависит побегу ли я на сторону... дай мне то, что я хочу и я весь твой...

Он сунул в руку Эрики электронный ключ и свернул в коридор, ведущий в приватную часть апартаментов. Приглушенный стук его шагов еще долго доносились из коридора и Эрика поняла, что он ушел в дальнюю спальню, где на стене перед кроватью висит ее портрет. Ее портрет... эта квартира... До Эрики только сейчас дошло. Так вот почему эта квартира не олицетворяет ее хозяина! Она не для него, а для нее. Это он пытался сказать, когда привел ее сюда. Эрика поджала губы... но так и не сказал...

Эрика открыла дверь и замерла. Да что с ней такое происходит? Она с легкостью пустила убийцу в постель, но не подпускает к себе близкого друга, который прошел с ней огонь, воду и медные трубы. Он не раз рисковал ради нее жизнью, и это не просто слова. В трудные моменты был рядом и предлагал свою помощь. Да, есть риск, что они могут не поладить и расстаться, но их дружбе все равно пришел конец. Сомнений не было, после этого разговора Нитро точно исчезнет из ее жизни. И от этой мысли ей стало так тошно, что комок встал в горле и не давал дышать. Она повернулась и взглянула в сторону коридора...
Пинк, при лунном свете ты кажешься мне Нимфой. Ты – журчание ручья. Ты – бутон цветка, который вот-вот распустится. Твой дикий нрав летает среди лесов и гор.
Господи! Она медленно сходит с ума!
Эрика выбежала из квартиры и нажала на кнопку лифта.

***
Час спустя Эрика лежала в кровати и плакала. Как только она покинула квартиру Нитро, то поняла, что совершила ошибку. Нужно было вернуться и объяснить свои чувства, свои страхи. Поставить свои условия. Она знала, Нитро их бы принял.
Как заманчиво снова вернуться в группу и колесить с ними по миру. Просыпаться в спальном мешке на вершине горы. Купаться в теплых источниках, пересекать дикие джунгли. От воспоминаний кровь забурлила и Эрика потянулась к компьютеру. Она хотела отправить Уайту сообщение. Попросить его выступить в роли миротворца и примерить ее с Нитро. Сейчас он на нее наверняка злится и даже трубку не возьмет.
Экран компьютера ожил, и Эрика увидела фотографии Бена. Возбуждение тут же сменилось спокойствием. Она пролистала снимки и вернулась в кровать. Что-то неуловимое и почти незаметное удерживало ее от близости с Нитро. И Эрика решила не торопиться и сначала взвесить все «за» и «против». Если им с Нитро действительно суждено быть вместе, то неделя передышки ничего не решит.

***
Утром ее разбудил звонок. Ночь выдалась тяжелой. Эрика мучила себя сомнениями и воспоминаниями, заснула под утро. Стянув с лица маску для сна, она взглянула на дисплей телефона. Номер был незнакомым. Эрика разлепила пересохшие губы и хриплым со сна голосом ответила:
– Алло.
– Доброе утро. Эрика? – услышала она вежливый женский голос.
– Да.
– Меня зовут Елизавета Петровна, я соседка Валентины Семеновны.
Эрика нахмурилась. Проснуться до конца никак не удавалось.
– Кого простите?
– Соседка мамы Назара.
От упоминания имени она окаменела. Потом по телу прошел резкий разряд. Вскочив с кровати, Эрика спросила:
– Откуда вы узнали мой телефон?
– Он был указан на обратной стороне доверенности, которую вы отдали Вале.

Вся история с Беном вдруг снова промелькнула перед глазами и Эрика напряглась.
– И что вам нужно?
– Понимаете, тут такое дело... Валентину Семеновну вчера увезли в больницу с сердечным приступом. Агату, ее внучку, мне пришлось забрать к себе. А теперь я сама слегла с радикулитом и меня забирает к себе сын, у которого самого трое детей. Выхода у меня только два: либо попросить присмотреть за девочкой вас, пока не выписали Валю из больницы, либо звонить в службу опеки, но Валя просила этого не делать, неизвестно в какую семью попадет ребенок. Вы меня понимаете?
Эрику охватила злоба. Конечно, ни ребенок, ни соседка матери Назара в этом не виноваты. Злилась она на Бена.
– Я вас прекрасно понимаю, но думаю, что вам нужно позвонить в службу опеки. Все что касается детей, лучше держаться стороны закона. А я, как вы понимаете, для девочки совершенно чужой человек.
– Да-да, понимаю.
– А где сейчас ее мать? Еще в клинике?
– Так вы не знаете?
– Нет.
– Она умерла от передоза сразу после ареста Назара. Врачи сказали, что это самоубийство.

Эрика не могла это слушать и прервала звонок. Почему семейка Бена не оставит ее в покое? И нашли ведь ее телефон. Эрика и не заметила, что он был указан в доверенности. Внутри нарастало гнетущее чувство. Что ей делать? Агату реально могут отдать в приемную семью, и Бен может ее больше никогда не увидеть. Но чужой ребенок – это большая ответственность. И то, что Эрика к ней привыкнет, а ее потом заберут, тоже имело большое значение. Валентина Семеновна в больнице? Небось, увидела репортаж об аресте сына... Бедная женщина. Эрика вспоминала пластиковый контейнер набитый таблетками. Никакие таблетки не заглушат горе матери.

Эрика, будто умалишенная, наяривала круги по квартире и рычала от гнева. Она покусывала ногти, сбивала по пути предметы мебели. Что-то внутри нее подсказывало, что она должна была забрать ребенка себе. Но обида на Бена не давала ей спокойно оценить ситуацию. Да, Бен совершил ужасный, непоправимый поступок, но его дочь тут совсем ни при чем. Эрика вспомнила ее темные кудряшки, и с какой силой она прижималась к ней, когда они входили в подъезд.
Это несправедливо, Пинк, я думаю, ты была бы прекрасной матерью.
Ее выдержки хватило еще на несколько минут, а после она уже неслась в спальню и, схватив телефон, набирала последний определившийся номер.

http://www.idavydova.ru/



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 16
© 26.11.2016 Инесса Давыдова

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества