Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Союз писателей Республики Башкортостан на "Избе-Читальне"

[Редакторская Страница]   Версия для печати    


Союз писателей Республики Башкортостан – региональная общественная организация писателей Республики Башкортостан. Её задачей является содействовать развитию литературно-художественного творчества, объединению и повышению профессионального уровня писателей республики, укреплению авторитета литературы в духовной жизни народа. СП РБ создан 15 марта 1934 года, Членами Союза писателей являются 234 писателя. В CП РБ есть творческие секции поэзии и детской литературы, прозы, литературной критики, драматургии, объединения русских писателей и татарских писателей, работаю комиссии по литературному наследию. Ежегодно проводятся собрания писателей, на которых обсуждаются вопросы литературной жизни, раз в четыре года проходит съезд писателей.

Информация о деятельности СП РБ представлена здесь: http://союзписателейрб.рф/
СП РБ призван оказывать помощь начинающим литераторам, проявлять заботу о ветеранах-писателях, укреплять творческие содружества писателей РБ, совершенствовать связи с литераторами других республик и областей РФ, развивать международных связи. С 2012 г. СП РБ возглавляет Туйгунов Риф Галимович.
В СП РБ входит объединение русских писателей, которое возглавляет главный редактор ежемесячного общественно-политического и литературно-художественного журнала «Бельские просторы» Горюхин Юрий Александрович. Журнал издается с 1998 г. тиражом 2000 экз. Направления журнала: проза, поэзия, переводная литература, литературоведение, публицистика, культура, краеведение, детектив, фантастика, приключения, юмор, детская площадка.
Официальный веб-сайт журнала: http://bp01.ru

В последнем номере журнала (№ 10 (179) Октябрь, 2013) представлены повесть «Патриот» Г. Хаматовой, отрывок из романа «Shura_Le» С. Чураевой, стихи Л. Тухватуллиной, И. Тюленева, К. Андриановой, Л. Кликич и многое другое.

Представляем вашему вниманию стихи наших авторов.


Лилия Тухватуллина
http://bp01.ru/public.php?public=3275
Чувство лета...
№ 10 (179) Октябрь, 2013 г.

Ходит по шарику божья коровка
Ходит по шарику божья коровка,
чуть неуклюжа, немного неловка,
крылья расправив, порою взлетает,
снова садится,
смешная, простая.

Не соглашаясь укрыться в ладошке,
ищет и ищет на шаре дорожку,
знаки, отметины и повороты,
ищет и ищет чего­то, кого­то
божье создание,
лапками шарит...


Синее небо, голубенький шарик…

Фантазия номер один
А где­-то мыши шарили в овсе…
А где­-то спали чистые трамваи…
Я стороны действительности все
по-­новому сегодня открываю.

Вот небо по отрезу кумача
послало свежим розам на рассвете…
Мечты свои в терзаниях влача,
я понимаю, что за все в ответе.

Была бы мне завещана изба
в какой­-нибудь забытой деревеньке,
сказала бы: наверное, судьба –
и колокольчик бы китайский тренькал
в дверном проеме лишь от сквозняка.
И лето, осень и лихую зиму
я прожила бы там наверняка.
Мы были бы ужасно нелюдимы
с прибившимся лунатиком­котом.
Цветы бы украшали холодильник.
А вечерами оглашал бы дом
инопланетным хохотом мобильник.

И это тоже было бы мое:
сухая крокодилица – коряга –
и отдохнувший жирный чернозем,
средь спорыша тропинка до оврага,
где ягоды – головка к голове –
росли б, никем не вспугнутые долго,
в прохладной, медом пахнущей траве.
И я бы принялась искать иголку
в накопленном за жизнь большом стогу.

И ужин отдавала бы врагу –
самой себе, носящей вечный траур
по городским бетонным тротуарам.


Карманное солнце

Дождик идёт, утомительный медленный дождь.
Капают капельки на подоконник снаружи.
Под фонарями мерцают холодные лужи.
Слышишь, ну хватит… Ты ночь, словно жизнь, не итожь.
Это карманные ночи, карманные дни,
ты их сложи аккуратно в пустой табакерке.
Видишь, захлопнулась крышка движеньем одним,
словно захлопнулась с лёгкостью в прошлое дверка.
Лишь прекратятся дожди в бесприютных стихах,
снова увидишь в игрушечном детском колодце
яркие блики. Ведь прямо с утра впопыхах
ты в небеса запускаешь карманное солнце.


Белая кошка

Белая кошка наелась своей сметаны
и осторожно кусала теперь тюльпаны
или же ирисы – примериваясь к листу.
Кончилось время посланных небом стуж.
Прошлая грусть новой весной развенчана.
Землю рыхлившая немолодая женщина,
бросив мотыгу и оторвавшись от клумбы,
вытерла облаком жаркие щёки и губы.


Бумеранг

Так рук касается трава,
когда траву ласкают руки…

Когда душевные слова –
из сердца в сердце льются звуки.
Переключаюсь на «приём»
под небом – куполом вокзала, –
пусть то, что я уже сказала,
шумит ветрами и дождём.

Свои слова из уст других
хочу теперь ночами слушать
и отводить часами душу
в беседах вкрадчиво­-глухих.

Поедем в разных поездах,
но снова с фронта, с тыла, с фланга
я буду слов ответных ждать,
как возвращенья бумеранга.


Явь моя

Как тесны объятья сна,
сон изранит, сон излечит.
В простынях небес луна
обнажила сонно плечи.
Море лижет языком
скал шершавые колени,
над камнями и песком
мельтешат ночные тени.

Снова льётся со двора
беззаботный чей-­то щебет,
видно, кто­-нибудь с утра
не заботится о хлебе.
Листья юные дрожат,
солнце раскаляет крыши.
Жестяного гаража
лязг на всю округу слышен.
Пыль уносят сотни ног
в босоножках и танкетках.
Пешеход не одинок,
люди – не синицы в клетках.
Визг прогулочных щенят,
кошек сфинксовая мудрость.
И в жерле литого дня
исчезающее утро.

Но уже любая тень
превратиться ночью может
в море, в скалы в темноте,
в соль на рассечённой коже.


Чувство лета

А летом чувства все обострены.
Тончайшим колебаниям струны –
в ладонь попавшей тоненькой травинке –
внимает сердце в лета сердцевинке.
Да, лето – яблоко. Но ты его не съешь,
лишь полюбуешься. И вот уже в нем брешь,
и вот уже отгрызли половинку,
и вот уже готовишься к поминкам.
Оно падёт однажды поутру,
покатится по тихому двору.
Сейчас ещё печалиться не надо.
Как хорошо от утренней прохлады.
Птенец опять не смотрит мне в лицо,
но делает стремительно кольцо
передо мною в воздухе рассветном.
Листочки, чуть колеблемые ветром,
предчувствуют ли скорое паденье?
Ведь снова ветер донага разденет
деревья, пусть сиреневых кровей,
и будут листья засыпать в траве.
А неба потускневшая фольга
под калькой­-дымкой. Утренняя мгла –
для тела и души отдохновенье.
Быть может, солнца луч через мгновенье
легко разрежет тонкие слои.
Ах, где ты, дождь, свидетель слёз моих?
Ты, как и я, наверное, сангвиник,
ты, как и я, в тоске моей повинен.
И я, как ты, когда­нибудь пройду…
Но летом больше чувств и меньше дум.


Игорь Тюленев
http://bp01.ru/public.php?public=3285
Уральское крещение
№ 10 (179) Октябрь, 2013 г.

Вина

Сколько быть без вины виноватым?
Отыщу за сараем лопату,
Закопаю вину глубоко…
– Повинись! – мне кричат фарисеи,
Вторят им всех времен лицедеи…
Закопал, но не стало легко.
– Откажись от великой идеи,
Отрекись от великой Расеи… –
Этот гомон зашел далеко.
Лучше быть виноватым,
Но честным,
Взял лопату,
А место известно.
Откопал…
А там нет ничего.

Фотография
Лесной поселок. В окнах Кама.
И у завалинки втроем –
Отец с сестренкой, рядом мама,
А я сбежал за окоем.

Вернуться в круг былой стараюсь,
Скользя по жизненному льду...
И все же, сколько ни пытаюсь,
В тот объектив не попаду.

Во поле среди цветов
Во поле среди цветов,
На вершине мая,
Спряталась от взрослых слов,
С бабочкой играя.
Скачет,
Скачет по траве,
С бантиком кузнечик,
По лужайке,
По тропе,
Мимо рощ и речек.
Мимо склоки мировой,
Горя и печали,
Так захвачена игрой
Днями и ночами.
Набирают травы цвет,
Горлинка кружится,
Ты сама небесный свет,
Божьих глаз ресница.
То бежишь по облакам,
То летишь в тумане,
Корчишь рожицы богам,
Прижимаясь к маме.


* * *
Тираны, люди и ослы,
Не видят Божий Лик.
Как наконечник от стрелы,
Царапнул душу МИГ.

И капля крови на поля
Упала, а за ней
Пронесся эскадрон, пыля
На потный круп коней.

Как призраки, мелькнут цветы
И рощи пролетят.
А женщины откроют рты
И жизнь всю простоят.

Пока один не видит свет,
Другой не видит тьму –
Бессмертен на земле поэт,
И Бог не льстит ему.


* * *
Ах, чрез силу силушка,
Ох ты, дурь­головушка,
Выдохлась Россиюшка,
Сгинула соловушка.

Без ножа зарезали,
А мы только дакали.
Наяву ли грезили,
Не во сне ли плакали?

Полюшко да волюшка
Заросли татарником,
Живший мимо горюшка
Стал большим начальником.

Знавший мимо знания
Вышел в академики.
Возводили здания,
Как вязали веники.
Хуже, чем опричники,
Пострашней, чем кровники,
Смотрят тихо в личики
Отрокам историки.

Из державной книжицы,
Где поля – околица,
Вся от Аз до Ижицы
Выдрана глаголица.

Дайте пушку выкатить
На холмы кремлевские,
Чтобы нечисть высветить,
Сжечь места чертовские.

Ах, чрез силу силушка,
Ой ты, дурь­-головушка,
Ты проснись, Россиюшка,
Ты запой, соловушка.


* * *
Стрела дождя прижала лист к земле,
Ему подняться не хватает силы,
Древесный уголь теплится в золе,
На лбу поэта набухают жилы.

Печально, друг, горит звезда в ночи,
Пронзая сумрак на краю Державы,
Где огонек от спички иль свечи
Дороже вдохновения и славы.

Заварен чай, варенье на столе,
Густое и тяжелое, как осень,
А как ты жил – в добре или во зле,
Об этом на земле никто не спросит.

Уральское крещение
Нам Кама
Вместо Иордана,
Во льдах пробитая купель.
Я встал не поздно
И не рано,
Калиткой прищемив
Метель.
И вспомнил подвиг
Иоанна,
Его геройские черты.
И иудейского тирана,
Толпы раззявленные рты.
И с блюдом девку
Саломею,
С окровавленной
Головой…
И бесов, черной стаей рея,
Зависших над моей
Страной.
Не думая об их возврате,
Я босоногим встал на лед.
Когда мы все
Друг другу рады –
Мы превращаемся
В народ!
Прощения спросив у Бога,
Я окунулся в холод вод.
И батюшка светло и строго
Держал крестом
Над нами свод.
Как будто
Иоанн Креститель
На миг предстал
Передо мной…
Крещенный воскресил
Спаситель!
Исчезло блюдо
С головой…
Мне стало легче
С ношей крестной.
Все выдержим,
Ты, брат, не трусь!
Пока восходит
Над планетой
И звездами – Святая Русь!
Мороз стоит в такую пору,
Чем легче нам,
Тем толще лед.
Сын Божий русскому
Простору
Свою десницу подает.


Кристина Андрианова
http://bp01.ru/public.php?public=3288
Время женщины
№ 10 (179) Октябрь, 2013 г.

* * *
Я убила его
на седьмом холме –
и семи холмам
не видать любви.
В сине море – кинжал…
Али нет – во мне! –
и болит тоской
с ночи до зари.
Отмолила беду
на седьмом году
у семи чудес,
у семи небес.
Красно море – восток –
по песку иду,
говорю: «Колдун,
ой, далек твой Фес».
Дней творения – семь,
семь цветов и нот;
Помни и прощай
на семи холмах…
Древнеримский царь,
кто тебя поймет,
Первый из семи,
обращенных в прах?
Я убила тебя
на седьмом холме –
Да ночами желтыми
говорим…
Одиссеями душ
бродим сотни лет –
И не видим, как
умирает Рим.


* * *
Мы с тобой как жена и муж в разлете –
(Не в разводе – в разлете именно);
Мы не знаем истерик – дурных уродин –
Просто знаем, на что нас выменял
Этот мир непутевый, нерадивый, –
На нелепую сказку вольную…
Мы с тобой просто в командировках мимо
Пролетаем над
Колокольнями.


* * *
«Ну давай
Все расскажем
Ей и ему –
Может быть, простят,
Может быть, поймут! –
По осенне­заблудшим дорогам кричала, –
Мы ведь тысячу раз начинали сначала!»
Карусели, погони, жестокие салки,
Бесприютные прятки – не хвастай, не каркай:

Все равно
Не расскажем
Ей и ему –
Догадайся сам,
Что виной всему.
И она, океанами слез проклиная,
На курок нажимая, твердила, что рая
Не отдаст, словно бог. СМС, как патроны,
Расстреляли в упор у победного трона;

И хлестала
Кровь­память –
И знала я,
Что такое боль
От измен царя, –
Но хотела, но верила новой зимою,
Что теперь на века перепишем с тобою
Колдовскую судьбу… И бесстыжая сила
Номерок набрала и другому звонила,

Чтобы с ним разорвать…
Но ответила мать –
Мне сказала
По воле Отца-­демиурга,
Что лежит он сейчас
На столе у хирурга:
Это случай несчастный.
А может – не случай…
Отпусти, оторви,
Возвращеньем не мучай!

…Не ушли.
Не сказали
Ей и ему.
Не простят никогда.
Даже если поймут.


* * *

Ветра возвращают птиц.
Мечты не прощают авторов.
Среди куршавелей­риц
Ты хочешь быть первым. А вторым –
Не катит уже никак…
Ну, что ты, герой сегодняшний,
В заморском желе размяк,
За каннскою веткой гонишься?
Пиар воздает своим.
Попробуй, останься беленьким…
Не надо мне, херувим,
О правде и об Америке:
Ты втопчешь любого в грязь,
Кто вере твоей не следует,
Мой псевдосвободный князь
С высокою песней медною,
Который забыл, что ниц
Не падает небо лютое…
Века возвращают птиц –
Плевками или салютами.


До весны

Подожди до весны – до последнего боя,
До рывка по прямой,
До прыжка в океан:
Дочитаю тогда и Камю, и Рембо я,
Долистаю себя,
Словно давний роман –
И возьмусь за 2.0 – нерожденную сагу,
Где пират и поэт
Проступают в одном,
Где живет серафим у вершин Чатыр­Дага,
К нам на землю сошедший
Под ветер и гром…
Подожди до любви – до Венеры, цветущей
В поле звезд –
Переспевших слезинок богов;
До прощальных гудков протестующей гущи,
Проигравшей себе –
И Виктору Гюго;
До открытой стихии, сметающей дамбы, –
Подожди, чтобы напрочь
Забыть якоря…
И по тонкому льду из хорея и ямба
В дом весенний войдет
Декабристка твоя.


Время женщины
Вернулись ангелы, как птицы,
В чертог души.
О чем доверено молиться –
О том пиши.
Нет крыльев бронзовых, железных –
Лети, перо…
Под небом – бездна, в небе – бездна,
А ты – ребро.
Перед собой останься честной,
В себя смотри:
Ты будешь – Женщина, воскресшая
Внутри;
Тебе обещанный и данный
Высокий свет,
Улыбка нового Адама,
Дитя планет.
И не понты дурной девицы –
Прямая речь
О том, что мир стальных амбиций
Не стоит свеч,
Что для мужчины – путь мужчины,
А ты – не та:
Ты по рождению богиня,
И тем – свята.
Настанет день – в тебе созреет
Волшебный плод,
А все, чем норов твой болеет,
Навек уйдет;
И станет шик второстепенным,
Навет – смешным
В отрытой заново вселенной
Чудес-­вершин;
И суть затем понять завещано,
Поверь,
Чтоб наступило Время Женщины
Твоей.


Лилия Кликич
Возьми моё имя на память
http://bp01.ru/public.php?public=3290
№ 10 (179) Октябрь, 2013 г.

* * *
От чёрных вод поникшая листва
Не может обойтись без мокрых всхлипов.
Тревожно бьют в окно ветвями липы,
А вечер как прогорклая халва.

Унылый длиннорукий пианист
Играет на карнизах окон гаммы,
Выстукивает ритм и неустанно
Несётся с высоты небесной вниз.

И кажется, что наступил разлад,
Ведь выпито дождей хмельное зелье,
В душе и в теле тяжкое похмелье,
И к отрезвленью нет пути назад.

Но кроткое сиротство этих дней
Запомнится уютом настоящим,
Отложишь поневоле в долгий ящик
Дела, что не дают покоя мне.

И вяжется из мыслей и тревог
То кружево, то полотно простое,
Когда тумана молоко густое
Прохладным утром запасаешь впрок.


* * *
Ветер бурые листья гонит по осевой.
Мне сегодня нет писем, только-­то и всего…
Поднимаю листочек, силюсь что-­то прочесть:
Может, в стершихся строчках скрыта нужная весть?

Штемпель на обороте различаем вполне –
Доставляет природа эту почту не мне.
В письмах – чьих­-то признаний неразвенчанный миф,
Чьих-­то тайных желаний необузданный мир.

В них – тоска ожиданья и мотивы тревог.
Город листья сжигает у обочин дорог.
Холодеющим звездам их живое тепло
Этой осенью поздней ощутить повезло.


* * *
Пока печаль осенняя чиста,
А синева объятья распростёрла,
Я научусь читать любовь с листа,
Чтоб нота «лю» восьмой рвалась из горла.

«Ай-­пи» чужой отчаянной судьбы
Определит небесный модератор.
Расскажет по секрету, как мне быть,
В резном письме кленового формата.

Уложим спать домашний Интернет
В обмен на поцелуи в мокром парке,
Где блюз дождя пока ещё в цене
И где вдвоём не по сезону жарко.

Мы будем говорить «глаза в глаза»,
Гулять «рука в руке», вдыхая осень,
И на мечты высокие дерзать,
Не удивляясь их полёту вовсе.

А время кисть поднимет над холстом,
Заметив, как по узенькой аллее
Уходят две фигурки под зонтом,
О виртуальном рае не жалея.


Гёдзе

В японском
ресторане «Гёдзе»
посуда, падая,
не бьётся,
но бьётся сердце
сиротливо.
Мы пьём вино
из жёлтой сливы
и палочками
ловим роллы,
свыкаясь
с вымученной ролью.
А джинн вина,
круша молчанье,
срывает с языка
признанья.
Чужими
говоришь стихами,
прерывисто
твоё дыханье,
а язычки огня
всё ближе –
под платьем
мне колени лижут,
но розой
с тонкими шипами
другая женщина
меж нами.


* * *
Возьми моё имя на память,
Носи его, колкое, в сердце,
А если не сможешь стерпеться,
То брось его в пламя.

Возьми мои песни с собою,
Пусть будут твоим талисманом.
Когда от мелодий устанешь,
Отдай их прибою.

Возьми мою горькую тайну,
Быть может, её разгадаешь,
Об этом мечтала всегда я,
Слезинки глотая.

Оставь только терпкую радость –
Любить, оставаясь любимой,
И с губ отпущу твоё имя,
Неволить не надо.


Шаль

Почему декабри нам с годами особо несносны
И в шкатулках надёжных домов запираемся мы?
Если в двери без стука вошла бесприютная осень,
Безо всяких причуд дожидаемся белой зимы.

Отдохните, мой друг! Не печальтесь о планах недельных,
Не пытайтесь наметить реальных победных штрихов!
Я полётом строки посягаю на мир сновидений,
Чтоб качать ваши сны на раскрытых ладонях стихов.

Я плету кружева бесконечною пряжей наитий,
Чтобы лёгкой накидкой укутать мечты не спеша.
И за тихую музыку слов вы меня не вините,
И за то, что наутро бесследно распустится шаль...


Пичуга
Стихи написаны в соавторстве с Al Katoi

Под вечер в окно постучалась пичуга,
Открою – насыплю пшена.
Пусть я не волшебник, но разве не чудо,
Что счастлива станет она?

А знаешь, мы тоже продрогшие птицы,
Что в окна стучат по ночам.
Как быстро, как глупо сумели проститься,
Как быстро привыкли молчать.

Со всем согласились безмолвно, покорно,
А души сгорели дотла.
И втоптаны в снег бесполезные зерна
Надежды, любви и тепла.

Давай помечтаем о чём-­то хорошем,
Давай? О тебе, обо мне!
Как часто мы помним себя только в прошлом,
Когда настоящего нет...

За ставнями снова морозно­-колюче,
В душе непроглядная ночь,
Но прежнего чувства отчаянный лучик,
Пробившись, сумеет помочь.

Ведь счастью простому учиться не поздно,
Не только во сне – наяву.
И пусть позавидуют боги и звёзды,
Что верю, люблю и живу.

Избавим себя от тоски ненавистной,
От шелеста злобной молвы.
Подарим огню непрочтённые письма,
В которых мы были на «Вы».

Давай помечтаем! Пусть бесится вьюга,
Неистово бьётся в окно.
Ты слышишь, как с нею стучится пичуга,
Которой насыплем пшено.


* * *
Как много сил осталось у любви…
Она опять ведёт в извечном споре.
И если даже разум с сердцем в ссоре,
То всё равно твердит любви: живи!



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 45
© 26.11.2016 Редакторская Страница

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества