Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Куда уходят сыновья Предисловие

[Владислав Иванов]   Версия для печати    

«Женское сердце — как флюгер. Оно поворачивается к самому ценному в данное время, по мнению большинства, разумеется, и к тем, кто им обладает, — так сказал мне однажды мой собеседник и друг капитан Кленов и добавил со своей обычной легкой усмешкой. — Если общество почитает доблесть и честь, тогда в героях люди чести и доблести, среди которых и мужчины в погонах, а если богатство и власть — тогда те, кто с деньгами и должностями. Когда-то, как писал Грибоедов, при виде военных «кричали женщины «ура!» и в воздух чепчики бросали», а сегодня при виде господ в «Мерседесах» они готовы сбросить себя не только чепчики, но и все остальное. Конечно, я не хочу сказать это о всех, потому что в каждом правиле есть исключения».
Впрочем, и сам Кленов тоже был и есть исключение из общего правила. Хотя внешне, вроде, ничего примечательного: худощав, но мускулист, невелик ростом, с типично русским лицом — короткий широкий нос, чувственные губы, но временами жесткие и плотно сжатые, короткие темно-русые волосы, упрямый сухой подбородок с ямочкой посредине, легкая походка спортсмена с покачиванием левой руки, в то время как правая плотно прижата к бедру, словно готовая немедленно выстрелить кулаком. Вот только серые глаза стального оттенка невольно запоминались своим изменчивым выражением — то неуступчивые и холодные, взгляд которых давил и ломал, то отрешенные, ушедшие в душу свою, то беззаботно веселые и будто открытые настежь, то презрительные и словно отталкивающие от себя, но чаще все же задернутые занавеской добродушной иронии.
Окончив школу с медалью, причем золотой, он на удивление многих, решил стать офицером, хотя в те годы престиж профессии родину защищать упал так низко, как, возможно, никогда не падал в российской истории. Стало доблестью не честно служить, а бесчестно, за взятку, избежать солдатского строя. И тем не менее он пошел сначала в солдаты и только потом, год отслужив, стал курсантом училища, или военного института, как сейчас говорят. И это на фоне тотального разложения армии, нищенского денежного содержания военнослужащих, их повального бесквартирья и потому массового увольнения наиболее подготовленных и предприимчивых офицеров, особенно молодых.
И все-таки Максим не поддался ни слезам матери, ни уговорам друзей. Не протестовал только отец, военный юрист. Правда, он посоветовал сразу подавать документы в училище, но Максим отшутился: мол, маршалы, как правило, вырастают из рядовых, тем более, если начинать ратную службу на старте очередного, на этот раз двадцать первого века.
К счастью, афганская резня была уже в прошлом, а чеченская его миновала.
Несмотря на долгие года советского родового беспамятства Кленовы сохранили дух и традиции своих предков, которые вместе с Петром хаживали против шведов, с Потемкиным против турок, а с Суворовым и Кутузовым против французов.
В стародавние, еще петровские времена Кленовым, тогда московским стрельцам, пожаловали вновь обретенные земли на задворках страны, на Дону, южнее Воронежа. Невелик был надел, но к нему прилагалось дворянство. С тех пор они верой и правдой служили России. Не все доживали до почтенных седин, поскольку превыше всего почитали доблесть, благородство и честь, а риска не боялись не только в ратных, но и в амурных делах, оттого и раны получали не только в боях, но и во многих дуэлях.
Не миновали их и безумные бойни двадцатого века. В первую мировую войну в боях под Перемышлем прадед Максимов полковник Кленов потерял правую ногу, вернулся с фронта домой и вместе с Машей, казачкой, на которой женился в начале века вопреки воле родных, перебрался в казачьи края.
После революции он чудом избежал большевистского топора, ибо не участвовал в мясорубке гражданской войны и не потому, что был одноног, а потому главным образом, что считал за бесчестье сражаться против своих соплеменников из-за разности их убеждений, красные они, белые или серобуромалиновые.
Семейная память хранит его наставление, которое он перед смертью дал своим пятерым сыновьям, собрав их на последний совет:
«Нельзя поднимать оружие против собственного народа. Когда одна его часть сражается против другой — это болезнь национального духа. Она пройдет, и всем станет больно и стыдно. Если идея, любая идея, утверждается слезами и кровью своих соплеменников, она тем самым убивает себя, а потому обречена на забвение. Это не дело Кленовых. Защищать можно и нужно не клановые интересы, а только собственную страну, от кого бы такая угроза ни исходила».
Великая Отечественная война была с ними сказочно милосердна: из пяти братьев Кленовых, воевавших с самого июня трагического сорок первого в званиях от старшины до генерала, погиб только один — командир дивизии РГВК и тот всего лишь месяц не дожил до победы, причем погиб совершенно случайно, подорвавшись на мине вдали от боев.
Но это история. А теперь настал черед и самого младшего Кленова.
Когда группа призывников собралась у районного военкомата, рядом с ним были сестра, родители и некоторые их друзей. Не было только Жанны, и он знал, что она не придет. Сестренка презрительно фыркнула: «Не пришла — и не надо. Подумаешь, цаца! Она никогда мне не нравилась». Хорошенькая, худенькая и подвижная, словно ртуть, Аленка была антиподом и степенному брату, и особенно Жанне. «Она не генерал, а ты еще не солдат, чтобы выполнять ее приказания, тем более прихоти, — продолжала Аленка.— Видишь ли, ее не послушались. Да она тебя просто не любит. Плюнь и забудь!»
Сестренка не знала, что Жанна из всех своих ухажеров выбрала именно Кленова, хотя он не красавец, не поет, не острит, не душа компании и вообще старается быть в стороне, не выходя на авансцену внимания. Она нашла в нем другое, но не принимала всерьез его армейские планы, считая их глупой бравадой. Ведь он умница, отличный спортсмен, ему ли в солдаты нынешней армии, презираемой и затюканной. «Ты самоуверен и горд, и просто дурак, — сказала она. — Гордость, однако, проходит, как в детстве ветрянка, а глупого только могила исправит. Жизнь с тобой обойдется сурово. А мне тебя даже не жаль!». Но причиной их ссоры было не это, чего сестренка тоже не знала и что ему лучше не вспоминать.
Максим внес первую плату за то, чтобы оставаться собой. Счет был открыт, и наверняка предстоят новые вклады. Но это будет потом, а тогда, на проводах в армию, он скрыл свою душевную боль, обнял мать, у которой на глазах были слезы, сестренку, которая была уже барышней, и отца, который, казалось, вдруг постарел на несколько лет, пожал руку друзьям, стал в строй призывников и ушел во взрослую жизнь.




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 8
Количество отзывов: 3
Количество просмотров: 13
© 25.11.2016 Владислав Иванов

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 2, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 > >>





Светлана Белякова       26.11.2016   16:22:24
Отзыв:   положительный

Еще не читала, но, судя по названию, мне обязательно нужно прочитать - у меня все же сыновья...
Даже не начинаю, а то сложно будет остановиться.))
Сначала на присягу к младшему съезжу.)
Владислав Иванов       26.11.2016   17:16:35

Здравствуйте, Света Белякова, мать солдатская! Когда будете читать сей опус, не переживайте за сына. Сейчас, слава богу, обстановка в армии несколько иная, как и отношение к армии тоже иное, чем 15-20 лет назад, когда происходили описанные здесь события. Сейчас наша армия становится такой, какой ей и следует быть. Это вам говорит полковник в отставке, который отдал ей почти всю свою жизнь. Но характеры, типы людей - это вне времени и обстоятельств, конечно. Так что еще раз говорю: не переживайте, хотя волноваться вы все равно будете, как и все матери и во все времена. Удачи вам и вашему сыну, и успешно ему службы.
Светлана Белякова       26.11.2016   17:20:16

Спасибо! Я уже почти не волнуюсь.))







© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.