Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Мой друг - домашнее привидение. Книга 2. Глава 14

[Марина Малиновская]   Версия для печати    
Мой друг - домашнее привидение.  Книга 2. Глава 14


Глава 14.
- Ну, ты, мама, дашь! - С восхищением проговорила Иллария, присаживаясь к Оливии, лежащей на полу. Она несколько секунд осматривала девушку. – Гарантирую, что у неё будет синяк. Но это меня мало волнует. – Она говорила, одновременно расстёгивая е кофточку.
- Зачем ты это делаешь? – Спросила Ариадна Львовна, когда Иллария оголила девушке живот. – О-о-о! Что это?
На животе Оливии, под левой стороной рёбер, красовалась татуировка размером с кулак. Это была голова змеи, как бы выползающая из тела девушки.
- Какой ужас!- Невольно проговорила Ариадна Львовна. – Илла, только не трогай её. Мало ли, что может произойти…?
Иллария только усмехнулась.
- А ты не заметила, что я эту голову заставила говорить своим прикосновением?
К ним подошёл Леопольд Николаевич, и тоже присел рядом.
- Итак, два предсказания Илларии свершились. - Сказал он и увидел удивления на лицах женщин.- Вы, что, забыли?
- Точно?! – Вновь ужаснулась Ариадна Львовна.- Сначала Зевс. Он, словно баран, блеял перед этой девчонкой. Даже слова не мог сказать нормально. А затем, я.
- Твой удар не забываемый, мама. - Подхватила слова матери Иллария. – Остаётся дядя? Дядя Лео твой подвиг последний.
Леопольд Николаевич утвердительно кивнул и поднял с пола шляпу Оливии с большими искусственными маками.
- Значит, мне придётся освободить господина Люпена?- Проговорил он, рассматривая шляпу. - Но как или чем? Интересно бы узнать, почему Оливия не должна была расставаться со шляпой? Помните, как она в неё вцепилась, лишь только возникла угроза её оставить здесь?
Обе женщины закивали и с ужасом посмотрели на красивую шляпку. Вдруг Иллария схватила бесчувственную руку девушки и слегка потрясла её. Но девушка была в «отключке» и ни на что не реагировала.
-И, как долго она будет в этом состоянии? - Спросила Иллария. - Боюсь, пока она в шоке, мы ничего не узнаем.
- А я также боюсь, что, если она из него выйдет, то мы всё равно ничего не узнаем. Неужели вы думаете, что тот голос, который руководил этой девочкой как марионеткой, будет отвечать на наши вопросы? Не будьте наивными, мои милые.- Леопольд Николаевич подошёл к креслу и сел в него.- Быстрее он сделает так, что бы мы все стали выполнять его приказания, и сами, добровольно, выдадим тайное место, где спрятаны два зеркала. Кстати, я надеюсь, что он их спрятал в надёжном месте?
Иллария извинительно улыбнулась и нехотя кивнула.
- Нет, не говори мне. - Приказал Леопольд Николаевич, лишь она открыла рот. – Я не хочу этого знать. Мало ли, что со мной может произойти.
- Кстати, о тебе! - Вдруг обратилась к нему Ариадна Львовна, поднимаясь с пола.- Ты ясно мне дал понять, что она говорит другим голосом, хотя я его не слышала.
Леопольд Николаевич кивнул.
- Я то же его услышал, когда Иллария коснулась Оливии. Но я его слышал в уме. Вернее, я слышал их обоих. И голос Оливии, и тот другой мужской голос. Я не мог понять сразу, что со мной происходит, возможно, что и Оливия тоже этого не понимала. Интересно, а она знает, что на её теле есть эта татуировка?
- Я думаю, что знает. - Ответила Лео Ариадна Львовна. - Делать татуировку довольно болезненно…
- Если ей делали тату в здравом уме. - Сказала Иллария. - А, если ей делали тату в бессознательном состоянии? Но ни это главное. Главное то, что продолжение этой татуировки находится на теле Якова. Когда я видела его на больничной койке, то была поражена…
- Иллария, ты не должна была смотреть на голого мужчину…
- Мама, я видела татуировку на теле Якова. И эта был длинный … очень длинный хвост змеи, который полностью охватывал его тело. Кончик хвоста был под правым ребром, а из-под левого ребра хвост, как бы торчал из его тела. Он лежал на спине, и посмотреть, как он там извивался, не было возможности.
- Какой ужас! Я зачем только молодёжь так себя уродует?
- Наверное, для того, что бы быть марионетками в чьих-то руках. - Ответил Ариадне Львовна Леопольд Николаевич. - Вспомни, хотя бы мою татуировку, которую, не помню как, мне нанесли на тело. Она заставила меня быть предателем своей семьи.
Ариадна Львовна сочувственно посмотрела на девушку, лежащую на полу без сознания.
-Бедна девочка, а я ещё ударила её? И так сильно!
- Не забывай, мама, что в её понимании… Я подчёркиваю, в её понимании! Мы с тобой плебейки и не достойны, даже разговаривать с «представителями высшей расы»…
Дверь отворилась, и в гостиную вбежали Ромзес и пёс Туман.
- Какой ужас!- Прокричал мальчик и бросился к матери. Он обхватил Ариадну Львовну за талию и прижал к ней заплаканное лицо. - Он действительно там стоит… Он меня не узнаёт… Он меня не видит…
- Так, успокойся, Ромзес. - Иллария «оторвала» брата от маминой юбки. - Мы сейчас пытаемся найти способ его живить.
Ромзес внимательно посмотрел на сестру и вдруг ущипнул её за локоть. Потом ещё раз, уже за ногу. Потом ещё и ещё раз…
- Ты, что делаешь, Рома?- Возмутилась Иллария, отталкивая брата от себя. Но мальчик настырно щипал её. Девушке пришлось бегать от него по гостиной. Под удивлённые взгляды Ариадны Львовна и Леопольда Николаевича.
В это время в гостиную вошёл Зевс Николаевич. Он запыхался.
- Что здесь за веселье? - Раздражённым голосом произнёс он, заметив беготню детей по гостиной.- Мы там…., а вы здесь…?
-Мы здесь пытаемся разозлить Илку. - На бегу прокричал Ромзес и вновь ущипнул сестру, которой не удалось спрятаться от его руки за спинку кресла.- Она должна разозлиться и сказать, как нам помочь господину Люпену…А она не хочет…
Зевс Николаевич схватил сына за одну руку и остановил. В то же время Леопольд Николаевич, сидя в кресле, закрыл Илларию от брата большой соломенной шляпой Оливии.
- Отпусти меня, папа, ещё раз я её ущипну, и она заговорит. Я же вижу, что она уже разозлилась… - Мальчик рванулся из рук отца, и, освободился. Но на его пути к сестре была соломенная шляпа. Инстинктивно Ромзес хватает шляпу за край, вырывает её из рук дяди Лео и отбрасывает в сторону. Шляпа делает «воздушный пируэт» и падает прямо на лицо Оливии, лежащей на полу.
Одновременно вскрикивают Иллария от нового щипка Ромзеса, и Зевс Николаевич от возмущения.
-Что вы сделали с девушкой? Почему она лежит на полу… без сознания?
Он подходит к Оливии и тянется рукой к шляпе, лежащей на её лице.
- Не трогайте шляпу, Зевс Николаевич. - Услышали все голос Люпена, и в гостиной наступила немая сцена из «Ревизора» Гоголя.
Ариадна Львовна застыла с открытым ртом и взором, устремлённым в никуда.
Зевс Николаевич – в согнутом состоянии и протянутой к шляпе рукой.
Леопольд Николаевич – в момент вставания с кресла.
Ромзес – в лежащем состоянии, запнувшемся за ножку кресла.
Иллария – со вскинутой рукой, защищаясь от брата.
И только пёс Туман стоял возле Оливии и нюхал искусственные цветы, переводя свой взгляд то на руку Зевса Николаевича, то на маки. Он не понимал, почему они не пахнут. И вскоре он решил лизнуть руку хозяину дома, чем заставил его очнуться.
Зевс Николаевич распрямился, осмотрел всю семью и произнёс.
- У меня глюк, или я слышал голос господина Люпена?
-Я то же слышал голос Люпена. - Проговорил Ромзес, потирая ушибленную ногу.
- И я. - Ответили разом оставшиеся члены семьи.
- Господин Люпен, где вы! - С волнением в голосе, проговорил Зевс Николаевич. Он снял с себя очки, но они выпали из его дрожащих пальцев, и упали на пол.
- Я в шляпе. - Вновь голос Люпена заставил всех напрячься и посмотреть на соломенную шляпку с большими маками.
Ариадна Львовна быстро подняла мужу очки и сказала. - А, что вы там делаете?
-Мама, что ты спрашиваешь? - Возмутилась Иллария, подходя к родителям. К ней присоединились Ромзес и дядя Лео. - Господин Люпен, как вы там оказались и почему нельзя трогать шляпу с лица Оливии?
- В шляпу я заключен, и, по-видимому, магией? Я помню, что осматривал гостиную в доме Фрола Федулыча. Меня что-то заинтересовало, но вдруг моё сознание помутилось, и я уже не мог пошевелить ни рукой, ни ногой. А затем понимаю, что меня несут, одновременно видя свою стоящую фигуру. Я немного растерялся, но, когда увидел вас всех в этой гостиной, то успокоился. Я пытался докричаться до вас, но голоса своего не слышал. Я видел всё, что здесь происходило и … просто восхищён вашим мужество, Ариадна Львовна. Если бы я только мог вам помочь в ту минуту?! Как же это мучительно, если хочешь, но не можешь помочь! Но вы справились с блеском. Я так смеялся, когда видел перекошенное лицо Оливии от вашего точного удара…
Его словам все невольно улыбнулись, и только Зевс Николаевич и Ромзес с удивлением посмотрели на хозяйку дома.
- Мама, ты ударила эту тётю? Зачем?
- Да, Ариадна, зачем? - Поддержал вопрос сына отец. Удивление на его лице было неподдельным.- И… как это у тебя получилось?
-А незачем меня злить. - С улыбкой ответила Ариадна Львовна, гордо приподнимая голову. - Если моих детей обзывают плебеями, а при этом их отец, как баран на закланье, блеет, внимая каждым словам негодницы, то я зверею!
Зевс Николаевич приоткрыл рот от удивления, а затем вскрикнул с возмущением. - Я - баран, и я блею?!
- А мы с мамой – плебеи. - Сказала Иллария, подходя к отцу и нежно его обнимая.
Зевс Николаевич посмотрел на брата, ища поддержку, но получил в ответ только усмешку и утвердительный кивок.
- Успокойся, Зевс, ты был под воздействием магии этой девушки, но я не дала нас в обиду. - Ариадна Львовна погладила мужа по руке и обратилась к шляпе Оливии. – Господин Люпен, что мы должны делать? Как вам помочь?
- Леопольд Николаевич, снимите шляпу с лица девушки и наденьте на свою голову.
Слова Люпена вызвали недоумение у мужчины.
-Зачем?- Спросил он и тут же получил удар в бок от Ариадны Львовны.
-Не спрашивай, а делай. Ведь именно ты можешь помочь нашему привидению, как произнесла наша Кассандра.
- Кто? - Спросил Зевс Николаевич, всё ещё находясь под впечатлением от того, что жена назвала его бараном.
- Наша дочь, Зевс. Она, с некоторых пор, выдаёт нам предсказания. Забыл?
Зевс Николаевич то кивнул, то качнул головой, но Ариадна Николаевна только махнула на него рукой и обратилась к его брату. - Лео, делай, что тебе сказали.
Леопольд Николаевич снял с лица Оливии шляпу и очень медленно надел её себе на голову, одновременно произнося. - Не понимаю, зачем всё это?
- Для того, что бы я мог общаться со всеми через вас, Леопольд Николаевич. Ведь вы тоже находитесь под воздействием татуировок…
Все вновь услышали голос Люпена, но его тут же прервал Леопольд Николаевич.
- Я знаю, как вам помочь! Я знаю!
Мужчина вдруг «сорвался с места» и устремился к двери гостиной, придерживая соломенную шляпу на своей голове, и выкрикивая. - Я знаю! Я знаю…!
Все жители этого дома, секунду замешкавшись, побежали за ним, и только пса Тумана Иллария оставила возле, лежащей на полу, девушки приказом. - Охранять!
Пёс был так этим не доволен. Его уши легли и мордочка скривилась, а через минуту ожидания, он запрокинул голову и жалобно взвыл.

Терпение пса хватило на полчаса, в течение которого он то подвывал, то поскуливал, неотрывно смотря на дверь. Но, когда девушка, лежащая на полу, очнулась и захотела встать, то тут же «включил» свою злость, которую показал злобным оскалом. Оставшееся время, пёс то рычал на девушку, не смеющую даже шелохнуться, то поскуливал, глядя на дверь гостиной. И вот, наконец-то она открылась.
В гостиную вошли хозяева дома, их дети, Фрол Федулыч и…по воздуху влетела шляпа, которая на миг заставила Тумана забыть его собачью радость и уставиться на неё в недоумении.
Но то, что случилось потом, заставило собаку смотреть на всех не только с удивлением, но и с осторожностью.
На вопрос девушки «Что случилось?», никто не проронил и слова. Это заставило пса насторожиться. Он быстро отбежал на коврик к камину и лёг на него, продолжая наблюдать, развёртывающуюся перед ним картину.
Шляпа, немного полетав по гостиной, опустилась на голову девушки, которая онемев от испуга, с ужасом смотрела на неё. Лишь только шляпа легла на её голову, как девушка перестала двигаться и махать на шляпу руками. Вдруг она сама поднялась в воздух, и, доплыв до дивана, опустилась на него. Иллария тут же оголила девушке живот, а Ромзес бросился к камину, в котором вдруг вспыхнул огонь, чем немало напугал Тумана.
Пёс шарахнулся от камина, но приближение мальчика его успокоило. Ромзес бросил в огонь большой гвоздь, взял в руки каминную кочергу и стал шевелить гвоздь в горящем огне. Пёс увидел, как гвоздь стал светлеть. Это напугало Тумана, и он спрятался за спину Ромзеса, который только улыбнулся ему и погладил по шёрстке.
Мальчик кивнул кому-то, и огонь тут же погас. Из камина в воздух поднялся гвоздь и поплыл к дивану. Ромзес и Туман шли вслед ему. Пёс постарался лизнуть мальчику руку и чуть визгнул. И, получив в ответ улыбку, увидел, как тот прикладывает пальчик к своему рту, призывая пса молчать. Туман понял приказ и больше не скулил, а молча смотрел, что происходит.
А происходило следующее. Возле дивана, на котором лежала девушка со шляпой на лице, собрались все жители дома и Фрол Федулыч. Глаза старичка были широко раскрыты, а рот свой он прикрывал большой ладонью.
Гвоздь, доплыв до голого живота девушки, ткнул в него два раза, и тут же в воздухе запахло чем-то странным, но по-собачьи вкусным.
Туман невольно облизнулся и увидел, как заткнули носы обе женщины и мальчик, двое взрослых мужчин слегка поморщились. Старичок не придал этому запаху никакого значения.
Тут внимание пса привлёк странным пузырёк, который вдруг появился в воздухе над животом девушки. Пёс насторожился, уши его встали торчком, и он увидел, как из пузырька посыпался белый порошок на живот девушки.
Не то испуг, не то удивление вырвались у пса жалобным визгом, и тут же женская рука схватила его за морду, и сжала собаке пасть.
- Отпустите его, Ариадна Львовна. - Услышали все голос Люпена и с облегчением вздохнули. - Дело сделано и можно, расслабиться.
В воздухе стало проявляться молочное тело привидения Люпена. Он смотрел на всех и улыбался.
- Как же я рад вновь ощутить и себя и видеть вас. - Произнёс он и тут же «вселился» в тело девушки, сказав.- Осталось сделать ещё, кое-что.
Через мгновение шляпа с лица девушки слетела и шлёпнулась на коврик, возле камина. Тут же послышался голос Люпена. - Туман, шляпа твоя. Развлекайся!
Пёс тут же потерял интерес ко всему, кроме шляпы.
- Вы уверены, что девушка нейтрализована? - Спросил Зевс Николаевич Люпена, когда он появился из тела девушки. - Эта татуировка на её теле такая страшная. Хоть мы и прижгли глаза этой змеи. - Он указал рукой на глаза татуированной змеи, которые теперь были всего лишь маленькими круглыми ранками, присыпанными белым порошком. - Я не могу поверить, что эти страшные глаза, пылающие злобой, теперь нам всем не опасны.
- Поверьте мне, что она слепая, как и тот, кто руководил этой бедной девушкой. Неведомый нам пока, колдун, тоже ослеп, в магическом смысле этого слова. Он нас не видит и не может больше руководить Оливией…
- А я? Как же я? - Вмешался в их разговор Леопольд Николаевич. - Как же моя татуировка? Через неё он, - он помахал рукой в воздухе, - то колдун, может вами руководить?
- Нет, не может. Его нейтрализует сила татуировки скорпиона, которая заставляет вас искать. Он может только видеть, что вы найдёте. К тому же, рот вашей татуировки змеи закрыт, а это значит, что и…
- Укусить он не может! - Воскликнула Иллария и обняла дядю Лео. - Как я рада, что вы помогли нам освободить наше привидение, нашего дорогого господина Люпена.
- Мы все рады. - В один голос произнесли все оставшиеся члены семьи, и тоже обняли Леопольда Николаевича, который не смог даже скрыть скупой, но довольной слезинки.
- Итак, друзья мои, мы обрели друг друга и это надо отметить.- Сказал Люпен. - Хоть я и вновь стал привидением, но голод мой остался человеческим.
Ой, а я ничего не успела приготовить! - Воскликнула Ариадна Львовна. - Все эти гости, приключения, заботы и страх за вас, господин Люпен, заставили меня забыть о еде.
- Значит, за дело должен взяться я. - Сказал Люпен и поплыл в кухню, говоря на лету. – О девушке не беспокойтесь. Она проспит до утра. А вы, пока я готовлю, накрывайте на стол. Будем праздновать. Принимаю заказы на еду…
- Я хочу блинчиков… - Прокричал ему в след Ромзес. - А Туману – много костей.
- А я хочу… - Заговорила Иллария и посмотрела на родителей, а затем на дядю Лео. – А мы хотим жаркое из картошки и…
- И утки. - Прокричала вслед Люпену Ариадна Львовна.- Утка в холодильнике…

Через полчаса гостиная преобразилась. Стол по-праздничному был сервирован. В центре на большом подносе стояла, жарена утка, обложенная картошкой с овощами. Рядом стоит большая тарелка со стопкой блинчиков. Весь стол был заставлен тарелками с соусами и различными приправами.
Ариадна Львовна не переставала восхищаться, видя приготовления к празднику. Да и все были под впечатлением, когда из кухни по воздуху чинно следовали сначала, столовый сервис с тарелками, вилками и ножами. Затем большое блюдо с утком и череда тарелок с соусами и приправами. Замыкала сей «вкусный строй» большая тарелка блинов.
Пёс Туман, бросив у камина разорванную в клочья, соломенную шляпу Оливии, шёл под блюдом с уткой, носом вдыхая чудесный аромат.
Всех рассмешила эта картина и восхитила другая, когда из кухни выплыл по воздуху большой поднос с мясными костями. Он медленно доплыл до камина и опустился на коврик, под радостный лай собаки, которая время терять не стала и приступила к еде.
Когда все сели за стол, а глава семьи встал, что бы произнести речь, Люпен вдруг воскликнул. - Я позабыло самом главном! Если глава семьи не против, то, может быть,… шампанского?! А Ромзесу – лимонад?
- У нас есть шампанское?- Удивленно проговорил Зевс Николаевич, глядя на жену.
Ариадна Львовна ответила в смущении. – Есть. В холодильнике. Я купила его на праздник в день окончания школы Илларии, но мы можем…
- Мы можем? - Возмутился хозяин дома.- Да мы обязаны это сделать в честь освобождения нашего дорого привидения из плена и из чувства вины перед ним.- Зевс Николаевич повернулся лицом к Люпену, который восседал на стуле по правую руку от него. - Мы все хотим принести вам, господин Люпен, свои извинения за то, что чуть не отказались от вас. Мне лично, очень стыдно. Нас привела в чувство Иллария своими словами и Ромзес своим испугом о том, что вы стоите, недвижимы, как статуя. В это миг мы все вдруг поняли, как вы нам дороги, и что мы готовы вести борьбу против всех колдунов мира!
Все дружно захлопали и тут же из кухни прилетели бутылка шампанского, бокалы и бутылка лимонада. Вскоре праздник продолжался, и пока вся утка не была уничтожена, а стопка блинов не уменьшилась вдвое, не прекратился.
Зевс Николаевич, принимая чашку чая из рук жены, предложил. - Давайте подведём итоги наших поисков и достижений. - Он уже сидел на диване рядом с братом. Их сытые лица выражали умиротворение и благодушие.
Фрол Федулыч устроился в кресле и с удовольствием потягивал чай из чашки, вприкуску с сахаром.
Иллария сидела в другом кресле, внимательно следя за его чаепитием и улыбаясь.
Ромзес гладил пса Тумана, который, наевшись до отвала, подставил мальчику свой живот, и теперь блаженствовал на коврике возле камина.
Ариадна Львовна с чашкой чая устроилась рядом с мужем на диване и обратилась к привидению Люпена, который «лежал в воздухе» перед хозяевами дома.
- Давайте подведём итоги. - Согласился он с хозяином дома.- Итак, что мы имеем?
Мы имеем карту замка, который раньше возвышался на месте дома Фрола Федулыча и вашего дома, Зевс Николаевич. Мы знаем, что от замка остался только ваш дом, который за много веков был перестроен, и в котором, возможно спрятаны все зеркала «машины времени Нострадамуса».
- А, почему, возможно? - Спросил Ромзес. Он оставил спящего Тумана у камина и подсел на диван, рядом к матери.
- Милый мальчик, дело в том, что прошедшие века – это очень много времени и очень много людей, связанный тайной этих зеркал. А люди все разные. Некоторые способны сохранять тайну и передавать её по наследству другому хранителю, а некоторые люди на это не способны.
- Почему?
- Потому что корыстны.- Ответила брату Иллария, вместо Люпена. – Ты вспомни, Ромзес, в склепе на кладбище мы нашли всего лишь пять могил хранителей тайны, а веком прошло ни мало. А это значит, что не пять хранителей должны их охранять, а, по крайней мере… - Девушка задумала, что-то подсчитывая в уме.- Если учесть, что тайну они передавали в среднем через каждые тридцать – сорок лет, то получается… Около восьми - десяти человек.
-Но ты, дочка, не учла, что один из них, некий граф Скинеф, то есть Феникс, правил этим замком более 150 лет? Если учесть даты на могильных плитах. Затем он передал правление некому сэру Мандрагору, на котором это список заканчивается 1810годом. А, что дальше? Что случилось с другими хранителями, или… с замком?
- Я думаю, что не важно, что стало с хранителями, если замок был разрушен. – Ответила на вопрос мужа Ариадна Львовна. Я удивляюсь, что мы вообще нашли два зеркала, а нам ещё надо найти пять зеркал. Где же их искать, если от замка ничего не осталось?
- А подвал? - Вставил слово Леопольд Николаевич. - Замок был большим, очень большим, если верить исторической картинке этого замка. А это значит, что и подвал или подземные проходы в нём должны были существовать.
- Так ведь, - заговорил Фрол Федулыч,- у меня в полу кухни, есть в них проход.
Люпен внимательно посмотрел на старичка и подплыл к нему.
- А это интересно? - Сказал он. - Если есть вход, то может, есть и выход? Что, если мне, пока Яков и эта девушка нейтрализованы, мне его посмотреть.
Иллария резко встала с кресла и громко произнесла. - Поздно. - Она несколько раз моргнула и, устремив взгляд в одну точку, добавила. - Он проснулся, то есть, вышел из комы. Ваш хозяин, Фрол Федулыч, вышел из комы и…
Все посмотрели на старичка, который сидел в кресле застывшей статуей. В руке он держал чашку с чаем в наклонённом виде. Чай тонкой струйкой лился ему на колени, и от струйки чая шёл лёгкий парок.
Ариадна Львовна ахнула, быстро встала и, подойдя к старичку, с трудом вынула из его закостенелых пальцев чашку с чаем. Она посмотрела на Люпена, который тоже с удивлением смотрел на старичка.
- Он говорил, что его хозяин, Яков, влияет на него.- Сказала она. – А, что, если и на нём есть татуировка какой-то гадости. Может, нам и его осмотреть и прижечь этой гадине глаза или язык?
- Я вижу, Ара, что ты вошла во вкус.- Произнёс Зевс Николаевич, подходя к жене и старичку с явным неудовольствием. – Ты ещё предложи вырвать у него зубы.- Но, когда он дотронулся до руки Фрола Федулыча, тут же посмотрел на Люпена.
- Я не могу его видеть в таком состоянии, господин Люпен. Он совершенно холодный, как будто безжизненный. - Сказал он и обратился к брату.- Лео, помоги осмотреть тело старичка. Я думаю, что это должны сделать мы, как мужчины. Женщин не стоит к этому подпускать.
Леопольд Николаевич поспешил к брату, под тихое жалобное завывание проснувшегося Тумана.



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 8
© 23.11.2016 Марина Малиновская

Метки: Приключения, семья, интрига, старый дом,
Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества