Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Сатхэйн

[Марк-Энтони]   Версия для печати    

Сатхэйн
Автор: Марк-Энтони
Содержание:
Как много в нас желаний, сидящих занозой внутри. От мало до велика, мы каждый день хотим наладить свою жизнь, оплатить счета или просто даже вернуть день, когда умер близкий человек. Полагая, что такие чудеса возможны только богу, мы перестаем верить, во что-либо другое, кроме повседневной рутины. Каждый сам решает для себя, во что ему верить, в том числе в некое главенствующее лицо. Но что если, многие уголки нашего подсознания могут создавать свой мир и свои правила, где тоже есть свой хозяин, у которого на руках все ключи от наших желаний. Испытывая сильное ощущение от возможности притворить любое желание, он склоняет людей принять простые правила его игры, за которыми уже нет пути назад.
Детектив полицейского департамента в Нью-Йорке получает дело пациентки психиатрической клиники, которое на первый взгляд ничем примечательным не выделялось из ряда других дел. Но по мере продвижения он понимает, что в этом деле как и в смерти его жены есть ряд схожих обстоятельств. Разные обстоятельства и люди дают подсказки, что именно произошло с его супругой. Но не будет ли это дело последним в его карьере? Что если за два года супружеской жизни он совешенно не догадывался о темном прошлом своей жены. Чтобы разгадать это дело, Уильяму придется пуститься в глубокое прошлое и отыскать корни того, что произошло до их знакомства. И все это отражается на взаимоотношениях с приемной дочерью, которая находиться в том нежном возрасте, когда любое брошенное слово и поступок могут иметь большие последствия.

****

Холод и сумрак рождают на свет
Тени печали в душе, каких нет
На собственные мысли поставь запрет.
Все, что замыслил, получишь в ответ.

“..Мне нравиться холод в сердцах людей в зимнее время, ведь именно тогда я могу растопить его” – последние слова убийцы.





Глава I.
Сила мысли начинает разбег.

Канада.
Река Маккензи.

Царство мрака и холода обитало в северной части американского континента. Канада, как много сокрыто в этом названии и так мало букв, чтобы выразить весь жестокий нрав природы в здешних краях. Штормовой ветер водил дружбу только со снегом и здесь, на обширных территориях они чувствовали себя полноправными хозяевами. Не ведая покоя и отдыха, переносили тонны снега день и ночь с места на место. В зимний период времени суровая природа сковывала землю вечной мерзлотой, позволяя только самым терпеливым и жестоким охотникам выживать в таких условиях. Канада - родина первых золотоискателей и охотников за ценным мехом. Царство вынужденного насилия и бесконечного голода, пышных сугробов и величественных гор, далеко отбрасывающих свои тени до самого океана. Вот истинные хозяева этих мест! Они были здесь до прихода первых людей, будут и после них так же молчаливо стоять. С постоянной периодичностью сбрасывая налипший снег со своих горбатых спин. А человек лишь гость, пытающийся вторгнуться в эти владения и присвоить себе все богатства холодного мира.Алчность, с которой он приходил в новые для него места, толкала его на всевозможные поступки, определяющие место в жизни, путь по которому он шел и последующие за этим дела. Грызть жестокую и пропитанную кровью землю, разгребать руками с надеждой, найти хоть кусочек счастья. Лихорадка охватила живых существ, устроивших баталии за золото на волчьих землях. Только взяв повадки и создав волчью империю люди, смогли уживаться друг с другом, в душе согревая себя лишь мыслью о личном достатке. Один из таких зверей рвался сквозь снежную бурю, но это был необычный охотник. Два светящихся глаза смотрели сквозь снежный заслон. Они приближались на невидимого зрителя, которым здесь была только природа. Вместе с глазами нагоняя сзади бежал отстающий звук. Мотор рычал как полярный медведь, вдыхая морозный воздух через решетку радиатора и черпая силы для марш броска сквозь обильные снеговые просторы. Дворники активно работали, счищая налипающий снег на стекло.
Сильный ветер бился в стекло, как непрошеный гость, желающий согреться внутри. Стая волков сопровождала движущийся со средней скоростью грузовик, лихо, преодолевая препятствия на своем пути. Водитель ерзал на сидении, пытаясь устроиться удобнее. От такой компании за окном ему было не по себе, но он привык. В свете фар то и дело шла пляска волчьих шкур со случайно попавшими жертвами. Рвали всей стаей!
- Опять придется отмывать грузовик после них – покачивая головой, произнес водитель. Кровь примерзнет к поверхности, и въезжая в город все будут думать, что он сбил случайного прохожего, заснув за рулем. Последние двадцать четыре часа он и, правда, не бывал в царстве сладкого Орфея. На последнем издыхании он рвался в ближайший город, поставив на карту свою жизнь. Он мог поставить грузовик в стороне от дороги и прилечь на кровать в коморке у него за спиной. Там был обогреватель, кофеварка, холодильник и главное какая никакая кровать. Все условия для скромного быта, но в эту ночь ему как никогда хотелось выпить в ближайшем баре. Для этого был повод. К тому же, за ночь машину могло присыпать снегом и что еще хуже замерзнуть горючее в баке. Для сна в машине, мотор пришлось бы держать включенным всю ночь, и довериться случаю. Дуэйн Крокуэл посмотрел на градусник за окном и, поежившись, еще больше упрочился в мысли доехать до конечного пункта. Согласно его показаниям было – 37, но Дуэн знал что, скорее всего горячий мотор не позволял ему трезво оценивать обстановку и накидывал сверху несколько градусов. Радио шипело, отрезав машину от остального мира. На этом безжизненном участке суши, а точнее воды, днем с огнем не отыскать живой души. Большая часть трассы проходила по замершим рекам и каждый водитель, рискнувший везти груз, был предоставлен сам себе. Тонкими артериями местные реки разрезали сушу на множество мелких островков. Самый быстрый и короткий путь был только по воде. Люди так и не уняли своей жажды добычи полезных ископаемых, менялось только время, но не желание. Канада с ее суровым климатом обрела новую жизнь в индустриальной эпохе. Множество крупных предприятий разбросало по всей территории, требующих, сезонной поставки продуктов, деталей для ремонта и прочих полезных вещей. Примерно в это же время на юге мелкие транспортные компании были практически одной ногой на краю банкротства. Осознав надобность в грузоперевозках, мелкие игроки с юга потянулись на север, где практически в одночасье стали монополистами транспортного бизнеса. Туда же с новой волной мигрантов отправился и Дуэйн. Пять лет он провел за рулем своего грузовика, зарабатывая приличные деньги и авторитет вступая на тонкий лет разделяющий мир жизни и смерти на две части. Только на этой работе можно было ощутить свежий прилив эмоций от риска и хороший заработок. И хотя мужчины в меньшей степени зависят от эмоций в отличие от женщин, рано или поздно выброс становиться неизбежен. Радиоэфир был все еще мертв и оживал только в те редкие моменты, когда на встречу шел такой же автопоезд. А между тем, готовых идти на подобный риск находилось очень немного. В основном это местные и водители североамериканских городов не понаслышке знакомые со столько суровыми условиями. Мужественные полярники и кормильцы семей, они каждый раз отважно выходили на лед. Он кинул беглый взгляд в сторону фотографии висящей на панельной приборной. Жена и дочка смотрели на него, взглядом прося вернуться целым и невредимым домой.
Дуэйн приближался к тому участку дороги, который выходил на лед. Это первый из двух опасных точек на всем протяжении пути. Второй ждал его в том месте, где озеро Маккензи имело выход в море Бофорта. Бескрайняя ледяная пустыня со свирепыми ветрами таила еще одну опасность подо льдом. На смену течениям приходили волны, неистовой силой отыскивая путь на поверхность, ломали лед, образовывая хребты торосов. Грузовик замер на самом краю реки. Изогнутый поворот в ярких лучах машины уходил в неизвестность. Мужчина одним ловким движением выпрыгнул из кабины и стал осматривать грузовик на предмет не исправностей. Это выглядело со стороны, словно он появился из тела могучего животного, который стоя рядом с ним, рычал и издавал характерные для хищника звуки. Его могучий рост и широкие плечи прибавляли к его комплекции вид настоящего полярника и искателя приключений. В руках Дуэйн держал монтировку, проверяя шины и узлы крепления груза. Контейнеры с материалами для буровой станции запаздывали к намеченному сроку.
– Даже хорошо, что рация мертва – думал он про себя. Не буду выслушивать в свой адрес, какой обязательный человек Дуэйн Крокуэл.
Он откинул маску, чтобы вдохнуть морозного воздуха. Легкие тут же наполнились обжигающим кислородом. Он сплюнул слизь в сугроб и обтер лицо снегом, пробуждая себя ото сна. Дуэйн снова вернул маску на место, защищая кожу от покалывающего мороза. Грузовик сверкал огнями и проблесковыми маячками, выделяясь белым пятном на фоне тьмы. Дорогу дальше перегорождал шлагбаум с предупреждающей надписью об опасности. Он оперся на него, задумавшись над чем-то личным и глубоким. Чем-то, что его давно тяготит. Он закинул пару щепоток табака и стал нервно жевать. Все мы идем по тонкому льду, и где-то там нас ждет трещина, провал. Дорожная служба провела диагностику толщины льда, которая выявила сильное подледное течение в некоторых местах. Возможно, часть дороги в этом году будет настоящим испытанием для него.
Грузовик шел на пониженной передаче с особой осторожностью, попутно слушая треск льда. Звук разлетался по всей поверхности, и сложно было понять, где затаилась опасность. Дуэйн поправил перекосившуюся иконку “Божьей матери”, которую повесила ему супруга. Он не верил в бога, но иногда ловил себя на мысли, о том, что есть, он не просит, платить за его внимание и заботу ему не надо и на том хорошо. Супруги уже нет, и он не решился снять ее. Треск льда перерастал в навязчивую идею, что вот-вот за поворотом его ждет полынья. С каждым это происходит когда он выходит в новом сезоне на ледяную дорогу. Дуэйн взяв власть над своим страхом, чуть ускорился, чтобы вес груза не так сильно сказывался на прочности льда, как на низкой скорости.
Густые леса по краям дороги сменила бескрайняя тундра с ее редколесьем. Не обласканные и не согретые лучами солнца эти места выглядели зловеще. Сейчас же это были территории все тех же волков. Они снова сопровождали грузовик, передавая друг другу эстафету. Каждая стая на своей территории сопровождала чужака вдоль дороги. Человек - это гость и он должен им оставаться на всем протяжении пути. Ну а если сойдешь с него, то считай, ты злоупотребил гостеприимством и разговор будет уже совсем другой. Рядом с фотографией на панели приборов стояли часы испарина, на которых скрыла циферблат. Он протер рукой и всмотрелся в них. Было 2:58 ночи. Когда он снова перевел взгляд на дорогу, то не поверил своим глазам. Черные как смола деревья выплюнули из своей тьмы фигуру человека.
- Откуда? – вырвалось вслух у мужчины. Жилых строений в округе практически нет. Дуэйн пододвинулся ближе к стеклу, чтобы рассмотреть силуэт, плывущий в глубоком снегу. Его покрасневшие от недосыпа глаза поблескивали в свете приборной панели. Волки держались подальше от этого человека. Грузовик стремительно пронесся мимо, только Дуэйн не собирался оставлять человека без помощи в этом богом забытом месте. Он дал по тормозам, и красные огни задней части машины окрасили фигуру багровым цветом. Водитель посигналил, приглашая человека сесть в грузовик. Дверь отворилась, впуская холод и вместе с тем странные ощущения тревоги, но пути назад уже не было. Кабину заполнила фигура средней комплекции, стряхивая снег с красного цвета пуховика, незнакомец повернулся к водителю. Он откинул капюшон, и взору предстало бледное как мел лицо. Впалые щеки и черные глаза усиливали эффект беспокойства.
- И откуда ты такой свалился мне на голову? – спросил он сам себя.
Грузовик дернулся с места, и ночь проглотила его.
-Вот вас занесло то? – сказал водитель, держа одну руку на руле, а другой вытаскивал сигарету из кармана своей клетчатой рубашки.
Человек проигнорировал его замечания. Он сидел как истукан, уставившись вперед. В кабине повисло молчание. Только часы отстукивали тягостные минуты, потихоньку поглощая обоих людей в водоворот мыслей.
– Вы здешний? Дуэйн закурил. - Я сам из Нома (город на Аляске – примечание автора) и достаточно хорошо знаю эту местность, но сегодня мистер вы пошатнули чашу моих знаний. Скажите, то место, откуда вы пришли, там есть поселение?
Незнакомец повернулся, в данной ситуации он выглядел абсолютно спокойным и собранным.
-Я не знаю – ответил он, расстёгивая свою куртку. Сам я из Нью-Йорка, работаю в небольшой юридической компании.
-Нью-Йорк? – усмехнулся водитель. Юрист? Я пять лет вожу грузовик по этой трассе, и вы первый человек, которого я встретил здесь. Правы же люди, утверждающие, что все возможно в этой проклятой жизни. Вот что! Я довезу вас до конечной точки моего путешествия – город Тактояктак. В холле местного отеля есть телефон. Это все, что я могу для вас сделать. К сожалению, на материк я поеду только через два дня. Я вожу строительный материал для буровых платформ.
- Буровые платформы? – еле слышно произнес молодой человек, шевеля губами как контуженный после бомбежки солдат. Я был там!
- Где? – урывками посматривая на странного гостя, спросил Дуэйн. Ей богу мистер, вы явно выглядите как человек переживший автокатастрофу.
- Возможно. Мне кажется, я сидел за рулем, когда что-то произошло.
Водитель открыл пепельницу и сбросил первый пепел с сигареты. Он выпустил дым от сигареты и как пылесос втянул обратно своим огромным носом.
- Почему ваш интерес так вызвала моя фраза о буровых платформах? Он продолжал смотреть на пассажира, понимая, что тот начинает вспоминать предыдущие несколько часов до встречи с ним. - Хэх – восторженно сказал водитель и покачал головой. Честное слово мистер, сегодня день сплошных удивлений. Сначала это странное явление на дороге, а теперь вот вы. Водитель запнулся, собираясь с мыслями. Он думал, стоит ли говорить о том, что он видел. Вдруг этот человек еще подумает, что сел в машину к шизофренику. Хотя сам факт его присутствия здесь не менее странное явление. Он не местный – продолжал свои думы мужчина, украдкой посматривая на гостя – вряд ли молва пойдет дальше этого места. Через два-три дня он уедет и разговора, как и не было.
- А что вы видели? – прервал тяжелые мысли незнакомец.
- Ересь если честно. Перед самым закатом я увидел в поле оленя. Он стоял себе спокойно и вроде бы ничего особенного. Черт! Водитель почесал затылок, словно призывая на помощь все свои воспоминания за сегодняшний день. – Ересь полная! В общем, из одного оленя на том же самом месте стало два. Он как будто скопировал сам себя.
- Может, это был другой олень?
- Я уже предвидел такой вопрос. Все-таки он принял его за сумасшедшего – червь сомнений снова зарылся в его голову и принялся с прежней силой копать дальше. Не стоило заводить этот разговор. – Нет – вслух продолжил Дуэйн. Это был тот же самый олень. Я в этом уверен. И это еще не все. - Ну вот, его понесло – сам себя стал упрекать мужчина. Мой грузовик, тут же заглох. Не очень мне хотелось останавливаться в этом месте, но как видно судьба плетет свою нить событий.
Червь добрался до самой потаенной комнаты с надписью “Страх” и принялся копаться дальше. Зачем он подсадил этого человека к себе в машину в этот ночной час? Может, стоило ехать все-таки дальше? Не будет ли эта оплошность стоить ему жизни? С одной стороны езду в одиночку по этим местам уже можно посчитать безумием, но местные водители привыкли опасаться только окружающей природы. Ибо все, что неизвестно и непознанное самим человеком, вызывает еще больший страх. С другой стороны оставить человека без помощи руководствуясь, лишь собственным страхом он не смог бы. Бояться все, и это нормально. Не страх так губителен как паника и ощущение безнадежности ситуации.
– Я вышел из машины – вернулся к разговору мужчина, засовывая сигарету в пепельницу – и сразу обратил внимание на ряд странностей. Первым меня встретило гнетущее чувство, что время здесь течет по-другому, я честно не знаю почему. Никогда прежде с таким не сталкивался. А вот второе напугало меня сильнее всего. Знаете, я никогда в жизни ничего не боялся и пусть это не покажется завышенным самомнением, но это так. До тех пор пока я не вышел из своего грузовика и не подхватил это чувство словно простуду. Вокруг правило безмолвие, не единого звука. Пока я обходил грузовик то не услышал даже собственных шагов. Как подросток пытался пускать пар изо рта, но не ощущал своего дыхание тоже. Я почувствовал, как это страшно остаться, совсем без человеческих чувств и это было только начало. Вскоре баланс выпрямился, и я снова перестал что-либо бояться, но вместе с тем испытал сильную злость.
-Злость? – чуть улыбнувшись, спросил попутчик. Вы просто испытали все человеческие чувства одновременно – ответил за него незнакомец, снова повернувшись в сторону убегающей во тьму дороги.
- Интересно – урывками бросая на незнакомца взгляд, сказал водитель. Я даже не подумал об этом.
- В чем была причина вашей злости? Может оттого, что вы давно уже чувствуете несправедливость этого мира по отношению к вам? Работаете не покладая рук и редко видите свою жену. А после того как на ваших глазах погибли дети, провалившись под лед на рыбалке, все что осталось вам так это уйти от внешнего мира в работу. Вы боитесь льда, но каждый раз снова и снова упрямо ступаете на него.
- Что за черт? Кто вы такой? Откуда вам известно про моих детей? Вы врали мне, говоря, что не местный.
- Можете задаваться множеством вопросов, и все равно не поймете. Мы не просто так встретились сегодня. Это было неизбежно. Он состроил легкую улыбку и, открыв окно, завыл ночным хозяевам этих мест. Волкам. – Посмотрите на мир шире Дуэйн. Да вы потеряли близких вам людей, и жизнь утратила всякий смысл, но она еще не закончилась. Вас ведет прямая дорога, ограниченная со всех сторон видимостью. Скажите Дуэйн, готовы ли вы остановить грузовик и сойти с этого пути? Увидеть, что готов дать вам этот мир.
- Ни за что мистер! Сильный ветер, мороз и отсутствие всякой помощи вас просто погубят. А еще раньше это сделают голодные волки.
- Ну, я дошел до вас, и смотрите. Незнакомец показал свои руки. – Они целы!
- Вам повезло! Не будь меня, вы бы уже лежали на дороге и корчились от холода.
- Везение – рассмеялся незнакомец. Штука не надежная. Как ненадежный друг – то рядом, то его где-то носит. И почему-то людям удобно жить думая, что где-то бродит их везение. Хорошо! Допустим, нет волков. Внезапно хищники, как и окружающая природа, ушли в небытие. – И нет твердой почвы под ногами. Белоснежная дорога в свете фар окрасилась темным ковром.
- Мать вашу! – произнес водитель, вставая со своего теплого сидения. Он уперся лбом в стекло, желая увидеть хотя бы намек на реальность.
- А теперь ваш страх выгонит вас из теплого грузовика?
- Почему вы так отчаянно хотите меня выгнать из него?
- Потому что вы сами этого просили – ответил попутчик, откидываясь на сидение. Молодой человек сделал вид, что немного задремал. Он сладко зевнул и окончательно закрыл глаза, оставив водителя наедине с мыслями.
В кабине стояла тишина, и только часы тихо остукивали минуты. Дуэйна сковал настоящий страх по рукам и ногам. Он хотел выпустить даже руль из своих рук, не понимая реальность это или сон. Если говорить о сути его страха, то пугал не сам незнакомец, а скорее уверенность в словах.
Скучный попался ему водитель. Слишком предсказуемый, и дорогу себе отмерил прямую, с тонким льдом. Он отправиться в большие города, где встретить множество людей изголодавшихся по желаниям, и среди них он найдет достойного противника. Лишенного всего, но не до конца. Отчаянного, готового на любые поступки ради цели. Только цель будет как кусочек мяса, отвлекающего пса от насиженного места и главной ценности – дом и родные люди. Он, конечно, утрирует, пытаясь оперировать человеческим языком как можно шире, отвлекаясь на множество вещей. Впуская в головы людей так много мыслей, создавая из них целые лабиринты всевозможных событий, он уже сам перенял привычку много думать и говорить.
- А что если я смогу вас вернуть в тот день? Незнакомец все еще делал вид что дремлет.
- Какой день? У вас жар, от переохлаждения!
- День потери близких вам людей.
- Вы себя-то не помните, а хотите мне помочь.
- Я не сказал, что собираюсь помогать – ответил мужчина. Только лишь подведу вас к моменту событий. Дальше все будете делать только сами. Вы себя измучили вопросами, так почему не разобраться и раз навсегда забыть. Ведь именно такое желание и было у вас.
- О чем вы мистер? Вы были на дороге, и я решил вас подвезти. А теперь вы так говорите, словно мы уже второй раз встречаемся.
- Третий, если быть точным. Самый первый раз мы встретились на буровой, куда вы часто доставляли материалы.
- Мне казалось, что вы потеряли память? А теперь вспомнили?
-Вспоминаю не я, а человек дух, которого борется до конца, пытаясь вернуть воспоминания и свое тело. Он чувствует, что вместилище воспоминаний было грубо нарушено присутствием кого-то еще.
- Все больше утверждаюсь в мысли отвезти вас не до ближайшего телефона, а до ближайшей больницы. Вам нужна квалифицированная помощь мистер.
- По этой дороге вы никуда не доедите. За этим поворотом будет уже конец истории. Незнакомец указывал вперед. - Вы думаете, мир настолько широк в вашем сознании? Два-три эпизода днем и ночью, наполненных голодными хищниками. – Лучше попытать счастье, исправляя прошлое, чем как тень бродить в настоящем. Что скажите?
Дуэйн устало посмотрел на своего ночного гостя и опустив глаза на руль, вдруг осознал, что время пришло. Больше ему некуда бежать. Возможно, человек прав. Этот грузовик все, что есть у него, и только он тянет его на дно, нагружая лед.
- Мистер, вы задели меня этими разговорами, глупо было бы это отрицать.
- Дуэйн, давайте оставим долгие разговоры на потом. Мое время дорого.
- Дело в деньгах? У меня их…
- Нет. Я знаю. Деньги меня не интересуют.
- Вам обо мне смотрю много чего известно, а я весь в неведении. Водитель заметно переменился в настроении.
- Услуга за услугу. Вы помогли мне, остановив грузовик в этот ночной час, а я помогу вам. У незнакомца вдруг запищали часы. - Время принимать дозу.
- Чего?
- Не обращайте внимание. Вы готовы принять мое предложение?
- Я еще не понял до конца, в чем оно состоит.
- Можно долго говорить о том, как все устроено. Незнакомец жестикулировал, словно собирал кубик рубик. - Проще взглянуть своими глазами. В это место простому смертному не попасть, только с помощью гида.
- То есть, вас.
- Нет – положив руку на руль, резким тоном произнес незнакомец. Он дернул его, и машина пошла в крен. - Теперь только вперед. Грузовик всей массой навалился на лед, и пропасть разразилась под ним, поглотив могучий автопоезд.




Глава II
Город, в котором я живу.

То ли грязь под ногами.
То ли мир таков в моих глазах.
Потопчешь души вместе с нами?
Почти у каждого они в цепях.

Взгляни на небо, и выдай солнце для всех нас.
Мы будем рады только дню.
Одним щелчком весь свет погас.
И чуждым стало произносить "люблю".

А грязи меж тем много под ногами.
И верным будет, все убрать.
Но все кричат: “убирайте сами”.
Я не такой, и не хочу ручонки замарать.



Нью-Йорк.

Облака плотной пеленой сгущались над городом. Мягкий и пушистый снег, кружа в небе, словно дары ангелов ложился, закрывая всю грязь, как улиц, так и человеческих душ. Встречный ветер подхватывал его и укладывал на лобовое стекло. Машина, в которой сидел детектив Дэвис вела себя нервно на дороге в час пик. И на то была веская причина. Сегодня утром придя в свой кабинет, он нашел папку на столе. Опрос коллег по работе не дал никаких разъяснений. Тогда он направился к своему начальнику капитану Дереку Ричардсу. Постучав в кабинет, он услышал за дверью: Войдите.
-Капитан! - произнес детектив, открывая дверь наполовину.
-Проходи – предложил Ричардс, встречая глазами своего подчиненного.
Дерек Ричардс был человеком средних лет с широким, большеносым лицом, глаза которого отражали ясный взор. Крупные цвета янтаря они выражали свое почтение детективу, а густые нависшие брови и высокий с двумя бугорками лоб подчеркивал это. Чуть смуглая кожа уже потихоньку сдавалась натиску морщин и сглаживалась только в редкой улыбке, которую давно уже никто не помнит в отделе убийств.
-Слушаю тебя.
-Сэр я нашел это у себя на столе – сказал детектив и бросил на стол капитана светло-коричневую папку.
-Пришла сегодня на твое имя.
-И все? Ни номера, никакой общей информации? – сев на диван спросил Уильям. Вы хоть читали ее?
-Да я пробежался глазами по ней. Капитан при этих словах посмотрел куда-то в сторону.
-Это какой-то розыгрыш? – наконец уставившись прямо в глаза, произнес детектив.
Ричардс откинулся на кресле, потирая уставшие глаза, а затем поднялся из-за стола. Среднего роста и с вытянутой осанкой он шел уверенной походкой по направлению к двери. На ходу он чуть ослабил свой красный с серебряными полосками галстук и расстегнул на белой рубашке верхнюю пуговицу. Закрыв дверь, он повернулся к Уильяму и что-то в его взгляде поменялось. Он словно выражал настороженность.
-Сегодня утром ее доставили, и мне было велено отдать ее тебе. Все! Сложив руки на поясе, он смотрел на детектива сверху вниз. Я не хотел тебя вытаскивать с отпуска, учитывая все последние обстоятельства, но у меня не было выбора.
-Я готов приступить к работе – ответил Уильям, вставая с дивана с отрешенным взглядом.
Детектив взял со стола папку и вышел из кабинета. Уильям Джон Сатхэйн-Дэвис хоть и был, тридцати пяти лет от роду мог похвастаться красивыми и мягкими чертами лица. Его голубые глаза, редкие для этой части континента только подчеркивали прекрасный вкус художника, коем была природа. Он провел рукой по своим коротким темным волосам, словно это должно было заставить мысли работать живее. Затем почесал только что гладко выбритую от бороды кожу, которая все еще ныла от свежих царапин. И снова положил на руль. Его большие и крепкие пальцы вцепились в него. Ему следовало сконцентрироваться сейчас на дороге, но каждый раз, думая о своем он в самый последний момент, успевал вывернуть. Ни одна серьезная причина не должна стоить того чтобы подминать закон на дороге. Удивительно то, как кружка с кофе над спидометром не падала при таких колебаниях.
Есть что-то общее у нас – пронеслась шальная мысль в голове у детектива. Все обстоятельства пытаются сбить с ног, но какая-то неведомая сила все еще удерживает на ногах.
За десять лет службы в полиции Нью-Йорка это происходило дважды, и каждый раз он прилагал все усилия, чтобы удержаться от необдуманных поступков. Шумный и кипящий от страстей город для некоторых его жителей казался клеткой без замка, но Дэвис смог обрести свое место даже в этих тесных четырех стенах. Город самых высоких зданий поднимал вверх разных людей, объединяло их только одно - взять от этой жизни самое лучшее. Властители мира дорогой жизни. Казалось взор их даже, не падает вниз к простым смертным. В то время как жизнь большей части ньюйоркцев складывалась по простой схеме – дом – работа – семья. Каждое утро город простаивал в привычных пробках. Поэтому когда машина детектива натолкнулась на крепкий заслон множества номерных знаков, его это особенно не удивило.
Есть время подумать над делом – вслух произнес Дэвис, протягивая руку за пластиковым стаканчиком с кофе.
Приглушив радио, он открыл папку. Собственно и дела никакого не было, только лишь медицинская карта пациентки психиатрической поликлиники. Пациентка Сара Неймор 25 лет, не замужем, детей нет. Никаких предыдущих записей. До этого никогда не наблюдалась у психиатров. Изучив внимательно ее данные: рост 178, вес 65 килограмм, темные прямые волосы в сочетании с зелеными глазами он сделал вывод, что в жизни этой девушки не должно было быть темных пятен, но что-то у Сары не заладилось. Уильям стал водить указательным пальцем по ее фотографии, словно желал ощутить ее горе. А привело к тому, что он вспомнил свое. Как одним обычным днем жизнь ушла из его любимой жены Дженни. Яркая часть ушла, оставив грубый след на душе.
Уильям встретил ее на вечеринке общих друзей в сложный период своей жизни. Порядком, разочаровавшись в отношениях с женщинами, он уже и не ждал, что кто-то отогреет его сердце. Но она смогла. В тот день кавалеры так и суетились вокруг нее, но гордость не позволила присоединяться к этому обществу лизоблюдов. К тому же он преследовал цель сегодня вечером просто немного выпить, почувствовать поддержку близких ему людей и затем незаметно выскользнуть из этой богемы. Для Уильяма так и осталось загадкой, почему она обратила свой взор на него? Чем он уставший и сидящей к ней спиной коп смог заинтересовать? Он несколько раз глянул в ту сторону, стараясь не ловить на себе ее взгляд. Яркая девушка с красивой широкой улыбкой и глазами девственно-чистого зеленного леса принимала комплименты в свой адрес. Изящно сложенная фигура создавала грацию в ее движениях и была призвана капитулировать мужчин. Но те, что были рядом, явно сдались быстро. Женщина очень любит не пресмыкающихся мужчин, чтобы независимость и уверенность, словно феромоны подхватывали и несли ее как жертву в капкан. Суть правды в том, что Уильям Дэвис сегодня на роль обольстителя никак не подходил. У него до сих пор перед глазами лежал труп молодой девушки, убитой собственным отцом. Наверно отчасти из-за этого Уильям не хотел связывать себя отношениями при такой работе. Быть вечно подвергнутым страхом за свою половину. Так же в некоторых случаях именно жены и подруги становятся целью, если нужно надавить на полицейского. Словно легкий бриз аромат сладкого парфюма проплыл рядом с ним и прервал поток негативных мыслей. Как прекрасный психолог он даже не шелохнулся, а все так же сидел за стойкой.
-Здесь занято? – произнесла та самая незнакомка.
-Да – ответил Уильям, быстро переведя взгляд на нее, а затем на свой стакан с виски. По-моему здесь сидел какой-то нудный тип – продолжал он.
-А мне показалось, что все это время вы сидели одни.
-Можно на ты – прервал ее Уильям. Но девушка оставила без внимания это замечание. - Тогда зачем вы спрашиваете? Господи, даже из простого знакомства устроил допрос – подумал про себя детектив. Извините, за эти идиотские слова – сказал он, пытаясь создать тень улыбки. Пожалуйста – предложил Уильям, указывая на свободное место.
Девушка не стала ничего говорить, за нее сказала все улыбка.
- Вам что-нибудь налить? – поинтересовался Уильям.
-А чтобы вы…извините, ты посоветовал? – спросила она. Ее глаза так блестели, что буквально утягивали детектива Дэвиса в неприятности.
-Простите, я давно уже разучился ухаживать за девушками – с небольшим смущением в голосе сказал он.
-Все хорошо – улыбаясь, Дженни подставляла свой бокал.
-Я Уильям – представился детектив. Уильям Дэвис.
-Дженни Колман – протягивая руку, произнесла девушка.
Но вместо того чтобы пожать он поцеловал ее.
-Что ты делаешь Уилл? – подумал про себя он. Так быстро сдаешься?
Когда его губы коснулись ее кожи, Дженни почувствовала настолько приятное тепло, исходившее от этого человека, что слегка дрожащими губами произнесла: Налейте мне, пожалуйста, вина.
Пока Уильям наполнял бокал, он заметил в кругу гостей свою знакомую, собственно хозяйку этого дома Хэлен Милтер. Улыбаясь, она подняла свой фужер, приветствуя Уильяма.
-Так я и знал – продолжал он диалог сам с собой. Она снова пытается свести меня с кем-то. Хэлен была уже не молода, но ухаживала за собой кропотливо и на каждой встрече выглядела замечательно. Будучи хорошей подругой матери, она чересчур заботливо относилась к Уильяму. Одеваясь с изыском, миссис Милтер старалась подчеркнуть свою фигуру и в особенности талию. Ее черное облегающее платье с глубоким вырезом говорило о том, что Хэлен все так же требует внимание со стороны сильного пола. Правда обручальное кольцо, оставшееся со смерти мужа, так и не решилась снять. Часть его все еще живет где-то внутри. Дэвид Милтер был душа любой компании и свой человек в бизнесе. Построив с нуля свою империю по добыче цветных металлов, он обеспечил свою жену всем, в чем она нуждалась. И все равно, скорбь, таящаяся в ее глазах, так никуда и не ушла.
-У тебя красивые глаза – переключила на себя внимание девушка. Только они грустные.
-В моей работе не часто люди замечают красоту моих глаз – отставив бутылку вина в сторону, сказал Уильям.
-Что же у вас за работа? – спросила Дженни.
-Детектив в полиции – ответил Уильям.
Из всех, когда-либо брошенных слов он знал, что именно эта фраза способна отогнать всех претенденток на его сердце. Уильям внимательно рассматривал ее, ожидая, когда под предлогом отойти, вернется к своим ухажерам. Красивые каштановые волосы спадали до плеч ровными рядами, а золотистый ободок на голове аккуратно убирал челку. Ее голос пленил, так же как и глаза. Цвета девственного леса они насыщали кислородом его сознание. Эти хрупкие и красивые существа найдут лазейку даже в самой надежной ограде. Дженни все еще сидела на месте, и казалось, даже не помышляла уходить.
- Мне кажется, я раньше не встречал вас на таких приемах? Вы знакомая миссис Милтер?
- Я работаю в компании ее мужа.
- Собственно не трудно было догадаться – логически подумал про себя детектив.
- А что представитель закона делает на этом скучном мероприятии для богатых? Неужели в свободное время полиция теперь охраняет частные вечеринки?
- А почему собственно нет? – уставившись на свой стакан, спросил он. Здесь гораздо спокойнее, чем там, на улице, тепло и есть виски – закончил Уильям.
-Вы плохо умеет скрывать свое одиночество – сверкнув глазами, произнесла Дженни. И кстати галстук у вас завязан, откровенно говоря, наспех! Вы позволите?
Он раздумывал ровно секунду, затем медленно стал подвигаться к ней. Пока Дженни поправляла галстук, Дэвис ощутил, как давно девушки не переступали так близко черту.
-Вот так мне больше нравиться – заключила Дженни.
-Благодарю! – ответил на это Уильям, стараясь скрыть свою робость, которая мурашками поползла по телу. У тебя интересный кулон.
- Это работа индейцев Апачи. Оберег от злых духов.
-Кажется, в случае с теми злыми духами не очень сработало – проронил детектив, указывая на ее ухажеров. Он еще раз присмотрелся к нему. Оберег представлял собой миниатюрный кожаный мешочек с символом огня и черной птицей порхающей над ним.
-Я собиралась уже уходить – заметила вдруг Дженни. Не подбросите меня?
Если сейчас пойду с ней, то возврата назад не будет.
-Хорошо – ответил он.
-Полицейским разрешается садиться за руль в нетрезвом состоянии? – поинтересовалась Дженни, пока Уильям накидывал на нее пальто.
-Вы не внимательно смотрели мэм – подметил Уилл. Я даже не притронулся к виски.
Как только они вышли на улицу, Дэвис открыл дверь и усадил девушку в машину. Тронувшись с места, детектив спросил:
-Вы не похожи на все окружение мисс Милтер.
-Я предпочитаю разное общество в своей жизни.
-Этот кулон - не отрывая взгляда от дороги, спросил Уильям.
-Да?
-Вы действительно верите в это?
-Верю во что?
-Ну что он защитит вас от злых духов.
-Думаю так же как вы в свое оружие и полицейский значок. Разница только в том, что для вас духи имеют телесную оболочку.
-А с чего такой интерес к индейской культуре? – продолжал проявлять любопытство Уильям.
-Я родилась и выросла в штате Небраска, затем мы с отцом переехали в Оклахому. Ты знал, что штат этот носит официальное название “Штат землезахватчиков”? Так вот мой отец был среди меньшинства американцев, которые выступали за возврат часть территорий исконно принадлежащих индейцам. Он часто брал меня на ранчо в небольшой резервации, чтобы я лучше познакомилась с укладом их жизни. За это время я стала неплохим наездником на лошади.
-Какие-нибудь лекарственные травы знаешь?- с долей сарказма спросил Уильям.
-После смерти отца мы с матерью переехали к бабушке в Нью-Джерси, и конечно я растеряла все навыки. Людям они теперь все равно не нужны. Здесь есть аптеки и свои целители с дипломами.
-От чего умер твой отец? – спросил Уилл пока, на светофоре горел красный свет и он мог выкрасть минуту, чтобы полюбоваться на нее. Как опытный детектив он знает разницу, когда люди не хотят говорить, потому что им больно и когда есть, что скрывать. Наседать он не стал, так же зная, что если человек захочет поделиться, то найдет для этого и время и место.
-Все ближайшие машины!! - женский голос на том конце линии нарушил тишину в салоне автомобиля. Срочно следует подключиться к преследованию подозреваемого в угоне автомобиля. Марка машины Субару Импреза, серого цвета с номерным знаком COS-2346.
-Вы не ответите? – поинтересовалась Дженни.
-Я везу тебя домой – отрапортовал со спокойным видом Уильям. А у тебя есть желание поучаствовать?
Девушка застегнула посадочный ремень, и этим все было сказано. Детектив взял рацию и, нажав кнопку приема, стал докладывать:
-Пятнадцатая машина, детектив Дэвис, нахожусь на углу Ленгсингтон авеню и станцией метро Кони Айланд. Начинаю преследование.
-Поняла вас – ответила диспетчер. Машина в двух кварталах от вас.
-Дженни достань там, в бардачке у твоих ног сигнальную лампу – попросил Уильям.
Она послушно нажала на кнопку и предмет, который просил Уилл словно сам вкатился в ее руки. Детектив активировал его, и сигнальное устройство вспыхнуло красным цветом. Поставив его над контрольной панелью, он прибавил газу.
-Вот теперь все серьезно! – прокомментировал ситуацию детектив. Еще не поздно отказаться?
-Насколько я помню, если мы повернем здесь, то сократим расстояние – сказала Дженни.
-Отлично, мне встретилась любительница острых ощущений – подумал про себя Уилл. Надо доставить ее в сохранности домой и поблагодарить за все Хэлен.
Шевроле Шевиль СС396 хардтоп – купе выпуска 1970 ворвался в узкие кварталы которые сплошными линиями пересекали весь Нью-Йорк. Низший слой этого города считал подобного рода места своим домом. На таких улицах передвигаться с повышенной скоростью было вдвойне опасно. А ведь под капотом этого красавца находился мотор мощностью 350 л.с. сдержать напор, которого было не легким делом. Сами по себе узкие кварталы не создавали таких сложностей, если бы только дорогу не перегорождали все возможные препятствия. Но присутствие девушки в его машине обязывало детектива вести как никогда осторожно. Также Уилл полагался на сигнальную лампу, что она первой будет оповещать темных личностей о присутствии полиции. Зная как многие, словно тараканы при свете разбегаются, он не сомневался в ее эффективности. Уильям иногда отвлекался на Дженни, но ни разу не встретил страха в ее глазах. На миг он поймал себя на мысли, что она могла бы стать верным тылом даже для полицейского.
-Возможно, тебе стоило все-таки продолжить вечер в окружении своих кавалеров – произнес Уильям, слегка подпрыгивая в такт вибрации автомобиля.
-Почему у мужчин предвзятое мнение, что мы девушки садимся только в надежную и проверенную лодку.
-Интересная точка зрения мэм! – сказал Дэвис. Значит, вы стояли на той вечеринке и думали, кто же прокатит с ветерком по ночному городу? – улыбаясь, продолжал он.
-Скажем так, я была и к такому готова.
Стены домов, словно клещи, зажимали машину детектива, и сверху она ничем не выделялась, на фоне ярко освещенного города.
-Вы любите раритетные машины как я погляжу?
-Это машина моего бывшего напарника – отвернувшись, с грустью в голосе произнес мужчина.
-Азартные игры? Вы мужчины с легкостью проигрываете друг другу машины и женщин.
-Спорить не буду мэм. Истинную любовь только не проиграешь. Но ее в этом городе давно уже не видали.
- По сторонам чаще смотреть надо – кокетничала девушка. Глаза от виски продирать.
Внезапно на расстоянии пятидесяти метров Уилл увидел, как выход перегородило желтое такси.
-Ну и время он нашел для угона – со злостью бросил Дэвис. Все главные улицы города стоят.
-Сейчас вот здесь поверните – сказала Дженни.
-Мэм, вы весь Нью-Йорк так хорошо знаете? – заметил детектив.
В последний момент в небольшом дрифте машина все-таки вписалась в поворот.
-Смотри куда едешь идиот – слышались крики тех, кого свет фонарей вырывал из тьмы. Внезапный удар под колесом повел машину в сторону. Легенда американского автопрома конечно на дороге вела себя как зверь, но поймать ее в случае заноса было очень сложно.
-Тебя еще не хватало – сказал детектив, когда заметил на выезде машину, ожидающую своей очереди.
Только приблизившись, детектив понял, что водитель совсем не спешит покидать свое место. Дэвис повернул руль в другую сторону, тем самым, компенсировав силу заноса. Водитель, сидевший за рулем другой машины, держал на коленях револьвер. Только в самый последний момент его глаза заметили в зеркало заднего вида приближающуюся опасность. Он раздумывал ровно секунду чтобы затем подчиниться инстинкту самосохранения и отклониться в сторону соседнего сидения. Такое простое решение взамен более сложных действий, возможно, сохранило ему здоровье и не привело к другой развязке для обоих водителей. Цепь сложных событий в жизни Тома Денглера подтолкнувших его к роковому выбору покончить жизнь самоубийством разрешалась сама собой. В эту ночь он получил второй шанс. Два автомобиля, словно в замедленном действии прошлись краями дверей, усыпав друг друга искрами и осколками.
-Мать твою что это? – кричал, пригнувшись к креслу Том. В этом городе так торжественно провожают?
Шевроле к этому моменту отчаянно пытался вернуться в подчинение хозяина, но законы физики превращали его в опасное оружие для окружающих. Уильям должен был быть благодарен не только бедолаге за рулем машины, но и слаженным действиям прохожих которые не допустили несчастия в этот момент. Как только Шевроле скрылся, из разбитого окна своей машины показался ошарашенный Том. Этот мир, каким бы он не был, снова наполнял собою жизнь Тома. Он нащупал у себя телефон и произнес, казалось самую умную фразу за сегодня: “Позвоню ей и извинюсь как порядочный козел, ведь хуже уже не будет”.
-Ты в порядке? – спросил Уильям у своей спутницы.
-Я-то да, но, кажется, мы должны теперь тому типу за покраску его двери – еще дрожащим голосом отвечала она.
-Диспетчер – держа в руке рацию, начал детектив. Где сейчас подозреваемый? Отбой, я их вижу.
-Вас поняла детектив – подтверждала девушка на том конце линии. Все свободные машины перекройте подъезды рядом с Парк Авеню, не допуская городской поток – продолжала она.
-Вон они! – сказал Дэвис, указывая кивком головы в ту сторону, где уже толпилось много полицейских сирен.
Шевроле детектива, обогнав несколько встречных такси, перестроился в свой ряд. Субару за рулем, которого находился не известный, проталкивался сквозь плотный поток и как загнанный зверь искал щель, чтобы выскользнуть. Нужно было срочно что-то предпринять. Любое промедление играло только на руку полиции. Тогда хозяин Субару решил силой пробивать себе выход. Глаза таинственного человека в темном салоне выхватили из тьмы поворот в узкий квартал. Развернув мгновенно машину поперек движения, он протаранил и вынес рядом стоящий Кадилак на тротуар. Удар пришелся на ту часть, которая легче всего, а точнее заднюю. В своем танце этот Кадилак забрал жизнь двух несчастных девушек. Две первые машины преследования, которые были ближе всего, попытались каждая по своему войти в поворот, но в итоге перекрыли друг другу траекторию. Три оставшиеся выскочили на тротуар и, распугивая людей сиренами, вошли в тот же поворот что угонщик, обходя незадачливых коллег.
- Ну, уж нет! – произнес Дэвис и свернул в переулок раньше.
-Детектив в вашем направлении едет еще подкрепление – раздался голос по рации.
-Угонщик пытается выйти на 47-ю Ист-сайд – взяв рацию, стал докладывать детектив. Скорее всего, он знает, что мы перекроем 2-ое Авеню, так что из центра он выйдет по Квинс Мидтаун шоссе.
-Детектив это патрульная машина 10-11 мы на углу 46 улицы – вклинился в частоту мужской голос. Постовые службы перекрывают улицы и вынуждают водителей съехать на обочину.
-Какая обстановка на 47? – поинтересовался детектив.
Дэвис хорошо знал эту улицу. Две узкие полосы, идущие в одном направлении, могут стать ареной многих несчастий. Зато по обеим сторонам просторные пешеходные тротуары. Внезапно детектив осознал свои дальнейшие действия.
– Патрульный, бросайте возиться с машинами – скомандовал он. Лучше уберите людей с улиц. Он не станет рисковать и поедет по пешеходным дорогам.
-Пятнадцатая машина вас вызывает капитан Ричардс.
-Поздно – сказал на это детектив, оборачиваясь к девушке.
-Детектив Дэвис, что-то не припоминаю, чтобы направлял вас туда, где вы сейчас? – произнес суровый голос по рации.
-Капитан я был неподалеку, и сами понимаете.
-Поэтому перейду сразу к делу – сказал капитан. В конце 47-ой стоит полицейский заслон, так что нет смысла вам ехать за ним. Просто загоните его в ловушку и все.
-Нет, не все – ворвалась шальная мысль в голову детектива. Этот парень, натолкнувшись на препятствие, пожертвовал внешним видом машины. Все говорит за то, что он будет идти до конца. Угон машины не самоцель. Он хорошо знает и схему города и время, в которое угонял. Тут что-то другое.
Субару как и предсказывал детектив вошла в поворот и сразу перестроилась на пешеходную часть. Только поехал подозреваемый по той части, где не шли как раз дорожные работы.
-Свернул туда, куда было нужно – заметила Дженни.
-Да, но он на шаг впереди нас – задумчиво произнес Уильям.
Он остановил свою машину на повороте, тем самым перегораживая доступ к 47-й улице. Взяв рацию, он стал докладывать:
- Встал на перекрестке. У меня слабый обзор. Вижу только середину улицы. Что там у вас?
-Субару, остановился на середине пешеходной улице – докладывал голос по рации.
-Есть возможность попасть по колесам?
-Боюсь, что нет сэр. Слишком близко к машинам. К тому же в некоторых все еще находятся люди.
-Офицер попробуйте поговорить с ним, отвлеките его пока я обойду с другой стороны. Может, найду хорошее место для выстрела.
-Принято детектив.
-Дженни, сиди здесь – скомандовал Уильям и вышел из машины.
Пригнувшись, он бежал вдоль ряда машин, выискивая знакомый силуэт.
- Где же ты сволочь? – думал про себя Уильям, с непривычки перебирая ногами после головокружительной поездки.
Наконец его взгляд лег на знакомую машину, которая замерла без движения. У этого парня либо крепкие нервы, либо он уже подсчитывает, сколько ему дадут за такую выходку. Дэвис пригнулся к асфальтовому покрытию, держась за кузов небольшого пикапа Шеви Элькамино. Он искал третьи шины на пешеходной части и одновременно краем уха слушал, как офицер по громкоговорителю приказывал угонщику выйти из машины. Как только он нашел нужный ему обзор, Субару взревел и неизвестный дал задний ход.
- Дженни! – крикнул детектив.
Дэвис вскочил на ноги, так как для выстрела время было упущено. Ненароком можно было угодить в бензобак другой машины. Заметив детектива, неизвестный открыл огонь через стекло своей машины. Все так же пригибаясь, Дэвис бежал сначала к своей машине, но затем Субару снова остановился.
-Он не дает стрелять по колесам – чуть еле слышно произнес Дэвис, восстанавливая ровное дыхание.
Словно услышав его слова, Субару снова и уже в последний раз сорвался с места. Объехав стройку, он повернул на правую пешеходную часть, где не было блокирующих столбиков. Дальнейшие действия неизвестного буквально сковали действия городской полиции, которая хоть и привыкла ко многим подобным выходкам, очевидно, все же не ожидала такой наглости. Субару взобрался по ступеням соседнего здания и нырнул под арку. Дэвис перевалился через капот припаркованной машины и в самый последний момент увидел, как Субару повернул направо. Он убрал пистолет в кобуру под плащом и бегом направился к машине.
Субару тем временем с грохотом влетел внутрь строения и люди в панике разбегались в сторону. Проехав несколько метров, он вылетел на совершенно пустую улицу. Дэвис добежал до своего Шевроле, резким движением открыл дверь и, схватив рацию, включил ее.
-Угонщик уходит на восток по 46. Какая ситуация на 2-й улице?
-Машины частично убраны.
-Частично?
-Недостаточно времени детектив, чтобы перекрыть такую большую улицу.
-Значит, вы упустили его – раздраженный голос Ричардса прервал все.
Детектив завел машину и направил ее дальше по Парк Авеню.
-Капитан, он играет с нами и во все не в угоне дело – смотря по сторонам, высказывал свою теорию Дэвис. Это все для отвода глаз.
-Тогда у него неплохо получается – с сарказмом в голосе заметил капитан. Может, мне взять его на работу, а вас всех уволить. Не могу поверить, целый департамент полиции водит за нос один человек.
-Я передам ему ваше предложение кэп. Пока я могу вам с уверенностью сказать, что он умело, использует город в свою пользу. Мы преследуем его уже не один час, и какой результат? Разрушения, жертвы, двое полицейских в тяжелом состоянии.
-Хорошо, что ты хоть в чем-то уверен – заключил Ричардс. Надеюсь обрадовать тебя. Департамент выделил нам вертолет и больше машин. Как только он покажется на 2-й авеню вертолет выйдет на позицию огня. У него будет время в пятнадцать минут и расстояние в шесть кварталов.
-А что в конце? – задал вполне логичный вопрос детектив.
-В конце заслон в виде тридцати полицейских машин.
-Капитан, я буду двигаться по соседней улице по направлению к вам.
Вой полицейских сирен уже давно стал частью городской жизни. Их приближение было своего рода сигналом, что не стоит мешаться под колесами. Это даже больше походило на миграцию диких животных. Шум, разрушение, и хаос. Водитель серого Субару стремился именно к этому уравнению. Неизвестный человек в темном салоне впитывал красоту этих кварталов наполненных многочисленными кафе, магазинчиками, бутиками и уютными лавочками в тени деревьев. Он чувствовал гордость людей, создавших этот уютный мир, и ему не терпелось нарушить этот уют. Он вел вперед это неуправляемое стадо. Сея обломки из всего, что попадалось по пути, он закрывал обзор машинам преследования. Тем самым подталкивал полицию принимать все более активное участие в его задержании. Только так можно было бесчинствовать их руками. Он жаждал выставить напоказ все несовершенство системы и как можно ее легко обходить. На настоящий хаос нельзя просто набросить сеть и заковать в наручники.
-Это 10-38 – говорил по рации офицер одной из машин идущих сзади. Мы подходим ко 2-му авеню и оставляем преследование. Как слышите прием?
-Поняла вас – ответила диспетчер.
В такие моменты беззащитными чаще всего бывают дети оставленные родителями без присмотра. Маленькая Джесси с множеством косичек на голове и в красном платье прыгала вниз по лестнице в такт своего мячика. Разум детей чистый как лист бумаги, не научился еще распознавать опасность в таком большом городе. Желтый мячик упрямо не желал оставаться возле своей хозяйки. Как только окончились ступеньки, он выскользнул за дверь и выкатился на середину проезжей части. В тот момент, когда девочка взяла его в руки прямо за спиной у нее стали собираться красно-синие огни.
-Джесси! Джесси где ты? – звала свою дочь, выглянувшая на лестничную клетку девушка.
Выбежав на улицу, она на мгновение застыла в ужасе.
- Сколько раз я тебе говорила, что нельзя выбегать на дорогу – истерила мать.
-Черт! - крикнул рядом сидящий с водителем офицер. Там ребенок на дороге.
-Джесси нет – продолжала кричать мать со своего порога.
Затем повинуясь материнскому инстинкту, организм активизировался, и ноги сами понесли ее. Возможно, она даже не осознавала, что делает, но природа за нее уже сделала выбор. Схватив в последний момент дочь, она толкнула ее незнакомцу, спешащему на помощь. Мы часто говорим, как сильно любим только в последний момент. И как редко говорим то же самое, когда все спокойно.
-Джимми, поворачивай машину – скомандовал офицер своему напарнику.
Много ругаем за всякие мелочи и гоним, прочь мысль о том, что окружающие нас люди могут в любой момент уйти. Скорость и время шли вразрез друг другу, поэтому на принятие любого решения уходила секунда. Именно такая секунда была у полицейского Джимми Стафа, чтобы избежать жертв. О том чтобы сбросить скорость, когда за тобой следуют еще две машины, не могло быть и речи. И тут вместо ребенка на том же самом месте появилась девушка. Это было на такое короткое мгновение, что Джимми заметил ее только краем глаза. В его руках были жизни этих людей, так что выбор, был не велик, и он развернул машину. Корпус занесло на бок, подняв два колеса в воздух, а две другие машины довершили дело, перевернув ее вверх ногами.
-Ребенок! Там на дороге ребенок – послышалось вперемешку с помехами из рации. После все смолкло.
Дэвис сорвал рацию с места.
- Машина 10-38 на связь. Но на том конце ответа не последовало. Затем переключился на остальных коллег.
- Пятнадцатая машина вызывает 11-30 на связь. Диспетчер дайте мне капитана Ричардса.
– Слушаю.
-Капитан что там произошло?
-Пока не знаем. Машина Скорой помощи уже в пути.
-Капитан, простите, что прерываю – внезапный голос встрял на линии связи. Это вторая группа на перекрестке 2-й и 46-й улиц. Вертолет вступает в дело – закончил офицер.
-Отлично – сказал Ричардс. Посмотрим, как он справиться со своей задачей. Офицер передайте по рации, никто не вмешивается пока я не дам такие указания.
Черный как сажа, с гладкими обводами от носа до хвоста он был похож на вытянутую акулу. Как и данному хищнику, такие характеристики помогали быстро передвигаться в своей среде. Даже при всем городском освещении заметить его было нелегко. Выдавал только яркий прожектор чуть ниже хвоста.
-Направление ветра северо-восточное, скорость 7м/c – докладывал пилот сидящему в кабине снайперу.
-Какова ширина улицы? – спросил в свою очередь он.
-Порядка тридцати метров. Слушай Джек, я понимаю, что ты лучший стрелок из тех засранцев, которые могли тут сидеть, но ты сам, то веришь, что можешь попасть по движущейся машине с такого расстояния?
Джэк Блэвинс завел часы и вставил обойму в свою снайперскую винтовку SAM-R. Данная винтовка представляет собой модификацию карабина М16А4 которая является одним из образцов штатного оружия американских морских пехотинцев. Затем он настроил оптический прицел AN/PVS-17B для ночного время суток и надел наушник для связи.
-Стив как слышишь меня?
-Четко и ясно – ответил пилот.
-Что касается твоего вопроса – начал Джек. Мне конечно лестна твоя оценка моего мастерства, но работа у нас такая. Я просто не имею права в чем-то сомневаться, когда есть преступник, вышедший за рамки. Есть задача и я должен ее выполнить.
-Снижаемся – сказал Стив.
-Держи дистанцию и угол наклона 3 градуса.
-Принято – подняв руку, сказал Стив.
Субару Импреза сделала занос во всю улицу и вышла на просторы 2-го авеню. Водитель переключил передачу и ускорился. Ради этого стоило устроить шоу, чтобы в таком городе как Нью-Йорк со скоростью в 62 мили/час промчаться по 2-й улице. Свет прожектора нащупал разыскиваемую машину и больше уже не отпускал. Джек спустился на посадочную платформу вертолета и закрепился страховочным тросом. Он обратил свой взор в прицел и стал искать цель.
-Стив перестройся на несколько оборотов вправо – говорил Джек, не отнимая взгляд от прицела. Вот так отлично. Я почти зафиксировал его.
Машина держала высокую скорость, что было на руку полиции. Это была своего рода уловка, которая даровала открытый путь. В некоторых случаях это срабатывало и угонщик, гонимый жаждой летел вперед, не думая о последствиях. Прямой путь не всегда правильный и жертву, бегущую только прямо легче поразить копьем. Битва на поражение обещала быть напряженной. Вертолет нагнал машину и пристроился у нее сзади. Желание перебороть друг друга в скорости слило их воедино. Каждый из них был на пределе.
-Глупец! – заметил пилот.
Игра у кого первым сдадут нервы: либо земля дрогнет, либо небо просядет.
-Давай Джек, стреляй по этим чертовым колесам.
Слова пилота волшебным образом были услышаны, но только не напарником. Пилот заметил, что Субару сбрасывает скорость и уходит под днище вертолета.
-Кажется, он решил дальше не играть с нами – продолжал Стив.
-Не думаю – ответил Джек, отодвинув карабин в сторону. Колеса целы, так что рано говорить “конец”.
Машина за несколько секунд сбросила половину своей скорости. Затем водитель свернул, влево и покинул зону прожектора. Проехав метров тридцать по тротуару, он вернулся обратно на дорогу, но затем снова изменил траекторию и ушел на правую сторону.
-Джек Блэвинс – послышался голос в наушнике. Это капитан Ричардс.
-Слушаю – ответил с холодным спокойствием он.
-Время на исходе у тебя.
-Я не могу произвести выстрел по колесам. Он прячется за другими машинами на пешеходной части и умело меняет позицию. Словно он слышит нас, узнает как-то наши действия. Я думаю, что он один из наших.
-Полицейский – произнес капитан, глаза которого провалились в пустоту в этот момент. Стреляй в лобовое стекло – не найдя ничего другого сказал Ричардс.
Джек резким движением как по команде принял снова боевую стойку. В лоб попасть будет не трудно – подумал он. По крайней мере, это вынудит его пригнуться на место пассажира.
-Стив, обойди его.
Вертолет послушно сделал рывок вперед. Когда темные стекла Субару показались с его точки обзора, он был уже готов выстрелить. Не меняя положение, он послал пулю в то место, где была машина. Но водитель и в этот раз был на порядок смышленее и свернул раньше в сторону. Попав по стоящему автомобилю, он только вызвал сигнализацию.
-Нет, это все не то – со злостью бросил Джек, понимая, что весь опыт и знания сейчас не помогают.
Не готовый отступить, он выпустил наружу эмоции. Этот момент не ускользнул от внимания водителя Субару. Блэвинс переключил винтовку с полуавтоматического режима одиночных выстрелов на полностью автоматический. Отстегнувшись от страховки, он стал свободнее в движениях.
-Ты что делаешь парень? – послышался голос Стива за спиной, который мельком наблюдал за действиями коллеги. Резкое движение и ты полетишь вниз.
-Ты сам видишь Стив – начал приводить доводы Джек. Нам требуется больше времени на смену позиции и все равно он уже в другом месте.
Закончив, он не стал больше тратить время, которое и так утекало сквозь пальцы, и перешел на другую сторону.
- Держись ближе к нему, я не хочу ненароком попасть в прохожих.
Блэвинс открыл непрерывный огонь, покрывая осколками стекла как самого водителя, так и окружающую местность. Угонщик пригибаясь, старался не терять из виду вертолет. Наконец он схватил лежащий пистолет и стал вести хаотичную стрельбу. Навредить воздушному транспорту с земли он не мог, зато выиграл немного время. Вертолет в целях безопасности вынужден был уйти. Дезориентированный ситуацией он не знал, какую занять позицию. Повторяя тактику уклона от снайпера, водитель все больше в водил в заблуждение пилота. Джек при такой качке еле удерживался на месте. Стив, занятый обзором полностью переключился на пилотирование и не мог смотреть, где находиться его коллега. Разделяй и властвуй. Водитель, ощутив как раз это разделение между напарниками, был готов к следующему действу. Полицейский заслон был виден не вооруженным глазом. Их разделял только последний перекресток. Может полиция и готовилась завершить эту погоню, но у водителя было еще что показать. Джек на секунду поймал в поле зрения колесо машины и вот-вот готов был спустить курок как…. Машина сделала второй за этот вечер разворот вокруг своей оси. Не слаженные действия обоих коллег привели к тому, что пилот, повернув следом за машиной, очнулся только в самый последний момент.
-Черт! – выкрикнул он, оглядываясь назад в надежде застать своего друга на месте. Страховочный трос. Джек!!
Мир казалось, погрузился в тишину для одного человека. Только дрожащие губы выдавали, что жизнь еще теплиться внутри тела. Джек, тяжело дыша, попытался открыть глаза и посмотреть по сторонам. Приподняв голову, он увидел себя лежащим на асфальте. Он так же окинул взглядом, насколько это было возможно в поисках угонщика. Долго искать не пришлось. Его взгляд быстро уткнулся в свет задних фар. Водитель казалось, и не думал двигаться. Он снова психологически давил. Толпа зевак наблюдала за шоу, развернувшимся на улицах родного города. Внезапно, несколько человек отделились от общей массы и рванули на помощь лежащему полицейскому. Схватив за руки и за ноги и рискуя жизнью, они поволокли его подальше от дороги. Водитель стоял на месте и не препятствовал им. Наоборот казалось, он полностью удовлетворен исходом этого сражения. Дальнейшие действия его мало интересовали. Он был в поиске нового противника.
Шевроле Дэвиса прочертил несколько кварталов и присоединился к полицейскому заслону. Детектив вышел из машины поприветствовать капитана Ричардса.
-Дэвис – начал капитан. Где все самое интересное там и ты.
-Чистая случайность кэп – прокомментировал детектив.
Чистая случайность. Очнувшись от воспоминаний, Дэвис еще раз окинул взглядом фотографию Сары Неймор. И все же она очень похожа на нее. Как только машины сорвались с места, Дэвис кинул папку на соседнее сидение, и тронулся с места.








Глава третья
В ЛАБИРИНТАХ ПАМЯТИ

Касаясь твоих рук
Мой дорогой и нежный человек.
Тебя мне видеть жизненно необходимо.
И слезы падают с моих век.
Все что в тебе мне так любимо.

Один твой вдох так дорог сердцу.
Один лишь взгляд волнует душу.
Твой образ открывает в сознании дверцу.
И выпускает любовь мою наружу.

Касаюсь твоих волос
А как будто прекрасного цветка.
Цвет глаз вот в чем вопрос?
Ответ: Красивее любого лепестка.

И больше ничего не надо.
Уста мои рождают звук.
И больше ничего не надо
Лишь коснуться твоих рук.

Клиника, в которой находилась Сара, представляла собой готического вида здание из красного кирпича. На территории прогуливались или работали, сметая снег, пациенты в сопровождении охраны. Снег укрыл собой еще зеленую траву, оставляя весточку от теплого лета. Машина детектива, сделав окружность по парку, подъехала к дверям главной приемной. Дэвис, поежившись от холода снаружи, не очень-то торопился выходить из теплого салона. Выключив двигатель, он поправил свой красно-черный галстук и застегнул пальто на две пуговицы. Черные брюки и такого же цвета пальто слили его воедино в темный силуэт на фоне сказочно-зимней вьюги. Дежурный со скучающим видом наблюдал за возникновение темной фигуры из ниоткуда. Поло плаща, развиваемое ветром, создавала таинственный образ. Уильям, войдя в помещение, стряхнул снег с одежды и не спеша подошел к дежурному.
-Детектив Уильям Дэвис – сказал он, показывая свое удостоверение. Полиция Нью-Йорка. Я пришел к пациентке Саре Неймор.
-Сдайте оружие и распишитесь в ведомости – сказал дежурный, пододвигая планшет с табелем. С правилами ознакомлены детектив?
-Нет. Сказать по правде это мой первый опыт посещения подобного рода заведений.
-При себе нельзя иметь колющих и режущих предметов. Пациент может нанести вред, как себе, так и посетителю. Ручка допускается.
-А ручкой вреда не нанести? – с долей удивления спросил Дэвис.
-Вот поэтому вместе с вами в комнате будет санитар.
-Вы это серьезно?
-Вполне – продолжал дежурный все с тем же серьезным взглядом.
-Уж с одной девушкой я справлюсь.
-Детектив, такие правила и если вы находитесь на территории клиники, то нужно их неукоснительно соблюдать. К тому же не стоит недооценивать находящихся здесь пациентов. Некоторые из них прибывают за особо тяжкие преступления. Мы их держим на медикаментах в течение всего курса реабилитации. Эти препараты подавляют агрессию, но очень сложно контролировать особенно внезапные вспышки.
Уилл решил не вступать в бесполезный спор. Он послушно заполнил форму и сдал оружие в камеру хранения. Повернувшись к автомату с кофе, он спросил:
-Работает?
-Да, пожалуйста.
Нащупав в кармане мелочь, он стал бросать по монетке в автомат, заодно осматривая помещение. Высокие белые потолки и кафельный гладкий пол. Стерильность, с которой его намывали, проецировала яркие блики от освещения, которое даже в солнечную погоду здесь было как в музее. Взяв готовое кофе, он в сопровождении санитара проследовал в палату к Саре. Сопровождающий детектива молодой человек всю дорогу не проронил ни слова. Только перед самой дверью, он вдруг замер и перевел взгляд на детектива. Затем вставил ключ в замок и стал поворачивать. Нервозность в его действиях подсказывала Дэвису, что его стоит допросить.
-За время нахождения здесь Сара предпринимала попытки сбежать? – спросил Дэвис, уставившись в дело.
Молодой человек при этом вопросе немного сник.
-Мне кажется, она чувствует себя здесь даже в большей безопасности, чем снаружи.
-Почему вас так беспокоит ее судьба? – Дэвис резко перевел тему. Он перелистывал страницу за страницей в поисках зацепки.
-Она так… - начал санитар.
-Красива! – закончил за него детектив.
-Да – ответил молодой человек. И что самое не понятное для меня….
- Как она оказалась здесь – снова дополнил Дэвис, захлопнув папку и отхлебнув кофе. Для этого я сюда и прибыл. Но вас еще чем-то беспокоит эта девушка – заметил детектив.
Медработник повернул ключ, и мысли детектива переключились сами собой. Как только дверь отварилась, темная фигура в комнате скользнула прочь от света. Забившись в углу, девушка скрестила руки, таким образом, защищаясь от двух незнакомцев в комнате.
-Сара, все в порядке это Дэвид – начал молодой человек.
Детектив наблюдал за тем как девушка, украдкой поглядывая на медработника, успокаивалась.
-Он имеет влияние на нее – подумал про себя Дэвис. Между этим санитаром и пациенткой сложились доверительные отношения.
Не имея каких-либо зацепок в этом деле, Уилл решил сконцентрировать внимание на мелочах. Затем девушка снова вскипела от ярости.
-Мне казалось, вам удалось ее успокоить? – спросил Уилл.
-Сара этот человек из полиции – продолжал Дэвид, указывая на незнакомого посетителя.
Она перевернулась лицом вниз на полу и, свернувшись калачиком, стала умолять.
- Пожалуйста, если вы пришли меня убить, так делайте это. Я больше не хочу в бесконечные коридоры. Затем закричала: - Я не хочу быть счастливой.
- Сара, здесь тебя никто не обидит – успокаивал санитар.
Дэвис отошел в сторону, взял стул возле кровати и сел в центре комнаты. Девушка не унималась и продолжала истерику. Дэвис решил понять причину ее негатива к нему.
-Сара, я тебе кого-то напомнил? – спросил он. Глотнув кофе, он поставил его на пол и туда же рядом положил папку. Больше смысла в ней не было. Пусть говорит сам человек. Он приготовился внимать каждому ее слову. - Что тебя во мне испугало?
Не меняя позы, она подняла левую руку и указала на Уилла. Осознав, что она не его имеет в виду, а только образ, он стал ощупывать себя, наблюдая за ее реакцией. Как только Уилл дошел до галстука, девушка одним быстрым движение отгородилась от них, обхватив руками колени. Она стала что-то бормотать себе под нос. Детектив пытался сконцентрироваться и понять, что она говорит. Вот оно! Галстук. Но более странной реакции на свою одежду он еще не встречал. Мужчина принялся стягивать с себя его, попутно обращаясь к девушке:
-Сара смотри, галстука больше нет.
Она продолжала в том же духе, не обращая внимания на мужчин. Уилл вспомнил про диктофон у себя в кармане.
-Вас ведь Дэвид зовут? – уточнил детектив, поворачиваясь к молодому человеку.
Санитар кивнул.
-Что это за язык, на котором она говорит?
-Мы сами понять не можем – ответил он.
Незаметно включив диктофон, детектив поставил за ботинок так, чтобы не бросался в глаза. Записывая голос девушки, он обводил взглядом ее комнату. Ничего приметного или такого за что можно было бы зацепиться. После ремонта этот корпус мог похвастаться свежевыкрашенными стенами и потолком. На новеньких полочках лежали принадлежности личной гигиены, несколько книг и рисунки. Подойдя ближе, Дэвис взял один из них, чтобы лучше рассмотреть. Прямо на него с холста бумаги смотрела пара грустных глаз. Девушка на рисунке обессилено лежала возле двери. И все бы ничего, если бы внимание детектива не привлекла ее рука на дверной ручке. Он даже не заметил, как девушка смолкла. Уильям подошел к ней и протянул рисунок.
-Сара расскажи мне об этой девушке? – начал детектив, пододвигая стул ближе.
Девушка смотрела агрессивно на детектива сквозь взъерошенные волосы. Дрожащие губы, после минутного молчания, наконец, сложили два слова:
-Дайте сигарету.
-Я не курю – ответил он. Дэвид, не могли бы вы найти для девушки сигарету? – не оборачиваясь в его сторону, спросил детектив.
Он был обескуражен такой просьбой.
-Детектив, по правилам я должен присутствовать в этой комнате постоянно. К тому же, здесь не курят.
-Дэвид! - ничего не объясняя, снова произнес он. Под мою ответственность.
Он смотрел детективу в спину, но тот так и не соизволил повернуться. Санитар медленным шагом попятился в сторону выхода. А когда дверь захлопнулась, он снова спросил:
-Сара расскажи мне про этот рисунок.
Девушка даже не глянула на протянутый детективом предмет. Ее взгляд блуждал где-то далеко. Тогда детектив решил пойти другим методом.
- Ты что-то говорила про бесконечные коридоры. Эта девушка оттуда?
Наконец что-то сдвинулось с места. Недоверчивый взгляд метнулся на Уилла, и она произнесла:
-Вам действительно есть дело до моих рисунков и прочей ерунды?
-Да.
-Ответ не верный. Вы просто отрабатываете свою зарплату. Куда вас пошлют туда и едите. Каждый день, такие как я, выливают на вас тонны своих проблем. Но разве вам действительно интересно, что у меня на душе? Она тянулась ближе и ближе, приговаривая: Вы просто полицейская ищейка и вникать в проблемы людей не ваша забота. Вам только всего и нужно, что выбить из каждого признание и удалиться пить кофе. Это единственное что у вас действительно хорошо выходит.
Оказавшись совсем близко, она резким движением выхватила ручку из кармана его рубашки и подставила к горлу.
- Теперь ответь на мой вопрос. Если смерть близко и нет выхода. Ты готов плыть по течению? Или попробуешь справиться с ситуацией за несколько минут до исхода времени?
Дэвис подставил горло максимально близко к ручке и произнес:
- В этой ручке может быть больше правды, чем в твоих эмоциях. Убив меня, ты ничего не изменишь и останешься здесь навсегда. Будешь сидеть наедине со своими страхами и болью. Слышишь шаги в коридоре? Сейчас сюда войдет санитар и скорее всего, ты схлопочешь срок за нападение на посетителя. Отдай мне ручку, а я в свою очередь постараюсь вернуть доверие к людям и даже к нам, бестолковым копам, которые на налоги граждан просто распевают кофе.
Войдя, Дэвид увидел ту же самую картину, что и пять минут назад. Детектив сидел на стуле и рассматривал рисунок.
-Скажите Сара – продолжил детектив, разворачивая рисунок девушке. Почему эта девушка держится за дверную ручку?
Сара взяла из рук санитара сигарету и прикурила. Она держала спичку и всматривалась в огонь. Молодой человек заметно нервничал, но детектив продолжал холодно смотреть на нее. Его взгляд не выражал и капли беспокойства. Она потушила спичку и сделала глубокую затяжку. Девушка перебирала у себя в голове все то, что произошло с ней. Она просто не знала с чего начать. Да и откровенничать с этим полицейским она не собиралась. Он красноречив в словах, но будут ли его обещания такими же. Это тактика любой женщины. Доверяй, но проверяй. Однажды она уже доверилась другому мужчине и теперь она здесь.
-Многое сейчас стерлось из памяти – еле слышно начала она, делая затяжку. Я нарисовала этот рисунок, проснувшись глубокой ночью. Признаться честно - с легкой усмешкой в голосе продолжала девушка - я даже рисовать толком не умею.
-Ну что ж Сара – улыбкой на улыбку ответил детектив. Все мы до конца не знаем своих способностей.
Он старался разрядить обстановку и сделать девушку более сговорчивой. Но уходить далеко от темы тоже не хотел.
-Вы помните тот сон?
-Нет.
Она опустила глаза и добавила:
-Помню лишь, когда проснулась, ее образ стоял у меня перед глазами. Девушка переплела ноги, усевшись в позу лотоса, и стала тереть нос.
-А что это за язык, на котором вы говорили?
-Язык? – удивленно спросила она, продолжая чесать нос рукой, в которой была сигарета. Единственный язык, который я знаю – это родной английский. К сожалению, я никогда не проявляла страсти к языкам и знаниям. Типичная девушка, которых сотни в большом городе. Больше рассказать о себе нечего. Работа и развлечения.
Уилл поерзал на стуле, выбирая удобную позу. Он вздохнул и стал перебирать щетину на лице, которая тонкими волосками уже снова пробивалась через кожу. Затем перевел взгляд на санитара и обдумывал следующий вопрос, который возник у него в голове.
-Наверняка прибывая в одиночестве, вы задавали себе вопрос: Как я сюда попала? У меня не укладывается в голове, что такая красивая девушка делает здесь.
Человек наделен своего рода информационным полем защиты. Не вся информация может проникнуть глубоко и дойти до самых окраин сознания. Но есть редкая группа вопросов, которым путь словно заказан. И это был один из таких. Детектив пытался сломить защиту от внешней среды и подобраться к самой сути происходящего с ней. В одном Сара была права это обычная работа полицейских. Но на все в жизни можно смотреть по-разному. Он был одним из тех, для кого не существовало понятие разделения на существенное и не существенное. Он уделял внимания в равной степени, как общей информации, так и мелочам. Ведь мелочи порой решают все. Может психиатрическую клинику он и посещал в первый раз в своей практике, но он так, же хорошо знал, что большой процент помешательства психики у женщин происходит на фоне межличностных отношений. Хотя представить, что у такой симпатичной девушки с этим могут быть проблемы сложно как-то. И все же он думал как подобраться к столь пикантным вопросам не растеряв того малого доверия что стало возникать между ними.
-Скажи – начал он. Ты бы хотела отсюда выйти?
-Мне и здесь лучше – делая очередную затяжку, отвечала девушка. Там за окном, мир совсем сошел с ума. Все, как с цепи сорвались в погоне за долларом. Совсем душу потеряли, оставив только оголенные нервы, которые сигналят: Болит! Болит! Хочу! Хочу!
-А мне так не показалось – заметил Дэвис. Особенно когда мы вошли к вам в палату. Стоит ли себя так загонять в угол?
Она потушила сигарету о край кровати и уставилась на детектива.
-Не стоит за меня решать, что мне надо. Если вы поговорили со мной пять минут, это не дает вам право, думать что знаете все обо мне. Я слишком была не обуздана в своих желаниях. Теперь мне нет выхода отсюда.
-В своих желаниях? – переспросил Дэвис, вытягиваясь вперед на стуле.
-В голове у женщин так много разных желаний – продолжала Сара. Но нужно быть осторожной, так как кто-то может исполнить их всех.
Сара замолкла и начала грызть ногти. Она молчала с минуту, а затем он заметил, как слезы покатились с ее щек. Она отвернулась от Уильяма, стараясь не показывать этого. Детектив поднялся со стула и вышел из палаты. Уходя, он заметил, как санитар склонился над Сарой, успокаивая ее.
Стоя в коридоре упершись о стену, он допивал холодное кофе. Затем потер уставшее лицо и погрузился в свои мысли. Что мы имеем: у девушки явно произошла травма в личной жизни. Она как то связанна с ее желаниями и что самое интересное с галстуком таким же, как у детектива. Что за бред? Что он здесь делает? Теперь придется бегать по городу с такими странными приметами, в поисках подозреваемого. Делать мне больше нечего. Он поднял уставший взгляд вверх и глубоко вздохнул. В этот момент в кармане завибрировал телефон. Уильям открыл сотовый и увидел знакомый номер.
-Привет ангелок! – произнес Уильям, поднеся трубку к уху.
-Привет “Космический рейнджер”. Ты сегодня заберешь меня из школы? – продолжал детский голос на том конце линии.
-Я постараюсь. Есть еще несколько важных дел.
-Я для тебя уже не так важна?
-Не говори так. Ты единственная причина жить дальше.
Уильям задумался на минуту над своими же словами. Она ведь и вправду была ею. После той жуткой погони, в которой погибла ее мать, Джесси наполнила их с Дженни жизнь чем-то новым для них обоих. Учитывая, что многие расстались с жизнями, а они ее сохранили и обрели то малое, что связало их. Сомнений на этот счет у него нет. Он прижал телефон ближе к себе, словно хотел на расстоянии ощутить ее тепло.
-Не обижайся – продолжил он. Ты же знаешь, что я тебя люблю. Мне поручили одно дело и нужно опросить несколько людей. В общем, обычная работа “космического рейнджера”.
-Главное береги себя – сказала Джесси. Я тебя тоже люблю. Пока.
Детектив сбросил звонок и уставился в пол. Чертова работа носит его по самым разным местам, но не приводит его к ней. Ладно. Пора вернутся к работе. Он вошел в палату, миновав стул и сел на пол прямо перед ней. Уилл смотрел в ее заплаканные глаза. Наверно он хотел бы так же выплеснуть все то, что у него накопилось. Не позволяла только мужская гордость.
-Сара, можно мне взять этот рисунок, что был на столе?
-Берите – произнесла девушка, потирая красные от слез глаза.
-Ты готова продолжить общение или мне зайти в другой раз?
-Я хочу побыть одна.
- Хорошо – произнес с мягкой улыбкой Дэвис. Если у меня возникнут вопросы, я заеду.
Он встал и задержал взгляд на ней. Дэвис с отцовской заботой провел по рукой по ее волосам, укладывая их. Он не смог бы себе сам ответить: Зачем он это сделал? Затем медленно перевел взгляд на санитара.
-Можете не провожать меня – наконец заговорил он. Я сам найду дорогу.
Детектив забрал диктофон и вышел в коридор. По пути его настигла мысль:
-Как можно все это связать вместе?
Затем он сбавил шаг и развернулся в сторону Дэвида запирающего комнату. Возможно, расспрос санитара даст кое-какие подсказки. Уилл ждал его, убрав руки в карман. Трогая диктофон, он думал, что этой загадке тоже надо уделить внимание.
- Дэвид, можно вас попросить не выписывать на нее лекарства пока.
- Этот вопрос к доктору Милвертону.
-Боюсь, с докторами у меня плохо получается договариваться. Вам ведь не безразлична ее судьба?
- Да.
- Я могу попросить вас хотя бы не делать этого пару дней? Не официально.
Санитар стал мешкать с ответом и детектив прочитал у него в глазах, что с ним получиться договориться.
-Это останется между нами – уверял детектив.
- Хорошо – ответил Дэвид, но его взгляд все еще оставался не уверенным.
Я хочу – продолжал Дэвис – чтобы она немного успокоилась и без таблеток могла вспомнить подробности. Я так же оставлю вам свой номер. Если будут изменения в ее состоянии или поведении позвоните мне.
Он забрал свои вещи у дежурного и вышел из клиники. Не мешкая, он добрался до машины и сел в салон. Включив обогреватель, Уильям достал блокнот и стал делать первые наброски своих дальнейших действий. Начнем с санитара этого Дэвида – снова окунулся в свои мысли Дэвис. Еще на стойке дежурного врача он заметил график смен. Если ничего не поменяется, то через два часа он покинет дежурство. Можно запастись кофе и подождать его. Дэвис добрался до ближайшего кафе и заказал себе самый крепкий эспрессо. Вернувшись к клинике, он удобно расположился в салоне автомобиля и принялся ждать. Укутавшись в пальто, Уильям стал потихоньку клониться в сон….
Внезапный стук в лобовое стекло чем-то гулким вытянуло его из сна. Он медленно приоткрыл глаза и оглядел салон. Ничего. Уилл снова уснул. Повторный удар. Он вытянулся вперед, чтобы рассмотреть во вьюге возмутителя спокойствия. Он щурился, стараясь разглядеть хоть что-то. Уильям включил стеклоочистители, в надежде, что они прояснят картину.
-Чертова метель! – со злостью бросил Уилл. Небось, какой-нибудь придурок бросает снежки в стекло. Сильный удар по капоту машины застал его врасплох. И весь остаток сна как рукой сняло. Он наблюдал за желтым мячом прокатившемся по машине. Провожая взглядом, он не заметил фигуру возле двери. Детектив обернулся и увидел надпись на стекле возле себя: “ Не ищи ответа “. Уилл открыл дверь и вышел на студеный холод. Ни души вокруг. Слева от машины лежал тот самый мяч. Дэвис решил поднять его, но затем спросил самого себя: Зачем ему это надо? Он стал отводить взгляд от него, как вдруг мячик покатился без чьей-либо помощи. Уилл решил пойти за ним. Мужчина не отпускал его из полезрения. Мячик стал ускоряться, и затем был проглочен тьмой. Уильям остановился в нерешительности, куда идти дальше? На другой стороне улицы вдруг зажегся свет. Под фонарным столбом стоял ребенок. Внезапно мячик снова появился и подкатился к ногам маленького незнакомца. Когда он вышел на свет, то Уильям его узнал.
- Вы не поможете мне? - начал знакомый голос.
-Джесси? – удивленно произнес Уильям. Что ты делаешь на улице в такое время?
- Я ищу свою маму – отвечала она.
Уильям впервые не мог подобрать нужных слов, что ответить.
Хорошо! – ответил он. Давай поищем ее вместе.
Он взял ее за руку, и вся улица засияла красками фонарей. Они пошли дальше по улице. Здания вокруг были заколочены. Свет исходил только от фонарных столбов.
- У тебя такие холодные руки – сказал Уильям.
- Очень холодная зима в этом году. Но в твоих руках я чувствую знакомое тепло. Как тебя зовут?
- Уильям.
- А откуда ты знаешь мое имя? – спросила она, смотря на него снизу вверх.
-Скажем так, мы уже встречались – отвечал детектив и сам не верил в то, что говорил. Как она может не помнить меня? – терзал себя мыслями Дэвис.
Он насыщался необычайно свежим воздухом и пускал пар изо рта.
Тогда возможно ты и мою маму знаешь? – спросила Джесси, дернув его сильно за руку.
Он знал только одну из них и не любил вспоминать об ее утрате. Пусть этот вопрос останется без ответа.
– У тебя кольцо на пальце. Стало быть, ты женат?
- Был – ответил Уильям, не отнимая взгляд от дороги.
- Что с ней стало?
- Она пропала
- Можно я коснусь твоих глаз? – внезапно остановившись, спросила Джесси.
- Странная просьба – подумал он.
Как только они дошли до очередного освещения, Уильям присел, согнув колени. Легкий морозец покалывал лицо и трепал волосы на голове. Холодные детские руки прикоснулись к его глазам, и он потерял сознание. Дэвис лежал на асфальте, и снег присыпал его сверху.
- Она пропала, но не в тебе – произнесла Джесси, стоя над ним. Твоя любовь все еще очень сильна к ней, и ты не отпускаешь ее. Из-за этого и она здесь.
Уилл стер снег с лица, и оно озаряло потрясение.
- Ваша связь нерушима – продолжала девочка.
- Она это лучшее, что было со мной в жизни.
- Нет. Есть та, кем ты дорожишь не меньше.
- Да это ты Джесс.
- Тогда не ищи меня – сказала она уже другим голосом.
Страх сковал его мысли и движения.
– Как такое возможно? Дженни!
В этот момент свет стал меркнуть над ними. Она подняла на него тяжелый и не по-детски взрослый взгляд. – Начинается обход.
-Какой к черту обход? – с нескрываемой злостью бросил он. Уильям был раздосадован тем, что события сменяют друг друга слишком быстро, а он не поспевает за ними – Не понимаю
- Сделать вид, что мы довольны своей участью.
- Где я, черт возьми? Я все еще возле клиники, или уже сам стал пациентом?
- Послушай, мы должны сойти с улицы.
Уильям Дэвис пытался собраться с мыслями, что делать дальше. Во что верить, если все вокруг представляется каким-то нереальным? Он так же думал, что сказать ей пока она была рядом. Самые нужные слова как будто не шли на язык. Внезапно он заметил как свет в домах, которые еще недавно были заколочены, загорался один за другим. Джесси коснулась его руки и спросила:
-Ты же мне всегда верил так?
- Так – ответил Уильям.
- Мне нужно к себе домой. Я должна зажечь свет в доме.
- Тогда веди.
Они поспешили через дворы оживающих домов. За его спиной улица погружалась во тьму, в то время как дома загорались все ярче. Происходила трансформация одного и того же места.
- Почему фонари на улице гаснут? – спросил он.
- Мы не должны видеть их.
- Кого?
- Нам надо торопиться. Мой дом находиться за тем двором. Здесь – указывая вправо, продолжала она – можно сократить расстояние.
Они углубились во двор очередного дома, и Уильям одним ловким движением перемахнул через забор. Затем помог Джесси.
- Давай зайдем с черного хода – сказала она. Так у нас больше шансов не столкнуться с ними.
- Ты мне о них ничего не расскажешь?
- О них я знаю мало – отвечала девочка, продираясь сквозь кусты опоясывающие двор – только то, что они присматривают за нами.
- Как это присматривают? Я не вижу тут ограждений.
- Закрыто – прервала она.
Уильям не сразу понял, о чем она точно толкует, пока не увидел, что они оба уткнулись в заколоченное окно.
- Позволь мне – обходя ее стороной, произнес Уильям. Он выбил пару досок закрывающих окно, а затем рукояткой пистолета вынес стекло. Уильям взял ее на руки и влез внутрь дома. Пока он осматривался вокруг, Джесс сползла с его рук и побежала в гостиную. Дом был в заброшенном состоянии, краска повсюду сошла со стен, а мебель была поломана. Он стряхнул с себя снег и пыльной шторой вытер лицо. В кармане пальто он нашел небольшой фонарик.
- Ты живешь здесь одна? – спросил Уильям, помогая себе освещением прокладывать дорогу в доме.
- В другое время тут уютнее поверь. Свет не работает ни в одной из комнат – сказала Джесс, сменяя помещение за помещением.
- Я разведу огонь в камине – предложил Уилл, сбрасывая на ходу пальто. Он собрал остатки мебели и кинул ее в место для огня. – Спички здесь есть?
- Они не нужны – сказала девочка. Она закрыла глаза, и огонь вспыхнул яркими красками.
- Стоило так спешить домой? – спросил Уильям с физиономией человека, который уже ничему не удивляется. – Можно было прямо с улиц все это устроить.
- Это возможно только в пределах дома – наконец появившись в гостиной, констатировала Джесси. Здесь мой мир и в нем я вольна делать что хочу. Только место это покинуть нельзя. Но одной это удалось.
Уильям задумчиво смотрел на огонь, который в свою очередь отражался в его глазах. Наконец догадка посетила его.
– Сара!
- Да.
- Как ей удалось?
- Любому действию создается противодействие. Как она это сделала, никто не знает. Есть только предположение – внезапно диалог прервался под давлением нависающего гула.
Дом стал нервно вибрировать. Уильям схватился за уши, так как звук, идущий, откуда-то снизу сдавливал перепонки. Словно ветви деревьев раскинулись трещины на стене и грозились переломить дом на множество мелких кусков. Из ушей промеж пальцев текла кровь, а затем и из глаз. Он крепко вжался пальцами в лицо и рухнул всем телом на пол. Тени на улице кружили возле окна. Уилл ощущал их пристальный взгляд у себя за спиной.
– Они чувствуют тебя – сказала девочка со спокойным видом стоящая посередине комнаты.
Пламя в камине усиливалось, придавая зловещий вид ее лицу. Он уткнулся носом в пол, и кровь постепенно застилала его глаза.
– Как только они войдут в комнату то сразу почуют чужую кровь – продолжала она.
Джесси все это время продолжала говорить голосом покойной жены Уильяма. Девочка, подошла к старому зеркалу, и разбила его подсвечником, стоящем на камине. Она подняла осколок и стала резать себе руку.
-Надеюсь – говорила Дженни своими голосом – это поможет сбить их с твоего следа.
Окропив кровью, ребенок открыл дверь, и тени вошли внутрь дома. Уилл вжался крепче и сотни голосов окружили его, проникая повсюду. Они истощали его силы, испивая как сосуд.
Внезапно он провалился и услышал звенящий в ушах свисток чайника. Уильям открыл глаза и увидел себя лежащим на чистой и просторной кухне. Он смотрел на свои руки покрытые кровью и думал о чем-то с тоской в глазах. Сверху он казался пятном грязи на белом листе. Чайник продолжал свистеть, но никто не спешил снимать его с плиты. Уильям поднялся, опираясь на стойку и водил взглядом в поисках чистого полотенца. Он был весь все еще покрыт кровью. Это место было не узнать. Комфорт и уют прикрыл собой грязь и мрак. Уильям вышел в прихожую, когда странное чувство задержало его в шаге от двери. Тяжелое дыхание наполняло весь дом. То тут, то там он слышал биение сердца, плач, стон. Идеальная жизнь соседствовала в этом доме со страданиями и болью. Он вернулся в гостиную, где сильнее всего, ощущал чувство одиночества. В этот момент дверь в прихожей открылась, и кто-то вошел в дом. Уильям стоял весь грязный и перепачканный, готовый встретить гостя воочию.
Он очнулся и первым делом глянул на часы. Уилл спал совсем не долго, а как будто целую вечность. В машине было очень жарко, потому он так легко задремал.
– Что за странный сон? – подумал он про себя.
Он снова откинулся на сидение, словно хотел вернуться в крепкие объятия сна, но именно в этот момент увидел Дэвида выходящего из клиники.
– Что-то он рано?
Молодой человек прошелся по парковке и сел в свою машину. Детектив включил зажигание, но трогаться с места не спешил. Дэвид медлил. Он сидел и перебирал какие-то папки. Уильям наблюдал за ним, нервно отстукивая пальцами по рулю. Его чутье не подвело. Этот парень явно был как-то с этим всем связан. Внезапно чей-то звонок отвлек Дэвида. Оживленно беседуя, он не отрывал взгляда от документов. В его руках маячила фотография Сары. Договорив по телефону, он завел двигатель и стал покидать парковку.
– Ну что ж Дэвид – чуть слышно проговорил Дэвис, покидая за ним клинику – посмотрим кто ты на самом деле.
Выбор молодым человеком мест посещения не оставил равнодушным детектива к идее последить за ним пока. За один только вечер он объехал больше притонов, злачных мест и темных окраин города, чем детектив за всю свою службу в полиции. Встречаясь с разными людьми, он то и дело протягивал фото девушки. Один раз их путь завел даже в полицейский участок, что для Уильяма было большой неожиданностью. Когда они подъехали к дому, где жил молодой человек, детектив припарковал машину и быстрым шагом нагнал его.
– Что Дэвид, ищем что-то по окраинам? – на ходу за спиной спросил детектив.
- Что вы здесь делаете? – в свою очередь спросил Дэвид, разворачиваясь в его сторону. Следите за мной?
- Такая мысль возникла у меня в клинике. Вы так тепло опекаете вашу пациентку.
- Я уже под подозрением?
- Нет – ответил Дэвис, отвлекшись на фасад дома. Пока. А там посмотрим. Хотя у меня складывается впечатление, что вы ведете собственное расследование. Вопрос только как это связанно с вами? Что-то личное? Вы тогда ловко ушли от моего вопроса.
- На то были свои причины – отвечал Дэвид, перебирая ключи в руках.
- Позвольте мне узнать их. Напомнить вам, что сокрытие фактов от должностного лица, занимающегося федеральным расследованием, может привести вас к уголовной ответственности.
- Поднимемся ко мне детектив – сказал молодой человек, отпирая дверь. Я постараюсь все объяснить.
- Такой расклад мне больше нравится – констатировал Уильям, поднимаясь по лестнице.
Они, молча, поднялись на пятый этаж и вошли в квартиру. Дэвид бросил на комод ключи и, повернувшись к Уильяму, спросил:
-Кофе будете детектив?
- Вы сказали волшебное слово.
Дэвис расхаживал по квартире, пока молодой человек крутился на кухне. Беспорядок в вещах мог бы охарактеризовать Дэвида как человека легкомысленного и не ответственного, но затем Уильям увидел фотографию на столе. На ней счастливый парень в обнимку с девушкой стоял, закрывая собой море.
-Отпуск с любимой – подумал про себя Уильям. На фото ваша подруга? – спросил он, вглядываясь лучше.
- Да – ответил голос с кухни.
- Я смотрю вещи у вас все еще в коробках – заметил детектив, обводя взглядом спальню. Только переехали?
- Нет – отвечал Дэвид, появившись с кофе в руках - просто с момента переезда так и не дошли руки разобраться.
- Надеюсь, когда ваша подруга вернется, я не сильно помешаю вам?
- Она не вернется – произнес Дэвид, протягивая детективу кружку.
- Вот как! Расстались?
- Ее нет в живых.
Глаза детектива наполнились сочувствием и обратили свой взор к молодому человеку. Кому как не ему знакомо такое горе.
– Простите – сказала он, потирая кружку, в надежде согреться. В этот холодный мрак, опустившийся на город, так хочется тепла – подумалось ему.
- Все нормально – ответил Дэвид, слегка покачивая голову вверх вниз.
- Вы как то связываете эти два дела между собой? – спросил Дэвис, заметив про себя, что молодой человек неохотно отвечает.
И в этот раз вопрос остался без ответа.
– Послушайте Дэвид – нашел, что сказать детектив, отставляя кружку в сторону – давайте на чистоту. Я тоже потерял близкого мне человека и не меньше вашего измучил себя вопросами. Уильям расположился на диване и продолжал. - В тот момент я жалел, что нет кого–то рядом, чтобы разделить эту утрату. Снять часть вопросов, которые тяжелым камнем придавили меня. Расскажите мне о ваших догадках. Быть может наши мысли и догадки идут единым путем к правде.
Только теперь в этой спокойной обстановке Дэвис мог лучше рассмотреть его. Худощавое лицо и бледная кожа подсказывали ему приблизительное время смерти его девушки. – Скорее всего, этой фотографии – думал он про себя – уже где-то год. Дэвид за это время сильно исхудал и растерял весь свой красивый загар.
– Что вы искали на окраинах города?
- Вы, долго следили за мной? – спросил санитар.
- Достаточно, чтобы сделать вывод - Вы ищите в верном направлении.
Глаза санитара полезли буквально на лоб, от удивления. Он подошел к столу и вытащил из пачки одну сигарету. Небольшой огонек вспыхнул, и молодой человек выпустил дым.
-Я думал, вы не курите?
-Бросил! Я целый год потратил на собственное расследование, побывал во многих местах, и уже было опустил руки, пока. Молодой человек внезапно смолк.
- Пока не привезли Сару! – снова, как и днем в клинике, закончил за него Дэвис.
- Да. Сару, нашли там же, где и мою жену – устало, произнес Дэвид, садясь напротив гостя. С этих пор, я изучил вдоль и поперек все дело, снова побывал во многих злачных местах, и все равно, нашел только крупицы. Думаю, убийца просто свозит их на окраину, предварительно убив перед этим.
Детектив словно в подтверждении этих слов одобрительно стал кивать. Он все еще не сводил взгляда с обстановки в квартире. Как ему знакомо это – пустота и одиночество. Правда в его случае у него теперь есть приемная дочь, и только это помогало ему двигаться дальше.
- Что дает предположение – продолжил вслух Уилл, делая глоток кофе – что убийца из богатого и влиятельно общества. Он берет понравившегося человека и вычеркивает его из жизни, а затем бросает подальше, чтобы следы не привели к нему. Дэвис достал папку и потряс ее на уровне своей головы, а затем бросил на стол. - Мне дали это дело, но самого дела и нет. Одни вопросы.
Молодой человек от сильной боли в сердце, резко вскочил. Он тряхнул стол, и кружка с кофе пролилась прямо на папку.
- Черт! Я сейчас принесу салфетки. Дэвид быстрым шагом направился в сторону кухни. Детектив стал руками убирать капли с бумаги и заметил, как одна из половинок обшивки отошла. С любопытством он раздвинул ее и увидел конверт. Дэвис решил, раз он мало знает Дэвида, то не станет светить новыми уликами перед ним. Он сочувствует ему в горе, но на этой тропе он пока один.
- Дэвид, я пойду. Папка не сильно промокла, так что не стоит беспокоиться.
- Если у вас будут, какие новости, вы всегда можете ко мне обратиться.
- Хорошо. И надеюсь, вы не забыли о моей просьбе, по поводу лекарств.
- Да, я помню.


Глава четвертая.
Отдай мне то, что я ищу.

Последний лист летит к чертям
Сметают дворники в огонь
Смерть равна прожитым мной дням
И мир не помещается в ладонь

Дэвис вышел наружу и тут же достал свернутый листок. Он развернул его и увидел, что это пригласительный билет: “Ресторан “Рай на Небесах” приглашает посетить одну из лучших кухонь во всем центральном Нью-Йорке”. Дэвис смял листовку и выкинул ее на асфальт.
- Что за бред? – подумал он, застегивая пальто. Опять мимо.
Он отошел на два шага и затем остановился.
-Сколько у меня с собой? Может выпить стаканчик виски и подытожить прожитый день.
Он взял в руки скомканный лист и прочитал адрес заведения. Ровно через час он уже входил в довольно респектабельное заведение на центральной улице Манхэттэна. Швейцар в черном смокинге отворил дверь и любезно пропустил его в теплое помещение. Холодный ветер с улицы тут же потерял свою силу и уступил место теплу и яркому освещению. Большие люстры украшали резной потолок, декор которого был сделан в виде эпохи возрождения. Сами люстры играли изящными изгибами металла и света. Шторы и стены были выдержаны в одном тоне. Кремовый цвет снова был в моде. Дэвис вошел, принеся с собой хлопья снега на воротнике своего пальто. Он встряхнул его и прошел в зал, но тут, же услышал за спиной голос администратора.
- Добрый вечер сэр – сказал он, открывая вероятно свою книгу посетителей. Вы заказывали столик?
- Нет. А разве просто так нельзя зайти и выпить один стаканчик виски?
- Нууу – стал мычать пожилой сотрудник ресторана. У нас обычно резервируют столики заранее.
- А я смотрю, у вас тут есть бар и барная стойка. Вот туда я как раз думал пойти и выпить немного.
- Простите сэр. Это не возможно. Если вам надо так срочно выпить, то я могу посоветовать вам неплохой бар в двух кварталах отсюда.
Дэвис слушал старого сеньора, и устало вздыхал, выражая свое непочтение. Затем он приоткрыл поло своего плаща и показал значок. Вот так все частенько и решается. Живая музыка заполняла зал, перемежаясь с голосами множества людей. Несколько скрипачей в паре с виолончелистами без особого энтузиазма играли отрывок из Моцарта. Девушка с золотыми кудрями перебирала арфу, попутно кидая взгляд на парня официанта, латиноамериканской внешности. Кажется у них роман. Парень, скорее всего не чист на руку и занимается темными делами вне рабочего времени. Он, как и сам Дэвис, очень часто озирается по сторонам. Внимателен к мелочам! Не думаю что это выучка официанта. Спутница одного из посетителей вечно хваталась нервно за свой телефон и старалась не привлекать внимание своего мужчины. Чего ей не хватает, спрашивается? Скорее всего, он очень хорошо обеспечен, ведь столик здесь даже за большие деньги не так просто зарезервировать. Здесь правит репутация и статус. Несколько мужчин сидели в отдельных мягких креслах и курили сигары. То спокойствие, которое было в каждом движении, говорило об успехе. Молодой парень, как они когда-то стремящийся к успеху, сновал между ними, утоляя их либидо. Уилл пересек зал и сел за барную стойку.
- Стакан Джэк Дэниэлс – на ходу скомандовал он, отодвигая стул.
За спиной как раз стих Моцарт, и музыканты разбрелись кто куда. Дэвис устроился удобнее и обхватил стакан, словно пытаясь согреть виски так, чтобы они закипели.
Машину наверно, придется сегодня здесь бросить – думал он про себя, скидывая пальто на соседний стул. Когда ты теряешь любимого человека, то все чаще находишь утешение на дне стакана. Каплю за каплей иссушаешь, чтобы добраться до ответа, но обнаруживаешь теже капли промилле у себя в крови.
Внезапно заиграл рояль, и Дэвис вдруг поймал себя на мысли, что знает эту мелодию. Умелые руки мастера так плавно перебирали черно-белые клавиши, что будь он знатоком музыки, он бы сказал, что это лучшее исполнение, которое он когда-либо слышал. Он сделал первый глоток, и почувствовал, как алкоголь тонкой струйкой пошел обжигать его гортань. Такая приятная атмосфера и прекрасная музыка, только бы не заснуть потом на этой стойке.
-Нет – останавливал сам себя Уилл – не как в прошлый раз. Теперь у него есть обязательства и главная из них это дочь. Всего лишь один стакан, заполненный до половины, и тут же домой.
Он повернулся к тому человеку, который сидел за роялем и сразу же по привычке стал изучать. На вид сорок лет, средней комплекции, но с широкими плечами. Скорее всего, костюм за две тысячи долларов придавал его плечам правильную форму. В остальном достаточно статный мужчина, с черными густыми волосами на голове. Стакан с таким же как и у него пойлом сотрясался каждый раз, когда он делал сильный акцент на ноты. Он буквально пропускал каждый звук через себя, закрывая глаза в тот момент, когда хотел дотронуться до музыки руками.
-Никогда не видел такой увлеченности – подумал Уилл, опираясь локтем на стойку. Он чуть ослабил свой галстук, освобождая место воздуху. Задумавшись на секунду, он сделал небрежный глоток, уронив пару капель на свою белую рубашку.
-Черт! – шепотом сказал он, мотая головой в негодовании. - Бармен! – позвал Уилл.
Мужчина крупной комплекции с полотенцем на плече повернул свой напряженный взгляд в сторону детектива.
– У вас есть салфетки или полотенце? Тот вместе слов указал на небольшую металлическую коробочку, стоявшую перед ним. – Спасибо!
Уилл взял несколько салфеток, при этом конечно свалив все остальные.
– Вот небрежная свинья. Смяв салфетку, он сделал пару резких движений, вытирая капли. – Поздно! Придется стирать полностью.
За этим занятием, он совсем позабыл о музыке и вдруг понял, что она затихла. Когда он снова обратил свой взор на рояль, то за ним уже никого не было.
– Вот дерьмо. Даже автограф не успел взять. Дэвис кинул в злости салфетку на стойку и снова вернулся к первоначальной позе. – Ну вот! Самое прекрасное, что было закончилось. Снова любимый стакан.
Не успел он закончить мысль, как появление фигуры рядом с ним выдернули из этого стремительного потока. Это был все тот же человек.
- Знаете, мне очень понравилось исполнение – чуть запинаясь в речи, сказал Уилл. Это ведь была песня группы Оазис ”Thehindutimes”.
- Да, она самая. Люблю эту группу, но бывает, что эта песня лучше всего звучит на пианино. У каждой песни есть и время и место.
- Согласен – склонив голову, сказал Уилл. Так получилось – слегка рассмеялся он, поднимая стакан – что эта песня обвенчала меня с моей будущей женой. Она звучала по радио в тот самый момент, когда мы с моей женой поняли, что не можем жить друг без друга.
- Здорово – рассмеялся собеседник. Хорошо, когда вкусы обоих людей совпадают. Наступает самое главное – гармония в отношениях.
При разговоре он так плавно жестикулировал, словно художник кистью водил по невидимому холсту. Его манеры говорили о нем как об очень открытом, творческом и проникновенном человеке. Небрежная челка свешивалась и смотрелась немного, не уместно учитывая его возраст. Каждый раз во время беседы он быстрым движением убирал ее, и снова дирижировал рукой в воздухе.
– Надеюсь, ваши чувства все так же крепки, когда вы слушаете эту мелодию? – спросил мужчина, сложив ладони в замок на барной стойке.
- К сожалению, теперь я слушаю ее в одиночку – заметил Уилл, отведя глаза в сторону. Нет, простите – вдруг произнес он, отставляя стакан подальше. Я вам соврал. До сегодняшнего дня я ее давно не слышал. У меня в комнате была коробка с пластинками, я любил раньше собирать винил. Боюсь, там столько пыли уже, что я ни за какие ковришки к ней не подойду. Он на миг замолчал и задумался о чем-то своем.
- Знаете – начал мужчина, склонившись поближе к Уиллу – когда оба человека слушают одну и ту же мелодию, у них рождаются общие мысли, но разные ответы. Как только люди, снова услышав ее, приходят к единому ответу, вот тогда отношения поднимаются на новый уровень.
- Хотел бы я с вами согласиться – сказал Уильям, поднимаясь с места – да только к единому мнению мы уже не придем. Жизнь слишком короткая штука и не понятно кому и сколько отведено в ней время и места.
- Извините.
- За что?
- За то, что влез со своим мнением. Только раны взберендил в вашей душе.
- Они не заживают и дело тут не в том, что кто-то напомнил в очередной раз об этом. Я сам не способен это отпустить из сердца, поэтому останусь жить в этой клетке еще очень долго.
- Ничего, внешняя среда выгонит вас из своего убежища. Новое скоро постучится в вашу дверь. Наверно это все, чем я могу словесно вас поддержать.
- Вполне достаточно! Внезапно вибрация телефона сотрясла карман его пальто. Он знал, кто это звонит. – Простите, я отвечу на звонок.
- Конечно. И собеседник покинул Дэвиса.
– Привет, любовь моя.
- Привет космический солдат – с улыбкой сказал детский голос.
- Уже солдат? А как же рейнджер? Ты понизила меня в должности и нашла другого защитника?
- Ты совсем отсутствуешь в моей жизни, но я все равно не променяю тебя, ни на кого.
- Спасибо, за твою веру в меня. Чем ты занималась весь день?
- Мы рисовали на занятиях, а тема была – семья.
- Замечательная тема – сказал Уилл, прижимаясь ближе к трубке. Он мельком смотрел на стакан и корил себя за то, что одну часть жизнь он тратил на погони за разными личностями, на походы по притонам, злачным кварталам, а другую часть жизни погружал в алкоголь.
- Ты снова вспоминаешь о ней, и пьешь свой алкоголь где-то там? Я чувствую это.
- Какая ты чувствительная. Да, слабоват я.
- А вот и нет. Ты лучше, чем ты думаешь.
- Откуда в тебе столько разума и силы?
- От того, кто каждый день помнит обо мне и любит. Правда боится в этом признаться.
- Я не боюсь.
- Ну а почему же, я одна сейчас? А ну ка живо забирай меня. В конце концов, мы семья.
- Ты сейчас же на занятиях еще?
- Не совсем. Я сижу на улице одна, и на меня могут в любой момент напасть.
- Джесс! Пожалуйста, будь на месте, я сейчас за тобой приеду.
- Вот так, говорит настоящий мужчина. Мой космический рейнджер.
Уилл, уже почти положил трубку, когда услышал:
-Давай, пап, быстрее.
Он убрал сотовый в карман и отставил стакан в сторону.
- Уже уходите? – спросил собеседник. Могу что-нибудь бодрее для вас сыграть?
- В следующий раз. Меня ждет дочка на улице.
- Никогда не заставляйте ждать ребенка. Бухгалтера, своего адвоката или продавщицу, но не ребенка. Ребенок – это отражение своих родителей. Помните, о чем я сказал?
- О чем-то новом – процитировал Уилл, надевая пальто и совершенно игнорируя собеседника. Он осматривал карманы, боясь оставить что-то на столе.
- Ваша дочь и есть то новое.
Уилл на секунду перестал суетиться и встретился взглядом с собеседником. Человек говорил совершенно искренне. Уилл не стал ничего отвечать, он просто одобрительно кивнул.
Хорошо, что в такие моменты – думал он, проходя по залу в сторону двери – есть такой ангел хранитель как дочка. Она вечно отрывает меня от виски и таким образом, помогает справиться с этой проблемой. Еще вот второй объявился. Жизнь, не так плохо относиться к нему.
Он вышел на улицу и поймал такси. Машина свернула в небольшой район, с тусклым освещением. Ряд трехэтажных домов из серого пеноблока тянулся вдоль набережной.
- Без сдачи – на ходу вылезая из такси, сказал Ульям.
Он увидел Джесси, сидящую, прямо на тротуаре. По направлению к ним шла взволнованная молодая девушка. Ее растрепанный вид говорил о том, что собиралась она в спешке. Уилл сразу же узнал ее, это была воспитатель из детского центра.
– Джесс! – бросил на ходу Уилл. Он присел на корточки и провел рукой, собирая ее волосы. – Никогда не оставайся одна на темной улице. Я тебя очень прошу.
Улыбка стала оживать на ее лице. Она провела своими холодными руками по его волосам.
- То есть, ты просто хочешь сказать, что любишь меня?
- Конечно – ответил он, поднимая глаза на девушку. Давай поедем домой!
Девушка тем временем ускорила свой шаг.
- Мистер Дэвис! – крикнула она.
- Джесс, садись в машину. Мне надо поговорить с мисс Холуэй.
- Что вы делаете? – спросила девушка, убедившись, что дверь за девочкой захлопнулась, и она не услышит этого разговора. Ей сейчас нужна ваша поддержка и забота, а что делаете вы?
- Что делаю я? – уставившись на нее и разведя руками, спросил Уилл. Может, зададим этот вопрос жизни? – сложив руки на поясе, продолжал негодовать мужчина. Я коп, и моя работа помогать людям, как это делаете вы. Пока вы ходите в дорогих побрякушках, строите свою жизнь, как вам хочется, я надеваю резиновые сапоги и погружаюсь с головой в это дерьмо. Мое темное царство. Мало быть там, надо под него подстроить свою жизнь. Мои знакомые это сутенеры, наркоманы, шлюхи и стукачи. Не лучшая работа, но кто-то должен ее делать.
- Вы что пьяны?
Уильям сглотнул слюну и как робкий мальчишка ответил:
-Немного выпил.
- Уильям! Могу я вас так звать?
- Как вам будет удобнее.
- Ваша дочь проходит по программе психологической помощи после потери близких. Вы сами привели ее сюда.
Уилл вдруг замолчал, понимая, что он и не такой уж плохой отчим.
- Словно, скинули ее со своих плеч.
-Она, должно быть, шутит? – думал про себя мужчина.
- Постойте! Вы приписали сейчас себе благородство?
- Нуу – протянул Уильям, почесывая затылок.
- Лучше ей будет только в семье, рядом с любимыми людьми.
- Хорошо, мисс Холуэй. Я приму к сведению все, что вы сказали.
- Это еще не все. До меня дошли слухи, что вы часто употребляете алкоголь.
- Как вы узнали?
- Не только полицейским положено знать все. Вы с ума сошли? – сменила тон с отчитывающего до совсем гневного. Это живое существо, так нельзя с ним поступать. Я так поняла, что пить вы стали совсем недавно?
- Не нужно лезть ко мне в душу – сказал Уилл, повернувшись к девушке спиной. На меня эта терапия боюсь, уже не подействует.
- Вас могут лишить прав опекуна.
Для человека, рискующего каждый день своей жизнью, самым опасным приговором, может стать диагноз – паралич. Именно таким человеком почувствовал себя сейчас Дэвис.
- Я не отдам ее. Она, это все, что у меня осталось.
Девушка подошла ближе и стала делать резкие жесты руками.
- Тогда, побудьте нормальным отцом, хоть пару дней. Вот увидите, вам понравиться.
Девушка дождалась, пока мужчина скроется в желтом такси. Она смерила его в последний раз взглядом.
- А ты чего сегодня на такси? – спросила Джесси, копаясь в своем рюкзаке. Где наш любимый жеребчик?
- Он сегодня не на ходу, пришлось оставить в другом месте.
Уилл отвернулся к окну. Погода совсем испортилась. Тысячи мелких снежинок превращались в капли, искажая людей на улице и дома. Морозный воздух рвался в салон, неся с собой холод и новые проблемы. Холод сейчас был на его сердце, ведь он дерьмовый отец. Он пытался сказать это Джесс, но язык не поворачивался. Как порой сложно людям признать свои ошибки и попытаться их исправить. Удобнее продолжать жить с ними, не замечая, как они ломают все вокруг. Уильям снова вернулся к беспокойному вечеру. Вечер погони!



Глава пятая.
Обратно на дорогу.

Десятки полицейских машин блокировали дорогу. Воздух был наэлектризован. Субару остановился в ста метрах. Водитель выключил фары, оставив мотор на ходу. Вертолет продолжал кружить вокруг, освещая место стоянки.
- Так всем быть наготове – раздавал команды капитан Ричард. Эй, а где тяжелый транспорт? Мне обещали выделить два бульдозера.
- Шеф, все еще где-то в пути – отвечал один из полицейских.
- Черти что! Мне хочется, чтобы в следующий раз при попытке прорваться он уткнулся жестко носом в один из них.
- Капитан! – послышался голос за спиной. - Дэвис, явился.
Мужчина, молча, подошел к капитану и пожал руку. Затем сразу спрятал их в карман пальто и стал смотреть за ситуацией. Он стоял как за каменной стеной, но не чувствовал себя здесь в безопасности. В этом водителе было что-то чересчур дерзкое. Дэвис не двигался с места.
Капитан взял переговорное устройство и принялся вещать.
- Водитель Субару Импреза, не стоит сопротивляться аресту. Здесь десятки полицейских машин и снайперов, оружие которых нацелено на колеса. Стоит дернуться, и больше двадцати метров вам не проехать. Если выйдете сейчас из машины добровольно, обещаю, вам это зачтется. Не стоит усложнять жизнь себе и другим.
- Сэр – коснувшись плеча, позвал полицейский.
- Да?
Полицейский не стал ничего говорить. Жестом поманил капитана за собой. Как только они отошли в сторону он сказал:
-Кэп, водитель только что связался с нами на нашей частоте.
- Значит, Дэвис был прав. Все это время мы были как на ладони.
- И это еще не все. Он хочет говорить с нами, а если быть еще более точным то с ним. Полицейский взглядом указал того, о ком он твердил. Ричардс смотрел на своего подчиненного и думал, с чего он начнет разговор. Уилл продолжал стоять, спрятав руки в карман. Капитан притягивал детектива взглядом. Когда тот, наконец, посмотрел на своего начальника, Ричардс легким движением руки подозвал к себе.
- Ты чего там стоишь как истукан? – спросил он. У меня к тебе есть разговор, но без посторонних ушей. Он на линии.
- На какой еще линии? Уилл смотрел на Ричардса, видя как тот, собирается с мыслями, чтобы попросить о чем-то непростом. - На полицейской частоте?
- Да. И хочет, говорит с тобой.
- Ой, нет. Дэрек! Только не игра в кошки мышки. По избитому сюжету неизвестный выбирает себе противника, и в свое удовольствие издевается над ним. Только не это.
- Понимаю тебя. Однако, это удача, что он вообще вышел на связь с нами. Ни слуху, ни духу, и тут на тебе!
- А зачем нам, с ним вести переговоры? По колесам ему и в наручники.
- Что-то тут не так, если хочешь мое мнение. Надо немного потянуть время до приезда тяжелого подкрепления. Обошел все наши ловушки, и все еще на ходу. В общем, хочу узнать о нем больше. На допросе он загородиться своим адвокатом, и мы не сможем вытянуть из него ни слова.
- Какой ему адвокат? Он убил уже нескольких человек. Дэвис показал свое оружие. – Пулю в лоб ублюдку и концы в воду.
- Это не тебе уже решать – сердито посмотрел Ричардс. Посмотри вокруг. Здесь десятки камер вокруг. Решим дело так, и завтра наш департамент живьем съедят.
- Но я даже не переговорщик. Давайте вызовем специалистов, они в миг его заболтают.
- Ты на передовой столько лет.
Дэвис провел рукой по лицу, словно снимая уже использованную маску за целый день.
- Хорошо! Я свяжусь с ним из своей машины.
- Отлично! – произнес Ричардс. Так, всем внимание! У нас есть контакт с водителем. Ничего пока не предпринимать, без моих указаний.
Уилл сел в машину и смерил тяжелым взглядом Дженни. Девушка послушно сидела, ожидая мужской инициативы в разговоре.
- Что такое? – наконец спросила она.
Уилл молчал.
– Есть новости?
- Он хочет поговорить со мной.
- А чего ты тянешь? Есть сомнения? Смелее. Хоть узнаем, чего он хочет.
- Ей богу, ты прямо как капитан. Он снял рацию. – Я слушаю.
- С кем я имею честь разговаривать? – спросил на том конце человек, с явно искусственно измененным голосом.
- Детектив Уильям Дэвис. А вы мне, конечно, окажите такую же любезность?
- Я не настолько глуп.
- Я уже заметил. Мистер Х. Как вам?
- Сойдет. Слушал вас по радио и все больше хотел с вами познакомиться.
- Так я непротив. Здесь недалеко есть хорошая забегаловка. Можно поставить свои машины и сходить.
- С чувством юмора у вас так же все в порядке.
- Очередной псих, любящий играть?
- А вы, ведь не умеете вести переговоры? Смотрю, вам не приходилось держать чью-то жизнь в руках. Иначе бы говорили с осторожностью. Имеете дело в основном со всяким сбродом. Я же знаю Уильям. Могу я в свою очередь вас так звать? Вам глубоко плевать на жизни таких людей.
- Вы говорите так, как будто торгуетесь? Может, я могу быть вам полезен? У вас не завидное положение, и как долго бы вы не были на ходу, вам все равно не уйти. Уладим все, и вы сдадитесь.
- Нет. По закону жанра всегда есть одно “но”. Вы забыли, чему вас учили? Или вы, простой двоечник, парень, отец которого, почти все детство избивал мать. Бил так, что треск сломанных костей навсегда с такой же болью отпечатался в вашем сознании. Вы сами склонны к насилию, хотя и кажитесь окружающим тихим и безобидным. Неизвестный говорил быстро и с упоением. – Мы с вами похожи, но по разные баррикады.
Уилл выключил рацию. – Сукин сын! Он зажался возле окна, как нашкодивший и злой на взрослый мир подросток. - Она наверно разочаровалась во мне? – подумал про себя он.
- Успокойся – тихонько сказала Дженни, положив руку ему на плечо.
Стук в окно заставил его нервно дернуться.
- Как там дела? – показавшись в окне, спросил Ричардс.
- Долбанный псих, лезет ко мне в голову.
- Сконцентрируйся, и попробуй еще раз.
Уильям, снова включил рацию.
- Я здесь.
- Детектив, который взял себя в руки. Незнакомец рассмеялся. У нас еще будет возможность узнать друг друга лучше.
- Я просто жду не дождусь этого момента. Скорее всего, в камере допроса, в тот самый момент, когда твой адвокат будет еще идти.
Детектив съязвил, но увидев недовольного начальника, во время себя остановил.
- Все может быть. Судьба может по разному сложиться сегодня. Моя судьба, ваша или моей пассажирки.
Теперь Уильям понял, почему водитель вел себя так высокомерно. У него был план.
- Не приходилось Уильяму отвечать за чужую жизнь – продолжал собеседник - но все поправимо. У меня на заднем сидении лежит молодая девушка. Ты бы видел Уилли, такая сочная. Мужчина смочил палец слюной и провел по ее губам. Что ты будешь делать?
- Где гарантии, что ты не врешь?
Незнакомец чуть слышно сопел в трубку. На заднем плане слышалось женское мычание, как будто рот был заклеен липкой лентой.
- Скажи дорогая – сдирая скотч, спросил мужчина – как тебя зовут?
Уильям смотрел на Дженни, представляя какие наверно чувства переполняют ее внутри. Каждая может оказаться на заднем сидении с тем человеком.
- Ребекка – сквозь слезы послышался женский голос в рации. Ребекка де Лаурентис. Спаси… - не успела договорить девушка, как скотч снова овладел ее губами.
- Я не уверен, что это был живой человек. Думаю, ты сделал эту запись заранее.
- Хорошо! – сказал незнакомец и открыл беспорядочную стрельбу. Девушка в панике стала буквально грызть скотч при этом издавать вопли что есть сил. – А может, мне прострелить ей колено и отпустить хромающую по дороге. Что скажешь Уилли? Правда, это будет забавнее? Испортить такую красоту.
- Что ты хочешь? – спросил детектив, ища поддержку в глазах своей спутницы.
- Быстро, быстро ты стал лояльным. Нет. Мне ничего не надо. Я тут сижу в тепле, в приятной компании. Правда, меня напрягает чересчур помпезность и огромное число свидетелей нашего свидания. А ведь она пошла со мной добровольно!
Уильям стал пользоваться красноречием незнакомца, пытаясь в голове набросать психологический портрет водителя. Он явно с виду не похож на подонка, умеет завлекать девушек за собой. Уилл не знал все тонкости переговорщика, но под давлением событий стал нащупывать нить общения.
- С тобой видимо очень интересно – сказал он. Со мной вот скучно на свиданиях, я же, в конце концов, коп. Ну, о чем можно поговорить с человек, глаза которого постоянно видят кровь и насилие?
- Человек должен оставаться человеком при любых обстоятельствах. Если ты сам себя загоняешь в такую тесную клетку, то это только твоя вина. Ты думаешь, девушка так любит твои мозги? Только сильная женщина находит в мужчине то, ради чего она хочет жить и идти с ним по жизни. Но многие просто хотят готового, избегая всех сложностей на ранней стадии.
Уилл сделал верное заключение, он умеет хорошо “чесать” языком. Молодые дурочки небось с открытым ртом смотрят на него. Водит машину отчаянно и без страха, скорее всего опытный водитель с большим стажем, в промежутке возраста 28-35 лет. Склонен добиваться своего любыми средствами и ни перед чем не останавливаться.
- Знаешь, Уилли. Наше поколение и особенно будущее ждет одиночество. Мы все сильнее отдаляемся друг от друга в понимании, уважении, и особенно в ценностях. Женщины стремятся к карьере думая, что это поможет им забыть, что они женщины, стать независимой во всем. Мы прем против природы, слепо веря в свою внутреннюю силу. А зачем? Страдаем только мы сами.
- Твоя теория очень интересная, но может, ты отпустишь все-таки девушку. Тебе нравиться доминировать над слабым созданием?
- О нет, ты ошибаешься, если думаешь что эти создания слабые. Сила в них заложена не физическая, скорее они убивает своим умом и расчетливостью. Ребекка выбрала то, что она хотела. Она желала меня.
- Она выбрала то, что происходит с ней сейчас? – усмехнувшись, спросил Дэвис. Может, она еще виновата в том, что встретила тебя?
- Она сама позвала меня и я пришел. Я там, где нужен в данный момент.
- Звучит как будто служба 911.
Машина подозреваемого, вдруг, дернулась с места, и понеслась вперед, к полицейскому заслону. Фары водитель решил не включать. Он снова перестраивался с места на место, уходя от обстрела. Как бы ни старались перегородить улицу, водитель и в это раз нашел лазейку. В одном из переулков стояла полицейская машина, в гордом одиночестве. Субару воткнулся носом в нее и стал толкать через весь переулок.
- Мистер Х! Вы слышите меня? Шипение в рации. Дженни, пристегни ремень, снова в дорогу. Машины как букашки расползались в разные стороны. – На мне сегодня будет смерть этой девушки – ускоряясь, сказал Уилл. Черт! И зачем я послушал капитана, связавшись с ним.
- Ты сделал все что мог – ответила девушка. И я тобой горжусь. Я видела как ты старался не вызвать в нем еще больший гнев. Хотя, на миг мне показалось – вдруг оборвала себя на последнем слове девушка.
- Уверенность! Чтобы не случилось, он выйдет из этого победителем.
- Точно!
Водитель схватил свой пистолет и стал стрелять по лобовому стеклу полицейской машины. Он вытолкнул машину на проезжую часть и ее тут же смел с дороги тяжелый грузовик. Водитель подъехал к машине и вышел из салона. Мужчина открыл заднюю дверь и вытащил пассажирку. Он оторвал липкую ленту на ее губах. Дернув с такой силой, что от боли девушка тут же вцепилась зубами ему в руку. В злости водитель отшвырнул ее в сторону.
- Эй, ребята – вежливо обратился двум офицерам в машине. Уверен, вам там скучно вдвоем. Эта девушка теперь останется с вами. Я могу вам доверить ее жизнь?
В салоне несколько полицейских висели вверх ногами, раненые и в осколках, они не могли разговаривать, только стонать.
– Полезай туда! – тихим и настойчивым голосом приказал водитель.
- Что? – спросила девушка, трясясь от страха. Пожалуйста, нет. Я никому ничего не скажу. Он схватил ее за волосы, и силой стал толкать на заднее сидение полицейской машины. - Разве не об этом ты просила? Ты же говорила, что хочешь попробовать с двумя мужчинами, чтобы они вдвоем тебя ласкали и согревали. Муж тебя больше не хочет так, как раньше. Нужно быть осторожной в своих желаниях. Насчет последнего я тебе гарантирую.
Девушка плакала пробираясь все дальше в салон, осколки разбитого стекла резали ее руки, по лицу размазалась тушь. Ее мучитель закрыл за ней дверь и стал отходить к машине, когда внезапно из переулка вылетел Шевроле детектива.
- Дженни, вот он. Пригнись! Дэвис резко развернул машину и достал из кобуры пистолет. – Эй, романтик. Я здесь! Девушку выпусти!
Водитель открыл бензобак полицейской машины и спрятался за Субару. Он молчал. Без вокодера (прибор для изменения голоса – примечание автора) его голос мог бы быть, потом узнаваем.
- Что мразь, боишься что-то сказать? – крикнул детектив, высовываясь из окна.
Вертолет осветил машину подозреваемого, вынуждая того быстрее скрыться в салоне. Он выстрелил пару раз в машину детектива, чтобы отвлечь. Дождавшись нужного момента, мужчина сорвался с места. Проехав пару метров, водитель высунул револьвер из окна и сделал пару выстрелов в полицейскую машину, где была его жертва. Уилл видел все это, но не успел вмешаться, и взрыв на его глазах прервал чужую жизнь.
- Я достану этого типа – кричал Дэвис, хватаясь за руль.
Он вывернул и помчался следом за водителем Субару.
- Уилли! – рация снова ожила. Как тебе фейрверк? Как думаешь, она там зажгла с этими ребятами? – сказал незнакомец и рассмеялся. Что молчишь? Тебе понравилось смотреть на чужую смерть? Я ведь убил ее почти твоими руками.
Уилл оторвал рацию и выбросил в окно.
- Дженн, я высажу тебя вот здесь. Он стал сбрасывать скорость возле тротуара, одной из центральных улиц.
- Не поняла? – сказала девушка, ища ответ в его взгляде. Ты уже решил избавиться от меня?
- Это не игрушки, и даже не спорь со мной.
Она ждала, когда он посмотрит на нее, но его глаза блуждали где-то очень далеко. Уилл наливался яростью.
- Я не пойду никуда. Ты думал, я из тех девушек, который при любом удобном случае исчезают?
- Дженн, я серьезно. Он ждал ровно две секунды, а затем как психопат закричал:
-Иди к черту из моей машины.
Девушка открыла дверь, но тут, же ее закрыла.
– Представь, что меня тут нет. Гони!
- Рации у меня нет.
- Услышим шум полицейских машин, найдем и его. Вертолет нас ведет.

- Где ты? – звал детский голос. Ты со мной еще?
Уилл оторвался от окна и вместе с тем от воспоминаний. Мужчина осмотрелся вокруг, он сидел все в том же такси на заднем сидении. Джесси проснулась и нависла над ним, пытаясь достучаться до него.
- Фух. Снова на связи. В последнее время стала замечать, что ты часто где-то летаешь.
- Прости милая. Может, я старею. Обещаю быть здесь и сейчас.
- Слышала я это уже где-то. Ты думал о ней, я знаю. Я уже не та глупая и маленькая девочка.
Уилл улыбнулся, и обнял ее.
- Ты всегда была на шаг впереди меня. Даже не сомневаюсь что в этой головушке больше разума, чем у меня.
- Врун! Но мне приятно. Смотри, что я нарисовала.
Девочка достала из кармана рюкзака небольшой лист формата А4, и протянула его Уильяму. Мужчин открыл его и когда увидел изображение семьи, то его сразу охватила печаль. Он попытался быстро скрыть это от нее.
- Почему у меня на голове так мало волос? – улыбнувшись, спросил Уильям. Ты меня и правда сделаешь старым быстрее, чем есть. Ладно.
Он внимательно смотрел на изображение Дженни.
- Зато ее ты изобразила так, как будто она еще вчера целовала мои губы – думал про себя он. Почему ты не вспоминаешь свою родную мать? Когда мы удочерили ее, она сразу же прониклась глубокой симпатией ко мне и к Дженн. Конечно, ночами мы часто заставали ее в слезах и сидели с ней до самого утра. Она полюбила нас как своих родных за столь короткий срок.
Тяжелой постопью, он вошел в дом, пропуская девочку вперед. За дверью теперь их часто ожидала мертвая тишина. Когда-то здесь было более оживленно.
- Спи, давай! – сказал Уильям, накрывая ее одеялом. Сегодня был тяжелый день. Мне надо еще немного поработать и потом я тоже пойду спать.
- Что сказала мисс Холуэй? – спросила она, хватая Уильяма за рукав. Я видела, как ты сразу после этого загрустил.
- Что мне надо больше о тебе заботиться и чаще бывать дома. Ну и, конечно же, научить тебя рисовать. А теперь ложись. Уилл поднялся и поцеловал ее в лоб.
- Нас хотят разлучить? Я боюсь, что эта мисс Холуэй влезет в нашу жизнь.
- Нет. Ничего не бойся. Я тебя никому не отдам. Спи. Он еще раз ее поцеловал и, выключив свет, покинул комнату.
Уилл достал пиво и расположился в гостиной. На столе он разложил все, что имел на данный момент: фотографии Сары Неймор, записи об ее состоянии, которые смог выкрасть у санитара Дэвида, ее дело и пригласительное того ресторана, в котором он сегодня был.
-Как это все можно объединить? Не зря он вспоминал повторно ту погоню. Их объединяет одна вещь, которую сразу он не заприметил – обе девушки ”желали”. Что Сара кричала про свои желания, что Ребекка как пояснил неизвестный, перед самым ее убийством пожелала своей участи. Он вспомнил и свой сон. Сара – это ключ. Уилл хлебнул пиво и откинулся на диване. Он закрыл глаза и задумался. Может ли быть так, что тот придурок выжил? Нет. Я сам видел, как он умер. Почерк убийцы всегда отличает от других, но его можно подделать.
Он поднялся с дивана и стал ходить по комнате. Обычно он использует диктофон для записи своих мыслей. Уилл вспомнил, что он делал сегодня кое-какие записи и в клинике. Он надел наушники и включил запись. Сара испугалась его галстука, значит, убийца носит такой же. Где он их находит? Использует ли он для этого только общественные места или он орудует и в интернете? Его девушки в возрасте от 20 до 28, любит худышек, смазливых как сказал бы один его коллега, большой любитель прогулок под луной. Уилл достал ноутбук и, открыв новый документ в Word, стал делать первые наброски дела. В первую очередь стоит дождаться пока Сара сможет отвечать на его вопросы без лекарств. Только на этот раз он подготовит ряд новых вопросов. Теперь она главный свидетель. Дела, которого вначале не было, стало обретать все более ясные очертания. Стоит держать связь с Дэвидом. Он конечно очень любопытный и лезет, куда его не просят, но вдруг он сможет что накопать. Он слушал запись и параллельно делал заметки в ноутбуке. Когда дело дошло до странного наречия, на котором говорила Сара, он сделал паузу.
- Что за язык? – спросил сам у себя Уилл.
Он отошел от компьютера и уставился в окно. Он делал глоток за глотком, пытаясь рассмотреть сквозь непогоду силуэты машин и людей на улице.
-Там за окном, настоящий ад. Холодный ад. Если там так холодно, почему я пью холодное пиво? Впускаю холод в свое сердце. Так, я отвлекся.
Он снова включил запись. Уилл слушал и слушал ее, постоянно гоняя в голове. Что-то есть знакомое. Слово ”Шимаяжи” кажется ему действительно знакомым. Он отставил бутылку в сторону, и стал судорожно ходить по комнате, приговаривая:
-Шимаяжи, Шимаяжи.
Он влетел в их с Дженни комнату и стал рыться в вещах.
-Где же она? – шепотом спрашивал Уилл. Только бы я не ошибался.
Он просмотрел всю полку с книгами и не нашел ее.
-Видимо далеко упрятал! Коробка! Точно.
Он поднял кровать, скинув с нее матрац, и принялся рыться в вещах.
-Вот она. Книга по индейцам Апачи. Дженни много рассказывала о них. Ей нравились истории об этих индейцах, и она даже немного знала язык.
Он открыл книгу и стал листать оглавление, затем искал по алфавиту.
-Вот! Шимаяжи – тетка по материнской линии. Хм! И что бы это значило? Он присел, головой прижавшись к стене, и думал о том, как эта девушка Сара становиться очень важным звеном во всем этом деле. И главное, в его жизни. Слишком много совпадений за один вечер.

Глава шестая.
Я желаю….

Мне так хочется тебя
Как в сердце ледяном желанного огня
Как в мире после засухи дождя
Как бесплодной матери дитя.

В себе я не могу найти покой
Смотрю на каждого с тоской
Кровь, насилие, песок
И жизнь от смерти на волосок.

Мягкие тени облаков плыли по ночному небосводу. Городские улицы опустели и редкие машины напоминали, что мир все еще не покинут людьми. По улице шла парочка людей. Мужчину в длинном пальто сопровождала под руку девушка. Слегка навеселе, она ему что-то рассказывала и нетрезво улыбалась во весь рот. Ее неумелые жесты заставляли спутника оглядываться по сторонам, в надежде быть незаметными в глазах окружающих. Никого вокруг! Он вел ее темными переулками.
- Мне неприятно тут находиться – сказала девушка, в глазах которой отражался темный силуэт мужчины. Казалось, весь хмель тут же пропал, стоило ей увидеть, куда они пришли.
- Ты мне доверяешь? – спросил мужчина, сжимая ее локоть. Поверь, никто не высунется из своих нор, пока мы идем.
Девушка почувствовала леденящий душу ветер, а затем все стихло. У нее пропали все чувства и переживания. Она словно ослепла и оглохла в одном лице сразу.
- Я не боюсь совсем – сказала девушка. Мне так хорошо, и я не чувствую гнет этого мира. Словно я удалила в себе все чувства.
- Хм! Как тебе такое состояние?
- Не могу сказать. Мне все равно. Она рассмеялась. - Ты что-то сделал со мной?
Мужчина сделал глубокий вдох морозного воздуха, и выпустил пар. Он подставил лицо снежинкам, которые кружились в воздухе и мягко ложились на его кожу.
- Я ощущаю! Только так я могу почувствовать.
- Что? – совершенно сухим тоном спросила спутница. Я не люблю холод. Люблю солнце, море, шоколад, покупки.
- Ты просто не живешь! – закончил за нее мужчина. Хочешь? Он развернул к себе девушку и уставился ей прямо в лицо. - Хочешь море сейчас?
Она смотрела на него с презрением.
- Типичный мужик, который ведет к себе заняться сексом и много обещает по дороге. Пошли уж.
Но мужчина не дал ей сделать и шагу. Он крепко держал обе ее руки. Ветер сдувал снег с крыш, создавая причудливые формы из клубков вихрей. Он опускался прямо на них сверху.
- Ты получишь все что захочешь. Главное очень сильно хотеть этого. Я даже верну тебе твои чувства, чтобы ты вкусила все сполна.
- То есть, говоря простым языком, ты отвезешь меня в аэропорт, купишь билеты, по телефону закажешь гостиницу и дашь денег на отличный шопинг?
Мужчина достал из кошелька Visa Card и протянул в ее ладонь, но не спешил выпускать из рук.
- Что скажешь?
Девушка снова почувствовала страх. Ее сомнения усиливались с каждой минутой. Она смотрела вверх на приближающийся вихрь.
- Выбор, должен быть осознанным! Так больше удовольствия.
- Хорошо! Почему нет. Завтра выходные. Будет отличный уикенд.
Мужчина улыбнулся, и обоих накрыл вихрь из снега. Шум заглушил все вокруг, голоса проникали в ее голову. Спи!
Глаза почувствовали яркий и теплый свет. Реснички взволнованно моргали, раскрываясь. Зеленые глазницы чуть дергались, реагируя на яркий свет. Запахи наполняли легкие ароматами цветов и бризом морского воздуха. Девушка привстала с шезлонга и оглянулась.
- Мать твою! Где это я? Я, что действительно на море?
Огромные горы со всех сторон создавали естественную бухту, а море бирюзового цвета ласково играло на солнце. Легкие волны опрокидывались на берег, наполняя слух самым любимым звуком в зимнюю пору.
- Доброе утро Мисс – произнес стоящий рядом официант. Вам что-нибудь принести чего-нибудь прохладного?
- Как я сюда попала? – спросила девушка, поправляя взлохмаченные волосы. Я приехала вчера, но даже ничего не помню.
Молодой человек посмотрел на нее с нескрываемым удивлением.
- Простите, мисс. Вы тут уже неделю. Я сам помню, как вы приехали. Мы встретились в фойе.
- Что? Целую неделю? Не может этого быть. Все как-будто вчера только случилось.
- Что случилось? Вам нехорошо? Может вызвать врача?
- Нет. Все нормально.
Как только официант ушел, девушка стала искать свой телефон.
– Где же он? Этот гад, напоил меня и отправил черти куда. Она нашла телефон и стала набирать номер своей близкой подруги. – Черт! Не доступен.
- Откинься и получай удовольствие – прозвучал тихий голос вместе с шорохом деревьев. Ветер ласкал верхушки высоких пальм и у девушки от этого стали поступать мурашки по коже. Она достала у себя из сумочки ту самую Visa card и решила, почему нет.
Девушка отправилась в город, в поисках дорогих бутиков. Она сменяла магазины один за другим, примеряла множество вещей, даже не задумываясь о последствиях.



Понедельник 14:23.
Офис полицейского департамента.
Уильям сел за свой стол и принялся разбирать дела, скопившиеся за последнюю неделю. Рука не прикасалась к ним, в связи с его бессрочным отпуском. Из головы не выходила Сара. Ему хотелось навестить ее, но они обусловились с Дэвидом, что он приедет через несколько дней. А пока ему надо приступить к выполнению своих обязанностей. К тому же вечером он собирался посидеть после работы в библиотеке и узнать больше об индейцах Апачи.
- Дэвис! – позвал офицер. Капитан зовет.
- Хорошо – ответил он, сгребая все папки в одну. Он поднялся из-за стола, и направился в кабинет начальства. Уильям постучался в кабинет, но ответа не последовало. Затем он услышал речь капитана этажом ниже, на лестничной клетке. Он поспешил вниз, держа в руках папку с делами.
- Дэвис! – крикнул на ходу Ричардс, накидывая пальто.
- Звали сэр? Я тут разгребаю кое-какие дела. Тот угон, которым я занимался месяц назад, я почти уже вышел на угонщика через свои связи.
- Связи говоришь?
- Да тот стукач Рамирез, ну который долгое время помогал мне на девятой улице. В общем, он решил исповедаться и стать законопослушным гражданином. Рассказал мне, кто сейчас орудует в этих районах.
- Уилл – сказал капитан, забирая у того все папки из рук. Пусть этим всем займется Сандерс.
- Да Сандерс, все дело обвалит. К тому же информаторы мои.
- Поехали, прокатимся. У нас труп.
Уильям сел сзади. Черный Кадилак старого образца ехал медленно через центральные пробки. Он пил кофе и потирал уставшее лицо.
- Надоел мне этот вечно кипящий город. Хочу подальше отсюда.
- Сложный вечер? – спросил Ричард, наблюдая за подчиненным через зеркало заднего вида. Как там Джесси? Вчера приходил на тебя запрос. Угадай откуда?
- Из департамента семьи и ребенка.
- Точно. Твои характеристики запрашивали, сколько пьешь, с кем спишь, как часто в туалет ходишь.
- А вы?
- Надеюсь, ты непротив, что я приукрасил немного? Не волнуйся, я знаю, насколько она для тебя важна.
- Спасибо сэр. Почему все дела вы передали Сандерсу? Этот труп так важен для меня?
- Я хочу, чтобы ты на кое-что взглянул.
Кадилак выехал за город, и ускорился по небольшому шоссе вдоль заброшенных построек. Уилл смотрел в окно, и странное чувство брало вверх над ним. Ему казалось это все до боли знакомым. Словно каждый раз во сне он шел именно этой дорогой.
- Кэп! Это то, что я думаю?
- Сложно сказать. Сейчас все узнаем.
Место преступление уже было оцеплено желтыми лентами. Всюду сновали полицейские, судмедэксперты, и работники оказания медицинской помощи. Из Кадилака вылезли только двое: капитан Ричардс и детектив Дэвис, водитель остался за рулем. Они миновали желтую ленту и, показав свои значки двумя постовым, прошли на территорию.
- Что это за место? – спросил Уилл, осматриваясь вокруг.
Его глаза как у загнанного зверя бегали от дерева к дереву. Вдвоем с капитаном они шли по площадке заваленной строительным мусором. Серое трех этажное здание, в котором раньше располагалась бойлерная, было ныне заброшенно. Стекла выбиты, внутри бетонная кладка местами осыпалась. Пахло гарью и человеческими отходами. Оборудование давно уже пришло в негодность, и было списано. Стальные трубы как гниющие вены наркомана оплетали всю котельную. Вид их был ужасен, как и учесть умереть в таком месте.
- Здесь давно обитали бездомные – сказал Ричардс, пока они вместе с Уильямом шли к входу в строение. Ее нашли в самом низу, в подвале.
- Ее? Это девушка?
- Да. Личность пока не установили. И самое главное, что я тебе не сказал – повернувшись лицом к Уиллу, продолжал Ричардс. Нашли ее в углу.
- Черт – помотал головой Уильям.
Он осмотрелся вокруг и вдруг осознал, он стоит в месте, которое причинило самую сильную боль за всю жизнь. Сюда он действительно приходил каждую ночь за ответами. Место, в котором запах экскриментов перемешался с запахом насилия и крови, а его подвалы наводнялись различными скользкими и гадкими личностями. И сюда повадился ходить тот, кто однажды так же оставил Дженни мертвой в углу этой проклятой бойлерной.
– Давно я тут не был – с грустью произнес он. Настолько глубоко спрятал в своем подсознании это место.
- Спустимся? Или здесь останешься? Я пойму если не сможешь.
Уилл молча, сделал шаг и сразу окунулся в воспоминания. Переносные световые установки стояли вдоль всего помещения, создавая рабочую обстановку, стекла под ногами скрипели, грозясь проткнуть ботинки, длинное пальто уже где-то испачкалось.
- На вот – протянув респиратор, сказал Ричардс. Помимо запахов здесь до сих пор очень много пыли и пепла.
Дэвис надел его и сразу стал слышен его тяжелый вдох. Он стянул пару резиновых перчаток у судмедэкспертов.
- Здесь повсюду следы ее голых ног – сказал один из экспертов группы. Так же мы нашли ее отпечатки на дверных косяках. Украшения и ценности, по-видимому, сняли бездомные.
- Ее изнасиловали? – спросил Ричардс.
- Пока не знаем. Проведем анализы на алкоголь и сперму.
- Что думаешь? – спросил Ричард, оборачиваясь к Уильяму. Снова следы голых ног по всему зданию. Он что тут устраивает погони за ними? Других следов нет?
- Есть пара мужских следов возле самого входа и внизу возле тела – продолжал работник экспертизы.
- То есть? – развел руками Ричардс.
- Он дает им убежать от себя, но жертва не выбегает наружу.
Уильям смотрел на капитана, ожидая его реакции.
- Сам он ждет ее уже внизу, готовый убить – продолжая Уилл. Наш убийца дает своей жертве убежать, но она, почему, то упрямо стремиться в готовый капкан.
Так – ткнув пальцем в грудь работнику группы, Ричардс продолжил - провести тщательный анализ на наличие других мужских отпечатков. Возможно, что их было двое. Так же сделайте тесты на выявление различных токсикологических препаратов или лекарств. Дэвис, идем!
Они медленно спускались по лестнице, обходя снующих туда-сюда криминалистов. Капли пота стекали по всему лицу Уильяма. Дорога размывалась в глазах, здесь повсюду боль, внутри этих стен. Запах долго мог застаиваться внизу, поэтому он взял у капитана мазь для носа. Запах ментола помогала сбить тошнотворный коктейль человеческого присутствия.
- Сюда пока не протянули еще свет – сказал Ричардс, пригибаясь от торчащих металлоконструкций.
Уилл уже видел дверной проем, в котором работал фотограф. Резкие вспышки на мгновение освещали комнату, и были видны габариты помещения.
- Эй, Смит – кричал Ричардc, и голос его громким эхом отлетал от стен – тащите свет сюда. Сейчас все следы стопчем здесь своими копытами.
Каждый шаг Уильяму давался тяжело, ноги налились тяжелым свинцом. Время тянулось очень медленно, люди своими телами закрывали от него место преступления. Он упрямо смотрел вперед, ожидая, когда они разойдутся, и он на том же самом месте снова увидит чью-то загубленную душу. Резкие вспышки заставляли дергаться и дышать еще тяжелее. Мертвое тело девушки стояло в углу, прямо за дверью. Руки были связанны веревкой и намотаны на кран для подачи воды. Та же поза и тот же почерк. Он вытер перчаткой испарину на лбу и присел возле нее на одно колено.
- Прости, что тебе пришлось снова пережить это – подойдя, сказал Ричардс.
- Мне приятно быть использованным – произнес Уилл, склоняя голову.
- Кто-нибудь уберите этого фотографа – скомандовал Ричардс, вкладывая нотки гнева в каждое слово.
Несколько полицейских внесли световые конструкции на треногах. Яркий свет озарил комнату и заставил всех закрыть на секунду глаза. Когда зрение снова вернулось к каждому, то многие остались стоять как вкопанные. На стенах висели фотографии жертвы.
- Она знала его – сказал Уилл, подходя ближе к стенду.
- Счастливая такая! – сделал заключение Ричардс. Не пойму, она сама ему позировала?
- Фотографий много. На них снизу стоят даты. Да тут целая коллекция за неделю.
Уилл водил глазами от фотографии к фотографии. Осмотрел вокруг стены и старый шкаф. Пусто. Провел перчатками каждый дюйм в поисках волос, засохших пятен крови или новых следов. Затем он встал перед телом несчастной и морально готовился осмотреть ее.
- Она просто хотела быть счастливой – сказал тихим голос Дэвис, всматриваясь в ее глаза – а получила вот это.
Он аккуратно убрал копну черных кудрявых волос и осмотрел шею.
– Есть небольшие ссадины, и порезы. Скорее всего, от стекла. Следов удушения нет.
Уилл запрокинул слегка назад ее голову и стал осматривать лицо. Глаза с потухшим в них взглядом. Зеленые как у моей Дженни. Его белые перчатки водили по коже, ведь язык тела может многое сказать о самом убийце и о его повадках.
– Какие губы! Когда то они радовали яркими эмоциями, сливаясь с другим человеком в горячем поцелуе. У нее из носа текла кровь. Скажите своим людям, чтобы при вскрытии сделали трепанацию. Возможно, она страдала какими-то заболеваниями. В любом случае лишним не будет.
Многие полицейские украдкой смотрели на него с нескрываемым отвращением.
– Хороший он обольститель да? – разговаривал шепотом с мертвой детектив.
Ему очень хотелось ответов здесь и сейчас. Если бы не другие полицейские в комнате он бы продолжал задавать ей вопросы в слух.
– Он убил ее здесь - продолжал Уилл, не соизволив повернуться к капитану. Другое дело как он ее сюда заманил? Судя по ее одежде, она из довольно приличного круга.
Он аккуратно вернул голову в прежнее положение, и принялся осматривать одежду.
-В карманах ничего нет. Рядом он заметил лужу смолянистой жидкости. – Дайте, еще перчатки – крикнул детектив.
Он протянул туда руку и вытащил сумочку. Уилл вывалил из нее все содержимое и стал рассматривать. Женская сумочка – самый недоступный для мужчины предмет. Много ответов можно найти в ней.
– Водительские права на имя Мелисы Брайан. Визитки: дантисты, адвокаты.
- Каждый из них может быть им – с сарказмом произнес Ричардс.
- Меня интересует, как можно добровольно удерживать девушку в таком месте? Взгляните на фотографии. Подумать, так ей здесь нравилось. Я в полном замешательстве.
- Дэвис, ты что патологоанатом? – чей-то голос раздался из толпы.
Ричард смерил сердитым взглядом кого-то во тьме. Уилл вытянул руку убитой и стал осматривать дальше.
– Вены чистые. На наркотиках он ее не держал. Он поднялся с колена и стал осматривать кран, к которому ее привязали. – Когда он ее привязал – Уилл подошел еще ближе – она явно была без сил.
- Почему ты так думаешь? – спросил Ричардс.
- Посмотрите, как сильно бечева впилась в кожу. Она навалилась всем весом.
- Возможно, он связал ее и изнасиловал – сказал сидящий рядом судмедэксперт.
- Исключено! Ему это не нужно во все. Он хочет, чтобы мы так думали. Он может получить любую девушку, просто указав на нее пальцем. Этот парень легко добивается своего и кажется, имеет неплохие средства.
- Я готов взять ручку и записать его приметы – продолжал ехидничать Ричардс.
- Он не насильник. Насильником движет часто ненависть, а не жажда интима. Он может позволить себе любую и даже жену каждого, кто здесь присутствует. И неважно, какой бы верной она не была. Уилл задумался на миг над своими же словами и тихо произнес: Он просто играет. Играет! Играет – продолжал бубнить себе под нос детектив, поднимая взгляд на дверь. – Я должен идти!
- Куда? – спросил Ричард, разводя руками.
Уилл больше не говоря ни слова, направился в ту дверь, рядом с которой нашли Мелису. Его чутье отчаянно вело его во тьму, и он понимал, что должен это сделать без лишних глаз. Детектив поднимался по старой лестнице, освещая себе путь маленьким карманным фонарем. Уильям, не мешкая, нырнул в другую дверь, этажом выше и пошел по длинному коридору. Он видел все сцены насилия глазами убийцы. В конце коридора забрезжил свет. Косые лучи врывались в темное помещение. Он вышел наружу и не увидел других полицейских. Внутренний двор был завален строительным материалом и сильно зарос кустарником. Он осмотрелся. На самом краю дома, на железной арматуре висел черный предмет. Уилл подошел к нему и был поражен. Черный мешочек Апачи. Амулет Дженни! Никто в мире не смог бы ощутить какого ему сейчас. Внутри него как на этом амулете бушевал такой же огонь. Он хотел схватить его и бежать без оглядки, вытирая слезы. Мужчина, который наделен силой, не мог сдержать их сейчас. Перед горем все равны. Уилл достал пластиковый пакет для улик и аккуратно положил его туда. Может отпечатки все-таки оставил! Преступника часто подводит самомнение и вера в собственную исключительность. Он осмотрел бетонную стену и заметил небольшую дыру. Рискуя до конца, он сунул руку и нащупал предмет. Вытащив на свет, он увидел мини кассету.
Уильям чувствовал спинным мозгом, как за ним следят. Вот только где и откуда он не знал. Он вернулся к капитану.
- Нашел что-нибудь?
- Думаю, я достаточно помог. Мне не по себе от этого места.
- Хорошо.
Телефон в кармане завибрировал. Он вышел на улицу и ответил на звонок.
- Добрый день! – послышался грубоватый мужской голос. Уильям Дэвис?
- Слушаю.
- Сэр, это служба эвакуации. Ваш Шевроле Шевиль СС396 с номерами XT 789 SM
- Черт! Я совсем забыл. Все верно! Вчера я оставил его возле ресторана на пятой улице.
- Мы эвакуируем его на стоянку.
- Я готов его забрать как можно скорее. Я сам полицейский. Может вы там…?
- Могу предложить его забрать не со стоянки, иначе оплата будет больше. Сделаем так, я отбуксирую его на пустырь возле Нью-Джерси. Сколько вам надо времени?
- Уже выезжаю. Мне надо тридцать минут.
Уилл снова воспользовался такси. Он вышел, подбирая пол плаща, и тут же наступил в лужу. Снег разбушевался, закрывая взор. Вокруг была степь, с редкими домами. Заброшенная детская площадка, инвентарь на которой покрылся толстым слоем ржавчины.
- Почему здесь? – спросил сам себя детектив.
Он увидел сквозь снежный буран эвакуатор. Мигающий сигнал на кабине небольшого грузовика манил к себе. Уилл подошел к нему и махнул рукой водителю, в знак приветствия. Он указал на свою машину, предлагая водителю уладить вопрос с оплатой сидя в салоне. Водитель в свою очередь кивнул головой, отвечая утвердительно. Уильям сел в машину и принялся искать диктофон. Внутри было очень холодно, Уилл пытался согреться, выдыхая теплый воздух на руки.
– Чем больше улик в этом деле, тем сильнее погода противодействует – сделал про себя странное заключение. Ну, где ты там?
Он смотрел в окно, где белая пелена начала свирепствовать. Внезапно машина стала подниматься вверх.
– Что за черт? - Ты придурок.
Грузовик дернулся и потащил за собой Шевроле детектива. Уилл достал телефон и стал искать входящий звонок от водителя эвакуатора.
– Эй, там. Ты везешь меня за собой. Опусти машину на землю.
- Тебе привет от Гонсалеса! – сказал водитель. Да, кстати. Посмотри внимательно, может, увидишь своего информатора на крюке.
Дэвис включил дворники и стал всматриваться. На кране сверху он заметил висящего человека.
– Рамирез! Это месть от банды угонщиков.
- Сегодня “легавым” похороны устраивают бесплатно. Не бойся, люди будут помнить твои заслуги перед обществом.
Грузовик несся вперед, игнорируя красный свет на перекрестках. На одном из них, встречная машина задела бок машины детектива. Уилл привык к ответным реакциям от тех подонков, которых он часто сажал, от них либо от родственников. Он включил песню Morningglory группы Оазис и откинулся на сидении. Зато его любят, и когда придет время оказаться на смертном одре, он с уверенностью сможет сказать, что был любим.
- Как тебя сука убить? – спросил водитель, переключая передачу. Об стену размазать или под грузовик?
- Не оригинально! Давай с моста лучше.
Водитель грузовика явно слетел с катушек, поняв, что не пробудил страх у Уильяма. Он дал крен на левую сторону, послав Шевроле вдоль припаркованных машин.
- За покраску я с тебя возьму. Они вышли на скоростное шоссе. – И не в лень тебе меня тащить через весь город. В полицейские не думал записаться? Нам такие упертые очень нужны.
Грузовик умело обходил транспорт. В одном из окон на него посмотрели как на ополоумевшего. Детектив со свойственной ему иронией только развел руками. Наконец ему надоело, он открыл окно и высунулся с пистолетом. Водитель резко снова послал машину в этот раз прямо перед самым носом грузовика. Уилл скрылся в салоне, выронив пистолет.
- Твою мать! Снова отчет писать о потери оружия. Он открыл бардачок и вытащил оттуда все. У него всегда был запасной Кольт. Детектив, найдя его, снова выглянул наружу и в этот раз не стал тянуть время. Он выстрели три раза в то место, где крепилась его машина к крану. Две пули попали в труп осведомителя.
– Привет второй отчет.
Машина со звонким ударом снова опустилась на землю. Она встала поперек движения и другие машины не успели среагировать быстро. Одна из них ударила в багажное отделение и машину повело. Уильям, схватив руль, быстро вернул контроль в свои руки. Не дожидаясь приглашения, он рванул вслед за грузовиком. Скорости были не соизмеримы, и вскоре он нагнал эвакуатор. Водитель, увидев съезд, выбил Шевроле с пути, и они вдвоем покинули магистраль. Детектив заметил в зеркале заднего, вида как их давно преследует другая машина.
– Добьют!
Он решил действовать и, обогнав грузовик, стал вести огонь по колесам. Но тот не собирался сдаваться так легко. Они вошли вместе под эстакаду. Уилл пристроился сзади и готовился к необдуманному поступку.
– Может, тот псих был прав, и он такой же на голову. Шевроле влетел на эвакуатор. – Я вернулся! – крикнул Уилл, вылезая через окно. Мое предложение о полицейской службе все еще в силе.
Он перезарядил оружие и пригнулся, ожидая, что водитель будет стрелять. Он водил оружием и вел себя как загнанный в ловушку лев. Труп Рамиреза висел прямо над ним, его кровь стекала сверху ему на лицо. Уилл расстрелял на грузовике зеркала заднего вида. Затем запрыгнул на капот своей машины и стал пробираться в кабину. Водитель достал помповое ружье и стал готовиться к его визиту. Ветер сдувал детектива с эвакуатора, сердце билось, но его гнев вел вперед. Он открыл дверь одной рукой и тут же увернулся от выстрела. Затем Уилл сам послал несколько пуль в лобовое стекло. Пока водитель перезаряжал ружье, он воспользовался этим и влетел в кабину. Уильям обладал хорошей физической формой и, развернув поперек его же ружье, принялся им душить неизвестного. –
-А знаешь что? И, правда, банально тебя просто арестовать, ведь ваш брат снова придет за мной.
- Ты о чем? – тяжело дыша, спросил водитель.
Уилл смерил его таким взглядом, который бывает у пациентов психиатрических клиник, когда они долго сидят на препаратах. Он схватил руль и резким движением развернул машину. Грузовик занесло, и они оба стали заложниками неуправляемой машины. Эвакуатор сделал несколько оборотов, а затем все смолкло. Дэвис лежал на спине, покрытый осколками стекла, и тяжело дышал. Водитель отодвинулся от руля, и все его лицо было покрыто кровью.
- Ты просто ублюдок – сказал он, вытирая кровь.
- Креативный я человек.
Водитель упер ружье в руль и стал перезаряжать. Уильям на последнем издыхании открыл дверь и выбрался наружу.
- Куда это ты? – кричал водитель из кабины.
Уилл увидел искореженный Шевроле на дороге, вокруг было много обломков. Он, как и водитель не мог самостоятельно передвигаться. Один глаз был прикрыт, и он полз на ощупь. Глава гудела от боли, видимо сотрясение все-таки было. Уильям увидел снова ту машину, что следовала за ними. Водитель вышел из нее, и направился к ним. Он подошел к грузовику и в этот самый момент Уилл услышал выстрелы. Детектив лежал на боку и тяжело дышал. Он смотрел на неизвестного человека и ждал. Ждал своей участи. Эти несколько минут запомнились ему навсегда.
-Моя любимая Джесси, я хочу тебе сказать какой я дерьмовый отец. Когда мы сидели в такси в последний раз я хотел это сказать, глядя прямо в глаза, но честно скажу тебе - испугался. Потерять тебя – мой самый большой страх. И с другой стороны, боюсь слишком крепко к тебе привязаться.
Неизвестный вытащил телефон и стал набирать номер. Уже погружаясь во тьму, Уильям услышал:
-Скорая? Хочу сообщить об аварии.


Глава семь.
.

Уильям лежал на кровати и приходил в себя. Боль эхом отдавалась во всем теле. Кости ломило от боли и лекарств. Он издал сильный стон и открыл глаза. Свет мерцал над его кроватью. Белые, свежевыкрашенные стены напомнили больничную обстановку.
- Я в аду? – спросил он, облизывая пересохшие губы. Если так, то подушка рядом. Лучше сразу облегчить мне страдания.
- Ему бы лежать сейчас, а он языком мелит – сказал знакомый голос капитана. Тебя ждет целый вагон рапортов.
- Дерек! Какой ты серьезный.
- Ты сейчас под лекарствами Дэвис. Потом будешь краснеть от этих слов.
- Мне нужно идти. Где моя одежда? Кто там был еще на дороге?
- Не понял? Я думал, ты сам его убил. Из твоего же оружия, кстати, был произведен выстрел.
- Нет. Там был еще тот, другой. Мне нужно к Джесси.
- Не беспокойся. Она здесь. Спит в коридоре.
Уилл поднялся с кровати, превозмогая боль. Он снял с себя халат пациента и остался абсолютно голым.
- Давай ложись обратно.
- Нет. Не лягу, и вы сами знаете, что меня не удержать на одном месте.
- Знаю! Потому и взял твою одежду.
Ричардс отдал ему пакет с вещами, затем он вытащил из кармана небольшой пакет для вещественных доказательств.
– Вот это не стоило от меня скрывать.
- Это кулон Дженни! – сказал Уилл, свесив голову.
- А что здесь? – теребя в руках небольшую мини кассету, спросил Ричардс.
- Не знаю. Дома оставил свой диктофон.
Уилл одел брюки. Ричардс увидел два свежих шрама на его спине. Крупными бороздами они пересекали почти все тело.
- Два новых. Чего тебе не хватает? Полез в самое пекло, а о дочери не подумал. Ты хоть в следующий раз держи меня в курсе своих планов.
Уилл старался не смотреть капитану в глаза, осознавая насколько тот прав. Он накинул рубашку и уперся руками в бока.
- Все хватит. Я и так уже сто раз пожалел.
- Нет, не хватит – стал кричать на своего подопечного Ричардс. Ты поставил свою жизнь под угрозу, и еще убил водителя. Здесь тебе не Дикий запад, чтобы с лошади запрыгнуть на идущий поезд. Это реальная жизнь Уилл. А что если бы грузовик влетел в стену? Или взорвался?
Уилл во время монолога смотрел куда-то в сторону, а затем вышел из палаты и направился к Джесси. Он застал ее спящую в кресле. В руках она держала листок. Уилл подошел и аккуратно взял у нее из рук так, чтобы не разбудить. Тот же рисунок, что он на днях смотрел. Семья!
-Прости Джесс я, правда, подвел тебя.
Девочка проснулась и смотрела на него, на ее глазах наливались слезы.
- Господин Дэвис – вмешалась медсестра. Вам необходимо вернуться в палату.
- Док! Дайте мне таблеток с собой, и я пойду.
- У вас было сотрясение. Вам нужен покой.
- Покой мне только сниться. Здесь я не останусь ни минуты. Джесс, пойдем.
Девочка вырвалась из его рук и пошла впереди в гордом одиночестве.
- А ты думал, она скажет, что любит тебя и все будет как по-старому? – спросил за спиной Ричардс. Ты причинил ей боль.
Уилл обернулся к капитану и с негодованием спросил:
-С каких пор, вы стали семейным психологом?
Втроем они вышли из здания госпиталя и направились к полицейской машине. Джесси села вперед, все еще не желая разговаривать с Уильямом.
- Я отвезу вас домой. И даю тебе пару дней отлежаться.
Уильям лег на диван, приводя все мысли в порядок. Кружка горячего кофе дымилась рядом. Он положил одну руку под подушку, а другую на лоб. Как обычный домашний мужик, он откинулся на диване и слегка задремал. Пусть, хоть на время он будет как все. Дремать и смотреть ящик.
В доме стояла тишина, было слышно, как он глубоко дышит. Что-то беспокоило его, и он подергивался в легкой конвульсии.
-Кассета!
Уилл вскочил с дивана как ошпаренный и стал искать диктофон. Он вставил кассету и, положив рядом на тумбочку, снова лег на диван. Шипение.
- Привет Уилли – голос водителя Субару нарушил тишину в гостиной. Как дела? Представляю твое удивление на лице, ведь ты думал, что я мертв. Хотя, зная тебя, ты уже наверно сомневался в этом. Как ты уже понял, я вернулся к своему ремеслу. Та девочка в бойлерной, это только начало.
Уилл смотрел в потолок. Убийца был прав, его не удивляло уже ничего.
- Я вернул тебе кулон. Надеюсь, мы сможем подружиться. И да, сразу отвечу на твой вопрос. Она была там же где и Мелиса. Моих рук дело. Скажи, ты слышал выражение: “Убийца дважды возвращается на место преступления”?
Уилл вдруг понял, что ему делать дальше. Он схватил ключи, но тут, же вспомнил что машина вдребезги. Он взял телефон и набрал номер няни Джесси.
- Мэри, привет это Уильям.
- Доброй ночи мистер Дэвис. С Джесси все хорошо?
- Да, она спит. Не посидишь с ней сегодня? Я плачу вдвойне.
- Хорошо!
- И не могла бы ты одолжить свою машину?
Через полтора часа Уилл снова был на заброшенной бойлерной. Ночь сковала в свои объятия старую постройку. Он отодвинул желтую ленту и снова направился к злачному входу в здание.
– Черт! Что он тут делает? Ночью, да еще один.
Он включил фонарь и направился вниз. Небольшой лучик света вырывал из тьмы облезлые стены и ржавые трубы. Капала вода. Небольшой сквозняк гулял по помещению как хозяин этих мест и создавал легкое посвистывание. Уилл снова здесь. Что-то зачистил он сюда. Он спустился по той же самой лестнице, чуть не споткнувшись на каменном обломке. Уилл постарался собраться с мыслями и перестать бояться всевозможных звуков. Его ноги коснулись наконец пола того самого места, где смерть поселилась навечно. Он сел в углу, напротив того места, где обнаружили последние две жертвы, и выключил фонарь. Самое главное ему надо понять мотив.
-Что движет им? И почему именно это место? Грязь и ярость, черно и белое, прекрасное и гадкое. Ему нравятся именно это сочетание. Но физически он ее не трогает, и вот это рождает новые вопросы. Как охотник, берет что-то ценное и бросает целую тушу. Коллекционер!
Уилл услышал звуки наверху. Чьи-то тяжелые стопы шаркали по полу. Пыль от штукатурки сыпалась сверху. Она осыпала его сверху, и он что-то чувствовал внутри себя. Странное чувство, словно с ним пытались наладить связь. Голос убийцы зазвучал в голове.
- Ну, здравствуй Уилли. Ты знаешь, прости уж меня, что я тебя так называю, но привязалось и не могу отвыкнуть. Как тебе это место?
- Не веселое. Зачем?
- Я понимаю, как тебя тяготит этот вопрос. Зачем? Ну, возможно потому что, природа моя такова.
- Может тебе просто скучно? Когда все есть, и все доступно, так или иначе все равно заскучаешь.
- Думай, как хочешь. Это привилегию я отдаю тебе полностью.
- Когда ты говорил, о том, что у нас будет время еще узнать друг друга, ты эту встречу имел в виду?
- Да. Но одной встречи, как и свидания, мало для того, чтобы у нас появилась взаимная симпатия. Согласен? Мы будем узнавать друг друга по ходу развития сюжета.
- Ты так это называешь? Убийство молодых и невинных девушек.
- Ох, Уилли, надеюсь, ты не собираешься делать жалкие попытки пробудить мою совесть? Неизвестный прижался к полу и добавил: У меня ее нет совсем. Совесть, эта роскошь которую я не могу себе позволить. Заведомо проигрыш.
- Все в игры играешь?
- Даже не начинал еще. Только подготовка.
Уилл прижался к стене и, открыв бутылку с водой, сделал глоток, чтобы смочить пересохшее горло.
– На дороге ты был?
-Да. Я же не могу позволить другим испортить все веселье.
- Помоги мне понять? Ты специализируешься на девушках. Так зачем я тебе? Или ты ради меня решил сменить ориентацию?
- Хочу, чтобы все мои зайчики были в доме. Никто не должен опоздать к званому ужину.
- Ты настоящий псих! Чертов шизоид. Уилл вскочил на ноги и стал кричать. Давай, спустись ко мне.
- Ты слишком спешишь. Я же говорил у нас все впереди! Ну, если ты так хочешь то…
Уилл услышал шаги на лестнице, и гнев завладел им полностью. Он отдался ему без остатка. Мужчина нащупал рядом с собой камень. Когда он почувствовал что в темную комнату вошел посторонний человек, он набросился со всей яростью на него. Повалил на землю и стал бить камнем по голове. Уилл включил фонарь и увидел перед собой лицо бездомного. Он отчаянно боролся за жизнь, но захлебывался собственной кровью. Тогда Уилл добил его, избавив бедолагу от страданий.
Смех наверху. И затем удаляющиеся шаги.
- Я же сказал Уилл, не время! Не время.

Утро следующего дня.

Джесс, спускайся вниз! – сказал Уилл, занимаясь готовкой завтрака. – Опоздаешь в школу. Он крутился на кухне, следя поочередно то-за омлетом, то за убегающим кофе. – Ты будешь тосты?
Девочка сидела на кровати, свесив ноги вниз. В руках она держала листок и ручку. Все что накопилось у нее внутри, она пыталась выплеснуть на бумагу.
Дверь в ее комнату отварилась, и на пороге стоял Уилл. Он смотрел ей прямо в спину.
- Я не услышал ответа по поводу тостов.
- Мне все равно. Я уже спускаюсь.
- Джесс!
- Уходи. Я же сказала что спускаюсь.
Уильям пил кофе и просматривал свежую газету. Заметка о смерти Мелисы Брайан. ”Дочь строительного магната Джефри Брайана нашли позавчера на заброшенной бойлерной. Ей было всего 28 лет. Очевидно, неизвестный пытал девушку, а затем надругался над ней. Подозреваемый пока не установлен. В его лице могли быть так же бездомные, которые часто ночуют в этом месте. Дело расследуется на самом высоком уровне”. Уильям положил газету рядом и открыл ноутбук.
- Раз у меня выходной, то сегодня я займусь кое какими делами. Надо забрать амулет Дженни из полицейского участка и разобраться с бандой угонщиков.
– Джесс! Я опаздываю. Ты скоро?
Сверху послышались быстрые шаги по лестнице, и девочка появилась на кухне.
- Я налил тебе апельсиновый сок. Может, ты все-таки съешь пару тостов? Джесс, не молчи.
- Я опаздываю. Автобус уже пришел за мной. Да, кстати. Это тебе! Она положила конверт на стол и, взяв сумку, удалилась.
Уилл украдкой смотрел на него, но решил пока повременить с прочтением. Он продолжал набирать текст. Беспокойное чувство поселилось внутри у него.
– Это дело, может отнять у меня все, что так мне дорого – думал Уилл. Может, стоит бросить все, пока не поздно. Зачем я хватаюсь за прошлое, когда у меня есть настоящее. Он вспомнил тот сон возле клиники. Дженни не двусмысленно ему об этом сказала. На самом деле, он никогда не верил в сны и в их смысл. Возможно, он боялся. Боялся того, что некоторые люди фанатично верят в них, и теряют всякий контакт с реальностью. Не могут и шага сделать, чтобы перед этим не истолковать сон. Полагаются на них. Сначала сон, потом гадание на кофейные гущи, затем паранойя. Он потер уставшие глаза.
Уильям вышел из дома, подставив лицо солнечной погоде.
-Может, он и погодой управляет? Каждый раз, она не предсказуема, но стоит ближе подобраться к истине, меняется в худшую сторону. Он везде, и Уилл это чувствует.
Он достал телефон и набрал номер одного хорошего знакомого.
- Сони, это я. Мне нужна машина.
- Привет. А что с моим Шевроле?
- Твой? Я у тебя забрал его в обмен на свободу. Ладно. Я на днях разбил ее. Можешь поколдовать над ней?
- Хорошо.
- Забери ее со стоянки в Джерси. Да. Все документы я сделал. И одолжи мне одну из своих лошадок на время.
- Ладно. Ты про Рамиреза слышал?
- Да, я знаю. Я заеду скоро.
Уилл положил трубку и поймал такси.
Припарковав на обочине в ряде полицейских машин побитый Нисан Эклипс, он не спешил выходить. Уилл снова набрал номер на телефоне.
- Дэни, привет. Это Уилл. Слушай, сделай для меня кое-что. Капитан вчера забрал одни вещьдоки. Такой черный мешочек в пластиковом пакетике. Можешь его для меня достать?
-То есть, украсть! Дэвис, у меня столько нарушений в отделе, что ими можно стол подпереть. За мной постоянно ходит комиссия.
- Слушай, Дэни. Мы всегда горой стояли друг за другом. Когда тебе нужна была моя помощь, я тебе в ней не отказывал. Выручай. Срочно нужно.
- Хорошо. Жди меня на углу девятой.
- Спасибо!
Он держал в руках ее амулет, и думать забыл об отпечатках. Вытащил его из пластикового пакета для вещественных доказательств и стал тискать в руках. Затем он прижал его ко лбу, ощущая сильную надобность в прошлом.
- Как у тебя дела Уилл? – спросил бывший напарник Дэниэль Мерчен. Слышал, ты только из больницы вышел.
Дэниэль был сыном эмигрантов из Ирландии. Взяв от своих родителей цепкую хватку и горячую кровь, он был из тех парней, что сначала выбивают ногой дверь и валят кулаками и только в последнюю очередь хватаются за оружие или прикрываются значком. Даже средний рост не мешал справляться с парнями выше и сильнее себя. Те, кто думали, что могут справиться с Дэни без особых усилий, затем очень горько жалели от встречи с ним. Но кроме силы в нем еще было много расчетливости, и не последнюю роль в этом сыграла его семья. В те времена, когда они были напарниками, его широкое лицо всегда озаряла улыбка. Чисто выбритый, c остроконечной молодежной прической и с этими идиотскими баками по бокам, он вечно раздражал Уильяма своей дерзостью. Но после расследования, вспыхнувшего между двумя коллегами, из-за одного странного дела, весь юношеский бунтарный дух ослаб. Их явно хотели подставить свои же продажные полицейские внутри отдела. Дэни сильно исхудал, побледнел и стал принимать антидеприсанты.
- Да, пожаловали гости, и пришлось импровизировать.
- Дэвис, ты не меняешься – ответил Дэни, мотая головой туда-сюда. Как Джесси поживает?
- Неплохо. Растет день от дня и умом пошла в Дженни. А как Мари Энн? Прости, что перестал приходить на ее Дни рождения.
Дэни рассмеялся. Он смотрел ему в глаза и не понимал бывший ли напарник, перед ним сидит.
– Ты, никогда не извинялся. С чего вдруг?
- Кто прошлое помянет тому…
- Уилл, что тебе точно от меня надо? Только ли этот пакет был предлогом для встречи?
- Вокруг все так хорошо меня знают – разозлился Дэвис, убирая в карман амулет. Мне нужна помощь по пятой улице. Хочу хорошенько тряхнуть логово Гонсалеса, и заодно навести кое-какие справки.
- Какие? Я должен знать больше, прежде чем скажу тебе “да”.
- Дружище – сказал Уилл, поднимаясь из-за стола и хлопая бывшего напарника по плечу. Ты уже сказал все, что я хотел узнать. Да, кстати жена все еще злиться на меня?
- Злиться за то, что меня перевели в другой отдел от тебя подальше. Зато что, я стал больше уделять время семье и меньше лезть вперед? Посмотри на свое лицо Уилл. Нет. Она скорее рада.
- Дэни, когда нас взяли с той партией наркотиков – опустив глаза вниз, продолжил Дэвис – я сразу сказал что дело не чистое. Ты мог бы мне больше доверять. Ты коп, и должен всегда им оставаться. Мы пять лет были в напарниках, каждый раз я видел, как ты менялся во взгляде, стоило увидеть деньги или наркотики.
- Я просто козел. Прости меня. Мэри Энн.
- Что такое Дэни? Ты мне что-то не договариваешь?
- Врачи поставили ей диагноз – ранняя форма сахарного диабета. Все ноги в кровь стер, только чтобы доставить нужные лекарства. Она такая одаренная и красивая, не могу каждый раз тыкать в нее этими иголками. Все тело не успевает заживать.
- Черт! Я не знал. А медицинская страховка?
- Не покрывает расходов. Все эти бумажки совсем поглотили человеческую совесть. Поэтому я подворовывал.
- Кто старое помянет тот…
Они пожали друг другу руки, а затем обнялись.
- Скажи, это дело, что ты ведешь, оно поможет тебе, наконец, отпустить боль? Мне надо это знать Уилл, потому что я тоже рискую своей жизнью.
- Да.
Впервые Уильям солгал своему напарнику. Он сам не знал, поможет ли это. В таком деле как служение закону, если между двумя напарниками пробегает ложь, то это может обернуться серьезными последствиями. В последний раз это привело к серьезному расследованию в отношении его коллеги и понижению в должности.
Выйдя из кафе, они встали на улице перед дверьми.
- Что думать будем? – спросил Уилл, поднимая пол плаща, и оголяя полицейский значок.
- А что думать. Дэни снял значок и убрал его в карман. - Стволы у меня в багажнике. Да ты и сам, смотрю, не с пустыми руками.
- Что Ричардсу скажем?
- Ничего! Ты приехал найти ответ на этот вопрос у меня? Или просто действовать? Поставлю на второй вариант.
Они сели в машину и унеслись прочь от центра.
- Ты знаешь, где у них логово? – спросил Дэни.
- Да, Рамирез поведал мне.
- Перед тем как его повесили? Надеюсь, меня такое не ждет?
- Слушай Дэни, я не хочу тебя подставлять. Если с тобой что-то случиться, то твоя жена меня обязательно найдет и тогда уже настанет моя очередь.
- Куда мы едем?
- Бушуик. В Бруклене.
- Знаю это место. Глухой райончик. А если быть точнее?
- Ирвинг-стрит.
- Там уйма латиносов. И мы, конечно, сами по себе?
- Да. Без поддержки. Даже на связь не сможем выйти.
- Ни местных, ни своих – с грустью заключил Дэни. Он достал помповое ружье и стал заряжать его патронами.- Договоримся так Уилл. Входим, узнаем что надо, берем кого надо, и уходим целыми и невредимыми. Ни каких задержек.
- Хорошо.
Сверху машина каплей текла сквозь лабиринт нескончаемых трущоб и старых фабрик. По улице бродили всевозможные элементы. Преимущественно южный контингент из Индии, Карибского бассейна и Латинской Америки. На каждой улице, за ними пристально следили. На втором перекрестке за спиной у них появилась машина местной банды.
- Уилл!
- Я вижу. Уильям смотрел в зеркало заднего вида. - Все идет по плану.
Уилл медленно поворачивал руль и продолжал:
-Ты знаешь, о чем я подумал. Слегка изменим план.
- Оо. Началось.
- Нет, ты послушай. Можно было бы ворваться как в старые добрые времена. Как парни с Дикого Запада, но мы живем в ХХ. Они сейчас к нам приставят оружие и попросят из машины. И мы не будем им препятствовать. Главное Дэни, не выходи из машины.
- Поправь меня, если я не прав. Мы два полицейских, до зубов вооруженные, дадим отнять машину и сдадим оружие.
- Все верно. Только оружие мы спрячем. И застегни пальто, чтобы они не увидели бронежилет.
- Троянский конь – сказал Дэни, кивая головой и улыбаясь.
- Троянский конь. Эй, а ты откуда знаешь? – рассмеялся Уилл.
- Давай рули к обочине.
LincolnTowncar девяносто седьмого года белого цвета медленно подкатил к двум детективам. Из окна высунулся водитель латиноамериканского происхождения. Дикие глаза, которого сверлили взглядом двух белых. Он провел рукой по щетине и закурил.
- Заблудились? Или ищем что?
- Нам бы порошка – сказал Уилл, откидывая голову на сидении.
Водитель латинос высунул голову и посмотрел по сторонам. Затем вернулся обратно в темный салон к своим спутникам. Он продолжал теребить щетину.
- Откуда ты знаешь, что у меня есть порошок? Если я не белый то, скорее всего, торгую да?
Уилл вытащил из кармана наличные. Водитель отвернулся. Рядом сидящий с ним компаньон вылез из окна и присел на дверь, как это делают группировки в Лос-Анджелесе. Зачесанные назад волосы и собранные в пучок, они напоминали типичные приметы испанских наркоторговцев. На нем был черный пуховик и широкие джинсы.
- Машина у тебя неплохая. Только побитая.
- Дэни – обратился Уилл к напарнику – ребятам деньги не нужны. Может, прокатимся в Бронкс.
Затем он снова повернулся к водителю Линкольна и добавил:
-У тех ребят точно не залежится в кармане.
- Никуда вы не поедите – стал говорить водитель, показывая агрессивный настрой – пока мой брат не оценит твою тачку.
- Я вам про порошок, а вы мне про тачку – подметил Уилл.
Дэни заметно нервничал и посматривал на оружие. Уильям дал знак, чтобы он немного успокоился. Он покачал головой, запрещая тому даже смотреть на оружие. Всегда смотри льву в глаза!
Тот, что был на двери вдруг резко достал пистолет и тихо произнес:
-Я оценил твою машину. Думаю, ты отдаешь ее просто так, да еще деньги в придачу. Линкольн ожил. Из него вышли трое крупных ребят и все Латиносы. Компаньон водителя так и остался на своем месте, держа пистолет в руках.
– Давайте живее, выходите из машины.
- Боюсь, я не готов так быстро с ней расстаться – сказал Уилл. Так что там по нашему запросу?
- Мы его грабим, а он просит наркоты – повернувшись к своим спутникам, сказал водитель.
- Слушай – поманил к себе ближе водителя Уилл – я готов накинуть сверху еще, к обычной цене. Скажем, не сотню, а две, плюс стану постоянным покупателем, если товар хороший. Отняв машину, ты лишишься, возможности выхода на новый рынок сбыта. Думаю твоему боссу не понравиться, как ты ведешь дела, разбрасываясь потенциальными клиентами.
- Ты уверенно и дерзко говоришь – сказал водитель, выпуская сигаретный дым. Ты коп! Я с тобой не хочу иметь дело.
Уилл изобразил на лице улыбку и между делом достал маленькую железную подставку. Следы от белого порошка говорили сами за себя. Уилл понял, что надо импровизировать.
- Эй, Дэни. Ты сволочь! Все пронюхал – досадно разводя руками.
- Прости дружище – ответил напарник.
Уилл впитал слизистой последние остатки, и откинулся на сидении.
- Вы ребята, походу часто бываете в этих краях – послышался голос с заднего сидения Линкольна. Но не местные.
- Почему так думаешь? – спросил Дэни.
- Одеты уж больно хорошо – эстафету принял парень, сидящий на двери.
Дэни составил компанию напарнику и уничтожил остатки порошка.
- Да, вы и сами вроде не голышом ходите – сказал Дэни, и вместе с Уиллом они рассмеялись.
- Давайте в машину их – скомандовал водитель. Хотите посмеяться и оторваться? Будет вам. Я не торгую на улице как последняя шпана. Придется вам с нами проехать в одно место. Мои ребята сядут в вашу машину.
Двух детективов силой вытащили из машины и швырнули на заднее сидение. Им надели черные мешки на головы и связали руки. Как только машину дернулась, они сразу уперлись головами в передние сидения.
- Ну, Уилл. Что дальше? – спросил шепотом Дэни.
- Все идет как надо.
- Я хотел тебя спросить вот о чем. Прихвостни Гонсалеса знают тебя в лицо?
- Судя по последней встрече, да.
- Значит, мы угодили в ловушку.
- Не совсем. В участке все тебя знают в лицо? Банда большая, нам повезет.
Дэни понял, что в очередной раз, доверив свою жизнь напарнику, он крупно влип. Дэвис если действовал, то остановить его могла, лишь пуля в лоб. И даже в таком состоянии, корчясь, он бы продолжал идти до конца. Такой уж он был человек.
Машина недолго кружила по району. Сбросив скорость перед воротами, оба заложника поняли, что машина стала въезжать в помещение.
- Мы на месте! – заметил Уилл, поправляя связанные запястья. У нас немного времени, прежде чем, они все поймут.
Двери открылись и обоих выволокли наружу, кидая на бетонный пол. Всюду был слышен шум работающих слесарных инструментов и стоял приторный запах смазочных материалов.
- Кто эти двое? – спросил новый голос.
- Пара придурков. Хотели порошок купить у нас.
- Гонсало не торгует наркотиками. Вы двое, не в ту дверь постучались. Проверили, кто такие?
- Нет, босс – сказал водитель. Про свои соображения о двух полицейских в лице этих типов, водитель решил промолчать. Алчность вела его к опасной черте. Он нарушил прямые указания Вильерме де Гонсало и если все верно, то он привел копов прямо в логово. Но ему очень хотелось растрясти этих двух на деньги. – Мы привезли их сюда, чтобы уже на месте разобраться.
Внезапно глухой выстрел прозвучал в помещении, и один из парней всей тушей рухнул на пол.
- Снимите с них мешки! – сказал Гонсало. Сейчас разберемся.
- Дэни, импровизируем – шепотом сказал Уилл. – Черт! – вскрикнул он. Вы сволочи. Я просто хотел купить порошка, и закинуться. Кого вы там убили? Кажется, я заблевал весь мешок. Дэни, ты как там?
- Я тут! Дэни свалился с ног.
- Какие нежные – заметил Гонсалес. Знаете что, пусть они останутся в мешках. Не будем возиться с ними. Пулю в лоб и в землю.
Гонасало стал уходить, когда внезапно заметил машину, которую пригнали следом. Он узнал ее.
– Эта машина, мне знакома. Снимите мешки!
Обнажив лица, они увидели удивленное выражение Гонсало.
– Ребята, вы не поверите, кто к нам пожаловал. Не зря говорят: “Пути господни неисповедимы». Ты веришь в бога Дэвис? – продолжал Гонсалес, вытирая руки тряпкой и подходя к столу с различными инструментами. Он закурил. – Зачем ты пришел? Смерти ищешь? А я знаю, что есть одно маленькое существо, которое ждет тебя дома.
- Ты опоздал – сказал Уилл. Твое дело передали другому. Я пришел к тебе по другому вопросу. Мне надо знать, кто убивает молодых обеспеченных девушек.
- А мне почем знать? Убийствами вы занимаетесь. Я только по машинам.
- Он действует на окраинах, а у тебя глаза и уши по всему городу.
- С чего мне помогать тебе коп? Что ты дашь мне взамен?
- Что если, я закрою глаза, скажем, на несколько пропавших машин.
- И устроишь на первой же облаву? Он подошел ближе к двум детективам. - Вот если бы ты с нами пошел на дело. Честный обмен.
- Где гарантии, что сдержишь свое слово?
- Сдержу.
Дэни смотрел на бывшего напарника и не мог скрыть своей досады. Гонсалес освободил парней, а затем крепким рукопожатием с Уиллом скрепил договор. Главарь снял накидку с доски, мелом на которой были обозначены марки разыскиваемых машин.
- Мы в поисках сейчас этих машин. Твоя! Гонсалес держал указательный палец на одной из них. – Машина не редкая. Один хмырь на ней передвигается. Вот его номера. Тебе нужна именно эта машина!
- Почему именно она?
Гоналес молча, протянул ему бумажку.
– Он часто бывает в этом месте. На обратной стороне номер машины. Остального тебе знать не надо.
- Это-то место, где я недавно имел честь побывать – подумал про себя Уилл. На бумажке было название “Рай на небесах”. - Хорошо! Дай мне два дня.
- У тебя день!
Детективы стояли, молча возле машины на безлюдном перекрестке. На часах было ноль двадцать три.
- Уилл, ты спятил? – не унимался Дэни. Кража, затем кокаин. Что будет дальше? Ты решил подмять закон, ради поиска истины?
- Я сделаю это один. Спасибо за помощь Дэни. А теперь езжай домой.
- Не прибедняйся, будто ты один на этом свете. Ты бы тоже мог поехать домой к семье. Но твоя упрямая хватка за прошлые события, мешает тебе жить в настоящем.
Он проводил друга до такси и решил навести еще раз визит в тот ресторан. Уилл целый час терпеливо сидел в машине, согревая себя мыслями о горячем кофе. Машина была насквозь испещрена щелями, и задувало со всех сторон. Он решил присмотреться к людям, которые ходят в это заведение и к их машинам. Уилл ждал ту самую с номерами, которые были на бумажке. В тот вечер целых три Ауди стояли возле ресторана. Нужные номера среди них тоже были, только следовало еще узнать хозяина в лицо. Окончательно промерзнув, он решил зайти.
Уилл занял знакомое место возле бармена. Рояль сегодня пустовал, а музыканты играли Вивальди. Уилл как раз подошел в тот момент, когда звучала тема – “Зима”.
-Кто из этих господ может быть хозяином нужной машины? – спрашивал он сам себя, осматриваясь вокруг. Они все как на одно лицо. Воркуют с девушками, заказывают дорогие блюда и пьют элитные вина. Музыка согревала сердце, жаль, что она относилась к зиме. Он совсем забыл про письмо Джесси, когда нащупал его в кармане пальто. Уилл положил его перед собой, и все так же не решался прочесть его.
-Бармен! Скотч.
Он сделал глоток своего любимого виски, и снова погрузился в мысли. Его отвлек официант, возникнув из ниоткуда рядом с ним.
- Извините. Это просили передать вам сэр.
Официант держал поднос, на котором лежало письмо.
Теперь перед ним лежало два белых конверта. Он сделал второй глоток. Терпкий напиток слегка обжог внутри.
- Какое из них открыть? – терзался мыслями он. Оба несут в себе какую-то тайну. Письмо Джесси скорее всего наполнено болью, а письмо, которое принес официант содержит в себе неизвестность. В свете последних событий этого ему с избытком уже хватало. – Официант! Унесите это письмо.
Уилл стал оттягивать галстук и в этот самый момент задел стакан своим локтем. Он опустился вниз, чтобы поднять тару. Официант стоял над ним. Когда он поднялся, письмо уже снова было только одно. Не глядя, он смял его и положил обратно в пальто.
- Не беспокойтесь – сказал бармен, протирая стойку. За счет заведения.
Уильям внимательно наблюдал за людьми в ресторане. Он выискивал глазами нужного ему человека. Внезапно, он встретился взглядом с одним из них в солидном костюме. Тот сидел в тени приглушенного света, далеко от основной массы. Уилл все понял и поднял стакан, выказывая почтение. Он снова повернулся к бармену лицом и спросил:
- Видите этого человека в углу? Кто он?
- Джеймс Самерсфельд. Он владелец этого ресторана.
- Виски от него?
- Да.
- Так и подумал.
Уилл взял стакан, и медленно направился к его столику. По дороге его снова одолевали сомнения. Первый раз его привели сюда личные дела, теперь он здесь по наводке автоугонщиков. Два разных дела привели в одно место. Уилл бесцеремонно сел за стол управляющего рестораном, ожидая пока тот подастся ближе к свету, чтобы лучшего его рассмотреть.
- А я думал незаметно посидеть в баре – начал беседу Уилл.
- От меня сложно что-то утаить. Это мой ресторан.
Он пододвинулся ближе к свету. Мягкие черты лица, строгий вид, слегка густые брови и седина на волосах. Мужчина в самом соку, возраст которого как вино на столе в этом ресторане, с каждым годом росло в цене. Воспитание у того человека было на высоте.
- Меня зовут Джеймс Самерсфельд.
- Ваш бармен только что опередил вас. Я знаю кто вы.
- Вот как. А вы?
- Уильям Дэвис. Детектив.
- Что же вас привело сюда детектив Дэвис? Первый раз вы бесцеремонно ворвались сюда, воспользовавшись вашим значком. Знаете, здесь так не делают. На первый раз я вас прощаю. Впредь я распоряжусь, чтобы вы чувствовали себя желанным гостем здесь. Так что, вы охраняете наш покой или просто любите вечером пропустить стаканчик?
- В этом районе угнали несколько машин.
- Да, у нас были неприятные инциденты. Теперь я позаботился об этом.
- Можно узнать, каким образом?
- Установили больше наружных камер вокруг, кроме того у нас своя охрана с оружием.
- С документами у вас все в порядке? Есть разрешение на оружие?
- С этим все в порядке. У нас блестящая репутация. Осмотритесь, мистер Дэвис, что вы видите? В моем ресторане только ведущие игроки этого города. Я готов поддерживать свою репутацию и дальше, любыми средствами.
- Любыми значит – подумал про себя Уилл. Вы знаете эту девушку? Он протянул фотографию последней жертвы владельцу ресторана.
Мистер Самерсфельд внимательно всмотрелся, не изобразив и капельки удивления.
- Я знаю ее. Она часто здесь бывала. Это Мелиса Брайан. Дочь Джефри Брайна, моего хорошего друга. Правда, она все-таки предпочитает места более шумные, чем это.
- Значит, вы в курсе, что ее убили?
- Газеты я читаю, спасибо. Вы вроде сказали, что занимаетесь угонами? А теперь спрашиваете про Мелису.
- Обе дороги ведут в ваш ресторан.
- Боюсь, вы ошиблись. На моей памяти у Мелисы никогда не было своей машины.
- Мотивом могли быть деньги. Отец Мелисы богатый человек. Тело нашли на окраине города.
- Таким девочкам как она нечего там делать. К тому же у нее есть свой шофер.
- Но факт остается фактом. Нашли ее именно в неподобающем для нее месте. Могу я поговорить с ее шофером? Кстати как его?
- Джаред. Его зовут Джаред. Он возил ее кажется в течение года или полтора.
- В тот вечер она была здесь?
- Нет. Я не видел ее целую неделю. А вас точно угон интересует?
- Скажите. Уилл нервничал и медлил. - Вы, видели когда-нибудь эту девушку? Он показал еще одну фотографию.
- Мм. Такая красивая. Кажется, я видел ее здесь несколько раз.
- Спасибо. Это все пока.
- Обратитесь к моему помощнику. Он даст вам номер водителя Мелисы. И вообще. Я готов дать все, что вам угодно. Если вам что-то понадобиться, я всегда к вашим услугам.
- Вы случайно не знаете, чей Ауди ТТ на стоянке?
- Мой. Какой из?
- С номерами ТХ656GM
- Да. Все верно. А что не так?
- Нарушает правило парковки – солгал Уилл.
Он вышел на улицу, все еще держа в руках вторую фотографию. Последний снимок Дженни.
-Ну что ж, теперь он знает владельца Ауди в лицо, но это ничего не меняет. Он должен ее угнать. Телефон нарушил тишину.
- Уилл, это снова Дэни.
- Да. Дэни. Я тебя слушаю.
- Я подумал, может, возьмем наших девочек и сходим вместе завтра куда-нибудь?
- А какой завтра день недели?
- Суббота. Ты так всю жизнь пропустишь!
- Хорошо. Я завтра тебе позвоню.
Он подошел к машине и с ходу ударом ноги открыл багажник.
- Так посмотрим, что здесь есть. Ну же Сонни, твои машины вечно участвуют в темных делишках.
Он рылся в надежде найти полезные инструменты для угона. Дэвис решил не откладывать дела в долгий ящик, и угнать Ауди прямо сейчас. Канистра бензина, средство против угона на руль, отмычки. В углу лежал завернутый в тряпку ствол.
- Скорее всего, “чистый”!
Он заложил его за спину и закрыл багажник. Надел для маскировки черную маску пропахшую бензином и сел за машиной. Три камеры непрерывно вели наблюдение за стоянкой. Стоило поднять шум, и сюда немедленно заявятся крепкие парни с помповым оружием. Он всецело решил довериться словам Джеймса Самерсфельда по поводу усиления мер по охране парковочной стоянки.
- Думай Уильям! Думай! Как отвлечь охранников?
Он стал бегать от машины, к машине разбивая рукояткой пистолета одну фару. Шум от сигнализаций поднял тревогу, и охрана не заставила себя долго ждать. Дэвис вставил отмычки в Ауди и без особых трудностей открыл ее. Он всегда был “матерым преступником на страже закона”, как выразился бы его начальник. Дэвис легко смог вывезти машину из центра, охранники на парковке даже не открыли по ней огонь. Внутри где-то, скорее всего передатчик! Они будут ее отслеживать в течение всей ночи. Он поедет сразу в гараж к Гонсало и пусть охранники дальше разбираются с ним сами. Уильям умывает руки от этого криминала и полностью переключиться на поиск того кто ему нужен.






Глава восемь.
Карьера не делает счастливым.

Мелани Силкворм стояла спиной к своей ассистентке и смотрела на медленно угасающее солнце. Она отвернулась, чтобы никто не видел ее раздосадованного взгляда. Мелани бегала глазами от здания к зданию, ища в каждом из них такой же взгляд. Ничего, кроме стекла и бетона.
-Однажды проснешься и поймешь, что ты среди мертвых вещей – медленно прошептала девушка - и даже рядом стоящие люди не согревают тебя человечностью. Они ведь часть этих вещей и сидят день ото дня в своих коробках. Все мы стремимся к своим целям, но цели не хотят нас.
Девушка открыла зеркальце и взяла рукой круглую подушечку для макияжа. Пару капель брызнули из глаз, выражая ту самую досаду. Мелани постаралась быстрее скрыть следы. Она задержала на минуту взгляд, всматриваясь в свое же отражение. Ей всего-то 31 год, хорошая фигура (спасибо частым походам в фитнес), грудь третьего размера, нежная бархатистая кожа и черные густые волосы. Мужчины находили ее очень привлекательной и проходу не давали. Любимый вид одежды – деловой стиль. Обтягивающие юбки и штаны, пиджаки кремового цвета. Мелани особо привлекли свои же собственные глаза, вернее их цвет. Зеленый. Слезы как капельки россы на зеленых листьях.
- Мелани! – позвала девушку ассистентка.
- Я ведь подвела партнеров к подписанию этого контракта, кружила как стервятник над ними день и ночь. Чуть ли не переспала с каждым из них. А этот напыщенный ублюдок Брайан взял и просто отмел мою кандидатуру на пост директора отдела по продажам.
- У него сейчас убили дочь – продолжала ассистентка, переминаясь с ноги на ногу – думаю, он с горяча, принял такое решение.
- Заткнись Джули! Я соболезную ему, и даже послала цветы на ее имя. Все понимаю, но я тружусь как бабочка. Порхаю тут, не отходя ни на шаг. Скорее как собака, пристегнута к своей будке. Только начальник кость двигает все время от меня.
Глаза девушки буквально наливались яростью.
- У меня кредит на машину, ипотека на дом. Бывший муж не платит алименты, и вообще пропал из виду. Как любая самостоятельная женщина, я должна рассчитывать только на себя. Ради своей цели я готова на любой поступок. Джули от этих слов заметно покраснела. – Мужики! Все посты заняли в этой компании. Джули, выпьем? Я угощаю.
В баре было шумно, как обычно возле стойки не протолкнуться. Сам бармен был нарасхват. Руки страждущих тянулись к нему, желая скорее наполнить свой стакан.
Эй, у меня стакан пусть – крикнула бармену Мелани. Про меня забыли совсем? Она постучала несколько раз стаканом по стойке. – Это все из-за того, что я женщина?
- Девушка, успокойтесь! Сейчас принесу.
Мелани закурила и выпустила густой дым. Она достала мобильный телефон и стала набирать номер.
- Скотина! Где его носит? Вот скажи мне Джули, как можно спать спокойно, не зная, что с твоим ребенком и живой ли он? Есть же такие бездушные скоты.
Мелани дождалась своей порции текилы, и когда ее принесли, она залпом выпила сразу все.
- Не стоит так убиваться – сказала Джули, достав свои сигареты. Она тоже закурила.
- Как же тут не убиваться, когда мы с тобой практически жили на работе. Обе просрали свою личную жизнь. Я признаться давно уже с мужиком даже не спала.
Мелани уставилась в свой телефон. Из толпы на них смотрел человек, но они были уже пьяны и не обращали внимание. Мелани продолжала листать список контактов, и внезапно ее осенило.
– Я знаю, что надо делать.
- Я видела уже этот безумный взгляд – сказала Джули. Ты меня пугаешь.
- Завтра на работе встретимся – сказала Мелани, резко вскочив со стула.
Она сделала последний глоток и удалилась из бара. Выйдя наружу, девушка набрала нужный номер.
- Мистер Брайан. Да, добрый вечер сэр. Мне нужно к вам срочно приехать. Да сэр. Дело не отложное.
Она поймала такси. Задержись еще на пару секунд, она бы увидела, что вслед за ней вышел мужчина и, поймав такси, направился по ее следу.
Дом, в котором жил Джефри Брайан глава крупной компании по строительству федеральных объектов, был пятиэтажным из красного кирпича и белым фасадом. Совсем недавно он перебрался в престижный район Нью-Йорка. Он скупил весь верхний этаж, и сделал себе отдельный вход. Мелани нажала интерком и, получив разрешение войти, открыла дверь.
- Мисс Силкворм – произнес мужчина, открывая дверь. По выражению его лица было видно, как смерть любимого ребенка забрала все самое ценное из его жизни. Он слегка сутулился во время походки, чуть полноватое тело скрывал дорогой костюм темно серого цвета. Он глубоко вздохнул и указал вперед, пропуская гостя в квартиру. С порога пахло деревом и затхлосью. Потолки в квартире были высокие, а сами комнаты очень просторные. Стиль: дерево и high-tech. Они сразу прошли в гостиную, где тусклое освещение уже указывало место хозяина дома. Мелани учуяла запах алкоголя от ее начальника.
- Это мне на руку – подумала она.
Джефри подошел к просторному дивану и тяжело опустился на него. Рядом стоял абажур и небольшой столик, на котором стоял стакан с виски. Мелани была впервые в его апартаментах, и теперь ей представился шанс узнать, чем живет ее босс. Слабое освещение скрывало огромную библиотеку в гостиной.
– Наверняка богатое собрание – продолжала мысленно про себя думать девушка.
Знаменитый резной потолок, на котором было изображены фрагменты из Божественной комедии Данте Алигьери. Она слышала об этом от коллеги по работе. Высокие окна с красными шторами днем скрывали хозяина дома от общественности. Джефри лежал на диване, прикрыв лицо рукой.
- Мелани, не могут дела подождать до утра? – спросил он. Я устал.
Он оттянул свой голубоватый с серебряными квадратиками галстук и снова тяжело вздохнул. Словно, только сейчас он начал по-настоящему дышать.
Девушка еле сдерживала свой гнев. Прибавить сюда алкоголь, зашкаливающий в крови. От нее в этот вечер можно было ожидать чего угодно.
- Я хотела узнать про контракт – взяла слово девушка, кидая сумку на соседний диван. Почему, после стольких лет в этой компании, я до сих пор менеджер среднего звена?
- Вы, хороший работник Мелани – ответил господин Брайан. Я ценю вашу работу, и будьте уверенны вы получите хороший бонус.
- Для меня деньги имеют значение, но все-таки самое главное для меня – положение.
- Вы, считаете работу обычного менеджера по продажам не достойную для вас? – спросил Джефри, не отрывая руки от лица.
- Какой же он хам – сделала вывод про себя Мелани. Сидит себе в позе барона, а я как будто с помойки к нему пришла. Голодная и бродячая собака. Ее гнев набирал обороты. - Я думала, контракт с компанией Дженерал Инк поднимет уровень нашей компании на две, а то и три планки вверх? И еще я думала, это будет экзаменом для вступления на новую должность.
- Мелани!
- Ей богу, я отдала все этой компании. Всю себя.
Девушка игнорировала любые слова в ее адрес от босса.
- В конце концов, это моя компания и последнее решение за мной.
- А это уже личное! Может, это все из-за того что я женщина?
- Я ценю ваши сильные и слабые стороны. Не надо делать из меня женоненавистника. Джефри поднялся с дивана и, взяв стакан со стола, направился к окну. Он уставился на влюбленную парочку, которая стояла через улицу от его дома, и не смотря на погоду, горячо целовалась.
– Сейчас, это могла бы быть моя дочь. А я как заботливый отец ожидал дома и нервничал, что она задерживается.
- Я заметила это мистер Брайан. Особенно, когда сделала свои выводы на основе собранной статистики.
Мужчина при этих словах, обратил все свое внимание на нее. Он украдкой снова глянул в направлении парочки на улице, но след их уже простыл.
- И вот что она гласит: ни одной женщины на высоком посту, за всю историю компании.
- Хм. Сделал удивленный вид мужчина. – Досадное упущение.
Он сделал осторожный глоток и зашагал по комнате. Перешагивая линию света, он временами сливался с тьмой. Только скрип пола выдавал его присутствие.
- Да что, он о себе думает – гневалась Мелани. Пора переходить в наступление. – Может, вы боитесь той силы, которую несет в себе женщина?
Джефри внезапно возник рядом с нею, снова выйдя на свет. Он открыл ящик стола и, достав небольшой листок, положил его прямо перед ней.
- Что это?
-Чек. Компенсация за ваше потраченное время.
- Потраченное? Вы хотите купить меня?
- В этом мире все продается и у всего есть своя цена. Я не хотел бы вас обидеть.
- Поздравляю! У вас уже это получилось. – Вы, не нальете мне вина?
- Моя дочь любила вина. У меня только виски.
- Сгодиться!
Господин Брайан наполнил бокал виски и протянул девушке.
- Здесь оценивающая вас цифра, и плюс бонус. Джефри вернулся на свое место. – Давайте на сегодня закончим.
Мелани пересела на край дивана, где сидел мужчина. Она попыталась сделать вид, что сожалеет о горе, которое мучает ее начальника.
- Выглядите совсем подавленным.
- Конечно. Он сделал очередной глоток. - Я недавно потерял все, что мне так дорого.
Она пододвинулась еще ближе. Ее рука скользнула по его ноге, застав мужчину врасплох.
- Мелани! – взывал к разуму девушки Джефри. Не стоит.
- Нужно пережить горе, и двигаться дальше.
- Спасибо. Учту ваши слова. У меня уже есть свой психоаналитик.
Мелани продвигалась все дальше, владея хорошим набором женщины-обольстительницы. Мужчина и сам слабо сопротивлялся, что давало повод действовать дальше. И вот они уже слились в поцелуе. Ее руки расстегивали пуговицы его белой рубашки. Затем ее голова опустилась ниже пояса мужчины, она была готова к решительному шагу доставить ему неземное наслаждение. Мелани прекрасно знала как сладкое слово ”минет” буквально уносит мужчин в небеса. Они становятся затем послушными рабами. Она двигалась у мужчины между его ног, временами ускоряя темп. Мелани как хорошая девочка умела и знала практически все в сексе. Вряд ли ее можно было смутить чем-то. Мужчина погрузился в сладостный мир удовольствия. Он закатил глаза и откинулся на диване. Джефри тяжело дышал, придерживая девушку за голову. Как истинный хозяин положения он любил все в жизни контролировать, но он не знал коварный план его подчиненной. Мелани пришла сюда не за порцией ласки, она явилась с намерением растоптать этого самодовольного и напыщенного борова. Девушка подняла взгляд на мужчину, наблюдая за тем, как он наслаждается ее ласками. Она жестом указала ему о продолжении, предлагая перейти на кровать. Джефри поднялся, застегивая брюки и соображая, что с ним только что происходило. И все же он повиновался природному инстинкту, желая вступить в половую связь со своей подчиненной. Мелани воспользовавшись этой ситуацией и его слабостью, взяв сумку с дивана, удалилась в ванную. Коварная обманщица включила душ, чтобы заглушить слышимость. Поставила бокал вина на раковину, и вытащила телефон. Она стала набирать номер, постаравшись изобразить при этом испуг.
- Полиция! Хочу заявить об изнасиловании. И чтобы было более правдоподобно, она стала говорить набором слов. – Я у него в доме.
- Мэм! Успокойтесь – зазвучал женский голос оператора на другом конце провода. У кого вы в доме?
- Помогите. Я не могу это вытерпеть.
- Мэм. Где вы находитесь?
- В ванной. Воспользовалась его отсутствием. Помогите, прошу.
- Мэм! Я высылаю патрульную машину. Прошу вас, скажите, где вы находитесь?
Мелани сбросила звонок. Она осмотрелась вокруг, в поисках предметов, которые можно оставить как улики. Девушка нашла в шкафчике лезвие и, сняв с себя трусы, сделала небольшой надрез внизу, близ вагины. Выпустив немного крови, она оставила ее следы повсюду так, чтобы он не успел все убрать. Она так же испачкала немного полотенце, вытирая алые капли у себя между ног. Все готово. Мелани немогла объяснить своих действий, все происходило в состоянии аффекта. Во рту все еще находилось мужское семя. Она вытащила небольшую баночку аспирина, высыпала оттуда таблетки и сплюнула туда сперму. Последний акт завершен. Девушка незаметно выскользнула из ванной и выбежала на улицу. Ее взгляд тут же уставился в лицо мужского пола, который стоял на противоположной стороне улицы. Он быстрым шагом направился к ней, на ходу ловя такси.
- Мисс Силкворм! – произнес мужчина, хватая ее за плечо.
- Мы знакомы? Отпустите меня. Я вызову полицию.
- Вы, уже это сделали. А если не хотите быть обвиненной в ложном изнасиловании, советую поехать со мной.
- Откуда вы…?
- Знаю? Сейчас не время все объяснять.
Он усадил ее на заднее сидение, и сев рядом с ней, закрыл дверь.
- Поехали!
Незнакомый мужчина смотрел в окно, погрузившись в свои мысли. Девушка, немного успокоившись, спросила:
-Вы следили за мной?
- Поверните – сказал мужчина, игнорируя слова девушки - на следующем перекрестке направо.
Таксист сделал, как его просили, и остановился на первом же повороте возле обочины.
- Оставьте нас – попросил незнакомый пассажир. И счетчик можете не выключать.
Водитель вышел наружу и закурил. Он пошел медленным шагом купить себе кофе.
- Что вам надо? – спросила девушка, проверяя сумку все ли на месте. Она открыла окно и закурила.
- Я хочу дать тебе то, что ты хочешь.
- Последний мужчина, который так сказал, пропал через год. Этим мужчиной был мой муж.
- Поверь! Я держу каждое слово. И главное, нам не потребуется так долго ждать.
Мелани сбросила пепел с сигареты и продолжала смотреть на вьюгу. Хлопья потихоньку уже начали залетать в салон. Как маленькие мотыльки они порхали вокруг, касаясь кожи девушки.
- Странно! – подумала она. Теплые!
- Главное условие – запнулся мужчина.
- Какое? Я не собираюсь с тобой спать.
Мужчина усмехнулся, снова отворачиваясь к окну. Он не переставал удивляться этому миру.
- Я не так прост. Мне это не надо. Главное условие – это твое желание. Искреннее, глубокое, настоящее.
- Мне еще не обсудили, что ты мне хочешь дать. Девушка выбросила сигарету в окно, и уставилась на своего спутника. – Денег, машину, дом, семью или еще одного мелкого оболтуса?
- Я же знаю, чего ты точно хочешь. Превыше всего тебе не хватает уважения со стороны мужчин. То, как они с тобой поступают, вызывает в тебе неистовый гнев. Тебе нравиться ходить на ковер к своему начальнику и устраивать этот спектакль? Мужчина говорил очень уверенно и буквально осуждал ее. - А ты не подумала о своем ребенке?
- Хватит меня осуждать. Зачем мне верить тебе? Ты сам мужик. Сколько таких доверчивых было, стоит только догадываться.
Он протянул руку и открыл дверь с ее стороны. Мужчина снова отвернулся к окну.
- Можешь идти. Я тебя не держу. Только знай, что такой шанс бывает раз в жизни.
Незнакомец пользовался слабостью женщин, зная, что она как мать с большей вероятностью пойдет на эту сделку. Если бы только он чувствовал как человек, он мог бы остановиться, но он им не был. Он носил только оболочку человека. Прикрывался ею как маской.
- Хорошо. Представим на миг, что я слушаю тебя. Где гарантии, что ты не очередной маньяк, в поисках своей жертвы?

Свинцовые облака нависли над городом, закрывая небосвод. Шум машин врывался в открытое окно. Внизу кипела жизнь, каждый бежал по своим делам. Мелани лежала обнаженная в своей кровати, смяв своим телом простыню. Она сбросила одеяло и открыла взор новому дню. Глаза прищурились, стараясь сбросить остатки сна.
- Ребенок молчит! – заметила девушка. Она вскочила с кровати, но тут, же была шокирована. Бывший муж вошел в комнату, держа на руках ее дитя.
- А мы тут завтрак приготовили – прокомментировал сынишка. Папа, сделал вкусные блинчики для тебя.
- Хорошо – улыбнулась Мелани. Я скоро спущусь.
Отец с сыном покинули комнату, и девушка снова легла на подушку, пытаясь поверить в увиденное. За окном не было солнечного дня, хотя он уверял, что сделает ее новую жизнь по истине запоминающейся. Зато с первым он ее точно не обманул. Она приняла душ и присоединилась внизу к своей семье.
- Какие планы на сегодня? – спросил ее муж Джоэль Силкворм.
- А что? – спросила девушка, сверкая глазами.
- Мы с Миком хотели поиграть в бейсбол, а вечером бы я заехал на работу, и сходили в Джун верт.
- Там не так просто найти свободный столик. Если ты это сможешь, я поверю в твою всесильность.
- Хорошо. Ну что мой Грэгг Хансеко – сказал Джоэль, собирая рюкзак сына – едем на поле?
- Дааа.
Джоэль поднялся из-за стола и будто невзначай положил ключи на стол.
- Это то, о чем я думаю? – спросила Мелани, ставя чайник на плиту. Она повернула ручку газа и зажгла спичку.
- Да – ответил мужчина. Как мальчишка он сложил перед собой вместе руки и склонил на них голову. - Я, наконец, купил его. Отличный коттедж с замечательным газоном.
Мелани взглядом проводила двух, своих самых дорогих для нее мужчин и уставилась на свою сумку. Она подошла к ней, чтобы взять из нее телефон.
- Да?
- Это Джули. Как дела?
- Все просто замечательно – ответила девушка, заливаясь улыбкой. Как там наш контракт?
- Партнеры скоро будут на месте.
- Хорошо. Организуй кофе, угощения. Ну, в общем, мне тебя учить не надо.
- Все будет как надо.
- Спасибо. Я уже в пути.
Мелани допила кофе и вышла из дома. День обещал быть богатым на события. Она села в Джип Чероки черного цвета и направилась в офис компании. Богатый и просторный салон соответствовал ее постоянному имиджу. Как бы ни растопил ее сердце утренний визит пропавшего мужа, на работе она была настоящей стервой. В это утро она оделась во все черное: черные брюки, высокие каблуки и синдепоновое пальто, сменив позицию с “шавки” на коротком поводке на совершенно безразличную ко всему женщину-начальницу. Мелани одела наушник для переговоров и завела машину. Она достала, свои любимы сигареты Вог и отдалась вредной привычке. Девушка все еще не могла забыть того странного типа из такси. Она жила жизнью успешной женщины уже третий день. В первый день она получила всю власть в компании, в которой работал 3 года, а теперь явился ее муж. Женщина села в кресло директора компании, и сразу повернулась ко всем подчиненным своим вторым лицом. Более темным и жестоким. Так в чем же был подвох? Она выглядела настолько хрупкой в таком габаритном салоне автомобиля, чем вызывала вопрос со стороны мужчин: Что она пытается компенсировать?
Преодолев многочасовые пробки на острове Манхэттен, девушка переступила порог стеклянного небоскреба. Всюду ее окружали люди в деловых костюмах с бледными лицами. Царство алчности и лицемерия. Не важно. Главное что она здесь королева, и будет поступать с людьми, так как захочет.
- Мисс Силкворм – окликнула женщину секретарша. У вас в офисе сидит мужчина.
- Красивый? За сколько у него костюм?
- Ну – замешкалась девушка на ресепшене.
- Мисси, ты сидишь тут уже – сказала Мелани, щелкая пальцами желая узнать точную цифру от девушки.
- Год.
- Точно, год. И до сих пор не различаешь костюм за сто долларов или за пять тысяч. Ты уволена.
Опечаленное лицо девушки она уже не увидела так как, вошла в лифт. Выйдя на нужном этаже, Мелл сразу же приступила раздавать указания своим подчиненным.
- Джули, все готово для переговоров?
- Да. Партнеры уже ждут в зале заседания.
- Отлично. Шикарно выглядишь.
- Спасибо. Вчера была в такой депрессии, что скупила почти полмагазина в Уиллмарт. А как у тебя прошел вечер?
- От депрессии могу посоветовать только это. Женщина поставила на стол маленький пузырек с белым порошком. – Помогает очень! Закрой дверь.
Джули послушно закрыла дверь офиса. Мелани высыпала немного порошка на блюдце из-под печенья, и они на пару вдохнули кокаин. Обе смотрели друг на друга расслабленным взглядом. Мелани любила в душе очень свою ассистентку, осознавая, что только она понимает все ее чувства. Они вместе шли по карьерной лестнице, упрямо преодолевая все трудности возникающие на пути. Друг для друга они стали больше чем коллегами, ведь все свое время проводили на работе.
- Там тебя ждет мужчина – произнесла Джули, приводя себя в порядок.
Мелани взяла со стола салфетку и аккуратно вытерла нос своей подруге. Она так же взяла на себя смелость поправить ее прическу.
- Красивый? Может пора выдать тебя замуж?
- Если у меня появиться мужчина, то он попросту нарушит целостность моей территории. Мне придется переключить все свое внимание на него, а я не готова. Мы так долго шли к финишной черте, что преодолев ее мне, не хочется совсем останавливаться.
- Как я тебя понимаю, но все же. Мелани пригладила края пиджака и затем остановила взгляд на ней. – Может, нам стоит остановиться на этом?
Они смотрели друг, на друга понимая, что это полное безумие и в итоге рассмеялись как две истеричные подружки.
- Пошли!
В конференц зале было не протолкнуться. Многие, отведав угощение, спешили занять свои места и открыть ноутбуки для работы. Представители компании Дженерал Инк пересмотрев свой контракт, который подготовили новые сотрудники, нанятые Мелани, подписывали его на новых условиях. Выгода выходила чуть больше чем при прежнем президенте Джефри Брайане, но главной наградой было то, что она ставила подпись от имени лица компании. Ее буквально трясло от удовольствия. В зале ее встретили молчанием и полной готовностью к подписанию контракта. Мелани блестяще провела краткую презентацию о новых возможностях в области строительства и дальнейшие перспективы сотрудничества двух компаний. Поднялся один из представителей компании и жестом поблагодарил Мелани за краткую речь.
- Спасибо мисс Силкворм! От лица компании и своих коллег хотел бы поблагодарить за отличную речь. Наши бухгалтеры подсчитали всю прибыль от данной сделки, и цифры нас очень радуют. Заканчивая последнюю речь, мужчина жестикулировал, испытывая истинное наслаждение. – Вот только, юридическая сторона оставляет много вопросов.
Мелани сбросила маску тщеславия и всеобщий любви, готовясь, как хищник наброситься на этого человека.
- Мы бы хотели, показать еще раз бумаги нашему юристу.
Девушка в одну секунду преобразилась и снова вернула прежнее дружелюбие. Ей приходилось на ходу импровизировать.
- Мы же вроде 2 месяца их готовили? – спросила она. Юристы наших компаний работали вместе над этими бумагами.
- Вы не поняли Мелани – сдвинув чуть ниже очки, продолжил мужчина, сверля ее взглядом открывшихся глаз. Наши юристы кропотливо работали, но все-таки мне хотелось нанять стороннего человека для полной проверки. Две головы хорошо, а три еще лучше. У него к вам возникли вопросы.
Он положил бумаги на стол и стал смотреть через ее плечо в сторону коридора. Чья-то тень шла по нему, изредка закрывая собой свет. В кабинет вошел статный мужчина в строгом костюме и тут же направился к свободному стулу.
- Извините за опоздание! – сухо произнес он. Я ждал в кабинете мисс Силкворм целый час, но она так и не соизволила прийти.
У Мелани от удивления буквально дух перехватило. Это тот самый тип из такси. Девушка тактично подошла к этому мужчине и шепотом стала негодовать
- Я и не думала что вы еще юрист! Вы работаете на Дженирал Инк?
- Простите Мелани, что не упомянул об этом.
Девушка схватила его за рукав и притянула к себе
- На пару слов в мой кабинет.
Мужчина ловким движением вырвался из ее рук. Он поправил свой костюм и смерил ее все тем же сухим взглядом.
- Силы в вас совсем нет, одна лишь боль. Я был там, но ваша самоуверенность лишила вас шанса на эту подпись. – Мистер Цезарио – вслух произнес мужчина, повернувшись к Мелани спиной – я полагаю, что юридически эта сделка имеет под собой основание использовать компанию Дженерал Инк для отмывания денег.
- Смелое заявление! – сняв очки прокомментировал ситуация глава компании мистер Цезарио.
- Ее прежний президент Джефри Брайан имел субсчета в некоторых оффшорных банках. Компания часто фигурировала в списках недобросовестных исполнителей и еще удешевляла строительный материал. Подписав контракт, компания Дженирал Инк возьмет большую часть обязательств на себя, и понесет убытки, в то время как истинные дивиденды будут в обход основных счетов идти все в те же оффшоры. Проще говоря, сэр, мы будет подставлять спину под удар, и собирать все шишки от государственных проверок, следящих за качеством работ. Технический надзор я так понимаю, будет от вашей компании мистер Цезарио! И подпись будет стоять от лица вашей компании.
- Все верно! – произнес представитель компании Дженерал Инк. Мужчины друг другу улыбнулись. - Мисси Силкворм, что вы на это скажите?
Девушка не подала виду, что ее загнали в угол такими вопросами. Если они думают что ее можно так легко растоптать, то просто не на ту напали.
- Бизнес мистера Брайана строился по легкому пути, собирая выручку с удешевления материалов и подкупа чиновников, отвечающих за строительство. Потому он здесь больше не сидит. То что, предлагаю я, меняет политику компании в отношении такого подхода. Наши инвесторы с Востока, включая Китай и Арабские Эмираты, предъявляют самые высокие требования к качеству материалу. Она была на высоте и чувствовала это как никогда. – Более того, я рассматриваю в качестве будущей перспективы развитие своего производства, что позволит снизить затраты на закупки. Конечно, собственное производство дело не дешевое, но оно окупиться в ближайшем будущем. Не стоит недооценивать Китай и уж тем более впадать в сильную зависимость от него.
- Хм! Браво мисс Силкворм! – ответил мистер Цезарио. Таким ответом я доволен.
Мужчина из такси сел на свое место. Он похлопал в знак одобрения.
- Но все-таки, я бы пересмотрел контракт еще раз. Нам нужны гарантии, а не просто слова. Пока слова ничем не подкреплены грошь цена им!
- Хорошо! – ответила девушка и в этот раз уже сама повернулась к незнакомцу спиной. – Как тебе так? – мысленно парировала она.
- Да кстати, сегодня ваш сынишка играет в бейсбол! Мужчина достал бейсбольную перчатку и, натянув на руку, стал подкручивать мяч, все так же сидя в кресле. – Смотрел я за ним, неплохо играет!
Стоя к нему спиной девушка замерла от неожиданности.
- Может, стоит провести время дома? С семьей!
- А кто будет зарабатывать? Деньги сами в окно не летят. Я что умею то и делаю.
- Возложите эту ответственность на мужа. Мужчина добытчик, женщина хранительница очага. Разве не так было всегда?
- Только не в современном мире. Теперь женщина рассчитывать может только на себя, а мужчины измельчали.
- Может вы просто отняли у них эту возможность. Слишком большую поклажу взяли на себя.
- Какие бедные наши мужчины – рассмеялась Мелани, забирая документы со стола. Все у них отняли, и они со спокойной душой пошли отдыхать. А мужа своего я годами не видела, и даже если он вернулся, это еще ничего не значит. Я мать, и только мне отвечать за моего ребенка.
- Пора вам в этом мире просто жить с широко раскрытыми глазами и проявлять больше терпения. Иначе вас ждет массовое одиночество, сплошное разочарование и полный суицид. Мать, дело благое, но когда ты отдаешь всю себя только детям и не получаешь любовь и силу со стороны человека сильнее тебя, наступает апатия.



Уильям сидел в своем кресле и пил кофе. На часах было 9:28. Во что бы то ни стало, он поедет сегодня к Саре. Все дни он не получал вестей от Дэвида. Уилл открыл ноутбук и сделал несколько заметок. Первое что надо сделать, сменить настоящее имя Сары. Скрыть ее присутствие в клинике. Затем, он сделал заметку: ”Вопросы”.
  1. Кто такая Сара Неймор? Детство, школьные годы, друзья, близкое окружение.
  2. Кем работала и как складывались ее отношения с коллегами? Общительна или наоборот замкнутая.
  3. Куда обычно любила ходить? Какие заведения предпочитает и компании?
  4. Каковы ее отношения с мужчинами? Кто ее первый мужчина в жизни
  5. Тип мужчин
Уильям отстранился от компьютера и задумался, закрыв рот рукой. В каком порядке задать эти вопросы? Он наблюдал за тем, как Джесси готовила завтра и особенно выжимала апельсин в соковыжималке. Уилл вспомнил того бездомного, голову которого он выжил как этот желтый сочный фрукт. Он снова вернулся к компьютеру и стал набирать новые вопросы.
  1. Могла ли сама Сара спровоцировать убийцу?
Он повторно откинулся в кресле. Не загубит ли такой вопрос все общение с девушкой?
  1. Чем она жила последние дни?
Уилл обдумывал ряд следующих вопросов, которые были для него несколько необычны. Он потер нос, словно таким безобидным способом набирался смелости.
  1. Верит ли она в сновидения?
Уильям прервался и закрыл ноутбук. Больше ему нечего было добавить к выше изложенному. В том сне возле клиники, Джесси голосом покойной жены сказала, что Саре удалось выбраться из того места. Того старого дома на странной улице. Он поднялся с кресла и стал на ходу набрасывать свой галстук. Затем, вспомнив, что при первой встрече он вызвал странную агрессию у Сары, Уилл снял его.
- Джесси, мы сегодня идем с дядей Дэниэлем и Мэри Эн в Сони Уондер Технолоджи Лэб (Развлекательный центр на пятьдесят шестой улице – примечание автора).
- Хорошо – с грустным взглядом произнесла Джесси. Я пойду, оденусь.
Уильям перегородил рукой ей дорогу, оперев ее на стол.
- Джесс, слушай, ну хватит уже. Я облажался.
- Пап, когда ты действительно облажаешься, мы с тобой уже не будем стоять здесь и говорить. Тебя вообще на свете не будет. Понятно?
- Ты говоришь как дочь полицейского. И это самое грустное.
- Что я так говорю или, что я дочь полицейского? – спросила она, кладя голову на его вытянутую руку.
- Я еще пока не решил.
- Ты самый дорогой для меня человек, и я не хочу тебя потерять.
- Любимая, тебе не стоит каждый раз мне это напоминать. Я и так это знаю.
- Вспоминай, когда тебя потянет снова на приключения.
Уилл рассмеялся. Он крепко обнял ее и горячо поцеловал в лоб.
-Ей богу, я чувствую себя как в кабинете у своего начальства. Пошли! Нам пора собираться.
Они вышли на порог дома, и Уилл закрывая дверь, заметил свежую газету. На главной странице он увидел заметку о пропавшей девушке.
Торгово-развлекательный центр раскинулся на огромной площади не так далеко от Центрального Парка. Настоящее технологическое чудо для детей: бесплатный вход и множество научных аттракционов заставляют пропадать сутками маленьких гостей. Двое мужчин со своими детьми расположились в ближайшем кафе на территории здания. Из стекла и белого камня, оно сильно выделялась из списка других развлекательных мест в городе. Компания Сони решила подарить нечто большее детям, чем просто аттракционы. Пользуясь своим воображением, маленькие посетители могут не только познавать свой мир, но и в первую очередь создавать его.
- Девочки, заказывайте – сказал Дэни, выкладывая на стол меню. Смотри, только не лопните!
Он украдкой смотрел на Уильяма и понимал что тот не здесь. Телом да, но не душой. Его что-то беспокоило. И он знал что именно.
- А можно, мы, сразу пойдем в лабораторию конструкторов? – спросила Мэри Эн, ища поддержки в глазах другой девочки.
Они встретились взглядом и обе улыбнулись. Уильям решил не спрашивать о желании дочери, и в ответ просто кивнул. Вернее будет заметить, что он даже не посмотрел на нее. Из-за чего, Джесси еще больше почувствовал себя одинокой.
- Идите! Мы вас догоним – сказал Дэни.
Уилл бросил газету на стол, как только девочки скрыли за углом. Он сразу положил ее заголовком вверх.
- Новая жертва? – спросил Дэни, жестом подзывая официанта. Я уже слышал.
- Вот как – удивился Уильям.
- Что с машиной? Где твоя Шеви?
- У Сонни, в его мастерской.
- Господи! Ты шутишь.
Дэни пододвинул к себе меню и стал делать заказ. Он посматривал на газету, и Уильям это заметил. Бывший напарник взял ее и стал листать.
– Черт! Уильям. Он развернул газету на той странице, где была короткая заметка о вчерашнем угоне машины возле ресторана “Рай на небесах”. – Ты все-таки сделал это.
Дэни посмеялся, но быстро вернулся в свое привычное состояние.
Уилл отлично знал своего напарника, в особенности выражения лица, когда он скрывал что-то.
- Тебе ведь что-то известно?
- Ты о чем? – спросил Дэни, делая глоток кофе. Если ты про машину то, скорее всего он не вернет ее тебе назад, такой как была.
- Дэни, не переводи тему, пожалуйста. Я про девушку из газеты. Здесь написано, что ее ищут.
- Это не правда – отвел взгляд напарник. Ее уже нашли.
Он стал поедать гамбургер, оставив Уильяма наедине с вопросами. Тот в свою очередь наблюдал за напарником, как он ест, и не мог скрыть своего презрения к этой свинской трапезе. Дэни, заметив это, отбросил наполовину искусанный гамбургер и стал вытирать салфеткой рот.
– Хватит Уилл!
- Что хватит?
- Хватит смотреть на меня так. Сверлить таким взглядом.
- Как ты можешь, есть, когда идет речь о жертве?
- А ты как можешь в свой выходной думать о работе?
Он сделал жест, словно снимает с напарника очки и продолжил:
-Сними свои очки, за которыми боль и страдание, и поживи спокойно. Дай отдохнуть своим глазам. Дэни хотел было вернуться снова к трапезе, но чувствуя томление напарника, решил отложить это дело. – Хорошо! Проблема была не в том, чтобы найти ее. Сложность состояла, чтобы снять тело со стены офисного здания. Он повесил ее головой вниз, распяв по сторонам света.
- А как это можно было скрыть от журналистов?
- Ее нашел уборщик в свою ночную смену. Я знал, что после этих слов, ты закидаешь меня доброй сотней вопросов. Поэтому принес тебе фотографии и информацию о жертве.
- Мелани Силкворм. В разводе, имеется сын Мик. Работала в компании Глобал Билдингс.
- Прочитай, кто директор этой компании.
Уильям снова перевел взгляд в папку и обомлел.
- Джефри Брайан. Это не его дочь была предыдущей жертвой?
- Она самая. Взгляни на фотографии с места преступления. Дэни протянул товарищу еще одну папку.
- Я уже понял, что он сменил место.
- Внимательно, смотри.
Дэни сверху заглянул в папку и указал пальцем нижнюю строку под фотографией.
- Он убил ее на рабочем месте. Вы думаете?
- Да.
- Слишком легко. Такой богатый и не лишенный ума в бизнесе стратег, вдруг взял и убил подчиненную? Какой мотив?
- Там в папке, есть интересный диалог, состоявшийся в ночь убийства между жертвой и оператором в полицейском участке. Почитай, а я пока поем спокойно. Я не могу нормально питаться, когда на меня смотрят.
Текст был коротким, поэтому Уилл снова стал отвлекать напарника.
- Он пытался изнасиловать ее? Но наш подозреваемый во все не насильник.
- Да, я слышал в участке про твою теорию. Зачем ей клеветать на своего начальника?
- Дэни, ты умный парень. Разузнай больше об их отношениях на работе, опроси коллег. Уверен, что среди всего этого всплывет маленький конфликт, который потянул за собой все.
- Спасибо, что ты все еще остаешься моим наставником – рассмеялся Мерчен, закончив с завтраком. Иначе, я бы пропал без тебя.
Уильям продолжал внимательно рассматривать фотографии.
- Протащил ее мимо охраны, неизвестно, сколько часов подвешивал ее снаружи здания. Что это? Сначала наш убийца, прятался на окраине, а теперь вышел в свет? Это послание?
- Слишком много вопросов – заметил Дэни, окончательно вытерев рот салфеткой.
- Почему Ричардс не вызвал меня? И какого черта он поставил тебя заниматься этим делом? Ты ведь отстранен от всех криминалистических дел.
- Думаю, с тебя достаточно – закончил он, забирая из рук напарника все папки. Пойдем, найдем наших девчонок, и весело проведем выходной.
Они встали из-за стола и направились к эскалатору. Поднимаясь наверх, Дэни внимательно рассматривал стальные колонны, возвышавшиеся внутри здания. Переплетение стальных прутьев вызывало так же много вопросов, как факты в этом деле. Фасад из стекла давал ему надежду, что рано или поздно все сокрытое станет известным.
- Дэни, я хотел сегодня сгонять кое-куда.
- Куда? Джесси, здесь оставишь?
- Ну – забормотал под нос Уилл.
- Знаю. Ты хочешь, чтобы я позвонил тебе на телефон. Чтобы у тебя появилась причина откланяться.
Уильям был несказанно удивлен, как быстро тот дал свое согласие. Они поднялись на самый верх, где застали своих детей в комнате полной научной техники. Всевозможные самодельные роботы, столы заваленные деталями и новыми разработками. Полная свобода в действиях. Уильям заметил в окружении детей двух аниматоров.
- Пап – заметив его, позвала Джесси. Мэрии Эн, собрала робота жука.
- А ты что сделала?
- А я, его раздавила – грустно ответила девочка. Я полная ей противоположность. Она собирает, я все ломаю.
Он набросил на лицо слабую улыбку, и она заметила фальшь.
- А где дядя Дэни?
Уильям ожидал звонка от напарника, и ему было искренне жаль за такой обман. Дэни внезапно возник за его плечами и произнес:
-Джесс, твоего отца вызывают по срочному делу, и в этот раз он не забыл про тебя, решив взять с собой.
Он смерил товарища дружелюбным взглядом, стараясь отбросить весь негатив, что тот сыпал на него.
- А мы успеем еще в одну комнату?
- Конечно! – сказал за Уильяма его друг. Беги.
Они вошли в другое помещение, представлявшей собой медицинский центр. Здесь ставились опыты над живым организмом, на компьютере можно было получить исчерпывающую информацию о строении тела и живых тканях. На скелетах аниматоры показывали названия костей и сухожилье. В центре комнаты стоял операционный стол, на котором проводились исследования. Джесси подошла к нему и, взяв скальпель, стала делать надрез. Латексная кожа стала плавно расходиться под острым инструментом, притягивая все детское внимание к столу. Уильям заметил про себя, как спокойно действовала его дочь, смотря экспонату прямо в глаза, и делая надрез. Изучала ее строение, поглаживая искусственную кожу.
-Глаза!
Он отвернулся от действа, протиснувшись через толпу детей.
- Дэни, дай снова папку. И как я сразу не заметил одну особенность. Уилл пролистал ее до места, где была фотография Мелани, и развернул ее лицом к напарнику. – Зеленые! Как у всех других жертв.
- И что? Будем объявлять по радио для всех зеленоглазых красавиц предупреждение? Найдем для них безопасное убежище?
- Это мелочь – согласился Уилл. Но не стоит отбрасывать ее.
- Поедешь сразу в клинику?
- Нет. Надо заехать за машиной сперва. Если я сегодня не заберу, Сонни ее по винтику разберет, и будет использовать в своих грязных делах.
- Дэвис твоя машина и так уже где только не засветилась: угоны, погони, перевоз наркотиков, ограбления.
- Зато редкая машина оторвется от погони и к тому же ребенок уже спрашивает про нее.



Уильям вел Эклипс в сторону клиники. Как и пообещал за него напарник, Джесс ехала рядом с ним. Забрать свое хоть и липовое слово, он не решился. Уильям припарковал машину на том же самом месте, перед главным входом. Солнце сегодня светило особенно ярко, была чудная погода, когда они вдвоем вошли в здание.
- Детектив! – произнес дежурный.
- Сегодня запишусь как гражданское лицо. Сдав свое оружие и жетон, он расписался в ведомости, и направился по коридору.
- Здесь светло и как-то искусственно – сказала тихим голосом Джесси.
Из-за угла показался Дэвид. Мужчины пожали друг другу руки.
- Как Сара? – спросил Уильям, забирая у санитара папку с последними анализами.
- Как я вам и обещал, сделал все возможно.
- Судя по анализам, ее организм полностью очистился от таблеток. Отлично! Уилл ударил папкой по ладони.
Дэвид перевел взгляд на девочку.
- Что за юный посетитель? – спросил он.
- Моя дочь Джесси! Вы непротив?
- Конечно, нет. Просто, не самое лучшее место для ребенка.
- Эй, я дочь полицейского и мои лучшие места для посещения, это те, в которых есть тайны.
Дэвид сочувствующе улыбнулся, и они втроем направились в палату к Саре Неймор. Дверь отворилась, и с порога Уилл сделал радостное заключение – Сара в добром здравии и расположении духа. Она сидела спиной к нему, сложив ноги на кровати, как маленькая девочка. Окна были открыты настежь, наполняя комнату свежим воздухом и светом. Уилл заметил на столе новые рисунки.
- Это новые! – сказала Сара, не поднимая головы на мужчин и девочку.
- Я заметил – показал свою внимательность детектив. Что ты там делаешь?
- Плету одну феничку.
- Привет! – сказал Уильям, оперев все свое тело на стол. Ну как ты? Выглядишь супер!
- Благодаря вам. И пока вы не начали выставлять напоказ свою скромность, я скажу, что знаю, как попросили Дэвида об этой услуге.
Девушка подняла взгляд полный оптимизма и жизни на посетителей и была несказанно удивлена, увидев среди мужчин маленькую девочку.
- Оу, привет – произнесла Сара. Как ты здесь очутилась?
- Привет! Вот увязалась за этим нудным дядькой.
- Будь аккуратней – сказал Уильям, смотря на свою дочь и попутно обращаясь к Саре – она тебя еще замучает вопросами.
- Вся в тебя детектив? – спросила Сара.
- Давай, я тебе помогу – предложила девочка. – Я знаю, как ее плести.
- Они так гармонично смотрятся – подметил про себя Уилл. Это явь или сон? Они снова вдвоем и он, единственный мужчина в семье рядом с ними. Семья – самое важное в жизни любого мужчины, а живые и здоровые дети, если они есть, греют сердце сильнее самого лучшего виски. Это единение погрузило его в глубокие мысли давно минувших дней.


Часть вторая.

Глава девята
Дженни.

Есть место в сердце для нее.
Спускается незваный гость.
Природа, теперь берет свое.
Да так, что слабый человек опирается на трость.

И ты не свой, и люди думают, что ты больной.
Кривой, хромой, охваченный тоской.
Но только не влюблен.
А я люблю, и сердце бешено горит.
Вперед! Пускайся в плавание – оно мне так велит.

Дженни Колман – самое необычное происшествие, что со мной случалось. Ночная погоня по Нью-Йорку застала нас обоих врасплох, и подарила нам необыкновенное чувство – Любовь! Наверно, любовь не всегда стучится мирно в дверь. Порой она врывается и все переворачивает вверх дном. А влюбленному Ромео остается только плыть по течению, отдаваясь на милость порогам и водоворотам. И так случается, что связывая порой совсем разных людей, даря им гармонию в отношениях все равно, невольно задаешься вопросом: Как они могут быть вместе? Что есть такого в этих людях, чего нет в другой полной дорогих вещей семье? Почему у одних людей огонек в душе горит, и проноситься сквозь сильные ветра и непогоду, которая возникает в отношениях, а у других ссора на ссоре. Одни люди думают, как бы выиграть время у жизни и провести каждую минуту вместе, а другие просто убивают его.
22:58
Нью-Йорк – самый большой город в США и второй в мире. На то чтобы полностью перекрыть все его улицы и обезопасить людей не хватило бы и всего департамента полиции. Если в одной части города проводилась операция с целью задержания преступника, то в другой его части могла идти обычная рутина. Многие спешили домой, и даже не подозревали о приближающейся опасности. Субару на короткое время вырвался из объятий полиции. Он плавно летел по ночным улицам, то и дело, скрываясь под эстакадами в тех местах, куда не доставал свет от прожектора вертолета. Водитель вышел на окружное шоссе, сменил агрессивный стиль вождения, и затерялся в общей массе автомобилей. Позади него детектив летел вперед, не соблюдая правила дорожного движения. Им двигал сильный гнев. На нескольких перекрестках он чуть не стал причиной сильной аварии.
-Ему все-таки следовало ее высадить, даже пусть насильно втолкнуть из машины. Он скрылся – заметил Уилл, досадно постукивая пальцами по рулю.
Полицейские сигналы совсем стихли, и вертолет покинул эту часть города. Улицы были забиты городским транспортом. Уильям откинулся в кресле водителя, и устало смотрел вперед.
– Как мы и думали Дженни, он просто и легко испарился. Вышел победителем, оставив нас в дураках.
- Зато он оттянул мою поездку домой – сказала девушка, встретившись взглядом с Уильямом.
Уильям почувствовал как легкий ветерок имя которому чувство влюбленности колыхнул его душу. Он пытался сдержать себя, но у него слабо это получалось.
– Я боюсь – признался сам себе мужчина, продолжая создавать иллюзию усталости за рулем. Боюсь отдаться этому чувству, которое как хозяин завладевает мужчиной и подставляет сердце под удар. Ему нечего ей дать, кроме той боли, что он носит с собой как багаж. Если он переступит черту, то у них не будет простой жизни, а будет только томительное ожидание с работы каждый день. Полицейский – это не романтический образ из книг, это скорее упадок души человека, который идет напролом, переступая все простые мирские чувства. Его жизнь – это черная комната, в которой есть только: кровать для сна, стол для еды, шкаф для вещей и книг, в которых он черпает свои знания. Ничего лишнего. Впустить туда другого человека, значит позволить изменить течение времени и установить новые правила.
Уильям продолжал вести машину, откинувшись на сидение. Он думал.
- Он еще здесь – сказал Дэвис, выскочив на встречную полосу. Удачно миновав встречный поток машин, он смял сетчатую ограду и скрылся во дворах.
Мидтаун шоссе
Уилл свернул на неприметное шоссе, которое выводило его прямиком на выезд с острова Манхэтэн. Яркие фонари его Шевроле рассекали ночную гладь асфальта. Мужчина приоткрыл немного окно, чтобы почувствовать дуновение свежего ветерка. Кажется, чувства совершенно не спрашивают его мнения и уже стоят возле двери. Странные мы люди! Когда нам не хватает любви, этот недостаток перекрывает нам кислород и жизнь, словно остановившийся механизм, нарушает нормальную циркуляцию времени, а когда встречаем человека, способного починить неисправность, то всеми силами сопротивляемся. Уильям влился в общий поток машин, не спеша, перестраиваясь из ряда в ряд.
-Если он здесь то, как и все смертные стоит в пробке.
Внезапно снег стал сыпать все сильнее и сильнее, застилая лобовое стекло громадными хлопьями.
-Странно! – подумал про себя Уилл, снова отстукивая пальцами – никогда таких больших не видел. Соседние машины все больше исчезали в пурге. Словно сама природа укрывает его от лишних глаз, и помогает ему уйти. Уильям соображал, что ему делать дальше.
- Это не твоя вина – успокаивающим голосом произнесла Дженни. Ты же не разыграл все это ради свидания со мной, а твой соучастник вдруг перестарался с пиротехникой. Сколько таких людей в большом городе как этот.
- Меня больше раздражает, что меня втянули в это.
- Ты на меня тоже злишься? Я ведь не меньше виновата.
- Нет. Уильям вдруг сделал смущенный вид. - Вовсе нет. Твое присутствие успокаивает меня.
- Мне очень приятно это слышать.
Она положила свою руку поверх его и Уильям слегка дернулся. От девушки не ускользнул этот момент, и она сжала его руку еще сильнее.
- Что это? – думал про себя мужчина. Она начала вторжение в его жизнь.
Уилл вскочил с места и, открыв дверь, высунулся наружу. Сильный ветер трепал его волосы. Он изучал обстановку вокруг, внимательно всматриваясь в каждую машину. Времени было мало, так как поток все время был в движении.
- Дженни, я сейчас.
Уильям закрыл дверь и пустился на поиски. Прямо за спиной он услышал бранную речь в свой адрес. Водители вокруг кричали ему, чтобы он немедленно вернулся в свою машину. Ветер крепчал. Галстук как петля на шее затягивался все крепче, пальто развивалось за спиной, цепляясь за зеркала рядом стоящих машин. Он обегал ряд за рядом, пытаясь выследить машину хотя бы по цвету.
- Эй, ты, мудило – высунулся в окно водитель. Протри мне стекло, раз ошиваешься здесь.
Уильям проигнорировал агрессивного водителя. Он собрался было идти дальше, но чья-то рука схватила за конец плаща и стала им протирать стекло. Уильям резким движением развернулся и выпустил пулю в переднее стекло. Оно разлетелось в прах. Уилл настолько был зол, что даже не подумал о других пассажирах в машине.
- Теперь оно чистое. Лезь обратно в свою машину.
Он показал значок и водитель испарился. Детектив осматривал каждую машину. В одном окне вдруг вынырнула голова злобного пса породы Доберман. Животное состроило злобную гримасу. Уильям отпрянул от одного окна и тут же угодил в другое, где нервная дамочка в почтенном возрасте выпустила газ из перцового баллончика.
- Черт! Что с этими всеми людьми? Оскотинились все сразу?
Он поднял голову к небесам, в которых искал ответы и внезапно задние огни от машины ослепили его. Целый ряд двигался назад в его направлении. Резким ударом его свалило с ног, и пистолет закатился под одну из машин.
- Что за черт – раздались многочисленные голоса из машин. Что происходит? Кто испоганил мою машину?
Уильям тянулся к пистолету. Он ужасно промерз, и пальто все промокло насквозь. Теперь его можно было с легкостью принять за бездомного. Машины снова пришли в действие. Он ухватился за оружие и мгновенно лег под днищем между колес. Уилл услышал ряд глухих выстрелов. Он смотрел из-под машины, как десятки ног заполонили дорогу. Когда он вылез обратно на дорогу, большинство автомобилей было уже покинуто людьми. Распахнутые настежь двери на фоне разбушевавшейся вьюги смотрелись зловеще. Уилл скинул пальто, оставшись в одной белой рубашке. С каждым часом на улице становилось холодней. Он бежал вдоль автомобилей, укрываясь за ними, держа наготове пистолет. Все шоссе было парализовано, повсюду слышались вопящие машины.
- Капитан? – произнес пилот вертолета. Только что поступила информация.
- Слушаю.
- На Мидтаун шоссе слышны выстрелы. Я думаю, это наш парень.
- На машинах туда нам не добраться. Весь город сейчас стоит намертво. Забери нас на втором Авеню.

Уильям снова и снова осматривал брошенный транспорт, но так и не нашел следы водителя. Он положил оружие на землю и попытался согреть замерзшие руки.
– Боже, как холодно! – произнес он. Сев на тротуар он стал растирать руками плечи, стараясь согреться. Надо вернуться в машину – подумал он.
Уильям случайно бросил взгляд на соседнюю машину и не поверил своим глазам. Справа от него стоял Субару. Он поднялся на ноги и решил осмотреть его. В салоне был полный хаос: Были выбиты или простреляны почти все стекла, под сидениями валялись гильзы. Уильям переместился на заднее сидение и тут он увидел следы пыток. Он подался вперед на сидении и увидел многочисленные следы крови. В салоне стоял сильный запах плоти, и шел он во все не от сидения, а откуда-то извне. Уилл понял, куда ведет след. Он активировал кнопку рядом с водительским сидением, и багажник открылся. Внутри лежало еще одно тело изуродованной девушки.
- Черт! Теперь на мне две жертвы!
В багажнике, лицом вниз лежал труп молодой девушки. Уильям почувствовал сильную тяжесть в ногах, она камнем рухнула прямо с его плеч. Он уставился как вкопанный и стоял так минут пять. Ему хотелось за столько короткое время вобрать всю боль которую она испытала в себя, и отпустить ее с чистой душой в последний путь. Взять на себя роль священника или близкого человека? Нет. Это слишком большая ответственность, да и к тому же, он даже не крещен. Он готов побыть человеком, который просто постоит рядом эти пять минут и пойдет дальше искать того, кто сделал это.
В крышку багажника попали несколько пуль, и это заставило детектива искать укрытие за соседней машиной. Уильям продолжал смотреть на багажник и, присмотревшись, заметил мигающий красный огонек. Догадавшись, что сейчас произойдет, он пустился что было мочи. Сильный взрыв застал его на полпути, и ему пришлось спрыгнуть на одну из технических лестниц, тянувшихся вдоль всей эстакады. Взрывом машину пронесло прямо над его головой. Приземлившись на парковке внизу, поднялся шум от сигнализаций. Уильям решил не рисковать и пройти под эстакадой на другую сторону. Он задумал обмануть своего оппонента. Но стоило ему появиться на другой стороне, как пули снова засвистели в его сторону. Неизвестный отступал все дальше на мост. Уильям следовал за ним, держа его на виду.

Он отошел от стены и, достав блокнот сел на кровать рядом с Сарой.
- Сара расскажи где ты работала до того как попала сюда?
- Компания Дженерал Инк. Старший аналитик.
- Сколько ты там проработала?
- Где-то не полных три года.
- Какие отношения у тебя сложились с коллегами? Часто вы проводили вместе время вне работы?
- Как и все по вечерам ходили в пабы и бары, ничего интересного как я уже говорила при первой встрече.
- На работе у тебя были конфликты с кем-нибудь или ситуация повлиявшая на весь дальнейший ход событий? Сара я хочу найти тот самый момент, перелом, за которым последовало все остальное. Я хочу немного побыть в твоем теле и глянуть на мир, в котором ты жила. Не верю, что все было так однообразно, как ты говоришь. Именно там где ничего не происходит, и затаился дьявол, с мешком подарков.
- Возможностей – пробубнила себе под нос девушка. Он не дает подарки, а предлагает игру, в которой сам принимает участие, а сюжет состоит из событий, которые сидят где-то глубоко в душе.
- Значит, он тебя долго изучал. Сделать это в первый день знакомства сложно. Он изучал тебя изнутри сидя в твоей компании, может даже напротив твоего стола. День за днем кропотливо собираю информацию о тебе, становился тебе другом, коллегой. Вспомни, пожалуйста, кто к тебе особенно проявлял внимание, допустим, оплатил обед, подержал лифт, помог донести сумки. Любая информация поможет.
- Ко мне часто проявляли внимание мужчины, кого-то особенного выделить не могу.
- При первой встрече ты сказала, что была не обуздана в своих желаниях. Так ли это было? И что для тебя быть не обузданной?
- Я уже ответила на ваш вопрос. Я не могу выделить для себя особенного мужчину. Просто трахаюсь и спокойно возвращаюсь в свою жизнь. Когда я выпиваю, то мне сложно удержать себя в рамках. И кто простите, их придумал?
Уильям почувствовал легкое возбуждение от ее слов, словно мораль была исчерпана и она разрешила себя крепко отрахать. Ему срочно надо было переключиться. Или не стоило? Рассуждая, как тот мужчина, он может понять мотив. Вот тебе и ответ на предпоследний вопрос: Могла ли сама Сара спровоцировать убийцу? Допустим, он стоял в очередном баре и смотрел, как девушка употребляет один коктейль за другим, предвкушая вступить с ней в интимную близость. Но он не так прост. Секс для него не самоцель, он ищет что-то другое. Уилл вдруг понял, что это похоже на то, как к нему подошла Дженни на вечеринке. Если не легкой наживой так чем притянула к себе Сара Неймор. Зелеными глазами? Внешность? Раскованностью? Мотив ускользал от него, как тень в слабоосвещенной комнате. Нужно мыслить шире, чем пространство самой комнаты и вытянуть наружу ближе к свету все, что сокрыто во тьме.
-Cара, а в том баре, где вы были в тот вечер никто из посетителей особенно сильно не смотрел на вас?
- Как это понимать? Мужчины, когда выпивают, то всю тебя раздевают глазами. Только..
- Что?
- Там был один мой коллега. Ну не совсем коллега, сторонний сотрудник, которого нанимали в очень редких случаях. К примеру, подписание очень важного контракта.
- А кем он там работал.
- Юрист.
- Имя его вы запомнили?
- Нет, к сожалению. Он появился в штате компании незадолго до сделки с Глобал Билдингс.
Уилл был обескуражен таким ответом. Он не получил имя от нее, но теперь понял что связывает эти две компании не только бизнес но и общий человек. Уильям еще раз покрутил в руках мешочек и вдруг осознал, что разгадка всегда была на шее его жены, но он был слишком занят делами, чтобы обращать на него свое внимание.
- Используя свой внезапно рожденный талант, ты бы могла его нарисовать? Портрет этого человека.
- Я же вам сказала, что не умею рисовать.
- Но рисунки, тем не менее, ваши. И насколько мне позволяет зрение, я нахожу их достаточно красивыми.
- Я рисовала их ночью, в бреду. Обещаю, при следующем сеансе контакта я набросаю портрет мужчины, которого вы ищете – сарказмом в голосе сказала девушка.
А разве вы не хотите его найти вместе со мной?
- Нет. Я не поменяла своего решения остаться здесь. Она отложила в сторону плетение и уставилась в окно. – У меня было время подумать о своей жизни и места в ней. Я хочу выйти, было бы глупо это отрицать, но не сейчас.
- Как скажешь.
- Но это не успокоит ваше рвение, не так ли? Почему? Что-то личное?
Уилл решил не отвечать на этот вопрос. Уходя он забрал со стола несколько новых рисунков.
- Возьму для изучения.
- Почему твой папа грустит? – спросили Сара у девочки.
Джесси посмотрела на нее. Опустив взгляд, она слезла с кровати. Уже возле двери развернулась снова к девушке.
- Ты очень похожа на нее вот он и грустит.

Девять утра
Уильям крутился на кухне, готовя завтрак. Сегодня он не пойдет на работу, как и Джесси в школу. Он взял отпуск и решил, что больше не будет откладывать поездку в Оклахому.
- Так кем же была моя жена в действительности? - спросил сам себя Уильям, открывая внутренний диалог. После описанных выше событий мне пришлось заново пройти путь от нашего знакомства до последнего ее вздоха, чтобы раз и навсегда узнать причину гибели. Записывая вопросы для Сары Неймор я, так или иначе, стал задавать их себе. После возникающих в семейной жизни ссор, куда она шла? Кто мог ее видеть накануне гибели в последний раз? Уилл задумался глубоко над еще одним вопросом, который стал его мучить. Могла ли она встречаться с другим мужчиной за его спиной? Он достал из кармана ее амулет и стал внимательно рассматривать. Как то это все взаимосвязано! Их знакомство, этот амулет, голос Сары, произносящей индейские наречия на диктофоне и возвращение неизвестным в руки Уилла коженного мешочка. За эти дни ему придется заново узнать свою бывшую жену с другой стороны, ее родных и близких. Смерть ее отца интересовала Уильяма больше всего. Он спросил Дженни о его смерти в ночь погони и все эти два года ждал, пока она хоть раз о нем заговорит, но этого так и не произошло.
- Джесси, ты собрала сумку? – крикнул мужчина, регулируя пламя на конфорочной плите.
На сковородке красовался омлет. Он налил себе полную чашку черного кофе и принялся листать газету в поисках утренних новостей.
“Логово автоугонщиков на окраине Нью-Йорка было наконец закрыто. Долгое время жертвами злоумышленников становились респектабельные люди. Департамент полиции внедрил своих агентов, имена которых по понятной причине не раскрываются”.
Уильям свернул газету и кинул обратно на стол. Раскинув локти на столе, он уткнулся головой в ладони.
- Все, за чтобы он не брался, повергается в хаус. Дэвис был совершенно не рад тому факту что он, наконец, закрыл подпольную мастерскую. На деле он хотел совершенно другого результата. Но что сделано, то сделано, и осведомителей в лице подельников Гонсалеза ему уже не получить. Самого лидера сожгли живьем, сразу после того как он привез ему угнанную машину. Случайность или совпадение? Уилл сразу отбросил в сторону догадки полиции о конкурентах из соседних районов. Гонсалез и его банда была одной из самых крупных в Нью-Йорке за последние пять лет. Уильям включил ноутбук и увидел, что в почте есть одно новое сообщение с пометкой “Список”.
Содержимое письма:
Уилли, это Дэни.
“Я тут ребят из камер хранения вещественных доказательств тряхнул и смотри что они мне дали. Это из гаража Гонсалеза. Фотография списка угнанных машин за последние два года. Я там ручкой обвел одну очень интересную машину, которую ты точно помнишь, зная, как любишь собирать вырезки из газет. Подбери челюсть мой друг, Нисан Субару тоже есть в этом списке, а это значит, что Гонсало знал нашего приятеля в лицо. Если интересно узнать мою догадку то. Впрочем, ты парень умный и сам уже догадался”.
Уильям закрыл почту и понял, о чем намекал ему Дэни. Гонсалеза убрал тот, кто ему нужен. И единственное имя, которое крутилось у него на языке, был Джэймс Самерсфельт. Он угнал у него машину и естественно как хозяину ему это не понравилось. В машине был скорее всего маячок, и именно он привел его громил в гараж к мексиканцу. Вот только не вязалось это все вместе как-то. Такой профессионал своего дела Гонсалез и не знал, что Самерсфельд надежно охраняет свои машины. Как не вязалось убийство своей подчиненной главой крупной строительной компании Джефри Брайаном. Если это сделали не они, то есть некто, кто выставляет крупных игроков этого города не в лучшем свете. Если раньше Дэвис рисовал своего подозреваемого как богатого человека, то теперь он виделся ему тем, кто просто находиться в этом окружении. Надо проверить два имени: Джаред, водитель Мелисы и юрист, о котором помянула Сара. Получалось, что его путь лежал в отделение для временного содержания заключенных, где сидит Джефри Брайан. Но это будет не сейчас. К этому делу он вернется сразу же по возвращению из неотложного отпуска.
- Джесси, завтрак готов.
Девочка набросила свои худенькие ручки ему на шею и повисла в таком положении.
- Чего ты кричишь? Она обняла нежно своего мужчину и поцеловала. Ее маленькие и сладкие губки, словно ток завели сердце с полборота. - Я уже здесь давно. Увидела, как ты занят и решила тебя не отвлекать. Я же знаю, как много ты думаешь.
- Знаешь Джесс, хоть по бумагам ты и не родная мне дочь, но в тебе от нее много. Ты такая внимательная к мелочам, твое великое терпение не имеет границ и в тебе много любви, которая согревает меня в эту холодную пору. Ты готова к поездке?
- Мы едем туда, откуда все началось?
- Верно. Пробегом по Америке.
Они подошли к машине, и Уильям стал укладывать багаж на заднее сидение.
- Поедешь на переднем сидении?
- Да, если позволишь.
- Конечно.
Дороги в окрестностях города пустовали, лишь только яркое солнце указывало путь в далекие края и вселяло надежду на удачный исход поездки. Шевроле преодолел многочисленные развязки, и с полной силой вырвался на просторы Америки. Уильям, пользуясь своим значком, и положением не стеснял себя в скорости.
- Пап, куда мы так летим? Уже два часа ты не сбавляешь скорость, словно бежишь от кого-то.
Он посмотрел в эти близкие глаза, которым он мог всецело доверять, и тогда его нога стала отпускать ногу с педали газа.
- Вот так лучше – продолжала девочка, поправляя челку от встречного ветра.
- Джесси закрой окно, а то тебя продует.
Его действительно пугало, в особенности то, как он с ребенком живет в таком ритме. Впервые за много дней он почувствовал свободу и хотел гнать и гнать, желая больше никогда не видеть этот город в окне своей машины.
- Может, не будем возвращаться домой?
- А как же моя школа и мисс Холуэй?
Мужчина сердито смотрел перед собой. Его крепкие пальцы сжимали руль.
- Она и подобные ей как церберы в этом городе. Выискивают, как бы отнять самое дорогое мне.
- Мир не ополчился на тебя пап. Никто не хочет у тебя ничего отнимать, просто надо меньше тратить время на самобичевание. Мир так широк и мы есть друг у друга. – Я хочу в туалет. Ты не мог бы остановить на ближайшей заправке?
- Конечно.
Машина не меняя скорости, съехала в дорожный карман и уже через две минуты остановилась на бензоправке. Уильям, воспользовавшись ее отсутствием, протянул кассиру две маленькие бутылочки виски. Он все еще не мог себе позволить отказать в этом удовольствии.
- Главное не пить за рулем, не пить за рулем – читал про себя заклинания Уилл.
Он достал бумажник и, открыв поло плаща, обнажил кобуру. Реакцию кассира он успел заметить. Уилл без слов открыл другую часть плаща и показал значок.
Скованная льдом и укрытая снегом Америка мирно дремала в ожидании весны. Уилл смотрел украдкой на дочь. Убедившись что она крепко спит он достал бутылку из пакета, и не выпуская руль стал жадно поглащать. Уильям поглядывал на девочку, и каждый раз дергался, стоило ей шелохнуться.
-Больше он не будет осуждать самого себя, и говорить в свою пользу, эти отговорки только мешают ему. Может ему действительно надо принять себя таким, какой есть, и начать подъем с этого места.
Он тряхнул головой, сбрасывая напряжение, и почесал затылок, включая невидимую кнопку стирая воспоминания о прошлом. Мужчина даже не заметил, как снова утопил до конца педаль газа, но в этот раз Джесси крепко спала. Он гнал, испытывая



ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...













Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 61
© 22.11.2016 Марк-Энтони

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




1












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.