Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Лапка. Повесть из сборника "Собаки и волки" Часть - 2

[Владимир Кабаков]   Версия для печати    



… Прошло ещё несколько месяцев. Зима перевалила за половину. Прошёл и долгожданный Новый Год. Дни становились длиннее, ярче и солнечнее...
Лапка ещё подросла и стала взрослой, справной и складной собачкой.
Всю зиму снегу было немного, и Андрей изредка выходил прогуляться в окрестные леса, пешком.
Дома, Люба, от тяжёлой и однообразной рутины жизни, стала скандалить и ссориться с Андреем и чтобы избежать неприятных обвинений и жалоб жены на трудную жизнь, он, часто с утра уходил из дома и возвращался уже в темноте…
Как – то, в начале февраля, в субботу, после завтрака Андрей прихватил Лапку и отправился, через пригород, в соседний с городом лес...
Был солнечный морозный день. Снег искрился и блестел кристалликами под
ярким солнцем, а голубое, холодное небо казалось бездонным.
Часа через два ходьбы по утрамбованной лыжне пересекающей местами лесовозные дороги, расчищенные трактором, Андрей увидел, совсем случайно, отпечатавшийся на утрамбованной лыжне, след копытца крупной косули, прошедшей здесь прошлой ночью...
Минут двадцать, ведя на поводке Лапку, он распутывал следочки…
Дойдя так до свежей лёжки, где косуля кормилась в молодом осиннике, Андрей насторожился, да и лапка заинтересовалась, навострила ушки и стала принюхиваться.
Выяснилось, что косуля ушла в островок молодых сосёнок, видимо на днёвку. Тихонько подойдя к сосняку, Андрей спустил Лапку с поводка и собака, большими прыжками ушла внутрь зарослей.
Погоня началась и тактика была знакома – гнать косулю, не переставая, пока собака не схватит зверя или Андрей, сам не потеряет след…
Под безоблачным небом, в лучах яркого молодого, предвесеннего солнышка, разыгрывалась очередная природная лесная драма, - драма охоты человека с собакой за зверем. Охота очередная, но не первая и не последняя…
Мир так устроен, охотник догоняет, а жертва пытается скрыться, обмануть, убежать от преследователя…
Человек с собакой был хищником, а крупный самец косули был жертвой. Инстинкт и страсть, гнали первых двух вперёд и тот же инстинкт, заставлял косулю насторожённо вслушиваться, и быстро убегая, избавляться от опасности…
Целый день, Андрей и Лапка шли по следу косули, не давали ей ни кормиться, ни отдыхать.
Но и преследователи тоже устали. Лапка всё реже убегала вперёд, а Андрей, широко шагал и шагал сильными, выносливыми ногами по снегу, во след собаки…
Он изредка, слышал на проходившей невдалеке лыжне, где то за деревьями, скрип лыжных палок по снегу и даже человеческие голоса. А однажды, заметил фигурки лыжников катящихся под уклон, с горки. Они конечно и не подозревали, что рядом идёт такая драматическая погоня – охота. Для них, эти места были пустынны и уж никак они не ожидали увидеть здесь крупную, грациозную косулю…
На закате солнца, преследователи подогнали косулю, насколько могли ближе к городу. Андрей вначале недоумевал, почему косуля идёт в сторону пригородов, но потом вспомнил, как умело Лапка разворачивала её каждый раз, когда та, пыталась пробиться в дальние леса. Охотник похвалил свою собачку за умное поведение…
Ближе к вечеру, на притихшую землю, с голубоватым холодным снегом в ямках и распадках, спустились морозные, весенние сумерки, и Андрей, заметив место, где они оставили след, взял Лапку на поводок и повёл её домой…
Уже в темноте, придя в дом, хозяин до отвала накормил свою собачку тёплой кашей с тушёнкой, и запустил в тёплые сени, чтобы она могла выспаться и отдохнуть за ночь от тяжёлой погони…
Сам он тоже лёг пораньше и сразу заснул крепким сном.
Косуля осталась в морозном, заснеженном лесу, в темноте и в драматическом одиночестве….
Проснулся Андрей в семь часов утра, словно разбуженный будильником. Ещё в юности он научился просыпаться ровно в «заказанный» срок и потому, никогда не просыпал положенного времени.
Поставив подогревать завтрак и кипятить чай, он выпустил Лапку во двор. Спустя, полчаса он и сам вышел из дому, тихо прикрыв за собою двери, боясь разбудить Любу и спящих детей.
На дворе было ещё совсем тёмно. С синеющего рассветом неба, желто – серебряным светом светила любопытная луна.
Мороз стоял нешуточный и на ближних к Нахаловке озёрах, трещал стылый лёд. Кое – где в домах из труб шёл серый, пахнущий сухими сосновыми поленьями, дым.
Было очень холодно и может быть поэтому, Лапка не стояла на месте, а тянула поводком хозяина вперёд, полная новых сил и уверенности в удачной охоте, предчувствуя увлекательную погоню.
Пройдя пригород, уже поднимались на лесистую гору по лыжне, когда на востоке блеснули первые лучи восходящего солнца. А в другом углу небесного свода, висела бледно – беловатым кругом, не погасшая ещё луна.
-Это хорошая примета – подумал Андрей – когда в небе встречаются вместе – солнце и луна…
Между тем развязка этой драмы, которая в природе совершается из часа в час, день за днём, год за годом - была совсем недалека…
В этом вечном действе, называемой жизнью, сегодня и сейчас участвовали человек, собака и косуля. Их роли были заранее распределены и действия расписаны великим сценаристом – природой…
… Войдя в густой лес и спустившись с первой горки, по – прежнему держа Лапку на поводке, Андрей увидел следы одинокой косули, перешедшей лыжню, в сторону большого леса.
«Это наверное «наша» косуля ночью кормилась и шла шагом, - подумал он.Наверное, она, не успела восстановиться после вчерашней гонки…»
Охотник с собакой, брёл по снегу, опустив голову вниз, разбираясь в следах, когда Лапка, вдруг, неожиданно и сильно дёрнула поводок. Андрей поднял голову и метрах в тридцати, впереди, увидел косулю, медленно поднимающуюся из лёжки в снегу.
Лапка, натянув поводок встала на дыбы и рвалась вперёд, с яростным взвизгиванием, пока охотник отстёгивал поводок от ошейника.
Лапка, почувствовав свободу, пулей сорвалась с места и часто - часто толкаясь задними лапами, понеслась вслед крупной косуле, уходящей от собаки на высоких, длинных прыжках.
Андрей впервые увидел её за два дня преследования и удивился. Ведь вчера, он ни разу не заметил даже её мелькания в кустах – настолько сильна и осторожна была эта косуля…
Поэтому сегодня, в восторге от азартного зрелища, Андрей замер и долго вглядывался в эту замечательную гонку, двух превосходных «скакунов». Впереди летела рыжая, с длинной шеей и маленькой головкой, высокая на ногах, поджарая косуля. А за ней – ловкая и быстрая, серо – чёрная Лапка, стелилась в стремительном беге, с каждым прыжком, тонко повизгивая, резко выдыхая воздух…
Вскоре звери исчезли из вида и Андрей заторопившись, быстро пошёл, почти побежал вдоль сдвоенного следа, гадая: – Догонит, не догонит? - и приготовляясь к долгой погоне…
В лесу было морозно и тихо. Где – то внизу долины каркали далёкие вороны и березняки вокруг стояли, словно в дрёме, ожидая дневного света и тепла…
На востоке, за заснеженной горой, вставало солнце и его лучи реяли высоко в небе и их отблески высветлили картинку, замершего в ледяной неподвижности, предвесеннего леса.
В этом сонном, белом безмолвии началась гонка не на жизнь, а на смерть и человек сделался только свидетелем, судьёй в соревновании собаки и оленя – косули.
Андрей шёл по следам, высматривая впереди возможные повороты, чтобы срезать углы.
Лапка, по- прежнему, неслась за видимой жертвой на быстром галопе, а косуля прыгала и прыгала, не убавляя скорости, оставляя в снегу ямки следков, собранными вместе четырьмя копытцами. Расстояния между этими ямками было, особенно под горку метров по пять – шесть…
Андрей теперь не спешил, шагал размеренно, старался вытягивать ноги из снега аккуратней, зная, что может быть целый день, придётся вот так, шагать с горки на горку, идти всё вперед и вперёд…
Вдруг, он увидел, чуть слева, в низинке, частый берёзовый молодняк, обрезанный на уровне человеческого живота. Это лесники по весне заготавливали здесь мётлы для городских дворников. Он знал, что на этом зарабатывают денежки бомжи и даже колхозники из ближайшей деревеньки. Вглядевшись, он вдруг заметил в середине этого островка, какое – то движение и подойдя ближе, различил там, в смешении стоящих и лежащих стволиков и веток, мелькание Лапкиного хвостика.
«Неужели? – подумал Андрей не веря глазам, и ускорил шаги… Войдя в березнячок, инстинктом охотника, он, вдруг всё понял.
Косуля, пытаясь оторваться от Лапки, свернула в эту чащу…
Потом наверное споткнулась, потеряла скорость, а тут налетела собака…
И всё было кончено – ведь опыт в ловле косуль у Лапки уже был.
Но странно – следов борьбы, не было заметно. Создавалось впечатление, что косуля упала и внезапно умерла!
Крупный зверь, весом килограммов в шестьдесят, лежал на снегу, подогнув под себя стройные ноги с чёрными, точёными копытцами и с открытыми, неживыми глазами, отражающими небо.
Лапка бегала вокруг, довольно виляла хвостом и как бы хотела проговорить: - Хозяин, ты доволен?! Это я для тебя расстаралась и поймала эту косулю…
Андрей осмотрелся: место было скрытное, однако ниже, по дну пади, шла лыжня и надо было торопиться – вот, вот появятся первые воскресные лыжники…
По-прежнему было холодно. Солнце только - только появилось над лесным горизонтом, и в долине стояла морозная дымка…
«Градусов пятнадцать – определил Андрей, скинул рюкзак, снял меховые рукавицы, достал из - за пояса охотничий, острый нож и немедля принялся разделывать ещё тёплую косулю.
Руки быстро замерзли почти до бесчувствия и охотник, неловко порезал палец, а потом, стараясь унять бегущую кровь, отсасывал её из пореза и сплёвывал на снег. Лапке, он бросил дымящийся кусок печени и та, легла на снег и стала не торопясь, есть.
Андрей умело и быстро снял шкуру, вскрыл грудину и достал сердце, почти круглое, раза в полтора больше человеческого. Осматривая его, он заметил кусок сердечной мышцы, словно разорвавшейся на ходу, в работе и торчащий наружу, из округлого сердца.
«Похоже, что у косули от этой гонки сердце разорвалось – подумал Андрей.- Но ведь я не знаю, как это бывает у людей. Однако говорят ведь – умер от разрыва сердца. Почему у косули такого не может быть?!»
Половину мяса, он загрузил в рюкзак, а половину, присыпал снегом, замаскировал и решил прийти за оставшимся мясом вечером, в темноте…
Солнце поднялось чуть выше, и мороз стал немного сдавать. Но на усах Андрея висели круглые сосульки, величиной с крупную ягоду смородины. Они жгли холодом нос, но растопить или оторвать их не было никакой возможности и охотник, замерзающий и продрогший от длительного стояния на месте,заторопился уходить…
В половине горы, сверху, навстречу Андрею катился лыжник, и проезжая мимо Андрея, почему - то испуганно на него посмотрел. Охотник, проводив взглядом напуганного лыжника, осмотрел свою одежду, отделил стаявшую с усов сосульку и понял почему лыжник смотрел на него так подозрительно – сосулька была красной от крови, которую он высасывал из пореза на пальце…
«Я наверное на вурдалака похож - тихо рассмеялся Андрей и поспешил дальше.
Лапка весело бежала впереди, с чувством, исполненного перед хозяином, долга…
…А вечером в их доме был праздник. Люба напекла вкусных поджаристых пирогов с мясом, и вся семья, сидя за столом, ела ароматную стряпню, и хвалила Лапку. По тем временам, когда в магазинах, мясо и масло давали по талонам, достать съестного для большой семьи было главной проблемой всех людей.
Тогда, сама жизнь, подталкивала настоящих мужчин становиться охотниками…
… Вскоре наступила весна, отбиваясь от контрнаступлений, не сломленной ещё зимы.
Однажды, вместе с Лапкой, Андрей пошёл на глухариный ток…
Сильный, холодный ветер гнал тёмно серые снизу облака по холодному небу и из них порывами падал крупными хлопьями белейший снег.
Набухшие сиреневые берёзовые почки, серая земля с пятнами нерастаявшего по обочинным канавам снежного наста, свист ветра в ивняке в низинных местах – всё заставляло охотника ежится, и спешить к спасительной зимовейке, стоящей на краю полянки, в сосновом лесочке, за речкой.
Лапка надолго исчезла где – то распутывая следы, хотя она сама, в каждое мгновение знала где находится её хозяин.
Андрей шел и рассматривая березняки вдоль дороги, вспоминал французских импрессионистов: Дега, Мане, Сислея…
Нечто подобное по цветовой гамме бывало и на их полотнах. И особенно конечно у Ренуара, с его тяготением к тёмно – синему…
Андрей только сегодня, глядя на холодную красоту природы его окружавшей, понял желание этих художников запечатлеть на холсте впечатление от живой жизни, в попытке, передать единство и отдельность красок и теней, которые нас окружают везде, но которые особенно пронзительно мы замечаем в природе.
И эта живопись — импрессия, по сравнении с классическим портретом или пейзажем, смотрелась, как цветная фотография, в сравнении с чёрно – белой. «Казалось бы пейзаж, вид местности один и тот же, но каково богатство оживших оттенков и цветовых рефлексов у импрессионистов! - думал он, мерно вышагивая по заснеженной дороге.
- Сиреневые березняки, на чёрно – белой стынущей земле, с добавлением холодного ветра пахнущего мороженным — это и есть подлинное переживание красоты мира, нас окружающего…»
Андрей только недавно заметил, что березняки, весной, во времена тока, становятся дымчато-сиреневыми и словно обретают вес и форму, перед тем как заполнить все свободные пространства обилием сочной, зелёной массы неисчислимого количества клейких листочков…
На подходе к зимовью, уже вечером, в сумерках, Лапка выпугнула глухаря, слетевшего с токового дерева на краю маленького тока, и севшего на крупную, развесистую ёлку.
Андрей осторожно крался к ели через открытую луговину, когда услышал и увидел, что собака пытается залезть на дерево – запрыгивает на нижние ветки, а потом карабкается выше, пока не поскользнётся и потеряв равновесие, спрыгнет на землю, чтобы проделать новую попытку, добраться до глухаря самостоятельно.
Охотник впервые видел лазающую по деревья собаку и от неожиданности, расхохотался. Заметив хозяина, Лапка отскочила от ствола, и стал лаять размеренно и звонко, на затаившуюся птицу.
И только, когда рассерженный глухарь стал сердито скрипеть и крякать на назойливое четвероногое существо под деревом, Андрей увидел его, сидящего совершенно открыто, на самой маковке ели и изредка покачивавшегося на неустойчивой тонкой крестовине хвойных веток.
Не торопясь, охотник прицелился и выстрелил. Глухарь, сложив крылья упал вниз, и с глухим стуком, ударился тяжёлым телом о землю.
Птица оказалась, старым и тяжёлым «петухом», с яркими, ало – красными «бархатными» бровями и длинным, черно – блестящим хвостом, с переливом чёрного в перьях на шее в сторону тёмно –изумрудного…
… Утром, Андрей, ещё в темноте проснулся в зимовье, попил крепкого, чёрного как дёготь чаю, немного отошёл от постоянного недосыпа, завел Лапку в зимовье, и прикрикнув на неё, вышел, захлопнув скрипнувшую в ночи дверь…
Ток был на горушке, за сухим болотом и разогревшись от ходьбы охотник остановился, где – то посередине подъема, и замер.
На небе, на восточной его стороне, проклюнулась синеватая полоска зари, и почти тотчас же, из мрачной глубины крупного сосняка, в прохладной тишине уходящей ночи раздался первый сухой щелчок, потом ещё один и ещё… и ещё…
И вот щелчки в первый раз слились почти в непрерывное тэканье и вслед, раздался звук напоминающий точение сабли на бруске…
Первый глухарь, регент и распорядитель весеннего хора, опробовал голос и через несколько минут в ответ на непрекращающуюся песню разошедшегося токовика, ответил другой «петух», потом третий, четвертый…
Из тьмы несся шквал сдавленно – яростных звуков: шипения, точения, звонкого, кастаньетного тэканья…
Андрею на мгновение стало страшно. Ему показалось, что он перенёсся на многие тысячи лет в прошлое, когда на месте посёлков и городов стояли дремучие хвойные леса. Но и тогда, многие тысячи лет назад, весной, по утрам, из темноты неслись точно такие же звуки, указывая на наступление новой неистово – яростной и благодатной весны…
Чуть рассвело, когда Андрей, «подскакав» ближе, под глухариные простенькие песенные переборы, высмотрел петуха, чёрного и сердитого, трясущего в песне бородкой под клювом на шее, сводящего и распускающего веером полукруг длинного хвоста.
В этот момент, словно звук серебряной трубы, раздались с дальних болот голоса проснувшихся журавлей, и оттуда же донеслось гулкое бормотание и чуфыканье токующих тетеревов…
К этому времени, стали видны уже не только силуэты сосен, но и отдельные ветки…
Глухарь на минуты замолк, потом щёлкнул разок и сделал паузу…
«Проверяет – улыбаясь, подумал охотник. - Если бы я в это время запрыгал, ожидая обычного продолжения песни, то петух услышал бы меня и улетел…»
Через время петух вновь запел, разогнался и ему, пробиваясь сквозь нарастающий гомон пения проснувшихся птичек, отвечали из округи, с расстояния в сотню метров, соперники – петухи.
«Наверное, пора - подумал Андрей и почти с сожалением, выцелив глухаря под точение, нажал на курок.
Раздался оглушительный выстрел. Птица упала под дерево с громким стуком и на мгновение в округе воцарилась тишина. Но уже через минуту птичье пение продолжилось с удвоенной силой.
Подняв крупного, с толстой шеей глухаря, Андрей осмотрел его, заметил кое – где выдернутые пуховые перья на шее и подумал, что глухарь был отчаянным драчуном и уже наверняка имел в своём «гареме» несколько капалух – глухарок наложниц…
Солнце ещё не взошло, когда Андрей вернулся в зимовье, продрогший и не выспавшийся. Выпустив обрадованную Лапку из избушки, он отрезал ей когтистую, чешуйчатую лапку глухаря, и бросил заскучавшей собаке. А потом, войдя в зимовье, в тепло натопленного деревянного домика, повалился на нары, и тотчас заснул.
Лапка терпеливо ожидала его пробуждения снаружи…
На обратном пути, проходя узкой ложбинкой заросшей ольховником, собака вспугнула, ещё белого, не вылинявшего зайца. Он понёсся, мелькая белым на сером фоне прошлогодней пересохшей травы, и вслед за ним, то стремглав проскакивая под ветками то выпрыгивая вверх и преодолевая препятствия, с утробным «хаканьем», летела Лапка.
Так в десяти шагах друг от друга они и скрылись за гривкой, а через некоторое время, Лапка вернулась и сделала вид, что она на время отлучилась, а теперь снова рядом с хозяином…
- Ушёл зайчишка – то! – подтрунивая, произнес хозяин, но собачка сделала
вид, что его не услышала…

Остальные произведения Владимира Кабакова можно прочитать на сайте «Русский Альбион»: http://www.russian-albion.com/ru/glavnaya/ или в литературно-историческом журнале "Что есть Истина?": http://istina.russian-albion.com/ru/jurnal/ Е-майл: russianalbion@narod




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 37
© 22.11.2016 Владимир Кабаков

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора
















© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.