Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Отрывок из романа "ПО КРАЮ"

[ЭЛ]   Версия для печати    

53-Девяностые годыЭрих Лаутен
ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА "ПО КРАЮ"


...Как я уже упоминал с Юрой я помирился только через полгода. О том что он назвал меня "сукой" я не сказал никому. Не сказал потому что он был прав. Я действительно хотел поступить как последняя сука.


Не знаю почему, но в последнее время я сильно изменился. Изменился к худшему. Может быть в этом в этом было виновато время в котором я жил, а может и что то другое.


Иногда я думал что было бы, наверное, лучше если бы не было никакого Рычажного, не было бы разлива Вятки и не было бы меня. Странно что человек только появившись на свет сразу заявляет о своём прибытии, громким криком требуя пищи и с этого момента уже становится потребителем. С возрастом его потребности растут и это нормально. Нормально до того момента пока он не принимает решение удовлетворять свои потребности за счёт страдания других.


Моё решение я принял после армии. Принял вполне осознанно, прекрасно понимая что за этим может последовать. Много лет мне везло. Я ни разу не был судим. Никогда не сидел в тюрьме. На меня ни разу не было совершено покушение. Все, с кем я когда либо имел дело, уважали или боялись меня. За эти годы я достиг очень многого. У меня были деньги. Много денег. Были связи без которых, в нашей стране, ничего нельзя добиться. Были настоящие друзья. Всё это было. Но вот удовлетворения, от этого, почему то не было.


Как то раз я поделился этими мыслями с Александром, но он так и не понял меня. Не понял потому что жизнью своей был вполне доволен и другой ему было просто не нужно.


-Поменьше всякой чепухи в голову бери. От этого стареешь и дурнеешь,-выслушав меня, сказал он.-Бабу тебе найти надо. Тогда и чушь в голову лезть перестанет. Хочешь познакомлю? У меня есть одна на примете. Поматросишь, а надоест бросишь и другую заведёшь..
-Да пошёл ты со своими бабами! Полудурок! Сам матрось!-засмеялся я тогда, подумав что с такими как Александр говорить, на такие темы, бесполезное занятие. Для таких как он самым главным в жизни всегда были и будут бабы да деньги.


После нашей ссоры с Юрой прошло три месяца. За это время он ни разу не позвонил мне. Не звонил в Алма-Ата и я. Зато, чуть ли не каждую неделю, туда звонил Волков. Фактически получалось что я общался с Юрой через Волкова. Конечно, это было смешно и глупо, но что поделаешь если никто из нас двоих не желал сделать первый шаг к примирению. Я думал что, может быть, мы помиримся на Новый год на встречу которого он должен был, как обычно, приехать в Москву. Но, к сожалению, он так и не приехал. Приехал он только в девяносто втором году в феврале, уже после того как Советский Союз по воле полудурка Ельцина приказал долго жить.


-Давай мириться! А то совсем обурел!-это были мои первые слова которыми я его встретил как только он сошёл во Внуково с самолёта.
-Давай,-протянул он мне руку.
- Кто старое помянет тому глаз вон! Согласен?!-крепко пожал я ему руку.
-Нет. Оба,-улыбнулся он как в старые, добрые времена.
-Можно и оба,-обнял я его.


Этот холодный, февральский день нашего примирения я вспоминаю, до сих пор, с большой душевной теплотой. Именно в тот февральский день я понял как сильно привязан к этому упрямому, не боящемуся никого и ничего, человеку. Мы были разными людьми и может именно это так объединяло нас. В жизни такое встречается часто. Мы тянемся именно к таким которые являются нашей противоположностью. Юра, конечно, не являлся полной моей противоположностью. Но людьми мы всё таки были разными. Его прямота, и иногда, совершенно, не совпадающие с возникшей реальностью поступки, очень часто сбивали меня с толку. В таких случаях я злился на него, но злость моя, как правило, была недолгой. Я ещё ни разу, за всё время нашей дружбы, не упрекнул его за то что он своей прямолинейностью частенько доводил меня до белого каления хотя ссорились мы часто, но все эти ссоры были ничто по сравнению с последней ссорой.


-Как у вас тут в первопрестольной?-выйдя из здания аэропорта сильно, точно также как и раньше, хлопнул он меня по плечу.-Говорят Борька как только Горбача "кинул" сразу бардак объявил: Делайте мол что хотите, только закон не нарушайте. Правда что ли?!
-Правда,-подтвердил я.-Плохо только что закон у нас так и остался дышлом.
-Чего же здесь плохого? Раньше это дышло поворачивали куда нам надо, а теперь так и вовсе лафа,-ухмыльнулся он.
-Оно, конечно, так. В мутной воде рыбку легче ловить. Только лишь бы на крокодила не наткнуться. В мутной воде бывает ведь и крокодилы водятся,-глядя на него тоже ухмыльнулся я.


-Крокодил не так страшен как про него думают. Его, пускай не сразу, но всё равно заметишь. Лично я думаю куда страшнее и хуже мелкая рыбёшка, которая пираньей называется. В Алма-Ата этой рыбёшки уже столько развелось что не знаешь порой что делать.
-Здесь её тоже хватает,-сказал я.-На рынках и вокзалах от неё прямо покоя нет. Кстати, на этой неделе, Муравьёв, на Белорусском вокзале, с одной мелкой стаей таких пираний, столкнулся.
-Муравьёв?-переспросил он.
-Ага. Он самый,-подтвердил я.-Из Бреста приехал и как только из вагона вышел сразу к ним в пасть попал.


-Интересно. Ну- ка изложь поподробнее,-бросил он на меня любопытный взгляд.
-В общем, ездил он по делам в Брест,-стал рассказывать я.-Пробыл там трое суток. В течении этих трёх суток закончив все дела да заодно накупив у бульбашей, которые там на таможне шустрят, четыре чемодана заграничных шмоток отправился назад. До Москвы доехал нормально, а вот как только сошёл с поезда на перрон тут и началось.

Сначала чуть не спёрли один из чемоданов. Потом пристали какие-то привокзальные бомжи. Хорошо какой-то дежурный мент заметил это дело и шугнув бомжей посоветовал ему взять носильщика. Он сдуру взял да так и сделал. Не подумал что и бомжи, и мент, и носильщик всё это одного поля ягоды. Н-да, сделал я короткую паузу подойдя к своему Rols-Royce, на котором приехал в аэропорт.


-А дальше..? Что чемоданы отобрали?-глядя как я отворяю дверцу своего английского "лорда", с нетерпением с просил он. На Rols-Royce он не обратил никакого внимания, так что впечатление которое я хотел произвести на него этой шикарной машиной, не получилось.


-Не-ет,-разочарованный его безразличием к моему чёрному красавцу, протянул я.-Чемоданы не отобрали. Только вот заплатить за их доставку пришлось, без малого, триста баксов.
-Триста?-удивился он, забираясь в салон машины.
-Ага,-подтвердил я, захлопывая за ним тяжёлую дверь Rols-Royce.
-А что так? Разве нельзя было отказаться?-когда я уже сел за руль, спросил он.


-Почему нельзя? Можно было,-ухмыльнулся я.-Только тогда навряд ли бы он доехал до дома. А так доставили его и чемоданы в полной сохранности. Кроме того трое дюжих мужиков, которые подвезли его, помогли ему и чемоданы выгрузить и даже в лифт затащить.
-Всё понятно. Знакомое дело. Рэкет и сервис, так сказать, в одном лице. У нас, в Алма-Ата, то же самое творится,-нахмурился он.


-Ничего не поделаешь. Жизнь меняется. Люди приспосабливаются кто так, а кто эдак, заведя двигатель и осторожно сдавая со стоянки задом, сказал я.
-Это точно. Жизнь меняется, но мы то остались такими как были. Или не так?-покосился он на меня.
-Нет. Не так-,сдав задом и выехав на дорогу,-сказал я.-Изменились и мы.
-Может ты и прав,-не стал возражать он и помолчав добавил: Время сейчас такое. Не поймёшь где друзья, а где враги. Раньше всё понятно было, а теперь... Поэтому может и изменились.


-Ничего Юра!-плавно тормознул я, на одном из перекрёстков, Rols-Royse.-Прорвёмся! Нам любое время нипочём! Вспомни сколько пережито было и ничего. Нет, нас так просто из седла не вышибешь! Вон какой деньгой сегодня ворочаем.
-Всё так,-задумчиво произнёс он.-Деньгами ворочаем. Только вот жизнь кажется уже прошла.
-Как сон что ли?-засмеялся я.
-Ага. Как сон. Только сон этот был полон кошмаров,-искоса поглядел он на меня.


-А мне кажется настоящая жизнь только начинается,-опять засмеялся я.-Мы ещё не так стары. Ещё пару лет и будем мы с тобой дружище жариться под солнцем на каком-нибудь из Гавайских островов и целый день жрать крабов, которых нам будут подавать толстые, грудастые гаитянки. Тебн гаитянки нравятся?
-Всё шутишь?-улыбнулся он.
-Почему шучу? Вспомни как мы начинали и сравни с сегодняшним днём. Сегодня ведь всё по другому. Сегодня совершенно другой размах и соответственно другие перспективы. Так что на Гаити мы с тобой ещё обязательно побываем,-продолжал весело балагурить я,-и гаитянок непременно пощупаем.


-Ты на дорогу гляди гаитянин, полуобернувшись ко мне, сказал он.- Не то вместо Гаити в морге очутимся. Гонишь как угорелый. Или думаешь если за руль шикарного лимузина уселся так тебе и сам чёрт не брат?
-Нет. Не думаю,-сбавил я скорость.-И в морг мне тоже неохота. Там холодно.
-Там где трупы завсегда холодно. Только им это до одного места,-усмехнувшись заметил он.
-Да ну тебя! - махнул я рукой.-Мы пока ещё не трупы и умирать, вообще то, не собираемся.
-Смерть не спрашивает собираемся или нет. Она просто приходит и всё,-опять усмехнулся он.


-Пускай приходит. Мы всё равно её вокруг пальца обведём. Не впервой, с костлявой дело имели, и ничего... до сих пор живы,-свернув на одном из перекрёстков направо, сказал я.
-Это так,-положил он мне свою тяжёлую руку на плечо.-Живы. Только когда-нибудь и она нас вокруг пальца обведёт.
-Слушай чё эт тя сегодня на такие разговоры тянет?-удивлённо посмотрел я на него.- Можа случилось шо?
-Нет. Ничего не случилось. Пока всё на мази,-снял он руку с моего плеча.
-А чего тогда всё про костлявую долдонишь?-осторожно обгоняя медленно ползущий впереди нас автобус, спросил я.


-Да, недавно, Платона читал,-вздохнув, задумчиво произнёс он. Так вот он пишет что для человеческой души телесная оболочка является чем то вроде тюрьмы, и когда он умирает то измученная душа его, наконец то, обретает долгожданную свободу.
-Понятно,-покосился я в его сторону.-Значит ты как и этот доморощенный философ считаешь что смерть это ещё не конец?
-Не знаю,-пожал он плечами.-Но уж очень хочется чтобы он был прав.
-Этого всем хочется,-усмехнулся я. - Только, к сожалению, во времена Платоши настоящей науки ещё не существовало. Тогда она находилась только в зачатии. Так что если бы он жил в наше время то и рассуждения его были бы, наверняка, иными.


-Ну хорошо,-не обращая на мою усмешку внимания, сказал он.-Пускай Платон не прав. Но как ты тогда объяснишь видения тех людей которые побывали в состоянии клинической смерти и возвратились к жизни? Ведь они все утверждают что видели туннель, а в конце его яркий свет и своих давно умерших близких.
-А здесь и объяснять нечего,-обогнав автобус, резко прибавил я скорость.-Нечего потому что все эти люди находились на грани между жизнью и смертью, а не в состоянии клинической смерти. Клиническая смерть это когда мозг мёртв. У этих же людей мозг работал. Не работало только сердце. Такое во врачебной практике встречается не так уж и редко. Так что все эти видения нормальное явление. Когда мозг не получает достаточно крови, а значит и кислорода, то тогда можно увидеть не только туннель, но даже бога и чёрта. Впрочем, если хочешь это испытать на практике то тогда обратись к Игорю. Он умеет делать подобные вещи.


-Ладно. Убедил. Чёрт с тобой!-махнул он рукой. С тобой спорить трудно. Ты ведь у нас закоренелый материалист.
-Да нет. Не такой уж закоренелый. Идеализма во мне тоже хватает. Иногда даже не знаешь как от него избавиться. А может и не стоит избавляться? Как думаешь?-весело улыбнулся я.
-Думаю дело твоё. Хочешь избавляйся, а не хочешь таскай с собой. Груз то не тяжёлый, к тому же ещё приятный. Кстати как там Игорёк?-меняя тему разговора, спросил он. Жениться на своей цыганке не собирается?


Кириш уехала,-сказал я.-За границу. В Венгрию. Родственники у неё, где то там на Балатоне, объявились.
-Уехала? В Венгрию?-бросил он на меня удивлённый взгляд.-Как же так?
-А вот так! Взяла да уехала. Сейчас все, у кого возможность есть, уезжают, а вернее бегут,-лёгонько стукнул я кулаком по рулю.
-Это так,-вздохнул он.-В Казахстане то же самое. У кого родственники за бугром есть те уезжают.


-Эх Юра! То ли ещё будет! Вот увидишь ещё пару лет и в Средней Азии никого, кроме тех кто испокон века там жил, не останется. Так что не упирайся и перебирайся, пока не поздно, в Москву.
-Нет,-отрицательно мотнул он головой.-Не уговаривай Из Алма-Ата я никуда не уеду. Не уеду потому что родители мои там похоронены.
-Это не проблема,-продолжал его уговаривать я.-Прах родителей можно перевезти и перехоронить на любом из здешних кладбищ.
-Ещё этого не хватало! Могилы разрывать! Нет! Не стану я тревожить их покой!-начиная потихоньку злиться на меня, стукнул он кулаком по своему колену.


-Ладно,-сказал я.-Не закипай. Дело твоё. Живи где хочешь.
-Вот именно моё,-раздражённо буркнул он.
-Хватит бурчать,-улыбнулся я.- Не то язву желудка заработаешь.
-Ничего. У меня желудок крепкий. Камень переварит,-сказал он.
-Это хорошо. Отличное пищеварение залог здоровья!-выезжая на кольцевую, лёгонько хлопнул я его рукой по плечу.
-Всё то ты знаешь,-рассмеялся он.-Эх! Сто грамм бы сейчас да шашлычка!


-Приедем в Переделкино будет тебе и шашлычок, и сто грамм. Шашлычок, между прочим, сам лично для тебя сварганю,-пообещал я.
-Эт дело! Если честно то такого шашлыка, который готовишь ты, я ещё нигде и никогда не пробовал. Умеешь ты его сделать,-похвалил он меня. От его недавнего раздражения не осталось и следа. Вот таким Юра был всегда. Его настроение менялось постоянно и никогда нельзя было понять что он выкинет в следующую секунду. Я правда уже давно привык к его резким перепадам настроения и не обращал на это внимания.


-В конце концов у каждого из нас свои достоинства и недостатки,-думал я, крутя баранку лимузина и вспоминая как когда то давным давно в Таласе, в саду своего дома, мой покойный друг Эркин колдовал около мангала, а я сидел рядом под яблоней принюхиваясь к пряному, сладковатому дымку исходящего от, пышащих жаром углей, перегоревшего саксаула.
-Боже!-думал я.-Как давно всё это было. Перед моими глазами встал образ Маши и Эрика.-Где они сейчас? Что делают? Как живут?-Я вспомнил как, выйдя из военкомата, шёл по улице Ленина вслушиваясь в чирикающих, в кронах тополей, воробьёв. Как остановился около дома Эркина и как из ворот показалась загорелая мордашечка моего крестника. Как услышал голос Маши...-Надо бы съездить на Иссык-Куль навестить могилу Эркина...


-О чём задумался?-как сквозь туман донёсся до меня, в этот момент, голос сидевшего рядом Юры.
Да так,-сказал я.-Кое что из прошлого вспомнил.
-Понимаю,-достав из кармана пачку сигарет, повернулся он ко мне.-На меня, временами, тоже прошлое накатывает. Стареем наверное. Курить то в твоём лимузине можно?
-Кури. Только боковое стекло приоткрой,-чуть сбавил я скорость.
-А как оно приоткрывается?-рассматривая многочисленные кнопки на ручке дверцы, спросил он.
-Крайнюю кнопку справа нажми,-сказал я.
-Понятно,-нажал он на кнопку и опустив до половины стекло, прикурил сигарету.


В это время нас обогнали две машины с дипломатическими номерами.
-Н-да-а,- глядя на их номера, задумчиво протянул он.-Что то, в последнее время, иностранцев развелось как муравьёв. В Алма-Ата, к примеру, от китайцев уже спасу нет. И чего им здесь только надо?
-То же что и нам,-заметил с ухмылкой я.-Люди все одинаковы. Всем хочется денег, а сделать их здесь, в настоящее время, очень легко. Вот и лезут как мухи на мёд. Впрочем, иностранцы меня не волнуют. Волнует меня совсем другое. Не догадываешься что?
-Нет. Не догадываюсь. А что?-стряхнув пепел в выдвинутую мной пепельницу, повернулся он ко мне.


-Понимаешь Юра,-чуть помолчав, сказал я.-Пройдёт совсем немного времени и все бывшие, в составе СССР, республики натянут границы и конечно введут свои собственные денежные знаки. Так что избавляйся от рублей. Они обесценятся. И это ещё не всё. Люди начнут нищать и соответственно расти преступность. Впрочем она уже растёт. У нас в Москве к примеру насчитывается семнадцать преступных группировок. Состоят они из молодых парней, в большинстве своём, раннее никогда не преступавшим закон. В общем складывается странная ситуация. С одной стороны эти группировки называющие себя братвой, а с другой стороны воры которые ориентируются на свои "понятия" и не признают никаких братков. Чем это кончится не знаю. Знаю только что браткам этим наплевать на воров и их "понятия". Работать стало совсем опасно. Во времена Брежнева было намного проще. Скоро, думаю, за сферы влияния придёться платить большой кровью.


-А чего ты хотел?-с удивлением посмотрел он на меня.-Это свободный рынок начинает показывать свои зубы. Но ничего. Через пару лет всё устаканится.
-Нет,-отрицательно покачал я головой.-Не устаканится...
-Да и чёрт с ним,-оборвал он меня.-Пускай не устаканится. Нам то что до этого? Мы как делали своё дело так и будем делать, а кто хочет крови тому мы её пустим!
-Эх, Юра...-вздохнул я.-Не всё так просто.-Если даже воры не могут подмять под себя этих братков, то куда уж нам.
-Боишься?-сильно хлопнул он меня, своей пудовой, ручищей по колену.
-Боюсь,-честно признался я.
-А я нет! По мне ведь плакать некому. По тебе, кстати, тоже никто не заплачет. Сдохнем-значит туда нам и дорога! Что мы мало натворили?!-затушив сигарету, мрачно улыбнулся он.


От этих слов по моей спине пробежала отвратительная, знобкая дрожь. Я опять вспомнил Эркина. Вспомнил холодный, враждебный взгляд Маши. Вспомнил как топили официантку и мента виновного в смерти Эркина. Вспомнил как стоя на кладбище, около могилы своего друга, просил у него прощения и этот момент почувствовал как, по моей левой щеке, скатилась слезинка и капнула прямо на руль.
-Нет. Не будет мне прощения. Никогда не будет. Но что теперь делать? Прошлого уже не вернёшь и ничего не исправишь,-думал я.


-Ты чего?-видя как после его слов исказилось моё лицо, встревоженно спросил он.
-Знаешь Юра,-не отводя глаз от дороги, сказал я.-Меня бывает от твоих слов прямо сплющивает. Сейчас как раз такой случай. Так что давай лучше помолчим.
-Давай. Молчание иногда лучше всяких слов,-согласно кивнул он головой и откинувшись назад на сидение закрыл глаза.


Молчали мы так до самого Переделкино. Молчание иногда, действительно, бывает лучше слов. Ведь что такое слова? Так, пустой звук. Говорить можно одно, делать совсем другое. Человека надо судить не по словам, а по его поступкам. Казалось бы старая истина, но в большинстве своём люди почему то всё-таки склонны верить краснобаям и лгунам, а отсюда и все беды. Беда! Это слово всегда было для меня немного странным. Ведь что такое настоящая, большая беда? Настоящая беда это, наверное, когда тебе настолько плохо что хочется плюнуть на жизнь с высокой колокольни, вскрыть себе вены и потихоньку уйти туда где ничего нет. Только зачем уходить туда добровольно? Стоит ли? Нет, всё-таки лучше жить, и жить на всю катушку, не боясь никого и ничего, потому что если дружить со страхом, то это и не жизнь вовсе. Не надо бояться взведённого курка и вражеской пули которая может раздробить тебе лоб, потому что страх унижает человека, делая из него животное. Никому не дано знать когда придёт его смерть, но когда она всё-таки придёт то встретить её надо достойно, не унижаясь от страха.
Перед моими глазами, встал в этот момент, тёмный, промёрзший подмосковный лес и двое дрожжавших от страха пацанов. Я вспомнил как один из них помочился на своего друга и передёрнулся от отвращения.
-Трусость мерзостна и непростительна,-думал я вспоминая как Игорь вогнал этому полудохлому подонку, обмочившему своего друга, цыганскую иглу в висок.


Та-ак. Кажется приехали,-как только мы въехали в Переделкино открыл глаза Юра, в очередной раз оторвав меня от моих мыслей и воспоминаний.
-Перекрестись если кажется,-осторожно свернув с центральной улицы в один из переулков, улыбнулся я.
-Перекрещусь когда ты свою английскую "телегу" в гараж загонишь,-покосился он на меня.-А пока ещё рано.
-Ловлю на слове,-сказал я и резко прибавив газу, промчавшись на большой скорости по узкому переулку, словно пуля, вылетел на улицу ведущую прямо к нашей даче.
-Ты это... Не бахвалься! Водила из тебя всё равно никудышный,-усмехнулся он.
-Можно подумать из тебя кудышный,-засмеявшись, огрызнулся я в ответ.-Помнишь как в Алма-Ата, на твоём любимом жигулёвском "керогазе", чуть в автобус не врезались?
-Помню. А как же,-засмеялся он тоже.- Ты ещё после этого трусы поменял.
-Не-а, трусы я поменял совершенно по другому поводу,-подлетев к даче и резко тормознув напротив калитки, сказал я.
-Не буду спорить,-выйдя из машины и всё ещё смеясь направился он к калитке. В это время на крыльце дачи появился Игорь.


-С благополучным прибытием генерал!-громко рявкнул он на весь двор и шутливо отдав честь Гаврилову, спустился с крыльца.
-Генерал? Это что моё погоняло что ли?-отворив калитку, вопросительно посмотрел на него Юра.
-Можно подумать тебе это неизвестно?-подойдя к нему, засмеялся Игорь.-Как там Средняя Азия? Дышит ещё?
-Дышит. С всхрипами и всхлипами, но дышит. Ну, давай я тебя обслюнявлю что ли,-обнял он Игоря и шутливо чмокнув его в щёку добавил: Я гляжу вы тут совсем зажирели. Вон на каких лимузинах раскатываете. У тебя "Мерседес", у шефа твоего так вообще "Ройсик". Сально живёте.
-А чего здесь такого? Сально жить не запретишь!-не растерялся Игорь.-Дублонов у нас как у самого Генри Моргана. Так отчего не побаловаться? Иль ты против?


-Да нет. Не против,-махнул рукой Юра.-Балуйтесь. Жизнь то ведь штука короткая: Только родился, по сторонам оглянулся и уже... На тебе! На погост пора. Так что, пока есть время, можно и побаловаться.
-Чё эт ты, сегодня, всё про погост гонишь? - Игорёк налей-ка ему стакан водки. Может перестанет тогда про погост голосить? А то надоел прямо,-поставив машину в гараж и замкнув ворота на замок, повернулся я в их сторону.
-Водки можно. Даже нужно! Вон какой мороз на улице стоит. На таком морозе без водки запросто околеть можно, и опять же на погост попасть. Так что наливай Игорёк! Махнём по стакану! Ну, а кто не пьёт,-хитро посмотрел он на меня,- пускай себе околевает.


-У меня там,-кивнув в сторону дачи, засмеялся я,-камин имеется. Так что крепко ошибаешься Юрок, не околею.
-Камин не водка. Душу не согреет,-осклабился он.- Но всё равно беги, подкинь туда чуток дровишек, а мы сейчас с Игорьком, здесь на свежем морозце, лёгонько вмажем и к твоему камину подгребём.
-Алкаши! Душу видите ли им водка греет-шутливо буркнул я, под их весёлый гогот поднимаясь на крыльцо дачи.


Внутри дачи было тепло, но я всё равно добавил несколько поленьев в камин, затем, скинув с себя пальто, шарф и шапку, с размаху плюхнулся в кресло с наслаждением вытянув ноги поближе к огню и незаметно для себя заснул. Встал я в тот день рано. Толком не выспался, поэтому ничего удивительного в том что сон сразу сморил меня, не было. Спал я настолько крепко что не слышал как вошли Юра и Игорь, не слышал как приехали Волков, Муравьёв и Кухтин, не слышал как появился Александр. Будить они меня не стали и я проспал так до самого вечера.


-Ну вот,- после того как я проснулся смерил меня шутливо-укоризненным взглядом Юра.-Обещал как только до Переделкино доберёмся шашлык сварганить, а сам продрых до самого вечера. Ох и здоров же ты храпеть, лошарый! Прямо зависть берёт.
-Это кто из нас лошарый?-лениво зевнул я в ответ. Шашлыком ведь полакомиться ты хотел, а я тебя, как и полагается по полной "прокатил". Мясо то для шашлыка ку-
-ку! Так что лошарый далеко не я.
-Тоже мне катала нашёлся!-засмеялся Юра.-Мясо как раз есть. Миша привёз. Так что подымайся с кресла, дуй на кухню и принимайся за дело.
-Сегодня всё равно ничего не получится. Поздно уже. Мясо ведь ещё замариновать надо,-посмотрел я на часы.
-Вот иди и маринуй. Обещания сдерживать надо. Разве не так мужики?-обвёл он весёлым взглядом ребят.
-Ладно,-поднялся я с кресла.-Твоя взяла.


Пройдя в кухню я вначале порезал, привезённую Волковым, баранину на соответствующие кусочки, а затем принялся колдовать над маринадом. Приготовить, для хорошего шашлыка, маринад, это целое искусство которым владеет не каждый. Я, благодаря Эркину, этим искусством владел. Приготовив маринад я уложил мясо в деревянный бочонок из дерева акации и обильно полив его не очень приятно пахнущим экстрактом маринада, над которым колдовал более получаса, довольный своей работой уселся рядом с бочонком. Теперь оставалось только тщательно перемешать содержимое бочонка и подождать пока мясо впитает в себя экстракт, затем слегка промыть его двадцати процентным раствором уксуса и залить белым, сухим вином, предварительно добавив туда немного аджики и тмина.


Я уже приготовился было перемешивать мясо, но в этот момент, на пороге кухни, появился, улыбающийся во весь рот, Муравьёв.
-Чего лыбишься?-вопросительно взглянул я в его подёрнутые хмелем глаза.
-Эт-то,-тяжело ворочая заплетающимся языком, прислонился он плечом к косяку двери.-Роб-бятишки хочут чтобы ты на г-гытаре им сбацал. Чё-ё сбацаешь?
-Вот охломоны! Совсем обнаглели! Мясо им помой, порежь, замаринуй да ишо на г-гытаре сбацай?!-шутливо передразнил я его.
-Так ч-чё? Не сбуц-цаешь?-продолжая всё также широко улыбаться, икнул он.
-Ладно. Иди уж. Эксплуататоры. Сейчас с мясом закончу и приду.

Продолжение следует



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 14
© 21.11.2016 ЭЛ

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




<< < 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества