Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Свободный полёт Главы 34 - 36

[Долорес]   Версия для печати    

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЁРТАЯ


Через три дня пленников привезли в Буэнос - Айрес на невольничий рынок, где ходовым товаром были не только живые человеческие тела, но и души. Рынок бурлил, словно кипящий котёл. Здесь собрались представители всех рас и народностей земного шара - от гордых потомков шведских рыцарей до бушменов. Одни были покупателями, другие - живым товаром.
Взору Бланки предстали мужчина и женщины - хотя последних было меньше - всех оттенков и возрастов. Были здесь и европейцы: златокожие итальянцы, смуглые испанцы, белокурые славяне - старые и молодые, почти дети. Чернокожих рабов продавали семьями и поодиночке. Отовсюду слышались звон оков и рвущий душу женский плач. Детей разлучали с матерями, жён с мужьями, невест с женихами.
Таков был невольничий рынок в Буэнос - Айресе.
Урбано, не имеющий здесь своего постоянного места, выбрал свободный закуток и приказал спутникам спешиться. Бланка валилась с ног от усталости, но лишь только её сняли с лошади, она бросилась к Инти. Девушку оттащили от индейца и приказали пройти под навес.
Но юноша успел ей шепнуть:
- Ничего не бойся, девочка. Эти мерзавцы не посмеют тебя продать. Побоятся.
Бланка с благодарностью посмотрела на него и промолчала. Увы! Ей нечем было морально поддержать любимого.
Индейца поставили у самой дороги, под палящими лучами солнца. Он бросил взгляд на испуганную подругу и ободряюще кивнул ей.





Помощники Урбано тем временем начали наперебой зазывать покупателей.
- Не проходите мимо, благородные сеньоры! Обратите внимание на этот великолепный экземпляр, - указывали они на Инти.
- А вы, господин, не желаете приобрести этого превосходного раба? Он молод, силён, вынослив. И на плантации, и в шахте он будет работать за троих.
Но покупатели, кто с равнодушным видом, кто с недоверием, проходили мимо. Некоторые останавливались, привлечённые хвалебными речами продавцов, щупали мускулы на руках и ногах пленника и шли дальше.
- Нет, - сказал один из покупателей, ловя на себе горящий ненавистью взгляд Инти. - Судя по всему, вы продаёте индейца, а индеец ни на плантации, ни в шахте работать не будет. Деньги, брошенные на ветер.
- Напрасно вы, уважаемые, стараетесь сбагрить своего краснокожего сделал вывод другой покупатель.- Ничего у вас не выйдет. Сейчас большой спрос на негров и мулатов. А индеец... У меня был один краснокожий. Лишь только отвернёшься, он того и гляди тебе нож в спину воткнёт! Никто у вас индейца не купит.
От таких слов Урбано пришёл в ярость. Он рвал и метал, но Бланку на продажу выставлять не спешил. Видимо, угрозы девушки запали в память бандита, и он колебался.
Неподалёку стояла группа хорошо одетых молодых людей. Все они, по-видимому, происходили из знатных креольских семей. Парни весело болтали, и Бланка ясно услышала их разговор:
- Итак, Роблес, вы решили купить его?
- Да, - отвечал молодой щёголь, одетый по последней моде, даже с некоторым фатовством. - Да - а, да - а, - продолжал он, томно растягивая слова. Поправив перчатки, он стал размахивать тросточкой. - Это верно... Я думаю купить его...
- Сколько вы за него дадите? - тут же насторожился Урбано, понимая, что тот собирается купить у него раба.
- Гм... Не за слишком большую небольшую сумму.
За маленькие деньги Вы его не получите, - возразил Урбано.
В этот момент появился новый покупатель, и продавцы стали зазывать его , на все голоса расхваливая свой живой товар. Судя по одежде, это был купец - араб. Он бегло осмотрел Инти, и, не проронив ни слова, пошёл дальше. Но тут его взгляд упал на Бланку, которая стояла в тени, под навесом, запахивая на груди разорванную блузку.
В зрачках араба вспыхнуло вожделение. Он прищурил глаза и прищёлкнул от удовольствия языком.
Реакция купцов не осталась незамеченной. Урбано что-то шепнул своим помощникам, и один из них, грубо схватив девушку за плечо, вытолкал её в центр площадки.
- Ну, потаскуха, покажи все свои прелести достойному господину! - хохотнул он.
Появление белой девушки произвело сенсацию. Гомон стих, как по команде. Громкие разговоры смолкли. Глаза всех присутствующих были прикованы к белокожей рабыни. Кто стоял далеко, спешил подойти поближе, чтобы лучше её разглядеть.
- Что за жемчужина попала в эту навозную кучу? - на ломаном испанском языке спросил араб. - Сколько стоит эта красавица, любезнейший?
- Пятьсот золотых монет, мой господин, - осклабился довольный Урбано.
- Ты продаёшь белую женщину. Кто она?
- О! Вы ошибаетесь, благородный сеньор. Эта женщина не белая, она квартеронка.* ( Человек, чьи дед или бабушка были чистокровными неграми)
- Ты врёшь, негодяй! - взорвалась Бланка. - Я - дворянка! Мой отец - Луис Аугусто Каррерас, губернатор Тукумана!
- Не слушайте её, сударь. Потаскуха не может быть дочерью губернатора, раз таскается по городам и весям с краснокожим любовником.
Араб внимательно посмотрел на Бланку и недоверчиво покачал головой.
- Эта женщина говорит правду. Однако, я покупаю её. Но, прежде, чем заплатить тебе деньги, я хочу осмотреть рабыню. А вдруг ты подсовываешь мне гнилой товар?
С этими словами араб подошёл к Бланке, с силой разжал ей руки и спустил с её плеч блузку, обнажив таким образом её маленькие груди.
- Не - е - ет! -закричала Бланка, отступая назад. - Не смейте ко мне прикасаться!
Инти рванулся на помощь подруге, но его сбили с ног помощники Урбано.
Араб не терял времени даром. Его похотливые пальцы жадно шарили по телу Бланки: по плечам, по спине.Потом он положил руки на её прелестные груди и с силой сжал их. При всех своих манипуляциях он цокал языком и без конца приговаривал:
- Ах, хороша! До чего же хороша! Вот тебе деньги, уважаемый. Эта женщина будет несомненным украшением моего гарема.
Довольный Урбано стоя в сторонке, пересчитывал полученные деньги.
По щекам Бланки текли слёзы. Она не обращала внимания на сотни глаз, нацеленных на неё, не чувствовала стыда. Её взгляд был прикован к распростёртому на земле Инти.
И тут она заметила человека, при виде которого разношёрстая толпа почтительно расступилась, пропуская его вперёд. Незнакомец, лет сорока, был одет в расшитый золотом кафтан. На его голове красовался пышный парик. Место, где должен был быть правый глаз, прикрывала чёрная шёлковая повязка.
Одноглазый подошёл к Урбано и спокойно спросил:
- Что здесь происходит, милейший? Что за шум?
- Ничего особенного, - ответил чернобородый. - Просто моя рабыня решила показать свой характер. Но для таких строптивых, как она, существует хорошее средство: плеть! Ступайте, своей дорогой, сударь. Я сам разберусь со своими рабами.
Бланка вдруг поняла,что где-то уже встречала этого одноглазого человека. И не столько его облик был знаком девушке, сколько завораживающий, мягкий, бархатный баритон. Голос человека, знающего себе цену!
- Поосторожней, любезный, - предупредил одноглазый. - Ты шутишь с огнём. Эта женщина не может быть продана, потому что она - невеста моего лучшего друга!
И только теперь девушка вспомнила, где она видела этого сеньора. Ну, конечно же, на своей помолвке с Манрике де - лас - Роэласом! Он был одним из приглашённых и сидел напротив неё.
Видя, что дело принимает серьёзный оборот, араб потребовал свои деньги назад.
- Не слушайте этого проходимца, сударь, - обратился к покупателю Урбано.- Сделка состоялась. Забирайте поскорее свою рабыню и уходите.
Но араб в нерешительности топтался на месте.
- Я тебе второй раз повторяю: верни деньги купцу! - сказал одноглазый. - Эта женщина не продаётся!
Урбано набычился, сжал кулаки и двинулся на обидчика. Но тот в мгновение ока выхватил пистолет и разрядил его бандиту в голову. Урбано охнул и рухнул к ногам своих помощников, которые застыли с раскрытыми ртами.




РИСУНОК ХУДОЖНИКА ВСЕВОЛОДА НИКОЛАЕВА

- Говорю для всех, кто не знает меня, - торжественно произнёс одноглазый, извлекая из кармана убитого кошелёк с золотом и возвращая его арабу. - Я - Руфино Кортес, известный на всём побережье негоциант. Мой знаменитый предок покорил пол Америки.* ( Имеется в виду Эрнан Кортес, знаменитый испанский конкистадор, завоеватель Мексики) Советую всем хорошенько запомнить мои слова, сеньоры, чтобы не получилось так, как с этим бородатым ублюдком.
С этими словами Кортес снял с себя кафтан и галантным жестом накинул его на плечи дрожащей Бланки.
- Не бойтесь, сеньорита, - сказал он ласково. - Пойдёмте со мной. Я помогу Вам вернуться домой.
- Инти! - Бланка метнулась к индейцу, но Кортес решительным жестом остановил её.
- Сеньор! - обратилась девушка к своему спасителю. - Вы так великодушны! Ваше благородство не знает границ. Я благодарю Вас за всё, что Вы сделали для меня. Но прошу Вас сделать ещё одно доброе дело: помогите этому славному юноше тоже. Он - не раб, он - свободный человек. Он - сын великого Тупаку - Амару, вождя племени чарруа.
Негоциант взглянул сначала на девушку, затем на пленника, недвусмысленно усмехнулся и подал знак своим телохранителям.
- Я понимаю Ваши чувства, сеньорита Бланка, - сказал он с нескрываемой иронией. - Но моё благородство не распространяется на индейцев. Этот краснокожий стоит больших денег, и он непременно будет продан!
- Я забираю этого раба, безапеляционно заявил Кортес, обращаясь к приятелям убитого Урбано. - Вот вам, ребята, золотая монета. Сходите в кабак и промочите там свои глотки.
- Премного благодарим, сударь, - склонились в поклоне бандиты. - Мы непременно выпьем за Ваше здоровье!
Телохранители одноглазого подняли Инти с земли и куда-то погнали.
- Прощай, Бланка! - крикнул, обернувшись юноша.
- Нет, Инти! Я не прощаюсь! Где бы ты ни был, куда бы тебя ни забросила судьба, я найду тебя! Найду! Хоть на краю света!
Индеец только грустно улыбнулся в ответ.





ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ


Прошла неделя, как Бланка Каррерас ушла из дому. О ней не было ни слуху, ни духу. Сеньора Каррерас не предпринимала никаких попыток, чтобы разыскать дочь и вернуть её в родные стены. Зато Манрике де - лас - Роэлас, возвратившись домой после ночного набега индейцев, снарядил отряд из наёмников, которые прочесали все окрестности Тукумана.
Когда поиски Бланки ни к чему не привели, губернаторша, сговорившись с будущим зятем, решила дождаться возвращения супруга и послушать его мудрого совета, относительно сбежавшей дочери.
Мария никуда из дому не отлучалась. Она боялась, что её попросту не примут обратно. Теперь дуэнья часами стояла на коленях у аналоя и молила Господа, чтобы тот вернул ей Бланку. Сердцем женщина понимала, что произошло непоправимое, и что прошлую жизнь , такую спокойную и счастливую , не вернуть уже никогда. Но верить в это Мария отказывалась. Сеньора Каррерас не разговаривала с ней, даже не удостаивала её своим вниманием, но кормилицу мало беспокоило отношение хозяйки. Дуэнья считала, что жизнь её закончилась вместе с исчезновением её любимицы Бланки.
Губернатор вернулся через неделю после возвращения Марии из стана индейцев. Первым делом он захотел повидаться с дочерью и вручить ей подарки, привезённые из Лимы. И тогда сеньоре Перле пришлось рассказать мужу неприятные новости, которые произошли в его отсутствие.
- Ну и дура же ты, жёнушка! - сделал вывод губернатор, узнав, что у дочери - роман с индейцем. - Нашла, кого останавливать и запрещать что-либо , не устраивающее тебя. В бланке течёт моя кровь. Горячая испанская! Скажи: кто в наше время не грешит? Подумаешь, повстречалась бы наша дочь с этим индейским парнем, помиловалась - и на этом бы дело закончилось. Поверь, Перла, всё это - несерьёзно. Моя дочь слишком любит себя, чтобы поменять роскошь на жалкую лачугу краснокожего. Кстати, хочу заметить, что её жених Манрике де - лас - Роэлас, тоже не святой. Его флирт со многими девками Тукумана - не секрет для общества. Я уж не говорю о его чернокожих рабынях... Где теперь искать нашу дочь? Ответь мне! Не надо было трогать индейца и науськивать на него Манрике. Кому он мешал? что он сделал тебе плохого, Перла, что ты так его ненавидишь? Сколько же в тебе желчи и ненависти к людям! Я встречался с отцом этого юноши, благородным Тупаку - Амару, видел и его мать, милую, очаровательную женщину. Нынешний поклонник Бланки индеец только наполовину. Кстати, его мать является дочерью бывшего французского посла в нашей стране.
Сеньора Каррерас закусила губу и призадумалась:
" Интересно, что произошло с супругом? Почему он так яростно защищает индейцев? Ещё месяц тому назад Луис Аугусто был одним из самых рьяных приверженцев рабства".
Губернаторша мечтала сейчас только об одном: поскорее закончить этот неприятный разговор с супругом. Об опальной Марии она решила пока не говорить, видя, как раздражён Луис Аугусто.
Но губернатор сам спросил о дуэнье:
- Почему за обеденным столом нет Марии?
- Теперь она ест вместе со слугами, - ответила донья Перла и отвела взгляд.
- Что за глупости? Я всегда считал Марию членом нашей семьи. Чья инициатива - посадить её за один стол с прислугой?
- Это было желание самой Марии.
Сеньор Каррерас понял всё без слов. Он приказал немедленно позвать кормилицу.
- Мария, ответь мне честно: что здесь произошло в моё отсутствие? - задал вопрос губернатор. - Почему ты отказываешься обедать вместе снами?
- Об этом пусть лучше расскажет Вам Ваша супруга, сеньор, - вежливо ответила дуэнья.
- Да! У нас был серьёзный разговор с Марией! - бесстрастно заявила сеньора Перла. - И я могу смело повторить: покрывая любовные похождения нашей дочери, Мария тем самым бросила тень на наше доброе имя и на твою репутацию, мой дорогой. И я считаю, что эта женщина не может жить под одной с нами.
- Меня не интересует твоё мнение, Перла, - резко оборвал жену губернатор. - Мария останется в этом доме до тех пор, пока сама не захочет уйти. Нравится тебе это, или нет! Ты, наверное, забыла, что она вскормила грудью нашу дочь, вырастила её и мы по гроб жизни будем ей за это обязаны.
Мария поклонилась хозяину дома и вышла, довольная, оставив сеньору Перлу наедине со своей злобой и ненавистью. Первый бой она выиграла. Теперь оставался самый последний, самый трудный бой: за Бланку, за её судьбу.



ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ


Три дня Инти находился в тюрьме Руфино Кортеса с новой партией рабов, приготовленных для продажи. Негоциант ждал воскресенья, когда на невольничий рынок хлынет толпа покупателей. Вот тогда-то он и собирался выставить на продажу свой живой товар.
Рабы у Кортеса, в основном негры, были все, как на подбор: рослые, сытые, вполне довольные жизнью. Они не знали, какая им уготована доля после продажи новому хозяину, но пока жаловаться им было не на что.
Сеньор Руфино лелеял своих рабов, словно родных детей: хорошо кормил, не бил, не наказывал строго за провинности. Он считал, что живой товар, выставленный на продажу, должен иметь коммерческий вид. Только тогда торговля пойдёт бойко - в интересах продавца и покупателя.
Перевалочная тюрьма, где содержались невольники Кортеса, отличалась от тюрем других работорговцев: она была чистой, просторной. При ней имелись лазарет и кухня. Кандалы, в которые заковывали рабов, изготавливались по новейшей системе, были хорошо смазаны и хранились в специальных ящиках, куда не проникала влага.
Вечерами, по приказу хозяина, надсмотрщики выгоняли из тюрьмы рабов на прогулку. Иногда они заставляли чернокожих невольников плясать, чтобы те размяли свои кости и не разжирели на вольных хлебах. Воле-неволей негры отплясывали народные танцы под мрачный аккомпанемент оков или заводили грустные мелодичные песни о родном доме, который они больше не увидят никогда.
О побегах здесь никто не помышлял. Надсмотрщики получали хорошее жалованье и дорожили своей работой. Они были вышколены, как солдаты в армии, и по малейшему приказу хозяина бросались на поимку беглого раба. А вот, когда ловили, тогда спускали с него шкуру на глазах у всех, чтоб другим неповадно было.
Надсмотрщики пока не трогали Инти. Он сидел в сторонке и молча наблюдал, как трогательно танцуют его чернокожие братья по несчастью. Он думал о своём. Старые наручники ему заменили на новые, на ноги набили тяжёлые кандалы.


*****


В воскресенье на невольничьем рынке царило оживление. Ходили слухи, что в столичном порту бросили якоря несколько кораблей, и местные негоцианты заканчивали приготовления к торгам. Каждый спешил выставить свой товар пораньше и продать его подороже.
Рабы Кортеса, одетые в чистые холщовые штаны, были согнаны на высокий помост и терпеливо ждали своей участи. Подходили разные покупатели, оценивающе осматривали невольников, торговались с хозяином. Купленных рабов уводили с собой на корабль или сажали в повозки с крытым верхом. Этих рабов ждали рудники в центре страны.
На Инти никто не обращал внимания.
В середине дня на торговой площади появился среднего роста человек с серьгой в ухе. Роскошный чёрный, с золотым позументом, кафтан и шпага в ножнах свидетельствовали о знатном происхождении незнакомца. Широкополая шляпа, украшенная страусовыми перьями, защищала от солнца его гордо посаженную голову с пышной волной тёмно каштановых волос.
Незнакомец пробежал взглядом по разношёрстной толпе, словно искал кого-то, и вдруг взгляд его остановился на Руфино Кортесе.
- Приветствую тебя, мой старый друг! - радостно воскликнул незнакомец, приближаясь к негоцианту. - Сколько лет, сколько зим!
- О! Мигел ди Алмейда! Какими судьбами? Давненько мы с тобой не встречались. Как поживаешь, старина? Как идут у тебя торговые дела?
- Ты забросал меня вопросами, Руфино, - ответил человек с серьгой, хлопая Кортеса по плечу.- Дела идут хорошо, можно сказать, замечательно! в нашей нищей стране можно жить припеваючи, не прикладывая к этому особых усилий. Если, конечно, имеешь голову на плечах. Сейчас я являюсь совладельцем компании " Сеньоры Гвианы".* ( Торговая компания руанских купцов. В Средние века вплоть до начала 20 века Гвиана являлась французской колонией, а также - тюрьмой, куда ссылались из Франции преступники и проститутки) В моём хозяйстве имеется несколько плантаций сахарного тростника, есть свиноферма, скотобойня, цех по переработки свинины, небольшой сахарный завод.
- Вижу, на ноги ты встал крепко, - сказал Кортес. - Когда ты уехал в Гвиану, я поначалу сомневался, что из твоей затеи что-либо выйдет.Да, большим человеком ты стал, Мигел. А привычкам своим ты не изменил? Зная твой игривый нрав, можно предположить, что ты приехал сюда с одной целью: пополнить свой гарем нежными мулаточками. Но, к сожалению, братец, продажей рабынь я уже давно не занимаюсь. Советую тебе заглянуть к моему соседу Мендесу. У него не так давно появилось несколько превосходных экземпляров. Вчера я сам видел одну юную мулатку - пальчики оближешь!
- Увы, друг мой, все мулатки теперь - по боку! - усмехнулся ди Алмейда.
- Неужели мой старый друг ушёл в монастырь?
- Конечно же нет. Но у меня появилась пассия, молодая вдова, француженка, жена бывшего губернатора Кайенны. Знаешь, Руфино, таких красоток, как она, свет белый не видывал. Правда, у неё есть сын от первого брака, но это не помеха.
- Пожалуй, как только я закончу все свои дела, обязательно закачусь в Кайенну, к тебе в гости, - пообещал Кортес. - Хочется мне своими глазами посмотреть на твоё хозяйство, да и на твою бабёнку тоже. Познакомишь меня с ней?
- Кажется мой рассказ заинтриговал тебя, старый ловелас, - усмехнулся ди Алмейда. - Конечно, приезжай. Я с удовольствием покажу тебе моё хозяйство и познакомлю тебя с Альдой. Она - необыкновенная женщина.
- Вижу, друг мой без памяти влюбился! - беззлобно сказал Руфино. - Попал в омут колдовских глаз французской чаровницы. Не узнаю тебя, Мигел.
- Что поделаешь?Надоела холостяцкая жизнь. А в нашем задрипанном городишке приличную женщину днём с огнём не сыщешь: одни индианки, да сосланные проститутки. Но давай оставим этот разговор и перейдём к делу. Мне нужны рабы. Ах, этот убийственный климат Гвианы! Непроницаемые облака проказа на всех улицах. приедешь в гости, увидишь сам. У Кайенны вид большой деревни. Из всех общественных мест наибольшее впечатление производит кладбище огромных размеров, - ди Алмейда недобро хохотнул, бросив взгляд в сторону невольников. - Да, друг мой. К сожалению, рабы мрут, как мухи. И не только рабы...
Инти чутко прислушивался к разговору работорговца и рабовладельца о незнакомой стране с убийственным климатом и содрогался в душе, представляя, какая жизнь ожидает его в том случае, если человек по именит Мигел купит его.
- Что ж, выбирай, - Руфино сделал приглашающий жест. - Мои невольники все к твоим услугам.
С видом знатока Мигел ди Алмейда взошёл на помост и стал придирчиво осматривать негров. Он заглядывал им в рот, ощупывал мускулы на руках и ногах, приказывал пройтись по помосту взад-вперёд, присесть, нагнуться. Тех рабов, которых он отбирал, надсмотрщики тут же сгоняли с помоста вниз и сковывали одной цепью.
- Индеец? - презрительно спросил ди Алмейда. Он вдруг встретился с гордым, непримиримым взглядом Инти. в узких зрачках португальца вспыхнула искра ненависти. - Знаю я ихнего брата. От индейцев одни только неприятности. Ты можешь их бить, пытать, гноить в яме, а они будут смотреть на тебя койотом, но работать не будут ни за что!
- Ты считаешь, что этот краснокожий парень ни на что не годен? - спросил Кортес.
- Не знаю, как у вас, а у нас от индейцев - одно разорение. Вот совсем недавно араваки подняли мятеж...
- А знаешь, дружище, - перебил приятеля одноглазый Руфино, - я тебе, пожалуй, подарю этого раба в придачу к остальным. Будет он работать или нет, это уж - твоя забота.
- Благодарю за такой подарочек! - захохотал ди Алмейда. - Что ж, попробую укротить этого малого. - Потом он взял Руфино под руку и отвёл в сторону. - Завтра утром, на рассвете, мой корабль отплывает в Кайенну. Если у тебя найдётся свободное время, Руфино, приходи вечером на ужин. Посидим, обмоем мои удачные приобретения, поболтаем о том, о сём.
- Я подумаю над твоим заманчивым предложением, приятель, - сказал Кортес, получив деньги за товар. - Пожалуй, я так и сделаю. А за ужином ты мне поподробней расскажешь о своей француженке.
Индейца столкнули с помоста, поставили в одну шеренгу с чернокожими невольниками и погнали на корабль гвианского коммерсанта Мигела ди Алмейды.


*****


Для Инти, сына вождя индейцев чарруа начинался этап новой жизни..

.
КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 28
© 21.11.2016 Долорес

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.