Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Отрывок из романа "ПО КРАЮ"

[ЭЛ]   Версия для печати    

47-Девяностые годыЭрих Лаутен
ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА "ПО КРАЮ"


Девяностые годы являлись, пожалуй, самым смутным и кровавым временем, которое довелось мне пережить за все эти годы начиная с моего дня рождения. Именно в это жуткое, обильно политое кровью время цена человеческой жизни упало ниже ломанного гроша, и именно в это время были сколочены миллиардные состояния. Страшное это было время. Страшное во всех отношениях.



Я знаю и знал много людей которые в те лютые годы, спешно набивая свои карманы деньгами, буквально шли по трупам невзирая ни на что. Многих из них уже давно нет на свете. Их лишили жизни точно такие же выродки какими они были сами. И это справедливо. Хотя не знаю. Ведь я сам был одним из таких выродков. Из тех которые убивали людей. Убивали ради своей выгоды. Убивали как мух.



Многие сейчас говорят что всё то, что происходило тогда было закономерным. Что это должно было произойти. Что то же самое происходило раньше во многих других государствах, приводя в пример США или ту же Италию с её, до сегодняшнего дня, сохранившимися многочисленными мафиозными кланами. Всё это может быть и так, но легче от этого как-то не становится. Конечно, я понимаю при дележе вожделенного, государственного пирога всегда случается что-то из ряда вон выходящее и что самые лакомые куски этого пирога достаются тем у кого поострее и покрепче зубы.



У меня зубы были достаточно острыми и крепкими, поэтому как только началась делёжка пирога или так иронически именуемая в народе "прихватизация", я сразу, ни минуты не задумываясь, пустил их в ход.
Не понимал я ещё тогда, а может просто не хотел понимать что в жизни, кроме власти и денег, существуют куда более важные ценности. Сейчас же, по происшествии многих лет я думаю: Что обыкновенный, простой человек намного счастливее всех этих обладающих властью толстосумов. Ведь что это за счастье когда, каждую минуту, беспокошься не только за свою жизнь, но и за жизнь своих близких, а в туалет приходиться ходить с охраной?



Новый 1990 год мы, как обычно, встречали у Александра в Зеленограде. Правда гостей на этой встрече нового десятилетия, по сравнению с прошлыми годами, присутствовало заметно меньше. Причин этому было множество. Кто-то не смог приехать из-за болезни. У кого-то были неотложные дела требующие его присутствия на месте, а кто-то "отдыхал" в местах не столь отдалённых. Не было также Муравьёва с Кухтиным и это больше всего огорчало меня.



Тем не менее Новый год был встречен как подобает. Александр выкопал откуда то даже небольшую группу цыган, которые танцевали и пели для нас почти до самого утра. Утром же, по моей просьбе он отвёз меня и Юру Гаврилова на дачу в Переделкино, а сам возвратился в Зеленоград.
-Ну что? Завалимся спать?-как только мы вылезли из машины и попрощавшись с Александром переступили порог дачи, зевнул Гаврилов.
-Может, сначала, по паре капель?-предложил я.-А то голова прямо как чугуняка.
-Давай. Но только водки. От коньяка меня уже тошнит,-не стал возражать он.
-Сейчас. Камин только растоплю,-сказал я.



-Слушай, а почему Игорь с нами не поехал,-наблюдая как я кладу в камин берёзовые поленья, опять зевнув, спросил он.
-Не знаю. Не догулял наверно,-взяв, лежавшие на камине, спички принялся я разжигать огонь.
-Да?-хитро посмотрел он на меня.-А мне кажется он на ту смуглую цыганочку, в сиреневом платье с белой розой в волосах, запал. Чёрт..! Не могу вспомнить как её звать.
-Кириш,-подсказал я.



-Точно!-хлопнул он себя ладошкой по лбу.-Кириш! Так вот: Когда он песни этой Кириш слушал то у него глаза, прямо, как угли горели.
-Значит ты тоже заметил,-улыбнулся я.
-Этого не мог заметить только слепой,-глядя на быстро разгорающийся огонь в камине, сказал он.
-А что? Выглядит она очень даже ничего. Так что ничего удивительного в его поведении нет. Конечно, он постарше её будет,-притащив из кухни стаканы и бутылку водки, -присел я напротив него.-Но как сказал поэт: Любви все возрасты покорны.



-А тот факт что она цыганка тебя не смущает?-прищурился он.
С чего бы это меня смущало?-распечатав водку с удивлением посмотрел я на него.-Что, по твоему, цыгане не люди что ли?
-Я этого не говорил,-отмахнулся он от меня.
-Не говорил,-потвердил я.-Но подразумевал. А насчёт Кириш я тебе вот что скажу: Прежде всего она женщина. К тому же женщина привлекательная, а потом уже цыганка.



-Ладно,-не стал спорить он. Она действительно жещина привлекательная. К тому же поёт замечательно. Так что наливай. Выпьем за неё с Игорьком и на боковую, а то глаза прямо слипаются.
Спали мы, в этот первый день Нового года, почти до самого вечера. Первым проснулся я. Игоря всё ещё не было. Я вышел во двор. Постоял немного, глубоко вдыхая чистый, морозный воздух потом сделав круг, по заваленному снегом, саду, решил истопить баньку.



Сказано-сделано. Быстренько натаскав в предбанник дров, из стоявшей сзади гаража поленницы, я с рвением принялся за дело. А через час, когда жар достиг восьмидесяти градусной отметки, пошёл будить, всё ещё дрыхнувшего, Юру.
Он долго не хотел вставать, даже матерился и только тогда когда я, сдёрнув с него одеяло, пообещал облить его холодной водой, всё-таки встал.



-Хорош храпеть! От твоего храпа скоро дача рухнет. Одевайся. Я баньку растопил. Пошли хмель выгонять,-кинул я ему на колени один из моих халатов.
-Какая банька?!-вылупил он на меня сонные глаза. - Я голоден как волчара! Хочешь тебя зашамкаю!
Зашамкаешь к ужину. А ужин только после того как попаримся,-засмеялся я.
-Вот же липучий какой. Ну прям как банный лист,-пробормотал он и добавил, видя что так просто от меня не отделаться: Ладно. Чёрт с тобой! Твоя взяла. Пошли.



Мы вышли во двор и как раз в это время к калитке дачи подкатил "Мерседес" Игоря.
-Игорёк!-крикнул я как только он вылез из машины.-Я только что баньку сварганил! Давай с нами!
-Сейчас,-махнул он рукой.-Машину только загоню.




Парились мы, как полагается, в шапках и рукавицах. Парились долго. Несколько раз выскакивали в заснеженный сад. С криком и смехом, подзуживая друг друга, ныряли в нанесённые, там ветром, небольшие сугробы. Повалявшись в снегу снова забегали в парилку. Кожу, от резкого перепада температуры, приятно покалывало мириадами невидимых, мизерных иголочек. Непередаваемо приятным было это ощущение. Затем опять и опять плеща воду на раскалённые камни, осторожно вдыхали, пахнущий берёзой, жгучий пар и уже в тысячный раз, без всякой пощады, охаживали друг друга вениками кряхтя и постанывая от наслаждения.



-Ну как тебе банька?-после того как накинув на себя халаты мы уже сидели, внутри дачи, около камина, спросил я Гаврилова.
-Хаять не буду. Хороша!-подвинул он своё кресло ближе к огню.
-Я тоже так думаю. Памятник бы поставить тому человеку кто придумал это чудо,-потягивая, прямо из бутылки, холодное пиво, сказал я.
-Ага. Прямо на Красной площади,-поддержал меня Игорь и было непонятно говорит он это всерьёз или шутит.
-Можно и на Красной,-ожидая дальнейшего подвоха с опаской покосился я на него.



-Послушайте друзья,- повернулся в этот момент в нашу сторону Гаврилов, -а вы не могли бы меня завтра к Кремлю подбросить? А то сколько раз в Москве был и ни разу ещё по Красной площади не удосужился прошвырнуться. Да и на Ленина посмотреть охота.
-А чё на ево смотреть?-скривив губы, сморщился Игорь.-Мумия она и есть мумия. К тому же ещё усохшая.
-Игорь прав,-подумал я. - Какой интерес пялиться на труп давно умершего человека? Даже если этот человек и сам Ленин. Но если Юра попросил то надо, непременно, свозить. Не то обидится ещё.



На следующий день Игорь отвёз нас в Москву. К Красной площади мы подошли со стороны Никольской улицы.
-Не думал что она такая маленькая. По телевизору так раз в пять больше кажется. И народу почти нет,-ступив на площадь с удивлением произнёс Гаврилов озираясь по сторонам.
-С похмелья болеют. Вот и нет,-пошутил я.
-Скажешь тоже. Не все ж такие пьяницы как я да ты,-подходя к мавзолею рассмеялся он.



Нам не повезло. Посмотреть на Ленина так и не удалось. Мавзолей оказался закрытым. Собственно я так и предпологал.
-Жаль,-стоя около мавзолея и ожидая смену караула разочарованно произнёс он.-Уж очень хотелось на него взглянуть.
-Не расстраивайся. Здесь много и других интересных мест имеется,-успокоил я его. -А на Вовку в другой раз поглядишь. Никуда он не денется. Видишь как его охраняют?



После смены караула, побродив ещё немного по площади и пройдясь вдоль стены начинённой прахом различных знаменитых личностей, мы повернули в сторону Александровского сада. Там, очистив одну из присыпанных лёгким снежком скамеек и усевшись на неё, закурили.



-Ну вот,-пуская из трубки клубы дыма и глядя, на усыпанные снегом, деревья, сказал я.-Теперь Юра ты побывал, так сказать, в самом святом месте России. Кремль ведь всегда был для русского человека святым местом. Кто только не разрушал его. Знаешь, был такой рязанский князь Глеб Ростиславович, так он в 1179 году кремль дотла сжёг, но ничего.., построили снова. Да и татары его разрушали, и французы. А он гляди-ка всё стоит. Правда теперь уже не деревянный, а каменный.



-Жаль только что за этими каменными стенами не те кому нужно сидят,-задумчиво куря сигарету заметил Гаврилов.
-Это так,-согласно кивнул я головой.- Сидят не те. Горбачёв уже столько натворил своими дурацкими реформами что больше, пожалуй, некуда.
-Там кроме Горбачёва балбесов хватает. Моя бы воля я б всех их на лобное место вытащил да четвертовал. Козлы!-сплюнул он себе под ноги и затушив сигарету со злобой добавил: Поприлипали там к своим кожаным креслам как пиявки и ничем их оттуда не вытравишь. Сволота! Только о себе и пекутся. На простых людей им наплевать.



-Чего это ты так разошёлся?-улыбнулся я.-Мы ведь тоже не лучше этой сволоты.
-Не лучше,-согласился он.-Только мы не сидим по ту сторону стены. Знаешь, иной раз мне кажется, что после Ленина не было ещё ни одного нормального главы государства и если бы он дожил, хотя бы лет до семидесяти, то всё было бы по другому.
-Может оно и так,-осторожно выколачивая пепел из трубки, сказал я.- Только ведь не дожил. В пятьдесят четыре загнулся.
-В том то и дело что в пятьдесят четыре. А жаль. Мог бы побольше пожить,-поднялся он со скамьи и прищурившись на кучку дымящегося пепла под моими ногами, спросил: Интересно он царя и его семью из мести за братана своего "заквасил" или были другие причины? Как думаешь?



-Нет. Не из-за брата,-поднявшись вслед за ним и растерев ногой пепел по снегу, сказал я.-Месть тут не при чём. Просто нельзя было оставлять их в живых. Слишком много неприятностей могла бы эта семейка принести ему в будущем. Поэтому, как ты выразился, он их и "заквасил". Впрочем, я лично, считаю что поступок этот был правильным. Оставь он царя и его семью в живых то крови пролилось бы ещё больше. Время тогда было...
-А правду говорят что Ленин сифилитиком был?-не дослушав, перебил он меня.
-Сифилитиком?!-громко расхохотался я.-Ты бы поменьше всяким бредням верил. Вот попрошайкой он был. За это отвечаю. Я когда в Минусинск ездил, то в Шушенское заезжал, где он ссылку отбывал. Там музей под открытым небом есть. Так вот в доме той купчихи, где он жил, письма имеются которые он матери писал. Я те письма читал. Интересные письма должен тебе сказать...



-При чём здесь письма?-опять перебил он меня.
-Да при том что он у мамаши деньги постоянно клянчил,-пояснил я.-Не одного письма там не было где бы он денег не просил.
-Странно,-удивился он.-Такой человек, а у матери деньги выклянчивал. Он что, там в ссылке, не работал что ли?



-Нет конечно. Он вообще никогда в своей жизни не работал. Некогда было. Революцию надо было делать. Мировую буржуазию уничтожать,-усмехнулся я.
-Буржуазию?-переспросил он и помолчав с пару секунд, с налётом лёгкой грусти на лице, добавил: Чудно всё-таки устроен мир. Кто бы мог подумать что какой-то Ульянов сумеет вынудить царя отречься от престола, а затем стерёт с лица земли вместе с ним и всю его фамилию?
-Николай сам виноват,-сказал я.-Был бы порешительнее-этого бы не случилось. С Петра Первого пример надо было брать. Тот долго со своими врагами не чикался. Чуть что сразу на дыбу. Или с Ивана Грозного который непокорных бояр на воротах их собственных теремков вешал.



-Ага. Или с тебя. Жестокости то тебе не занимать. Ты бы не только Ильича, но и всех его опричников, включая Сталина, по стенке размазал,-вдруг ни с того ни с сего громко расхохотался он. Грусть с его лица будто ветром сдуло. В этом был весь Гаврилов. Его настроение могло меняться каждую секунду и никогда нельзя было понять что он выкинет в следующее мгновение. Эта черта его характера обычно приводила в растерянность и даже пугала тех, кто его плохо знал. Но я знал его хорошо и сразу сообразил что говоря о моей жестокости он намекает на тех "желторотиков" которых, незадолго до Нового Года, я пристрелил в лесу.



-Ладно. Хватит о пустом,-нахмурившись махнул я рукой нежелая продолжать этот разговор.-Пойдём лучше возле царь-пушки сфотографируемся, а потом с моста Москвы-реки Кремлём полюбуемся.
-Пойдём,-не стал возражать он, быстро сообразив что задел меня своим намёком за живое и что этой темы, по крайней мере в данный момент, лучше не касаться.



Вид со стороны Москвы-реки на Кремль был просто великолепен.
-Здорово,-стоя на мосту и глядя на сверкающие, под лучами холодного январьского солнца, позолоченные купола Кремля произнёс восхищённый, этой величественной панорамой, Юра.-Первый раз такую красоту вижу. Это надо же, даже не верится что это творение рук человеческих. Но тем не менее это так.
-Разумеется человеческих,-снисходительно улыбнулся я.-В Москве много таких красивых мест. Это тебе не Алма-Ата.



-Точно не Алма-Ата! Вон от реки каким холодом несёт. Околеть можно,-обиделся он за свой город.-И как только вы тут живёте? Солнце не греет. Луны никогда не видно. Вместо нормальных птиц одни вороны. По парку идёшь и боишься как бы тебе на голову "кляксу" не обронили. Удивляюсь как это они ещё не умудрились кремлёвские купола загадить?



-Ну да,-расхохотался я.- В Алма-Атинских парках ворон никогда не было и нет. Так что ли?
-Были. Но они уже давно в Москву переселились,-обняв меня за плечи и увлекая за собой вниз с моста на набережную, теперь уже снисходительно улыбнулся он.
Спустившись с моста мы долго ловили машину. Наконец остановив старенькое "жигули" и договорившись с водителем поехали ко мне на Большую Никитскую.



Подъехав к дому расплатились с водителем, вылезли из машины и осторожно, боясь поскользнуться на гладкой наледи тротуара, побрели к крайнему подъезду.
-Сейчас Юрец крымским винцом, ящик которого мне дед Хасан подарил, тебя угощать буду. Такое винцо тебе, наверняка, пить ещё не приходилось,-наконец-то добредя до подъезда, отворил я тяжёлую дверь, пропуская его вперёд.



-Верю,-обронил он проскользнув в подъезд и ступив на лестницу добавил: Дед Хасан плохого вина не подарит. Тем более тебе. Он ведь прекрасно осведомлён какими знакомствами и возможностями ты обладаешь. Для тебя стереть его с лица земли -раз плюнуть. Вот он и старается тебе угодить.
-Может оно и так,-сказал я, вытащив из кармана ключ от квартиры.-Только у него знакомств и возможностей ничуть не меньше моих, а отсюда вывод: Если он захочет то может, с таким же успехом, стереть с лица земли и меня.



-А вот тут ты крепко ошибаешься!-поднявшись по лестнице на площадку и остановившись около двери моей квартиры, повернулся он ко мне.-Не может он этого сделать, потому что тогда от него не останется даже обыкновенной пыли. И не только от него, но и от всех его родственников. Нет, на такое он никогда не пойдёт.
-Ну, пока ни я его, ни он меня стирать с лица земли не собирается,-сказал я, отомкнув дверь и ступив в квартиру.
-Это хорошо,-шагнув следом за мной захлопнул он дверь.-Дай бог чтобы всегда так было. Трупы никому не нужны.



-Слушай. Всё спросить тебя хотел: Как там нашему глубокоуважаемому Харитоше в Алма-Ата то живётся?-решив перевести разговор в другое русло, спросил я.- Не скучает по Питеру да по Москве?
-Некогда ему скучать. Я его делами по самое горло завалил. Кстати теперь он уже не Харитоша, а Павел Андреевич Козлов,-сняв шапку и аккуратно положив её сверху на вешалку повернулся он ко мне.
-Козлов?!-громко захохотал я на всю квартиру.-Он что сам такую фамилию выдумал или ты ему удружил?



-Да так уж получилось,-тоже рассмеялся он.-Когда паспорт делали я его спросил: Какую фамилию хочешь? А он говорит: Мне всё равно. Вписывайте какую хотите. Ну, а начальник паспортного стола мне подмигнул и под графой фамилия, такими аккуратными буковками вывел-Козлов. Он сначала обиделся. Но ничего. Теперь уже привык.
-Заберу я это "парнокопытное" скоро. Нужен он мне тут,-всё ещё давясь от смеха, сказал я.
-Жаль. Мужик он с головой. Дельные советы иногда даёт и с делами справляется на пятёрку с плюсом. Неплохо было бы если бы он навсегда у меня остался. Правда, если ты считаешь что он нужнее здесь то как говорится: Жираф большой-ему видней.



В это время зазвонил телефон и Гаврилов чтобы не мешать мне удалился в гостиную. Разговаривал я не долго. Звонил, тогда ещё мало кому известный Жириновский, которому, с недели две назад, я обещал подкинуть немного денег для его, пока ещё только начинавшей организовываться, немногочисленной партии.
После короткого разговора с ним, положив трубку, я зашёл на кухню и вытащив из ящика две бутылки вина водрузил их с двумя толстобокими фужерами на большой никелированный поднос.



Кто звонил?-как только я появился на пороге гостиной с подносом в руках, с любопытством спросил меня, устроившийся там на диване, Гаврилов.
-А что? Разве это так важно?-пройдя к дивану и поставив поднос на журнальный столик, поднял я на него глаза.
-Да нет,-пожал он плечами.-Просто я слышал что речь шла о деньгах. А когда речь идёт о деньгах меня почему-то всегда охватывает беспокойство.



-Звонил Владимир Вольфович Жириновский,-зная что он не отстанет от меня пока его любопытство не будет удовлетворено, сказал я.-Слышал про такого?
-Нет,отрицательно мотнул он головой.-Не слышал. А кто он такой?
-Ну, во первых он твой земляк,-присев рядом положил я ему руку на плечо.-Во вторых интересный человек который как и я знает несколько иностранных языков. В настоящее время занимается политикой. Идеи его в этой области не только радикальны, но и припахивают лёгким шовинизмом с большой примесью антисемитизма и это довольно странно, ведь отец его был чистокровным евреем. Да и сам он раньше носил фамилию отца. Это теперь он Жириновский, а раньше был Эдельштейном.



Знаешь,-сняв руку с его плеча и аккуратно откупорив бутылку разлил я вино по фужерам.-Иногда мне кажется что если этот бывший Эдельштейн когда-нибудь встанет во главе государства, то войны с Западом Советскому Союзу не избежать.
-А где ты с ним познакомился?-осторожно подняв один из фужеров с вином, вопросительно посмотрел на меня Гаврилов.
-На дне рождения у майора Топоркова. Он присутствовал там со своей супругой,-тоже подняв, вслед за ним, свой бокал, сказал я, добавив: Между прочим сейчас он подъедет. Если есть желание могу тебя с ним познакомить.



-Нет. Не надо. Не переношу людей от которых несёт политикой. Для меня все они проходимцы,-брезгливо поморщившись, возразил Юра.
-Ну что ж, жираф большой-ему видней,-довольный тем что удалось ввернуть одно из его любимых выражений, улыбнулся я.
-Это точно,-ухмыльнулся он.-Так что давай! Первый фужер за жирафа.



Жириновский приехал когда мы уже распечатали вторую бутылку. Я пригласил его в кухню и там передал, приготовленный мною заранее, пакет с деньгами.
-Большое спасибо,-пряча увесистый пакет в свой пошарпанный портфель поблагодарид он меня.-Вы нам очень помогли. На сегодняшний день мы очень нуждаемся в деньгах. Если бы вы только знали как туго нам сейчас приходится: Ведь наша партия только начинает становиться на ноги и подобные пожертвования для неё жизненно важны. Ещё раз громадное спасибо,-спрятав пакет в портфель протянул он мне руку.



-Ach! Ist doch nicht der Rede wert,-сказал я по немецки, пожимая ему руку и перейдя снова на русский добавил: Всё в этой жизни переменчиво. Сегодня помог вам я, а завтра, может быть, поможете мне вы.
-Обязательно помогу. Без всяких-может быть. Если, конечно, вы будете в этом нуждаться.
-Разумеется поможешь. Куда ты теперь денешься? Сумму-то я тебе не маленькую отвалил,-с вежливой улыбкой на лице, распахнув дверь кухни и пропустив его мимо себя, подумал я.



Гаврилов, всё это время, сидел в зале.
-Ну что? Сколько бабла этому жиду отвалил?-как только я переступил порог гостиной проводив Жириновского, насмешливо, спросил он меня.
-Десять тысяч в пятидесяти рублёвых приятно хрустящих ассигнациях, сказал я.
-Ого!-шутливо округлил он глаза. Надо бы догнать и ограбить. Зачем этому козлу такие громадные деньги?
-Первый раз слышу что для тебя десять тысяч громадные деньги. Дома-то в заначке под матрацем, наверное, миллионы лежат?-засмеялся я.
-Чё есть-то есть. Скрывать не буду,-тоже засмеялся он.-Только лежат они не под матрацем, а в совершенно другом месте.
-План, где находится это место, нарисуй,-хитро прищурился я.
-Да? А может тебе ещё ключи от квартиры где миллионы лежат на блюдечке преподнести?-перефразировав знаменитое выражение Остапа Бендера, плутовато ухмыльнулся он.



В это время в прихожей, перебив наш шутливый разговор, опять зазвонил телефон.
Звонил Игорь.
-Через два часа подъеду,-деловито сообщил он.
-А что случилось?-решив что произошло что-то из ряда вон выходящее с тревогой в голосе, спросил я.
-Ничего не случилось,-успокоил он меня.-Просто хочу лично отвезти в аэропорт Юру. Так что такси можете не заказывать.
-Хорошо. Приезжай. Будем ждать. Только не опаздывай. Самолёт через четыре часа,-зная с каким большим уважением Игорь относится к Гаврилову не очень удивился я.



Впрочем уважал Гаврилова не только один Игорь, его уважали почти все кто хоть раз имел с ним дело. Хоть и вспыльчивый, часто непредсказуемый и неисправимый циник он всё равно умел расположить к себе людей. Такое, да ещё с таким нелёгким характером, дано не каждому. Гаврилову это было дано. Было в нём что-то такое, отчего люди проникались к нему не только уважением, но и безграничным доверием.
Впрочем их доверием, в отличии от меня, он никогда не злоупотреблял.



-Слушай,-как только я опять появился в гостиной, медленно потягивая, из фужера, вино покосился он в мою сторону.-Отключил бы ты этот дурацкий телефон. Спокойно поговорить не даёт. Верещит и верещит без конца. Кто опять звонил-то?
-Игорь. Сказал через два часа подъедет и в аэропорт тебя лично отвезёт,-подошёл я к дивану и опять уселся рядом с ним.
-И-игорь?-смешно вытянув губы, протянул он.-Это надо же! А я почему-то подумал, после того как к Никольской подъехали что он опять к этой цыганочке подался. Чёрт! Всё время имя её забываю.



-Кириш,-взяв свой фужер с вином, напомнил я.
-Ну да. Ки-и-риш,-опять смешно свернув губы трубочкой протянул он.
-Что-то ты часто про эту цыганочку вспоминаешь. Может тоже запал на неё?-задорно посмотрел я на него.
-Нет,-улыбнулся он.-Цыганки все черноволосые, а мне нравятся блондинки. Такие как Мерилин Монро.
-Мерилин?!- чуть не свалившись с дивана, захохотал я.



-А что? Думаешь рылом не вышел?-встал он с дивана и бросив взгляд в небольшое, овальное зеркало, висевшее сзади него, шутливо добавил: Я то, пожалуй, получше чем Кеннеди выгляжу. Вон посмотри какой красавец из зеркала выглядывает: Волос волнистый. Глаза что твоя бирюза. А носяра то.., прямо как у Апполона. Не-е, Джону до меня далеко.
-Ага, куда ему против такого матчо с бирюзовым взглядом и носопыркой как у Апполона,-смахнув выступившие на глазах слезинки и корчась от приступов смеха, еле выдавил я из себя.



-Перестань гоготать, не то кондрашка ненароком хватит. Чего разошёлся то?-пригладив рукой волосы ещё раз посмотрел он в зеркало, и взяв себя двумя пальцами за нос, сделав серьёзное лицо бросил через плечо: Себя не узнаю. Ну прямо Алёша Попович. Только кольчуги да коня не хватает.
От этих, сказанных им с серьёзным выражением лица слов я уже не хохотал, а только тонко верещал как заяц которому наступили на лапу.


Игорь приехал когда мы уже заканчивали вторую бутылку. Пройдя в зал сказал осуждающе покачав головой: Ну прямо как дети ей богу. Вам же на самолёт Юрий Павлович.
-Дети,- Игорёк,-вина не пьют. Потом, мне ведь не за штурвалом сидеть,-отмахнулся от него Юра.
-Что ж, вам видней,-не стал спорить Игорь.



-Это правда. Мне видней. Но.., в чём то ты, Игорёк, кажется, прав. Не дай бог ещё в самолёт не пустят. Поэтому допиваю вино,-протянул он руку к своему фужеру,-и под холодный душ.
-Только побыстрее. До Домодедово путь не близкий. На регистрацию можем опоздать,-посмотрел на часы Игорь.
-Есть!-опрокинув в себя остатки вина из фужера и со стуком поставив его на стол, дурашливо, по военному печатая шаг, вышел он из гостиной направляясь в ванную, под душ.



Игорь опасался зря. К аэропорту мы подъехали за пятнадцать минут до регистрации и успели ещё выпить по чашке кофе в буфете, после чего Юра зарегистрировавшись на рейс сразу исчез в накопителе. Мы же, выйдя из здания терминала, медленно побрели на стоянку к машине.
На душе, после прощания с Юрой, было тоскливо и неуютно. Эту тоску ещё усугблял собачий холод царивший на улице.


-Ну что? Куда поедем?-подойдя к машине повернулся ко мне Игорь.
-Не знаю,-поёживаясь от холода, сказал я.
-А давай дёрнем в Переделкино,-предложил он.-Чего тебе одному в квартире то куклиться? Вдвоём как никак веселее будет.
-Ну что ж,-после недолгого раздумья, решил я.-Давай в Переделкино.
-Тогда по Каширскому шоссе и на Кольцевую,-забравщись в машину запустил он двигатель.
-Только не гони,-заранее предупредил я его. Не то как бы в кювете куклиться не пришлось.

Продолжение следует



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 6
© 21.11.2016 ЭЛ

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.