Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Тревога

[Владимир Кучерь]   Версия для печати    

Тревога
(поэма)
И я видел, что Агнец снял первую
из семи печатей, и я услышал одно из
четырёх животных, говорящее
как бы громовым голосом: иди и смотри.
Откровение глава 6.1
1. Сон
Мне снился сон, –
Как чёрная комета,
Сошла на землю
С белых облаков.
Прогнулась до глубин
Кора планеты
И закачалась
С четырёх боков…
Взревели,
Смерчи,
Бури,
Ураганы…
Круша дома,
Дворцы,
Пути,
Мосты…
Сходили небоскрёбы-великаны
В разверзнутые силами грунты.
Летящие по курсу самолёты
Срывались,
Не достигнув долготы…
И гибли корабли в водоворотах
Не оставляя за собой следы.
Сползали ледники,
Неся в долины
Лавины камня
С горной высоты,
На главных реках
Рушились платины,
И страшным валом
Шёл объём воды.
Потоки селей
С гулом нарастая,
Скалистые ровняли берега,
В пустынный ужас
Погрузились дали
И таяли полярные снега…
С экватора
Вскипали бурно воды
Земного океана,
Из глубин,
Всплывали существа
Такого рода,
Что серный пар
За горизонт клубил…
Живых существ
Предсмертные страданья –
Невероятной гибели замес.
Мир прибывал
В гниющем состоянье
И смрад стоял
До глубины небес.
И превратились города в руины,
И люди возвеличили вражду,
И отбирали сильные мужчины
У слабого, последнюю еду.
И плакали потерянные дети,
В безумие впадали старики…
Столпотворенье
На планете третей,
Образовало адовы круги.
И пожирали жуткие пожары
Остатки флоры до живых корней,
Вонзались в землю молнии-кинжалы,
В невероятной тьме,
Последних дней.
И атомные станции взрываясь,
Радиоактивный утвердили мор.
Земная плоть себя, не узнавая,
В заупокойный превращалась сор…
Лежал от горизонта к горизонту
Мир сокрушённый
Внешней силой в прах,
И умирали медленно архонты
В бетонных
Обречённых бункерах.
Цвет космоса
Приобретало небо,
Лишалась атмосфера прежних сил.
Распад всемирный,
Смерти на потребу,
Координаты вечности сместил…
С высокой точностью,
До сантиметра,
Закат последний обозначил след
И под напором солнечного ветра,
Создатель прогремел –
Спасенья нет!

Внезапно я проснулся,
Пели птицы,
Предчувствуя,
Лик солнечного дня,
Восход весенний разбудил столицу,
Где началась людская колготня.
На радужном,
Развернутом экране,
Тревожных новостей
Шумел поток, –
Что кризис перешёл
Немыслимые грани,
Охватывая
Запад,
Юг,
Восток...

2. Явь
Всплывает жизнь и снова тонет,
В земную погружаясь, твердь.
Согласно линиям ладоней
Судьбы вершится круговерть.
И по стечениям случайным,
Что не предвидеть наперёд;
То горе душу облучает,
То сердце радость обретёт.
Так балансируют событья,
По жизни к цели основной…,
Во всём привычном миру быте,
Со всей его величиной.
И с глубиной противоречий,
Что претендуют на права
Невероятно грозной сечи,
Что даже кругом голова.
Остры непониманья взгляды,
Религий разнолик глагол
И малевать кривеллы рады
Карикатуры на раскол –
За надругательство над верой,
Не заставляет ждать себя,
Террористическая мера,
Толпу невинную губя.
Вскипела признанная сила
Пустынной бури свирепей,
В знамёнах аспидных ИГИЛА
И в чёрных масках палачей.
Ракеты, пушки, автоматы…
И с неба бомб смертельных вой.
Темнее «Черного квадрата»
Картина кровью нефтяной.
Теченье следует по курсу,
Что обозначила война.
В борьбе за новые ресурсы
Огромна жертв величина.
Переселение народов,
Потоки беженцев верней,
Не по библейскому исходу
От исторических корней.
Запреты, санкции, эмбарго –
Меж государствами редут,
Отсюда отношений свалка
К военным действиям ведут.
И в большинстве своём, как тучи,
Идёт всемирная вражда:
Восстания, протесты, путчи,
А во главе всего нужда.
С заокеанскою подготовкой
Пандоры ящики в броне;
Суть нагнетанье обстановки
В ближневосточной стороне.
Любой ценой зло уничтожить,
Встав сокрушающей стеной…
Мороз по нервам и по коже
Ложится коркой ледяной.
Разброд на всём пространстве века
И в общей массе не узреть
С лицом открытым человека,
Вместо лица тупая твердь.
Как в басне, уподоблен возу
С поклажей, Западный Союз,
От нарастающей угрозы,
Не подвигает спорный груз.
Объединение не прочно,
Кто на попят, кто в облака,
С такою целью одиночной
Дорога к миру далека.
Опять на землю через дуло
Взирают духи кутерьмы
И в политических посулах,
Дурман наводят на умы.
Грехи людские с новой силой
И с пресловутою мошной.
И кровь Христова не отмыла
От злобных пятен лик земной.
Прости Господь умы лихие
При смертоносном вираже,
Вновь во спасение Россия
Стоит на грозном рубеже.
Как быть с вселенским беспорядком?
Как сталь российская крепка?
Чтоб предрешить войны нападки
И не остаться в дураках.
Как это было с целью меткой,
С подачи дружбы во вражду.
Как возродить деянья предков?
Не наступать опять на грабли,
Чтоб не трещали лбы у нас
И выдавить раба по капли
Из самых обделённых масс...

3. Город
Увы, на всё у жизни ценник,
Определённый смысл и взгляд,
Чтоб не промчаться мимо денег, –
Как в наше время говорят.
Повсюду проявляй сноровку,
Увидеть главное умей.
С интуитивною диктовкой
Намного станешь деловей.
А если говорить короче,
Приобретай авторитет...
И развернув экран рабочий
Ныряй в глубины интернет.
Но перед тем, продравшись в «пробке»,
В автомобиле, всем на зло...
И если вовсе не из робких,
Спеши к работе на метро.
Повсюду сутолока, давка,
Столица не привольный край,
Хвост вырастает на заправку,
И долго не идёт трамвай.
И переполненный автобус,
Водителю не аргумент,
В наушниках у входа «тормоз»,
Вернее школьник-монумент.
Не извините, не простите –
«Ты, что баран», «а ты овца» –
И перепалка в общем быте,
Порой доходит до свинца…
В торговле бум!
Базарный рынок.
Он возникает на ходу,
Где от бейсболки до ботинок,
Любую вещь себе найду.
Не то, что при социализме
Махровый дефицит кругом,
Теперь скатился в лоно жизни
Торговли расторопной ком.
И наплевать всем на погоду
В дождь,
В вёдро,
В снег,
Или в мороз.
Плывут со всех сторон доходы,
Являя в предложенье спрос.
Товар свою имеет квоту,
Но, к сожалению всему
Китайской мишурой работы
Из не разрушенных коммун.
А может, возмущён напрасно?
И что уж там не говори,
Жизнь удивительно прекрасна,
Если ты сам хорош внутри.
Если ты сам имеешь совесть
И не кривишь душой своей.
Я продолжаю дальше повесть,
Хотя с неё не веселей.
И так работа закипела,
Сплошь телефонные звонки
И разговоры до предела,
И набекрень текут мозги.
Но надо делать своё дело,
А если повезёт любить,
Так до вечернего придела
Во всю, как говориться, прыть.
Теперь в почёте адвокаты,
В судах несметные дары.
Неприкасаемо богаты
Закон презревшие воры.
Его сравнили люди с дышлом,
Ещё от Киевской Руси.
Не видно правды и не слышно,
Кого угодно в лоб спроси.
Голь – обокраденных до нитки,
Боль – до последнего бомжа,
До горестной душевной пытки,
До состоянья мураша…
Ползи по жизни оголтелой,
И нет надежды на весло
Удачи, что выносит тело
На гребень, с криком: «Повезло!»
За всё платить всю жизнь до крышки,
Как раздеваться наголо:
За отпускную передышку,
За свет, за воду, за тепло,
За землю нашу, над которой
Господь лишь властен испокон.
Но продолжаются поборы,
Что под себя творят закон.
И шайки рейдерских захватов,
В двух километрах от Кремля,
Гуляют с варварским диктатом,
Так что качается земля.
Свихнулся разум человечий,
Чернеет таинства душа
И кто добром грехи излечит,
Событья новые верша…
Жизнь проверяет всех на прочность,
Всему, во всём отмерен срок:
Летят листвы отжившей клочья
И завершают свой виток.
Дождей осенних полировка
По тротуарам гонит слизь,
А в переходах грязь, тусовка,
Где прожигает люди жизнь.
Пивные банки, сигареты,
Но главный обожатель – шприц,
Как говорится, песня спета,
Кто навзничь падает, кто ниц.
Воспринимается воочию
Мир проституции – гламур,
Что процветает днём и ночью
В продаже откровенных дур.
Потерянное материнство,
Ответственность отцовства – дым:
Аборт равняется с убийством,
И Православием судим.
По телевиденью программа:
Телодвиженье у шеста…
Тупой безнравственности яма,
В простонародье срамота.
Киноискусство в форме блуда,
По извращённой наготе…
Экран в крови от Голливуда;
Насилие на высоте.
И продолжается прессовка,
Мораль, и общество кривя,
Лишь солнца – божия коровка
Ползёт, по небу, не ревя.

4. Разлад
А Время – огненная птица
С высокой скоростью летит
И пепел памяти ложится,
Клубится дымом позади.
И череда веков струится,
И по земле, и под землёй,
Минувших лет лежат страницы
С налётом пепла над золой.
И грозовые блещут крылья,
И громовой течёт раскат,
Где прежде равенства идиллия
Перевернулось на закат.
И где теперь над долей царской
В слезах молитвенных толпа,
Непомнящая довод барский,
Что трудовой люд – от раба.
И что деленье на сословья –
Империи российской пресс,
Отжал озёра слёз и крови,
Питая власти интерес.
От века, только пол процента
Пиры справляли сотни лет,
Но этой правды документы
Приобретают бледный цвет.
Всё ж след истории по праву
Впечатан в память навсегда,
Под пологом времён кровавых,
Таится древняя вражда.
Восстаний грозные теченья,
Протест являли неспроста –
Колесования мученья,
Достойны подвигу Христа.
Архиерейскому Собору
Решенье вынести пора,
За вековые произволы,
За униженье силой зла.
Дела и подвиги не меркнут,
За правду, доблесть и оплот…
По Православью Русской церкви
Канонизировать народ.
Достоин он святой иконы
И самых светлых божьих слов,
На нём стоит…, стояли троны,
Народ основа из основ.
И отвратить людей от рабства
Дурмана,к личному стыду –
Иметь любым путём богатство,
А после, хоть гореть в аду.
Слова блатное «хрусты», «бабки»
Первостепенно в языке.
И золото в оффшорных банках
Скрывается под апплике…
И столько грязи в человеке,
Что сразу не процедишь муть.
Как мудро сказано – к Омеге
Мир подойдёт и в этом суть.
Хоть два конца имеет палка,
И всё ж нажива правит бал,
Когда в правительстве запарка,
И политический аврал.
Хотя не тонет правда-матка,
Но кривды больше на плаву,
С подходом лицемерным схватка
В дипломатичном рандеву.
К примеру; были мы едины
От корня Киева-отца –
Народ по имени Русины,
Раскол пришёлся по сердцам!
Всего одна тому причина –
Субъект историей рулит;
От гения до дурачины
И одобряет путь синклит.
Да, наша Русь пошла оттуда,
От древних киевских холмов
Мы все одной по крови люди,
От корня двадцати веков.
Мы вновь должны объединиться,
Не быть посмешищем врагам.
Одна у нас в душе столица,
Одна река… и берега…
Где круговую пили чашу
Друг с другом предки не за страх,
Где медведей ломали в чащах,
Боролись честно на пирах.
Где веселили скоморохи:
Князей, холопов, воевод,
Жалели сирых и убогих,
Таков от века наш народ.
Как далеко, то время было,
Теперь его уж не догнать.
Славянская гуляла сила;
Теснила печенегов рать.
Объединенье твёрже камня,
На рубежах богатыри,
Народ с богами в связи давней
От Громовержца до Земли.
Основой труд был и порядок,
Родами жили сообща:
Справляли праздники – Коляды,
Ярило, к жизни возвращал.
И пели песни с медовухи,
А как гулять без пива нам!
Но вдруг пошли в народе слухи,
Что новый Бог, и новый храм…
Но от кого такие веды?
Знать от подмётного письма,
Выходит так, что песня спета, –
Кому молится нам, Кузьма?
Снесла дружина истуканов
И сбросила в поток Днепра,
Поплыли боги к океану,
Сегодня лучше, чем вчера…
За синим морем-океаном,
Там за горами край святой!
Так от Владимирского стана
Крест основали золотой.
Но только разум снёс не сразу
Алтарь языческих богов;
Не следует душа указом,
Она свободна от оков.
Всё ж настоятель людям нужен,
Брат, запиши себе на лбу.
Проникся голос божий в души,
Вошёл в народную судьбу.
В сердцах молитвенное слово
С Господней помощью в связи,
Так вера новая Христова
Пошла от Киевской Руси.
В славянские запала души,
Молитвой помогал Господь.
Только гордыни ветер кружит
Смущает дух, снедает плоть.
И православья перекройку
Никита Минов ввёл во вред,
Вслух говорить об этом горько,
И через триста с лишним лет.
За веру, что не терпит глума
Крест на Голгофу нёс Христос,
Так же костёр дух Аввакума
К престолу божьему вознёс.
И до того распад лёг тенью
Церквей на запад и восток,
Потом сектантские теченья
Свой обозначили исток.
И обрекли людей на буйство,
И на раскол молебны ход,
И большевизма богохульство
Ввело в позор сан и народ…
И, как по линиям не ровным,
Теперь украинский развал,
Определил распад церковный –
Бандеровцы справляют бал.
Шовинистическая брага
Сквернит святой воды исток.
Врагам России зло во благо,
Войны гражданской кипяток...
Но следует напомнить снова,
О совершенье славных дел,
Как пращуры держали слово
И уходили за предел…
Пошла Россия не с наскока,
Открытия без обиняков,
От запада за грань востока,
На протяжении веков.
Крепились родины кордоны,
Теснили полчища врагов
Казаками степного Дона
И вольной Сечи казаков.
И погулял Ермак в Сибири,
Хоть был его поход не прост,
Россия становилась шири,
В гигантский воплотилась рост…
Без варварского абордажа,
Трудами русских моряков,
Открытие земель и даже
Американских берегов.
Огромное пространство наше
Не сдюжил царь, исход таков –
Пошла Аляска на продажу
В глубокой тайне «горчаков».
Откол семнадцатого года,
Уже от западных краёв,
Прошёлся по судьбе народа
В сопровождении боёв.
И в девяностые годины
Союз с краёв расколот был
И нет суда, кто под личиной,
Или открыто зло творил.
Вновь с одного, с другого края –
Воюет против брата брат,
Слывёт героем Ванька-Каин
И к миру нет пути назад.

5. Море
Лишь остаётся возмутиться,
На казнокрадство в новостях…
Раскольников ждёт заграница;
Где сервис дорогим гостям.
Их виллы звёздные у моря,
И лекционный бум-успех,
Их – миллионы от поборов
И воровство для них не грех.
Их ждут дворцы на побережьях,
В широтах южных острова,
На яхтах отдых безмятежный,
Им служит бритая братва…
Там благодать земного рая,
А не России мерзлота.
Просторы красками играют,
И голубых кровей вода…
Там от заката, до рассвета,
И от рассвета до зари.
Не умолкает голос лета,
Идут по курсу корабли.
Там солнце розовым павлином
И жарким пламенем костра,
Сверкает ярче, чем рубины
И шоколадит всласть тела.
Там по морским просторам вольно,
С границ далёких и частей,
Гуляют в пенных гривах волны,
Бьют в берег в виде лопастей.
Век перемешивают гальку
Вдоль – по черте береговой,
Там небо с морем в прочной спайке
Горизонтальною дугой…
Вот по одной из половинок
Вслед за корабликом лихим,
Группа, летящая, дельфинов
Рисует на волнах круги.
Повсюду слышен чаек пеленг,
Их тени белые легки…
Сплошь белизной пронизан берег,
И под стопой поют пески.
Но всё ж не дремлют духи моря,
Хоть их бессонница века…
И наплывают от предгорий
Стеною серой облака.
И на глазах темнеет море,
Сужается его простор,
Проявит ливень свою волю;
С гор принесёт культурный сор.
Извергнет сотни кубометров
На всё пространство с высоты,
И, что особенно заметно,
На все прибрежные сады.
Зальёт платаны, кипарисы
И на дворцы, прольёт заряд;
Вся водяная масса снизу
Вдруг превратится в водопад.
Потоком бурным схлынет в море,
Снесёт деревья и кусты,
И вновь с препятствиями споря,
Разрушит шаткие мосты…
И впрямь, нахлынул ливень чёрный,
Помчались воды с горных круч,
Луна тяжёлая проворно
Скатилась с неба в дебри туч.
И потонул приютный берег
В невероятной темноте.
Пошёл раскат в небесной сфере
По всей престольной высоте.
Так золотой погоде вызов,
Стихия возвела в хулу;
Дождь барабанит по карнизу,
И по оконному стеклу…
Взъярились капли, капли, капли…
И превратились в голоса,
А в море светится кораблик,
Будто плывёт по небесам.
Его болтает ветер вечный,
Сопровождает жуткий вой,
Но до причала он, конечно,
Дойдёт сквозь ужас штормовой.
Как в жизни, в мире всё не просто,
И продолжается гроза;
Вмиг погасил злой ливень звёзды,
И опрокинул небеса.
И хлещет дождь без передыха,
И шлёт раскаты над землёй,
И молнии сверкают лихо –
Копьём, серпом, мечом, змеёй.
Когда уймётся жуткий ливень,
Как разгулявшийся набоб?
Он рано утром над заливом
Столкнётся с солнцем точно в лоб…
И распушатся над курортом
От солнца кудри и усы,
Где грязь технического сорта
Вдоль всей прибрежной полосы.
Заполонили мир моторы, –
Пророчество в картине «Крик»,
Страдает фауна и флора
И братья меньшие при них.
Вод зараженье видеть больно,
Как обитателям дышать…
Одна надежда - ветры, волны,
Природы вечной благодать.

6. Глубинка
Как ежедневный хлеб насущный,
Живущей особи любой.
Не разобраться в сложной гуще
Народной массы мировой,
Кто-то довольствуется малым,
Кому-то ресторанный пир…
И по примеру песен старых
Мы не построим новый мир.
Глобальных перемен эпоха,
Ракетой стала «Булава».
И за детей растёт тревога,
И вновь за нами, брат, Москва…
Только деревня позабыта,
Её проблемы на потом,
Где на лицо убогость быта,
И не один заброшен дом…
Спецназа ветеран, Васильич,
Живёт трудом
В среде крестьян,
В здравом уме,
Ещё при силе,
Но за долги отдал баян.
Он вспоминает друга часто,
Баян прошёл всю службу с ним.
Как быть Василичу в несчастье,
Если безденежьем судим…
Пел бывший воин свои песни
От дум, от сердца, от души,
Послушаем читатель вместе,
Хотя б одну, в родной тиши.
Песня
В военкомате бравый спец,
Судьбу решает: «Молодец,
Пойдёшь туда, где рыщут волки…»
Поплачет мать, взгрустнёт отец…
На фотографии юнец
В защитной каске с рыжей чёлкой.

В ауле затаился враг,
А может всё-таки не так
Пошли события, как надо.
Неужто нашей дружбе крах…
Ни Саваоф и ни Аллах
Кровопролитию не рады.

Шагнул солдатик в колею,
В лесном заснеженном краю,
Где воевать был не согласен.
Он вспомнил дом родной, семью
И не в открытом пал бою
На припорошенном фугасе.

Потери оправданья нет.
Какой у воина ответ,
Если лежит, молчит мертвецки.
Заледенел кровавый след
И потерли синий цвет
Глаза раскрытые по-детски…

СМИ разрывается на крик,
Что уничтожен боевик,
А федералов лёг десяток.
Горючих слёз течёт родник,

Домов разбитых чёрен лик;
На разоренье дьявол падок.

Опять гражданская война,
Она правителей вина,
Простой народ – её заложник.
Поминки справили… Весна!
Такой свободе грош цена,
Где пахнет кровью подорожник…

Звучала музыка печально,
Всё ж пожелай ей, гой еси.
Вся поэтическая тайна,
От струн Баяна на Руси.
Но вот в полях, за огородом,
И за стеной бетонной сплошь,
Где выросли дворцы-уроды,
А земли куплены за грош…
Гремит безумная музыка,
Верней чумной заморский вой.
Народу его слушать дико
Душою, сердцем, головой.
Так хлопоча о личном благе
Вдыхая свет и кислород,
Чиновник, вовсе не Акакий,
Там припеваючи живёт.
И состояние народа
Едва ль волнуют его мозг,
Он на экранном развороте
Нагуливает шик и лоск.
Телеведущим на вопросы,
Ответит,
Даст любой совет,
И крокодильи выльет слёзы
На весь трагический предмет.
Так перекосы, перехлёсты,
Нас заставляют потужить,
О времени до девяностых,
Воспоминания свежи...
Сегодня трудно жить в глубинке,
В провинциальным городах
На уровне подсобных рынков,
В стихийно собранных рядах.
Там демократии порядки,
Свои избранники-царьки,
И в долларах большие взятки,
От не скудеющей руки.
Зачахли фабрики окраин
И жителей число на спад,
И вновь вопрос цепляет, ранит –
Что делать, и кто виноват?
Что было белым, стало серым,
И серы запах до небес
От перестройки оголтелой,
И с ППШ наперевес.
И до сих пор стоит задача,
Как укротить боевика?
И дальше залежей раздача,
Не за понюху табака…
… Россия всё же устояла,
Шагнула в двадцать первый век,
В боях с предательским накалом
От кровников, свершивших грех.
Скрепила воинские силы
И государственный оплот,
Хотя, всё так же тянет жилы
В существовании народ.
И сеет зло в глубины жизни
Альянс закатных берегов.
Моя великая отчизна,
Не счесть число твоих врагов.

7. Распутье
Земля прибывает в угаре,
Просить у пришельцев защит,
А может, они хуже твари,
Каких не придумал Аид.
Как снизить враждебности пламя,
Страшна его градусов медь.
Ошибок былых не исправить,
Но в целом не делать их впредь.
Напрасно в прибытье недужном
Пенять, на шальную судьбу…
Тревожней оценивать нужно,
Пришедшего века пальбу.
Был первый в Сараево выстрел,
Потом Вестерплатте второй.
Столетье растаяло быстро
К последней войне мировой.
И в этот мелькнувший период,
Немало сверкнуло мечей:
Терроров подлейшие взрывы,
В Камбодже убийство детей.
Напалмы и тонны разносов
Свинцовых светящихся пуль,
На земли Вьетнама, Лаоса…
И дальше в пустыне пять бурь.
Гражданские войны и стычки…
А пламя до неба разжечь
Несложно от маленькой спички,
Горька моя грустная речь.
Пожары сражений не просто
И больно опять вспоминать;
Погосты, погосты, погосты…,
Лежит безвозвратная рать.
До времени в землю зарыты.
За что и про что? Вот вопрос.
На всех континентах пролито
Безмерно и крови, и слёз.
Грешна человечества личность
Себя же склоняет к беде?
Плюс-минус теряет цикличность
В погодно-природной вражде.
Судьбу населенью земному
Пророчат мечтатели так:
«Что жить поколениям новым
В других отдалённых мирах.
И там, вслед намеченным курсом,
Пойдут только мирным путём,
Чтоб с ритма биение пульса
Не сбить смертоносным лучом.
Чтоб чувства в сердцах не черствели,
И мозг не дубел в век машин,
Идти будут к праведной цели,
В чарующем свете души».

При доблести вольных фантазий
Душой и умом не криви.
Скрепляет житейские связи,
Надежда к добру и согласью,
С природой в святой ипостаси,
И с верою в Бога людьми –
Бессмертное чувство любви
И этим земной мир прекрасен.
2015 год



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
© 20.11.2016 Владимир Кучерь

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика гражданская
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




1 2 3 4 5 6 7 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества