Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Работяги, плебс, господа.

[Виктор Дьяков]   Версия для печати    

РАБОТЯГИ, ПЛЕБС, ГОСПОДА.

рассуждения на заданную тему

        На какие социальные группы делится общество? Ну, это смотря какой исторический период рассматривать, ответит большинство историков. Возьму смелость заметить, что в любой период истории человечества эта градация фактически одинакова, и будет таковой всегда, покуда существует человечество. В древнем Риме, согласно учебникам Истории Древнего Мира советского периода, существовали следующие основные социальные группы: аристократы-патриции, плебс, рабы. Что касается патрициев и рабов – тут все ясно. Первые всевластные, имущие господа, последние – бесправный, неимущий и унижаемый «низ» древнего рабовладельческого общества. А вот что касается плебса… то есть плебеев, то здесь советские историки сделали попытку «запрячь в одну телеги коня и трепетную лань», и не только их. Ну, как можно считать принадлежащих к одной социальной группе например земледельца-колона, городского ремесленника, того же отслужившего свое в римской армии бывшего легионера и… И ту же уличную чернь, без определенного рода занятий, что постоянно требовала «хлеба и зрелищ», этих городских бездельников, нищих, попрошаек, которых в первую очередь ублажали римские императоры. Именно для них учреждались бесплатные раздачи хлеба, и не только для аристократов, но и на потеху этой черни устраивались кровавые бои гладиаторов. Именно бездельная «чернь», а вовсе не все прочие составляли большую часть зрителей того же Колизея и ему подобных арен-ристалищ. Тем же колонам и ремесленникам вряд ли было возможно часто ходить по Колизеям, они за день так успевали уработаться, что просто хотели отдохнуть, ну а отставным легионерам, насмотревшимся крови на войнах, эти зрелища тоже были без надобности. Так можно ли, исходя из вышеизложенного, объединить в понятие плебс неимущих и малоимущих людей живущих своим трудом (ремеслом, сельскохозяйственным, ратным…), и толпы неимущих бездельников, во все времена питающихся дешевым, или даже бесплатным хлебом, во все времена жаждущих «зрелищ», которых во все времена почему-то в первую очередь ублажали правители?
        Зачем нужен этот экскурс в Историю? Затем чтобы стало абсолютно ясно – за две тысячи лет в социальной градации общества, в основном, ничего не изменилось. И отношение нынешних «господ» к «нижестоящим», примерно такое же, как у римских патрициев к своему «плебсу». Бездельникам и бандитам – дешевые хлеб и зрелища, работяг и всевозможных служивых людей всячески притеснять и обирать. Здесь, наверное, у людей прошедших «школу жизни» в условиях «развитого социализма» возникнет вопрос-протест: а как же советская градация общества? Ведь там позиционировались совсем иные социальные группы: рабочий класс, колхозное крестьянство, трудовая интеллигенция. Ну, во-первых данная градация не состоятельна уже потому, что здесь не указаны две социальные группы того советского общества: партийная номенклатура и не такая уж маленькая прослойка уголовников, преступников-рецидивистов. Номенклатура – это не что иное, как властьимущие господа, которые в древности именовались патрициями, ну а «профессиональные» преступники родом из того же плебса, которых ублажали те же патриции и императоры. Ублажали ли советский плебс советские вожди? Во всяком случае на заре советской власти их официально провозгласили социально близкими рабочему классу и даже пытались перевоспитать в настоящих работяг. Чушь, конечно, кто рожден не работать, работать не будет никогда. Он будет заниматься чем угодно, воровать, убивать… изображать работу, то есть тренькать на гитаре в переходах метро, третьесортных ансамблях, плохо петь, плохо писать статьи, репортажи… даже быть плохим преподавателем, артистом, что угодно, но по-настоящему он работать не станет.
        Как видите, потомки того древнеримского плебса сейчас не составляют единой социальной группы. Они растворились в современном обществе. Причем самые рисковые из них, уголовники, оказались самыми незамаскированными, и, если так можно про них сказать, честными – они не лукавя всегда и везде открыто говорят, что не будут работать, а будут воровать. Так и делают. Те же что «рассеялись», «замаскировались», они не говорят, что не будут работать, они даже вроде бы работают. Но где бы они не находились, в любом коллективе, в рабочем, научном, артистическом, педагогическом… они не работают а изображают работу, которую в конце-концов за них, или вместо них, так или иначе, выполняют настоящие работяги. И в творческой среде находятся такие «замаскированные» потомки того плебса, которые не гнушаются даже откровенно воровать научные идеи, музыку, стихи, прозаические тексты. Есть немало таких примеров. Чтобы не быть голословным приведу наиболее «нашумевшие» из них: присвоение Лебедевым-Кумачем текста песни «Священная Война», написанного еще в годы первой мировой войны поэтом Александром Боде. Неоспоримый факт, который до сих пор не получил ни официального признания, ни оценки. То же самое можно сказать о музыке гимна Советского Союза и Российской Федерации. Ну, а если говорить о словах нынешнего гимна России… Нет, это конечно не воровство, это едва ли не хуже, когда в стране с богатейшими поэтическими традициями утверждают в качестве текста государственного гимна совершенно бездарные стихи посредственного поэта умело «маскировавшегося» под выдающегося в советское время и в постсоветское.
Впрочем, хватит о частностях. Исходя из вышеизложенного социальная градация общества, во всяком случае российского мало чем отличается от того же древнеримского, оно состоит из тех же трех основных частей: господа (властьимущие чиновники и всевозможные имущие богачи), работяги (как физические, так и умственные), плебс (открытый и маскирующийся). Исходя из этого, можно даже приблизительно вывести «формулу» социального развития человечества: Вся История человечества есть модернизация рабовладельческого строя, где господа и плебс свои функции в общем сохраняет, а вот наиболее трудолюбивые рабы и ремесленники «модернизировались» в современных «работяг». И степень этой «модернизации» является определяющим в развитии каждой отдельной нации, страны, всего человечества. А чем определяется степень той модернизации? Да прежде всего отношением «господ» в двум своим главным «визави». Чем менее общество ушло от эпохи рабовладения, тем больше там «господа» заигрывают с «плебсом» и тем сильнее обдирают работяг. И наоборот, в наиболее модернизированных обществах «господа» понимают, что все материальные и духовные блага производят именно «работяги», но никак не «плебс», и они делают все возможное чтобы облегчить жизнь и труд работягам, вычленить из их рядов «замаскировавшихся» и по возможности придавить весь этот «плебс». Эти умные «господа», делают все возможное, чтобы работягой было быть почетно, приятно, или хотя бы выгоднее, чем всю жизнь ловчить или воровать.
        К сожалению в России «работягам» всегда быть менее почетно чем «плебсом». Причем современные воры и ловчилы, чувствуя свое привилегированное положение, даже придумали особое презрительное именование российских работяг – лохи. Так, увы, было всегда. При том же крепостном праве, тех же дворовых, не пахавших, не сеявших, но ублажавших своих господ… Так вот к таким господа относились куда лучше, и не драли с них по «три шкуры», как с тех кто работал в поле. В советское время опять же не работяги были в чести, а те кто умело хлестал языком на комсомольских, партийных и производственных собраниях. Этих «активистов» отмечали и выдвигали. А тех, кто скромно и усердно работал? Им ведь некогда карьерой и словоблудием заниматься, они у станков, в поле, или за письменным столом создавали материальные и духовные ценности. Что касается властьимущих «господ», они и до революции и после к «плебсу» относились лучше, чем к «работягам». К сожалению не видно особого «поумнения» наших господ и сейчас. Труд, настоящий, не показной, по-прежнему не в почете, в почете опять всевозможные ловкачи или откровенные преступники. Самое пагубное в таком «раскладе» то, что продолжается начатое еще при крепостном праве и продолженное в советское время дискредитация честного труда. Поговорка: «Работа дураков любит» грозит стать нашим истинным национальным кредо. Никакие попытки изменить сложившуюся социальную ситуацию «снизу» ни к чему не приведут. Получится как в семнадцатом году, когда революцию сделали вовсе не «работяги», а группа политических авантюристов из образованного «плебса». Настоящим «работягам» просто некогда заниматься подобными вещами, ведь они рождены, чтобы работать и обеспечивать как «господ», так и «плебс». Старая русская аристократия, к сожалению, не дала себе труда отделить «работяг» от «плебса» и сделать из первых свою опору. Хотя уже тогда примеры на Западе были. Одна из причин, почему русская революция не смогла распространиться на Запад – потому что там работяги все же жили лучше «плебса» и не поддержали его.
        Сейчас в России внутрисоциальная ситуация крайне сложная и опять все, как ни крути, зависит в первую очередь от «господ», от нашей правящей верхушки. Сумеют они посредством создания в первую очередь соответствующей законодательной базы выделить из общей малоимущей массы настоящих работяг, причем в самых различных сферах жизнедеятельности, и возвысить их над «плебсом», прежде всего материально. Эти «приемы» давно уже апробированы в более «модернизированных» обществах. В той же Англии более ста лет назад были образованы «Тред-юнионы» профсоюзные объединения квалифицированных рабочих, ставшие верным союзником английским «господам». И в других странах есть нечто подобное. Тут, конечно, нужен комплекс мер санкционированных верховной властью, и обязательно жесткое руководство этим процессом, чтобы те же профсоюзы не возглавляли «ловкие» люди, отродясь не державшие в руках ни лопаты, ни напильника, а тот же «Союз писателей» авторы, не написавшие ни одного значимого литературного произведения. Если же этого не делать, то есть опять пустить все на самотек, «Господа» рискуют вновь остаться одни против «пассионарной» плебейской массой. И все попытки задобрить плебеев всевозможными посулами и раздачей «дешевого хлеба», отнятого у «работяг», закончатся как в семнадцатом году.
Необходимо осознавать одно, в результате любого исторического катаклизма, любой революции, общество лишь изрядно «перебалтывается» и, в конце концов, приходит к той же социальной градации: «господа» - «работяги» - «плебс», ибо такое разделение заложено в самой природе человека. Кто-то приходит в эту жизнь, чтобы повелевать, кто-то чтобы работать (творить, создавать, лечить, учить, служить, пахать, сеять…), кто-то чтобы воровать (все равно что, в том числе и интеллектуальные ценности), бузить, изображать кипучую деятельность, все что угодно, но только не работать. Такова природа человечества, она не изменилась за все тысячелетия его Истории, и не изменится в будущем.




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 36
© 20.11.2016 Виктор Дьяков

Рубрика произведения: Проза -> Статья
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества