Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

ЭМИЛИ

[НАТАЛЬЯ АРТЮШЕВСКАЯ]   Версия для печати    
ЭМИЛИ




Э М И Л И
ЧАСТЬ  ПЕРВАЯ


- Эмили, ты здесь? Ты что - то сказала? - Генри, не поворачиваясь к жене, протянул руку в ее сторону. Эмили мирно посапывала, разбросав по подушке свои длинные, слегка рыжеватые волосы. Генри откинул одеяло, включил лампу, обул тапочки и вышел из спальни. Сон, как всегда, мгновенно исчез.

Генри посмотрел на часы. Двадцать минут после трех часов. «Все повторяется...Опять как вчера...», - Генри начал окутывать страх. Вот уже третью ночь он просыпался в одно и то же время. И все после той ночи, когда Эмили, не давая ему покоя, объяснялась в любви. Уже третью ночь он слышит голос Эмили, но каждый раз резко просыпаясь от ее голоса, видит ее спящей.
Генри вышел на веранду, закурил трубку, развалился в кресле-качалке. «Что за наваждение? Может, я схожу с ума? Но с ума сходят не зависимо от времени суток... Со мной же это только по ночам..., наверное, это мне наказание за то, что я никогда не любил Эмили...», - докурив трубку, Генри вернулся в спальню. Эмили по-прежнему спала.

Утром, как всегда Генри проснулся от трели будильника. Эмили не было. Рядом лежал халатик, стояли тапочки Эмили. Все то, что Эмили надевала проснувшись, оставалось на своих местах.
Решив, что Эмили ушла в ванную на другой этаж, чтобы не задерживать сборы мужа на работу, Генри сбежал по мраморной лестнице на кухню, включил кофе машину, а сам отправился в ванную. Затем быстро выпив кофе и на ходу одевшись, Генри легким шагом и в хорошем настроении выбежал во двор, где его ожидал его черный Форд.
«Боже, как мне надоел этот черный кобель... Сегодня подберу себе что-нибудь более подходящее...» - подумал Генри и сам удивился своим мыслям.Через минуту он решил отказаться от своей идеи сменить автомобиль, но что-то изнутри подсказывало ему обратное: «Хочется чего-то поярче!» Встретив Ника и Ричарда, он поправил волосы на своей почти лысой голове, которые он уже почему-то посчитал за пышную прическу и изящно, виляя ягодицами, грациозно поднялся по лестнице в свой концерн.
- О, Генри, привет! Как ты? Мы увидимся сегодня вечером? Ты совсем пропал. Как твоя милашка Эмили? Так и продолжает заниматься йогой и медитацией? Как ей не надоело?
- Привет, Малышка! Пусть занимается чем хочет, лишь бы мне не мешала. Я скучаю по тебе. Насчет вечера не скажу. Мне в салон не мешало бы сходить.
- Что собираешься делать в салоне?
- Покраситься.
- Генри, я за тобой этого не замечала...
- То есть постричься. Я тебе обязательно позвоню, крошка!
-О, к!

В приемной его встретила секретарша: «Вам кофе, шеф?»
-Нет, чай с молоком.
-Вы полюбили чай с молоком?
-Конечно, нет. Я пошутил. Только кофе. И без всякого молока и сливок. Ты же сама знаешь.

«Что-то очень хочется позвонить Эмили, узнать, как там она. Я так и не увидел ее сегодня...» - сокрушенно подумал Генри, но тут же какой-то голос ему противоречил: «Не звони, не мешай, она занята, она не сможет взять трубку».

К вечеру позвонила его Малышка.
- Привет, Генри!Почему не говоришь, что Эмили уехала?Не хотел со мной встретиться? Может другую нашел?
- Прости, дорогая, но мне ничего не известно о том, что Эмили уехала.Откуда тебе известно, что она уехала? И интересно куда?
- Твоя Эмили — конченная дура... Представляешь, сегодня ночью она прислала смс Джулии, в котором написала, что вынуждена срочно улететь в Рио из-за болезни брата. И что из-за этого у них откладывается вечеринка, на которую ее пригласила Джулия. Так Джулия теперь сама не в себе.Эмили должна была на этой вечеринке познакомить Джулию со своим холостым другом из России. Бедная Джулия... Генри, ей так не везет...
- А во сколько Джулия получила смс?
- Джу сказала, что почти под утро ее разбудил телефон, а потом она, конечно не могла заснуть. Я бы тоже не смогла, Генри. Хорошо, что у меня есть ты. Бедная Джулия...
- Да, ты права, Малышка. Несмотря на шикарный достаток Джулии, она достаточно бедна.
- Ну, так мы можем с тобой сегодня провести время?
- И ты, бедная моя...Знаешь, мне сегодня предстоит заняться гардеробом. Кое-что надо пересмотреть, что-то оставить, что-то выбросить. Столько всего в нем накопилось лишнего.
- Генри, ты меня удивляешь! Вернется Эмили и все повыбрасывает. Это ей хорошо всегда удавалось. Помню, как она выбросила твой костюм, в котором у тебя лежали баксы. Помнишь, эту заначку ты для меня берег. Но ничего, я пережила тогда эту недостачу денег... Ну, так как?
- Хорошо, дорогая. Я приеду.
- Нет, давай я к тебе. В бассейне поплещемся, и музыка у тебя просто класс!
- О, к. Приезжай. Я ужин приготовлю.
- Ты приготовишь ужин? Кому он нужен? Закажи, как всегда что-нибудь домой.
- Договорились.


В кабинет зашла секретарша.
- Кофе будете?
- Нет, спасибо, Кэти. Я скоро уеду. У меня дела у компаньонов. Ты тоже можешь идти.

Генри открыл окно, закурил трубку.«Почему не позвонила Эмили? Почему не предупредила меня о своем отъезде? Конечно, я недостаточно любил ее... Но, она -то ведь любит меня... Как она могла улететь, не предупредив меня?Может, письмо оставила?», - не доведя до конца свою мысль, Генри заспешил домой.

Мысли о замене своего Форда на что-то яркое опять внезапно посетили Генри. Но он пытался обнулить их в своем уме и памяти.«Что это было- утром и сейчас, когда я сажусь в машину, у меня стало возникать желание купить другое авто?» - Генри только попытался сосредоточиться на этом замысле о Форде, как мысли начинали уводить его в другое русло. Он взял телефон и решил проверить, может, он прослушал сигнал смс от Эмили. Входящих не прибавилось. В исходящих были смс для Ника, Джулии, Мэри и Фреда.«Ник —брат Эмили, Джули и Мэри — подруги. Кто такой Фред?Кто писал их с моего телефона? Эмили? Но почему с моего?» - ладно, потом разберусь, открою сообщения дома.
Около дома стояла полиция. Видно, они только подъехали, потому, как ему никто заранее не позвонил, а один из полицейских стоял у ворот и разговаривал с охранником.
- Что случилось?
- У Вас сработала сигнализация. Давайте пройдем в дом, и все проверим.
- Конечно, это в моих интересах.


В доме был тот же порядок, который Генри запечатлел с утра. Тот же халатик Эмили в спальне лежал на своем месте. Там же стояли тапочки. Нетронутой оказалась косметика Эмили, которую уходя, она постоянно разбрасывала, наводя макияж то в ванной, то продолжая его доводить до конца в кресле у телефона.«Она ушла без макияжа... Как? Куда?» - Генри еще больше погрузился в размышления.
- Ну, что, кажется, у Вас все в порядке. Может кот или мышка пробежали, издав волну на сигнализацию. Всего доброго!
- И Вам всего.

Наконец-то Генри остался один. Он сел в кресло у панорамного окна. Этим креслом всегда пользовалась Эмили, когда ей становилось грустно. Генри всмотрелся в даль вечерней синевы.Эта поминутно темнеющая синева пыталась скрыть от него всю окружающую его действительность. А что такое действительность? Действительностью для Генри была не совсем любимая жена, не совсем вкусный ужин, приготовленный ею, не выглаженные рубашки, которые по утрам приходилось гладить ему самому, отсутствие домработницы, к которой бы Эмили постоянно его ревновала. Но это все - негатив действительности.Пессимист может видеть его бесконечно, изыскивая все новые моменты, разрушающие идеальные отношения и представления о счастливой жизни.
Но Генри был пожизненным оптимистом. Он всегда среди черно-белого цвета мог разглядеть голубовато-розовый, хотя такого оттенка в природе не существует. А он видел. Он всегда просыпался по утрам в хорошем расположении духа, улыбался еще спящей Эмили, поправлял одеяло и ее переплетающиеся у лица волосы. И только потом спускался вниз выпить кофе.


Генри опять вернулся к телефону. Тексты смс отсутствовали. «Кто их писал? Что было в них написано?» - загадки все больше заполняли истерзанную душу Генри. Чтобы немного отвлечься, Генри решил принять ванную, тем более, что вот-вот должна приехать его Малышка.
Почему-то, выбрав именно шампунь и гель Эмили, Генри тщательно вымылся, надеясь на то, что именно душ смоет с него все его мысли и ощущения.
Если бы можно было душем прополоскать мозги, сердце и душу, Генри обязательно бы сделал это. Но воспользовавшись тем приемом, которым пользуются все, Генри облегченно вздохнув, вышел из ванны. Едва успев накинуть свой махровый халат в сине-белую полоску, он услышал звонок и подошел к видеодомофону. Он так надеялся, что это Эмили... Но с экрана на него смотрела его Малышка.«Почему я не любил Эмили?» - эта мысль второй раз за день пыталась пробиться в его мозг и сердце. Но пришлось открывать дверь и мысль об Эмили ушла …

-Привет, Генри! Заждался?
-Честно говоря … не...
- Ну, вот и хорошо, что долго ждать меня не пришлось. Для начала кофе? А потом решим, что будет у нас на второе.


Ночь с Малышкой пролетела незаметно.Но Генри так не хотел её, эту ночь, эту Малышку. Что-то его постоянно сдерживало от положительных эмоций, от любовных ласк. Он и сам не понимал, в чем дело, ведь они с Малышкой так любили друг друга, им так хорошо было вместе всегда, но не сейчас...
Малышка ушла, не подавая виду. Она была все такая же веселая, даже в дверях была привлекательно сексуальной.

Генри, проводив Малышку, выпил кофе, но пробудившийся аппетит после бурной ночи, заставил приготовить омлет с помидорами, который так любила Эмили. «Почему омлет? Я его просто не переношу...» - удивился сам себе Генри, но съев его, удивился в два раза больше: «А что, вроде и ничего, нормально для завтрака!»
Но вскоре его стошнило. Так было всегда, когда он ел его...

Генри перед работой заехал в супермаркет, купить апельсиновый сок, чтобы нейтрализовать неприятное послевкусие желудочной реакции на омлет. Это был его любимый сок. Но пройдя все витрины с соками, он остановился на содовой воде. Это был любимый напиток Эмили. «Да, мне это сейчас будет намного полезней, чем апельсиновый сок», - решил Генри, и не выходя из магазина, открыл бутылку и крупными глотками в первые минуты насладился выпитым количеством, но через некоторое время почувствовал отвращение к этому напитку.
«Что со мной? Все опять повторяется... Я резко, как будто под чьим-то влиянием решил поменять Форда, потом я решил покраситься в другой цвет... Я почему-то загляделся на Ричарда, потом захотел чаю с молоком, потом омлет. Что руководит мной? Или КТО?» - но мысли Генри прервал телефонный звонок. «Наверное, Эмили», - мгновенно, быстрее чем он нажал кнопку мобильника, пронеслась мысль в голове Генри. Но это была не она. Не Эмили... Опять не Эмили...

- Привет, Генри! Это Мэри. Получила сегодня утром смс от Эмили, она обеспокоена твоим поведением. Она подозревает тебя в измене. У тебя все в порядке?
- Мэри, у меня все хорошо. Эмили тебе сегодня писала?
- Да, именно сегодня. Веди себя хорошо, Генри. Эмили приедет, будешь жалеть о содеянном.
- Спасибо, Мэри, я постараюсь. Все будет хорошо. Никому ни о чем не придется жалеть. Пока.

«Боже, что творится?» - Генри открыл утренние исходящие и обнаружил в списке смс, адресованное Мэри. Но само сообщение опять отсутствовало. «Я никому ничего не писал, и не стирал тем более. Зачем я буду писать этой толстушке Мэри? Нет, это исключено... Я в это время ел омлет, который я просто ненавижу, но его любит Эмили. Я же все хорошо помню... Что за наваждение? Кстати, почему я все чаще пытаюсь есть и пить то, что любит Эмили? Скорее всего, я просто скучаю по ней. Но почему? Я никогда по ней не скучал. Я ведь и не любил ее никогда. Но она никогда и не уезжала от меня тайком. Может, все дело в этом?» - Генри продолжал копаться в себе, в поступках Эмили, пытаясь найти причину столь загадочного своего состояния, а иногда и собственного поведения. Он никогда не чувствовал угрызения совести за связь с Малышкой, ему и в голову никогда не приходило извиниться перед Эмили за иногда грубое отношение к ней. А сейчас его собственная, откуда-то проснувшаяся совесть, догрызает не только его заблудшую душу, но и тело.

Приехав в концерн, Генри понял, что и тут не все гладко... Исчезла его Малышка. Малышкой она была только для него. Все остальные служащие концерна знали ее как Мэлли. Мэлли имела самую большую долю акций этого предприятия. Это они вместе с Генри когда - то основали свой концерн.
О пропаже Мэлли сообщила секретарша. Полиция уже ждала Генри в его кабинете. Зайдя в свой кабинет, Генри чуть не пришел в ярость. Ящики во всех столах и шкафах были выдвинуты, бумаги разбросаны по всему кабинету.
- В чем дело, господа полицейские? Чем обязан?
- Мы по делу вашей пропавшей сотрудницы Мэлли Гранд. Не будем играть в прятки. Мы знаем, что ее машина со вчерашнего вечера и до утра стояла во дворе Вашего дома. После этого ее видели на территории своего дома, потом она выехала на работу, как сообщили ее охранники. Но на работе она так и не появилась. Что Вы можете сообщить по этому поводу?
- Да, Мэлли была ночь у меня, но утром я ее проводил и больше не видел.
-Чем вы занимались все это время?
- Сначала позавтракал, оделся, по пути заехал в супермаркет, купил содовой, и вот я теперь на работе, сижу перед Вами, господа.
- Мы вынуждены предложить Вам написать подписку о невыезде. В ближайшее время мы свяжемся с Вами.


Генри знал, что на сегодня был назначен корпоратив, который предложила Мэлли. «Как быть с вечеринкой? Где Малышка? Как без нее все будет проходить?» - мысли Генри постоянно путались. Он попросил секретаршу принести кофе. Выпив чашку, мысли стали укладываться по полочкам. Он немного успокоился, и даже смирился с исчезновением Малышки. Но с отъездом Эмили он смириться не мог. Эмили поглотила его вместе с его ненавистью к ней. Она стала занимать все его пространство. Где бы он не был, он всегда чувствовал ее присутствие. Что бы он не делал, он чувствовал на себе ее взгляд. Иногда его это раздражало, иногда мирился со своим состоянием, но все чаще радовался ее незримому присутствию.
Проведенная с Малышкой бессонная ночь дала о себе знать, несмотря на выпитый кофе. Генри заснул в рабочем кресле.

* * * *

- Генри, дорогой, почему ты передумал разобрать гардеробную? Почему передумал купить новую машину?Я огорчена. Тебе уже нравится омлет? Ты стал пить содовую? Ты потерял Мэлли? Ты скучаешь по мне? Ты любишь меня?

- Да! - во весь голос закричал Генри и проснулся. Голос Эмили до сих пор звучал в его ушах. Ее вопросы путались в его голове. «Как Эмили может читать мои мысли? Откуда она знает, что я был с Малышкой? Откуда ей известно, что она исчезла сегодня утром?» - Генри не мог найти ответа ни на один вопрос, заданный самому себе. Мало того, ведь все то, что казалось ему туманом на яву, еще больше покрылось мраком сна, задавив его сознание, обезличивая его душу, владея его волей, Эмили становилась его мозгом. Он стал думать, принимать безвольные решения, которые были свойственны только ей, той женщине, которую он не любил именно за эти качества. Он уже думал так, как думает Эмили. Он уже ел только то, что ела Эмили. Генри уже был под властью Эмили. Но почему? Как это могло случиться? Он помнил, что началось все вчера, но, когда это закончится, Генри не знал. Да и зачем это ему.

Дела с бизнесом пошли в гору. Он принимал решения, которые ему были несвойственны. Сначала сотрудники не понимали, не соглашались с ним. Но когда он начал прибавлять им зарплату из-за высокой прибыли, все не только успокоились, но и посчитали его супергением.
Но это все было позже, а сегодня, пряча свою обиду на Эмили, он решил позвонить ей. Ее номер не отвечал или был недоступен. По крайней мере, так сообщил робот оператор. «Ладно, пойду на вечеринку, а потом из дома попробую дозвониться до нее не спеша.
Столы были уже накрыты, все собрались в холле ресторана и ждали Генри. Послышались возгласы, когда появился Генри. Аплодисменты, превращаясь в цепную реакцию, становились с каждой секундой более бурными. Затем затихли. Генри пригласил всех за столы, где произнес совсем не длинную, как планировалось ранее, речь.

Сегодня Генри решил напиться до чертиков. Он мало ел за столом. Много пил текилы. Но организм отвергал ее. Да, Эмили ее не признавала. Однако Генри совсем не пьянел. Что-то сдерживало его от чрезмерного пития. Он хотел напиться, как обычный мужик, но у него не получалось. Какой-то внутренний голос шептал: «Брось, Генри, это занятие. Посмотри, сколько молодых, талантливых парней вокруг тебя».
Рядом сидящий Ричард обратил внимание на Генри.
- Что с тобой, Генри! Ты сам не свой...
- И, правда, Ричард, я уже больше суток сам не свой. Знаешь, у меня такое ощущение, что я не принадлежу себе больше...
- Генри, ты же не в плену, не в рабстве. Может, тебе нужна помощь специалиста? Давай, я созвонюсь с Эдвардом. Я думаю, он сможет помочь тебе.
- Думаю, пару дней надо подождать. Может, Эмили вернется и все наладится.
- Генри, я всегда рад помочь тебе, ты меня знаешь. Тем более сейчас, когда я не узнаю тебя, когда на тебя больно смотреть.

Генри в тот вечер не рискнул сесть за руль. Он заказал водителя, который доставил его к дому.
Дома было все по-прежнему. Все стояло и лежало на своих местах. Только в их с Эмили спальне горела лампа. Генри решил, что это они с Малышкой забыли ее выключить. Генри прошел на кухню, сварил кофе. Посидел с чашкой у окна, вглядываясь в черную синь уже наступившей ночи. Звезды мерцали и привлекали взгляд Генри. «Звезды на месте. Луна так же светит, все на своих местах... Только Эмили нет», - сокрушенно решил Генрии набрал номер Эмили.
- Алло! Я слушаю!
- Эмили! Наконец-то!
- Я не Эмили. Я Малышка, твоя Мэлли. Я в спальне. Иди ко мне, я заждалась тебя.

Генри семимильными шагами поднялся на второй этаж, открыв дверь спальни, он увидел сидящую на их с Эмили кровати... Малышку.
- Мэлли, что ты тут делаешь? Как ты тут оказалась? Где телефон Эмили?
- Я уже не Малышка?
- Мэлли, я спрашиваю. Где телефон Эмили?
- Генри, вот, возьми. Он под подушкой лежал, я услышала звонок. Достала его и ответила. Я не знала, что это телефон Эмили... А что я тут делаю? Жду тебя. Я утром съездила домой, переоделась, выпила виски, взяла такси и приехала к тебе. У нас ведь вчера очередь до бассейна так и не дошла... Пойдем, поплещемся?
- Ты поставила на уши всю полицию. Я дал подписку о невыезде. Меня подозревают в твоем исчезновении.
- Исчезновение - не преступление. В нем никто не имеет права подозревать.
- Мэлли, ты пьяна!
- Ну... И что в этом плохого? Ты меня и такой всегда любил... Ну... Генри... Что с тобой происходит?Пойдем, поплаваем!
- Мелли, я вызываю тебе машину. Отправляйся домой.

Но не так просто было справиться с Мэлли, хотя раньше Генри этого не замечал. Мэлли не умела обижаться. За что он ее и любил. Любил? Он разве любил ее? Эта мысль, мимолетно промелькнувшая в его голове, тут же испарилась, как капля воды на стоградусной жаре. От той закипающей капли не осталось даже малейшего следа пара... «Эмили... Где ты... Почему твой телефон остался лежать под подушкой? Где мне теперь найти тебя? Как искать?», - Генри запутался в вопросах, которые задавал сам себе.

Проводив Мэлли, Генри, немного приняв виски, упал на кровать, но уснуть не мог, а может, ему кто-то не давал, кто-то препятствовал его сну, кто-то лишил его покоя …

* * * *

- Генри, ты молодец! Ты больше не любишь Мэлли... Я это поняла. Генри, я хочу вернуться к тебе! Ты хочешь, чтобы я вернулась?
- Да! - закричал Генри и очнулся от мимолетного видения.


Генри набрал телефон Ричарда.
-Привет, дружище! Тебе нужна моя помощь? Я рад, что ты позвонил. Рассказывай, что случилось.
- Ричард, помоги. Я, кажется, схожу с ума...Приезжай... Срочно...

По приезду Ричард незамедлительно прошел все этажи в доме Генри. Проверил все шкафы и ниши. Он считал Эмили режиссером всего этого сценария.Поиски ни к чему не привели.Ричард, убедившись в отрицательных результатах своих поисков, начал убедительно доказывать Генри, что здесь необходим специалист.
- Какой специалист? Ты видел их? Что они могут? В лучшем случае могут сказать, что у меня психическое расстройство на почве пропажи жены. В худшем предположат раздвоение личности, что теперь стало популярным диагнозом у психиатров.
- Генри, хватит спорить, надо что-то делать. Давай для начала обратимся к хорошему психиатру. Что тут такого? Все анонимно.
- Поехали, Ричард. Других вариантов пока нет.



Совсем не седобородый, не в очках, не пожилой доктор, совсем не доброжелательно начал задавать Генри вопросы.

- Уважаемый, Вы когда последний раз принимали алкоголь и в каком количестве? Прошу Вас быть предельно откровенным, иначе у нас с Вами не получится контакта.
- Сегодня на вечеринке с сослуживцами.
- Что употребляли?
- Текилу. Коньяк.
- Ну, вот видите. Эти два алкогольных напитка абсолютно не совместимы.
- Поймите, проблема не в алкоголе. Сначала у меня бесследно пропала жена.
- Тогда Вам не к мне. Обращайтесь в полицию. А Вы не задумывались, что женщина не исчезает в никуда? Им, женщинам свойственно уходить от мужей.
- Сэр, поймите, все было не так, как Вы думаете. Вся ее одежда, личные вещи и телефон остались дома, на своих местах, а ее, Эмили не стало.
- Дорогой, Вы пытаетесь опровергнуть закон физики: Ничто не возникает из ничего, и ничего не исчезает бесследно.
- Вы немного отстали, доктор. Сейчас мир современных технологий. Представьте себе компьютер. Вы удаляете все, что Вам не нужно. Помещаете в «корзину». Это мусор. Он пропадает.
- Никуда он не пропадает. На это место в начале секторов диска ставится пометка "мусор". А после того, как корзина очищена ставится метка "место свободно", хотя на самом деле там лежит мусор из корзины. А потом, на место этого мусора записывается другая информация. То есть, растут цветы на мусорке.
- Хорошо, где тогда моя Эмили? В «корзине»? В «мусоре»?
- Вы же все хорошо понимаете, что все остается на диске. И при желании можно все вернуть.
- Помогите мне вернуть Эмили.
- А вот это уже не ко мне. Я, ведь, любезный, занимаюсь лечением душ живых людей. Я Вам даю визиточку моего старого друга, он психолог, ясновидящий и, к тому же занимается гипнозом.


Генри не стал читать табличку на двери психолога, рекомендованного предыдущим специалистом. Несмотря на то, что тот, предыдущий отнесся к проблемам Генри с достаточным количеством негатива, Генри все-таки доверился ему.


- Что беспокоит Вас? Чем обязан? Могу ли чем помочь Вам?
- Уже не знаю, с чего и начать.
- Начните с самого начала. С чего все началось?
- Понимаете, доктор, мне страшно все повторять сначала, потому, что Вы меня можете принять за сумасшедшего... Но я все-таки решусь. Просто у меня нет выбора.Сначала у меня в одно прекрасное, ой, да какое прекрасное, утро пропала жена.Я подумал, что она решила меня проучить.
- Меня ваши предположения не интересуют...
- О чем вы говорили перед ее исчезновением?
- Ни о чем существенном. Она на протяжении последней недели по ночам признавалась мне в любви.
- Для Вас признания в любви — это не существенно? О чем еще говорили? Бизнес? Финансы? Взаимные претензии? Ревность?
- Она никогда не вмешивалась в мой бизнес. В деньгах я ей не отказывал. Ревность? Покажите мне ту женщину, которая не способна ревновать.Дело даже не в этом. Я последние три ночи, проведенные с Эмили просыпался в одно и тоже время от ее голоса, поворачивался к ней, но она в это время спала безмятежно. Я уходил то на кухню, то на веранду, выкурив трубку, возвращался к ней, но она продолжала мирно спать. А в последнюю ночь, также выкурив, после внезапного пробуждения трубку, я вернулся, снова заснул. Проснувшись утром, я не обнаружил ее в постели. С тех пор ее нигде нет. Я обзвонил всех родственников, друзей, подруг, но ее никто не видел. Я был в школе Йоги, но она там не появлялась уже несколько дней.

- А что это были за слова, от которых вы каждую ночь внезапно просыпались?
- Да, в принципе, ничего особенного... Она в порыве страсти говорила, что так сильно любит меня, что готова раствориться во мне... Другое дело, что она в это время спала, но я в одно и тоже время постоянно слышал ее голос, который твердил одно и то же...
- Стоп. Давайте поподробнее. Вы слышали этот голос в пространстве спальни или рядом? Может этот голос шептал вам эти слова прямо в ухо? Подумайте, не спешите отвечать. Вспомните все подробности. Может этот голос шел изнутри?
- Я не могу точно сказать... Но этот голос, голос Эмили, каждый раз в конце прибавлял что-то новое... Не могу дословно восстановить по дням. В первую ночь прозвучала только одна фраза: «Я так люблю тебя, что хочу раствориться в тебе». Во вторую ночь, мне показалось, что была добавлена фраза «Мы будем одним целым». В третью ночь кажется добавились слова: «Ты будешь делать, как я хочу».
- Генри, подумайте и скажите эти слова звучали, как утверждение или как вопрос?
- Они звучали так нежно и ласково, что вряд ли это было произнесено в приказном тоне.
- Значит, они звучали, как вопросы?
- Возможно.
- Значит, Вы должны были на них отвечать.
- Простите, но я этого не помню.
- Я вынужден погрузить Вас в гипнотический сон. Я буду говорить Вам те же слова, но с разной интонацией.
Генри закрыл глаза. Он был спокоен. Он опять стал кому-то подчиненным. Мысли в его голове стали путаться, но голос, уже не ласковый, как у Эмили, а внушительный, вернул его в те сны, в которых Генри видел свою Эмили.

- Мы будем одним целым?
- Да... Мы будем одним целым.
- Ты будешь делать, как я хочу?
- Я буду делать, как ты захочешь...
- Ты любишь то, что я люблю?
- Я люблю все то, что любишь ты.
- Что именно ты полюбил из моего рациона?
- Люблю омлет, люблю содовую.
- Ты любишь другую женщину?
- Нет!!!
- Ты любишь меня?
…...
- Ты любишь меня?
…....
- Вот когда ты полюбишь меня всей душой, я вернусь. Ты хочешь, чтобы я вернулась?
- Да, Эмили, возвращайся! Я буду любить только тебя!
- Ты пока говоришь в будущем времени... Это очередное обещание. Меня это не устраивает. Я повторяю, я вернусь, когда ты полюбишь меня всей душой.
- Эмили, не уходи! Я люблю тебя!
- Я вернусь, Генри.

Генри очнулся, но перед его еще закрытым взором мелькала Эмили.
Генри открыл глаза, перед ним стоял доктор.
- Теперь вам все понятно? Только Вы, сами в состоянии помочь себе.
- Да, понятно. Спасибо, Вы мне открыли глаза на мою проблему. Я постараюсь с ней справиться.
- Помните, в данный момент Эмили находится в Вашем сердце. Она пытается завоевать не только его, но и вашу душу. Не сможете сохранить Эмили там, в своей душе и сердце, захотите отвергнуть ее, она будет пытаться проникнуть к Вам в душу через Ваш мозг, и тогда Вы попросту сойдете с ума.
- Доктор, я не хочу сходить с ума. Но это же ультиматум?«Не полюбишь, значит, сойдешь с ума» ...
- Во-первых, Генри, Ваша совместная жизнь была построена на ультиматумах, это Вы заставляли жить Эмили по своим правилам. Теперь ее очередь ставить Вам условия. Как психолог, говорю Вам, постарайтесь не думать о том, что вам придется принимать эти условия и расплачиваться за прошлые Ваши поступки. Постарайтесь найти в Вашей жене достоинства, постарайтесь видеть в ней только хорошее. Постарайтесь заботиться о ней. И тогда Вы поймете, что это единственный человек, который достоин любви и уважения.
- Спасибо, доктор, я к этому почти пришел.
- Работайте над собой дальше, Эмили вернется, если Вы сами этого сильно захотите.
- Я постараюсь, доктор, всего доброго Вам.


ЧАСТЬ ВТОРАЯ


Лучи заходящего солнца ярко освещали макушки деревьев западного склона Скалы прыгающего тигра. Мост через голубую реку Янцзы упирался в горы Тибета. «Вот она – прямая дорога к истине», - подумала молодая женщина, остановившись на мосту, и всматриваясь вдаль. Впереди виднелись тропы, ведущие к пещерам.
Немногословный, молчаливый монах, с которым она общалась несколько часов назад, казалось, доступно рассказал ей, куда свернуть, по какой тропе идти. Но перед открывшейся панорамой, она немного растерялась. Но чем ближе она подходила к скале, тем отчетливее был виден ее выбор. «Правее, правее, иди до последней тропы, по другим тропам ходят туристы», - вспоминала она слова монаха и его рекомендации о том, что придется идти то узким, то широким коридором, переходя из пещеры в пещеру. И что у каждой пещеры свое предназначение.
Она нашла вход в ущелье. Несколько метров длинного коридора доставали лучи заходившего солнца. Дальше она продвигалась почти в темноте. Привыкнув к темноте, она увидела сужение свода и поняла, что это вход в какое-то другое каменное помещение. Здесь, по совету монаха, она должна была исповедоваться. Это было не трудно: Ни священника, ни чьих-то глаз и ушей. Она прислонилась лбом к влажной каменной стене и стала рассказывать о том, что в ее жизни не складывается, что Господь не дал ей детей, что муж ей изменяет, что рушится бизнес мужа, что скоро их ждет бедность. Она говорила отчаянно и громко. Ее голос раздавался эхом, и ей казалось, что все стены пещеры, все горы, и каждый камень слышат ее. Потом она отчаянно рыдала. Внезапно успокоившись, поняла, что ей стало легче и можно продолжать путь. В какой-то момент ей показалось, что все уже позади, что все ее печали и проблемы решились здесь, и ей не за чем идти дальше. Она уже развернулась, чтобы идти назад, но, повернувшись к виднеющемуся вдалеке свету, увидела облик монаха. Он стоял и указывал ей своим перстом путь вперед. Она повиновалась и пошла дальше. Она понимала, что коридор не мог быть освещаем, но кто-то каким-то таинственным лучом указывал ей путь. Вода, стекающая по стенам мелкими каплями и тонкими ручейками, искрилась от искрящихся откуда-то лучей света. Она прибавила шаг. Свод в следующий зал пещеры она нашла без труда. Стоило ей переступить порог этого зала, как исчез луч света, напоминающий ей о мирской жизни, дающий надежду на дальнейший путь.
Сверху начали падать камни: сначала мелкие, от которых она пыталась увернуться, потом все крупнее и крупнее. Они попадали ей по голове, по рукам и ногам, не давая ей сделать и шага. Но она не чувствовала боли. Среди камней, лежащих на полу пещеры, она увидела светящийся небольшой камушек. Она подняла его. Он был красиво огранен. На одной из граней, на увидела свое отражение, настолько четкое, что поняла, что это отражение из прошлого. Она забыла про предупреждения монаха - ничего не поднимать с пола. Зажав его в ладони, она подняла голову и увидела, как в верхнем своде пещеры появился просвет. Она шла на эти лучи, посланные сверху. Но вместо лучей, на нее крупным дождем обрушилась вода. Собрав все силы, она вступила в этот водопад. Она боялась оглянуться, чувствуя, что за ней будет стоять тот монах, и, несмотря на ее испуг, будет указывать ей, что надо идти вперед
Ее чуть ли не смывало потоками воды. Тоннель наполнялся водой. Приходилось плыть. Зацепившись за камень, только что упавший перед ней, она выпрямилась и пошла дальше. Расправив на себе одежду, почувствовала, что она уже сухая.
Впереди было темно. Ни одного лучика, освещавшего ее путь, больше не было. В темноте, ощупывая стены руками, она зашла в следующий зал пещеры. Ее обуял страх, она оглядывалась назад, в надежде увидеть монаха, но его не было. Она прислонилась к стене спиной, медленно сползла по ней на каменный, холодный пол. Неожиданное чувство угнетения посетило ее душу. Она положила голову на колени, закрыла лицо руками. В одной из них она держала тот камушек. Что-то присутствовало здесь и мешало ей вернуть ее душевное равновесие, которое посетило ее после исповеди в первом зале. Ее покинули силы, которые она нашла в себе, сопротивляясь камням, и водовороту в предыдущей каменной комнате. Ее покинул облик монаха, который пусть был просто видением или обликом человека. Но он был. Он освещал ее путь. Теперь она одна. «Я сильная. Я прошла тяжелые испытания, я выживу», - решительно заявила она, подняла голову, поправила волосы, и уже хотела встать. Она оглянулась по сторонам, всматриваясь вдаль. Подняла голову, чтобы увидеть своды пещеры. Но ничего, кроме черной страшной тьмы, она не увидела. Она вытянула вперед свои руки, кончики ее пальцев были еле заметны. Она поняла, что пещеру накрыло туманом. Зацепившись за выпирающий камень на стене, она встала. Она никогда бы и не знала о высоте свода этой пещеры, если бы не разглядела в тумане чью-то очень большую ауру. Она светилась как фосфор. Светилась только там, где находилась, не издавая ни одного лучика в пространство пещеры. Лучи ауры светили внутрь. Внутри этой огромной эллипсовидной окружности, был виден контур великана.Затрещали своды пещеры. Голосов она не слышала. Но она читала мысли, посланные ей от этого гиганта:
«Ты прошла зал Душевного равновесия, где ты исповедовалась. Я все слышал. Ты рассказала там правду, поэтому тебе открылся путь в Зал Силы. Ты преодолела все трудности и в том зале. Но ты совершила одну ошибку. То, что ты подняла там, является осколком Великого Кристалла Силы, не справившись с энергией которого, погибла целая цивилизация. Ты не должна брать его с собой, иначе погибнет ваша цивилизация. Если хочешь остаться здесь навечно, посмотри на этот кристалл, и, увидев в нем свое отражение, произнеси вслух: мне пора покинуть свою физическую оболочку, и ты умрешь мгновенно. Если ты не хочешь ни того, ни другого, брось его в меня, и он навсегда останется в зале Духов.»
Молодая женщина знала, что ей предстоит еще одно испытание, последнее, о котором ей поведал монах.
«Может, спросить у этого духа, кажется, он – добрый, раз предупредил меня о кристалле, как мне выбраться отсюда, как связаться с близким человеком?»
Дух мгновенно прочитал ее мысли и послал ей ответ:
«Тебе повезло, что именно я явился сюда. Как только ты бросишь кристалл в мою сторону, я исчезну, рассеется и туман, скрывающий переход в тоннель, где тебе предстоит зайти в последний зал пещеры. Из этого зала Духов, ты должна повернуть в боковой тоннель. Держись все время правой стороны, пока не дойдёшь до нужной тебе комнаты. Ты сама поймешь, что это именно она, потому, что сильно захочешь спать. Эта пещера называется комнатой Сна. Ей правят наши предки Лемурийцы.Вход в нее заложен камнями. Сопротивляйся сну. Тебе предстоит разобрать все камни, отбрасывая их только вправо. Если справишься с каждым камнем, зайдешь в пещеру Сна, сон свалит тебя с ног, и ты будешь спать очень долго. Все, что тебе будет сниться, не отвергай, не прогоняй сна, а активно участвуй в нем. Меня ты больше не увидишь. Но я буду на связи с тобой теми же способами общения. Если готова продолжать путь, брось в меня кристалл. О связи с миром тебе расскажет твой сон.».
Женщина бросила кристалл в светящуюся ауру. Следя за его полетом и траекторией, он заметила, что сначала он летел, как обычный камушек, брошенный на Земле, потом, он, достигнув поверхности ауры, стал как бы застревать в ее сущности, теряя скорость.
Вскоре туман рассеялся, вязкая сущность великана исчезла. Справа стал виден вход в боковой коридор, она свернула в него и пошла на встречу Сну. Ей казалось, что она уже целую вечность бродит по этим подземельям. Сколько времени прошло, находясь в них, она не знала. Может, и спала в одной из каменных комнат пещеры. Там, в подземелье, где после всемирного потопа, нашли свое пристанище уцелевшие атланты, было другое измерение. В самом начале, войдя в пещеру, она поняла это. Она еще при входе почувствовала Дух прошлого. Все дальше и дальше, она углублялась в прошлое.
Все стены этого тоннеля, вырубленные из камня, были относительно четкими и гладкими. Но впереди с правой стороны, она заметила нарушенную структуру гладкой поверхности. Небольшой проем между гладкими стенами был заложен крупным камнем. Приблизившись к нему, она почувствовала упадок сил, ей хотелось спать.
«Лишь бы не уснуть»,- подумала она, и чтобы сопротивляться этому не нужному ощущению, схватилась за первый попавшийся камень, и стала тянуть его на себя. Камень не поддавался. А если бы и поддался, то лежащие на нем камни рухнули бы на нее и задавили своей массой.
«Надо начать сверху», - решила она.
Она встала на нижние камни, но энергия Сна сваливала ее с ног. Она падала, вставала вновь на камни, снова падала. Сквозь прощелины уложенных камней, энергия Сна дышала на нее, действуя, как снотворное. Она поняла это, сняла с себя одежду, заткнула промежутки между камней. Стало легче. Она постепенно, снимала камень за камнем, скидывала их вправо. У открывшейся левой половины проема, находиться было нельзя, из нее дул слабый ветер с запахом эфира, который мог умертвить надолго. Она отошла от проема вправо, отдохнула, надеясь, что эфирные пары выйдут из пещеры и растворяться в больших коридорах подземелья. Ее предположения оправдались. Она, камень за камнем, разобрала вторую половину проема и зашла в Пещеру Сна.
Сон свалил ее. Ей снились Генри и Мэлли. Это был ужасный сон. Ей не хотелось видеть этой сцены. Ей было больно и страшно. Она очнулась в холодном поту и всеми силами старалась не засыпать. «Лучше умереть здесь и никогда, никогда не возвращаться обратно», - Эмили плакала. Но сон взял свое и, наплакавшись, Эмили уснула. Ей снилось, как Генри ел ее любимый омлет, как его стошнилоПотом ей снилась ее подруга Мэри. Она без умолку трещала, как сорока, рассказывая Эмили, о связи ее мужа с Мэлли. Потом, немного, помолчав, толстушка добавила: «Не волнуйся, подружка, я с ним поговорю». Один сон менялся другим. Они перебивали друг друга, путаясь в сонной голове Эмили…
В следующий сон Эмили вторгалась секретарша Генри. Она сообщила, что в кабинете его ждут полицейские по поводу пропажи Мэлли.
Ей снился корпоратив, который она сама готовила, пока была дома. Видела, как усердно старался напиться Генри на этой вечеринке, хотя Эмили в этом сне уговаривала его не пить так много.
Откуда опять появилась Мэлли? Она лежала на кровати в их спальне и держала в руке ее телефон. Генри был в ярости. Этот эпизод этого сна порадовал Эмили.
Потом она видела, как Генри налил себе виски, и сидя в кресле, думал о ней, об Эмили.
Сны приходили один за другим. Они перебивали друг друга, путаясь в сонной голове Эмили. Следующим в ее сон пришел Генри.
- Генри, ты молодец! Ты расстался с Мэлли? Ты хочешь, чтобы я вернулась?
- Да! – закричал Генри, и Эмили на некоторое время очнулась. Его голос прозвучал в ее ушах. Ей было жалко расставаться с этим сном, в котором был он, ее Генри. Следующий сон ее огорчил. Мэлли и Генри плавали в бассейне. Мэлли потянула за ногу Генри, и он чуть не утонул. Но что это? Сон был туманным. Это был просто сон. Ее и его. Два сна одновременно.
- Генри, ты молодец! Ты больше не любишь Мэлли... Я это поняла. Генри, я хочу вернуться к тебе! Ты хочешь, чтобы я вернулась?
- Да! - закричал Генри, и Эмили очнулась от мимолетного видения. Ей хотелось опять заснуть, чтобы встретиться с Генри. Сон не заставил себя долго ждать.
Ричард… Доктор… Корзина… Мусор… «Да, Генри, я в корзине, только в каменной. Но я не мусор. Я жива. Генри!» - старалась докричаться до Генри Эмили.
Потом ей приснился Великан.
- У тебя остался еще один сон. От выбора решения в этом сне зависит, какой дорогой ты будешь возвращаться.
Во сне она опять видела Генри. Перед ним стоял уже молодой доктор и задавал вопросы. Эмили хотелось задавать эти вопросы самой, через уста доктора. Но мозг доктора был недоступен для нее. Ее поразили ответы Генри:
- Мы будем одним целым?
- Да... Мы будем одним целым.
- Ты будешь делать, как я хочу?
- Я буду делать, как ты захочешь...
- Ты любишь то, что я люблю?
- Я люблю все то, что любишь ты.
- Что именно ты полюбил из моего рациона?
- Люблю омлет, люблю содовую.
- Ты любишь другую женщину?
- Нет!!!
- Ты любишь меня?
…...
- Ты любишь меня?
…....
- Вот когда ты полюбишь меня всей душой, я вернусь. Ты хочешь, чтобы я вернулась?
- Да, Эмили, возвращайся! Я буду любить только тебя!
- Ты пока говоришь в будущем времени... Это очередное обещание. Меня это не устраивает. Я повторяю, я вернусь, когда ты полюбишь меня всей душой.
- Эмили, не уходи! Я люблю тебя!
- Я вернусь, Генри.

Эмили очнулась, но глаза не открывала. «Как хорошо, если бы все это был сон: и пещеры, и все страдания в них»,- подумала она и открыла глаза. Перед ней были те же каменные своды. Она встала и пошла той же дорогой к выходу. Тьма не была уже такой мрачной, она смотрела вдаль, видя все повороты в пещере. Не было на ее обратном пути ни камней, ни водопадов. Путь был долгим, но усталости не было. Спать тоже не хотелось. Во всем теле была такая легкость, что казалось, можно было бы и взлететь, если бы не каменные своды….



ЧАСТЬ  ТРЕТЬЯ 

Генри вернулся домой, устроился в кресле-качалке, закурил трубку. В голове звучали последние слова доктора: «Эмили вернется, тем более она любит Вас».
«Как жить дальше, если ты знаешь, что ты не един в своем теле? У тебя две души? Как не раздвоиться на две части? Нужно выполнять желания двух душ, двух сердец... И выполнять так, чтобы было угодно обеим половинкам... Делать все, чтобы эти две половинки не конфликтовали? Но как? Я всегда привык быть самим собой, пусть это даже кому-то, в том числе и Эмили, не нравилось..., наверное, сначала надо угодить второй, не моей половинке, а потом уже своей, вернее самому себе. Но почему я говорю: «Второй? Не моей?» … Она же моя, вторая половинка...»,- решил Генри, -ладно, пойду, выпью немного виски и чашку кофе».

Генри спустился в столовую, налил в широкий бокал виски, поднес его к губам, но тут же передумал. Он теперь уже понимал, что в эту секунду им руководит желание Эмили. «Она не хочет, чтобы я выпил виски. Ладно, не буду... Но должен же я хоть иногда оставаться самим собой? Он опять взялся за бокал, и осушил его... «Эмили, дорогая, ты поняла меня, ты мне позволила сделать это, спасибо, просто я устал сегодня», -мысленно обратился к Эмили Генри.

Тот рабочий день для Генри был уже потерян. Да и сам потерянный день закончился. Генри поднялся в спальню. От усталости, он мгновенно уснул


Генри проспал почти сутки. Ему ничего не снилось.
Он встал отдохнувшим, в хорошем расположении духа. Выпил кофе на кухне. Выкурил трубку на веранде и отправился в концерн.

По пути, он, как всегда заехал в магазин за соком. Он выбрал свой апельсиновый сок!Он понял, что Эмили тоже пошла ему на уступки.«Спасибо, Эмили, что ты теперь не навязываешь мне свои желания с омлетом и содовой»! - Генри почувствовал контакт с Эмили и единство их желаний. Эмили уступала Генри. И он готов ей был уступить, только ждал проявления ее желания.Но долго ждать не пришлось.Генри захотел мороженого, которое он терпеть не мог. Купил. Съел. «А что, приятное лакомство!», пришел к выводу Генри и решил придерживаться вкусов жены.


День в концерне прошел без новых событий, если не считать того, что Мэлли проскочила мимо Генри, взгляда которого она не поймала, потому, что он просто на нее не посмотрел. Он не хотел видеть Мэлли. Она была ему неприятна. Не потому, что он был одним целым с Эмили, и она руководила его желаниями и интересами. Нет, он почувствовал именно своим нутром, что она, Мэлли, ему больше не интересна.
Он постоянно думал об Эмили. Он думал о ней так, как будто она находилась в длительной и опасной командировке, а он с нетерпением ждал ее возвращения.
Сейчас Генри думал о Ричарде. Это был единственный из его друзей и знакомых, кому он мог доверить самое сокровенное. Он ни разу его не предал. Ричард знал о всех похождениях Генри. Ричард знал, но никто более. «Почему же меня все сегодня встретили с тайным подозрением? Почему многие стали избегать меня? А некоторые, наоборот, готовы влезть в душу? Нет, дорогие мои сослуживцы, хватит мне там и одной ...»
На парковке встретились с Ричардом.
- Привет, Генри! Ты как, дружище?
- Более-менее. В общем все нормально. Я успокоился. Теперь я все знаю, теперь мне легче, я готовлю себя для возвращения Эмили. Только подозрительные взгляды сотрудников меня сегодня немного озадачили. Такое ощущение, что они вместе со мной присутствовали на сеансе у доктора.
- Не обращай внимания, Генри. Они не могут быть в курсе. Ты меня знаешь. Ты стал подозрительным. Но будь осторожен с Мэлли.

Впервые за несколько лет, Генри вовремя вернулся домой. Конечно, не потому, что его все время невидимо сопровождала Эмили. Ему не хотелось ехать в клуб, не хотелось пить вина, не хотелось никого видеть из друзей.Не смотря на столько отрицаний, у Генри было неплохое настроение. Но вскоре оно испортилось. Около его дома стояли две полицейские машины. Охранник сказал, что приехали с обыском, дело очень срочной важности, как пояснили полицейские, поэтому обыск проводят без Генри.

-Чем обязан, Господа?
- Присаживайтесь. Вам придется ответить на несколько вопросов. Все под протокол. А там посмотрим.
-Я к вашим услугам.
-Скажите, где сейчас находится Ваша жена?
-Мне нечего Вам сказать. Я сам не знаю.
-А не кажется ли Вам странным, что пропадают женщины, окружающие Вас? Сначала Мэлли Гранд, ваша любовница и компаньонка, теперь Ваша жена. Куда Вы их периодически прячете?
- Во-первых, хочу внести ясность. Сначала все-таки пропала моя жена, а потом Мэлли Гранд. Во-вторых, Мэлли Гранд нашлась, она никуда не пропадала. Думаю, скоро найдется и моя жена Эмили.
-А как вы думаете, где она может быть?
- Скорее всего уехала к родственникам, не предупредив меня. Мы с ней немного повздорили,- соврал Генри.
- К каким родственникам? Родственники из Рио и обратились к нам с просьбой найти Эмили.


К такому повороту событий Генри готов не был. Он и не готовился. Зачем ему было готовить речь перед полицией, если он ничего не совершал? Задав еще несколько несущественных вопросов, на которые Генри не знал ответа, полицейский одел ему наручники, вывел из дома и посадил в машину.
«За что? В чем меня обвиняют? Как им сказать правду? Да и какую правду? Кто поверит, что Эмили здесь, что она рядом, что она в моем сердце?» - тут сердце Генри ёкнуло и начало колотиться так, что того и гляди выпрыгнет из груди. Оно стучало так, как стучат в двери, когда долго не открывают, упорно и настойчиво. Генри покрылся холодным потом. Один из полицейских заметил это и шепнул остальным: «Ему плохо... Как бы чего не произошло, вызывайте неотложку!»
Все трое выскочили из машины: «Что будем делать? Здесь будем ждать медиков или сами повезем? - Нет, надо дождаться здесь. Сами можем не довезти...» - полицейские явно занервничали, боясь летального исхода задержанного. Они уложили Генри на заднее сидение, расстегнули ему ворот рубашки, сами опять вышли из машины, оставив двери машины открытыми.

Медики приехали через пятнадцать минут.
- Где больной?
- В машине.
- Что случилось?
- Сердце, наверное ...



- Оставайтесь все на улице, - скомандовали медики, и один из них, залез в машину в прогал между задним и передним сидением.
- Дама, а Вы что тут делаете? - над бледнеющим лицом Генри склонялась женщина.
- Я его жена. Меня зовут Эмили. Спасите его, прошу Вас! Это я во всем виновата...
- На шум подошли полицейские.
- Что тут происходит? Почему в машине посторонние?
- Эта женщина его жена. Так она нам представилась.
- Вы Эмили Брайтон?
- Да. Я Эмили Брайтон.
- Где Вы все это время пропадали? Вас ищут родственники, полиция поднята на ноги, арестовали Вашего мужа в подозрении на...
- В подозрении на что? Он абсолютно не виновен. Во всем виновата я. А где я пропадала, знаем только мы с Генри, и пусть никому до этого не будет дела...

- Санитары, грузите больного в нашу машину, подключайте систему! Мы его теряем!

Несколько раз запускали сердце Генри. Все было бесполезно. Эмили не кричала от горя. Она даже не плакала. Она просто держала свою руку на пульсе Генри у запястья и что-то шептала ему. Никто ее не слышал, но и не прогонял. Поздно было прогонять любящую женщину. «Пусть посидит последние минутки с мужем...Ему уже ничем не поможешь. Пусть посидит, если ей от этого легче», - думал каждый из бригады медиков.
Но Эмили держа одну руку на запястье левой руки Генри, а вторую положив на область своего сильно бьющегося сердца передавала ему свои импульсы. Если бы можно было перевести их на простой язык общения, можно было бы понять, о чем говорил стук ее сердца. « Ты- не- уй-дешь.- Ты- лю-бишь- ме-ня-. Те-перь- я -о-бя-за-на- спас-ти -те-бя.- Ког-да-то- я- от-ка-за-ла-сь -э-то- сде-лать.- Я- спа-су-те-бя. - ты-бу-дешь -жить.

Генри сделал первый вдох, потом выдох. Шкала на мониторе запрыгала.Вместе с его вдохом бригада шумно и в унисон выдохнула.

* * * *

- Эмили, скажи, кто отправлял сообщения нашим знакомым?
- Ты сам, Генри, это делал.
- Значит, я был под гипнозом?
- Нет, Генри, просто ты иногда выполнял мои желания.Мы же были тогда одним целым... Правда?
- Мы и сейчас с тобой одно целое. Ты знаешь, Эмили, мне кажется, что я любил тебя всегда, всю жизнь, только не понимал этого. Ты меня не заставляла делать этого. Ты просто дала мне понять, как я тебя люблю.
-Спасибо, дорогой.
-Эмили, расскажи, что все-таки произошло? Где ты была все это время?
- А помнишь тот необитаемый остров, куда мы отправились в свадебное путешествие?
- Да, ведь это ты придумала это испытание. Я согласился тогда с тобой в первый и, наверное, в последний раз. Но при чем здесь свадебное путешествие. Нам было там не сладко, мы прошли все трудности быта, но нам было хорошо, мы справились, мы были счастливы.
- А помнишь, мы там однажды встретили старикашку, думали, что он местный житель?
-Конечно, помню.
- Он не был ни местным жителем, ни дряхлым стариком. Это был агент Турфирмы, в которой я приобрела эти путевки. Его задача состояла в том, чтобы клиент был доволен, а клиентом была я. Я заплатила за страховку, которая в случае моих психологических и моральных неудобств, выплатит мне немалую сумму. Турфирме естественно не выгодно было выплачивать мне деньги, поэтому этот агент постоянно оберегал нас. Но между мной и им был негласный договор. В случае, если от тебя будет исходить какой-то негатив, я обязана буду применить к тебе определенные меры.
- Что это за меры?
- Обычный индийский амулет в виде змеи, который нужно носить в тех случаях, когда ты чувствуешь беду, или ее приближение. Все остальное время амулет должен был лежать в шкатулке из индийского сандала. Сам индийский сандал по индийским поверьям приносил здоровье и счастье тем, кто его почитал. Мне всегда помогал этот амулет. Но помнишь, однажды, перед тем, как лечь спать, а это было в один из первых дней наших последних ночей, когда я объяснялась тебе в любви, ты разбил эту шкатулку. С этого все и началось. Мне предстояло вместо амулета нести счастье в наш дом. Я пыталась. Поэтому, не скрывая своих чувств, я каждую ночь признавалась тебе в любви.
Я была счастлива с тобой определенное время. Потом ты стал ко мне холоден. А я страдала. А ты на фоне моей любви и страданий стал мне изменять с Мэлли.Я и обратилась несколько дней назад к тому агенту.
- Ты что о сих пор с ним общаешься?
- О, Генри! Конечно. И ты его знаешь. Это Ричард. По условиям того договора, если наш отдых проходит без осложнений, то его контракт продлевается до первого нашего, мягко скажем, неблагополучия. Этот момент наступил. Я вынуждена была обратиться к Ричарду.
- Это Ричард? Мой друг Ричард? А я-то думаю, почему он меня так опекает....
- Не обижайся, Генри. Теперь его контракт окончен. Он вчера улетел домой, в Дели. Надо же было заработать бедному парню на свадьбу.
- Эмили, я ничуть не обижаюсь на тебя. Иногда обстоятельства выше нас. С ними приходится соглашаться.

Внезапно телефон Генри начал издавать назойливые сигналы, хотя этой паре было уже не до звонков. Но немного позже пришло сообщение: «Дорогие мои, Генри и Эмили! Я приглашаю Вас на мою свадьбу. Билеты заказаны. Вам нужно просто прибыть в аэропорт. В Дели встречу.Ваш друг Ричард».
- Так где же ты была?
- Об этом я расскажу, когда мы встретимся с Ричардом в Дели.





ЧАСТЬ  ЧЕТВЕРТАЯ


- Эмили, ты как относишься к приглашению Ричарда?
- В принципе, положительно. Почему бы и не слетать в Индию? Побудем на их свадьбе. Ты знаешь, как у них это красиво, тем более, что они живут в Кашмире! Кашмир называют раем на земле! Какие там красивые цветочные поля, покрытые блестящим снегом горные вершины!В Кашмире самые красивые свадьбы на Земле. Знаешь, раз уже свадьба назначена, то гороскоп им точно составили. Значит все у них совпадает! Да, Генри, летим! Я очень хочу в Индию! Я хочу в Кашмир! Представляешь, на его невесте будет одета кашемировая рубаха, расшитая бисером и шаровары. Но может ее оденут в красное сари. Но все равно это так красиво! На ней будет столько украшений, что они будут ослеплять нам глаза! Там ведь и солнце самое яркое на планете!А на Ричарде туфли с загнутыми носами, расшитые бисером, на голове тюрбан с павлиньим пером. И меч на поясе!
- Откуда ты знаешь, что они будут делать свадьбу по древним индийским традициям, соблюдая все ритуалы? Может, они просто соберутся в храме и обвенчаются кольцами?
- Нет, Генри, он достаточно поработал в твоем концерне, накопил средств, чтобы не воспользоваться всеми пусть дорогими, но красивыми традициями и ритуалами.
- Знаешь, Эмили... Я так устал после всех неприятностей, что мне просто хочется побыть дома. Если не полежать на диване, так хоть поработать в полную меру сил...
Но восторженная и окутанная мыслями о красоте Индии, Эмили не сдавалась.
- Генри, пойми, такого случая больше не будет. Да, мы можем полететь в Индию позже. Но увидеть настоящую Кашемирскую свадьбу мы просто не сможем.
- Хорошо, но мне тогда придется оставить концерн на Мэлли... У меня нет более достойной кандидатуры, ведь Ричарда тоже нет здесь.
Эмили ненадолго задумалась, и как ребенок, не озадаченный проблемами бизнеса, робко произнесла:
" Ну, ничего же за это время не случится? Правда?"
- Ну будем надеяться. Завтра передаю дела Мэлли. Я не могу сделать по-другому, не могу тебя огорчить отказом. Готовься.
Эмили всегда была жизнерадостной, любое согласие мужа воспринимала, как великое счастье. И в этот раз она начала прыгать как ребенок, получивший подарок, держась руками за плечи Генри.
- Ура, мы летим! Мы летим в Индию!

С утра, еще в постели Генри вспомнил о предстоящей поездке в Индию, резко вскочив с кровати, и, убедившись, что Эмили рядом, поспешил на кухню заварить себе кофе. Когда пошел аромат от кофе машины, Генри почувствовал отвращение сначала к запаху этого напитка, а потом и к самому напитку. " Что это? Может чаю с молоком выпить? - подумал Генри и покрылся холодным потом, - опять???" Голова Генри еще находилась в сонном тумане, и он не совсем доверял в эту минуту своему мозгу, работающему пока еще на подсознательном уровне, поэтому он, сначала выплеснул кофе, потом пошел в душ. Взбодрившись от прохладной воды джакузи, он зашел на кухню, но этот мерзкий, кофейный запах заставил его на несколько минут зависнуть вниз головой над унитазом...
Он резко пробежал по лестнице, опрокинув большую напольную вазу, стоявшую рядом со входом в их с Эмили спальню.Из вазы выпала пачка стодолларовых купюр. От грохота проснулась Эмили.
- Что происходит, Генри?
- Что происходит?Просто я задел нашу напольную вазу, и она разлетелась вдребезги. Почему ты ее здесь ставишь? Сколько раз говорил тебе, что здесь ей не место!И откуда эти деньги? Это их ты у меня забрала тогда из костюма?Я подвел тогда человека, которому их обещал!
- А кому ты их обещал? Мэлли?
- Неважно!И объясни мне, почему я не хочу кофе?
- Генри, насчет денег я тебе объясню. Я их сберегла для своих личных нужд. А сейчас они нам пригодятся на поездку и на свадебный подарок Ричарду. А про кофе я тебе ничего объяснить не могу. Откуда мне знать, почему ты не хочешь кофе.
Генри поторопился вниз, и чтобы ничего не объяснять Эмили про свою бывшую заначку, быстро одевшись выскочил из дома, сел в машину и поехал в концерн.

Секретарша хотела предложить ему утреннюю чашку кофе, но не успела. Генри закричал: «Только не кофе!»
- Может чаю?
- Пожалуй... и пригласите ко мне Мэлли.

Мелли, как всегда была спокойна. Такой красивой он ее еще не видел.
- Вы хорошо выглядите, Мэлли!
- О, Генри!Ты мне не нравишься сегодня! Что произошло на этот раз? Мне приятно видеть тебя. Но услышать от тебя такие слова… Значит, я уже не Малышка?
- Мэлли, я хотел поручить Вам руководство концерном. Всего дней на десять. Мы с женой летим в Индию на свадьбу Ричарда. Я думаю Вы мне не откажете.
- Конечно, дорогой. Все будет в порядке. Введи меня в курс дела. Особенно по платежам. Давай посмотрим все счета. И напиши мне куда, кому и сколько.
- Да, конечно. Куда и кому - согласно нашим договорам.
Генри нажал кнопку бухгалтерии и вызвал к себе главного со всеми счетами.

- Что это за перевод на имя Фреда Чейза?
- Сэр, вы сами подписали этот платеж, мы согласно Вашему распоряжению перечислили ему этот миллион.
- Я не знаю никакого Фреда. - Только Генри произнес слово «Фред», как вспомнил, что он видел это имя в телефоне. Посмотрел дату перевода и понял: «Да, это было в те дни, когда я писал сообщения друзьям Эмили. Да, это она мной тогда руководила. Но кому я мог отправить этот миллион? Кто такой Фред?» -уже во второй раз задал себе вопрос Генри.

Оставшись вдвоем с Мэлли, Генри решился спросить ее, не в курсе ли она, кто такой Чейз.
- Милый, я не в курсе.Разбирайся со своей Эмили.

Генри побелел, покрылся холодным потом. Как сегодня утром ...после запаха кофе.«Неужели, Эмили? Неужели она руководит не только моими вкусами и поступками? Она стала руководить концерном?»- он выпроводил Мелли , положил голову на руки и застонал.

Выезжая с концерна, он решил заехать в бар и заглушить всю свою боль. Заказав коньяк, он сделал глоток, который вызвал у него отвращение. Заказал чашку традиционного эспрессо, но забыв, что он с утра не мог выдержать его запаха, тут же расплатившись, уехал домой.
«Допустим, что мной тогда руководила Эмили. Под ее внутренним руководством я перечислил миллион этому Фреду. Но ведь чем-то она руководствовалась? Глупая женщина... Ей бы только по салонам бегать... Но сейчас, когда она вышла из меня, почему я до сих пор не могу выпить кофе?» - Генри задавал себе один вопрос за другим, но не находил ответа.
- Эмили, надо поговорить! - крикнул он, зайдя в дом.
- Что случилось, дорогой?
- Что случилось? Это я тебе должен задать этот вопрос. И не один. Кто такой Фред Чейз?И почему я в конце концов не могу выпить кофе?
- Опять ты со своим кофе.... Откуда мне знать, почему ты разлюбил кофе...
- Да!Почему? - Генри кричал от ярости.
- Генри, я думаю, что все просто. В тебе остались мои привычки. Но с этим я ничего не могу поделать. Ведь это не так страшно, что ты теперь не любишь кофе. Можно и без него прожить...
- Но не только кофе! Я теперь не могу сделать глоток коньяка!
- Но я ведь тоже не могу. Это тоже одна из моих привычек: ненавижу спиртное. Что в этом плохого?
- А что хорошего в том, что ты стала руководить не только моими желаниями, но и концерном!
- Что ты имеешь ввиду, Генри?
- А то, что я под твоим тщательным руководством изнутри, перечислил миллион какому-то Фреду Чейзу! Это сделала ты! Объясни мне!
- Хорошо. Генри. Ты в последнее время отстранился от руководства. Мне пришлось подтолкнуть тебя на этот шаг.
- Подтолкнуть? Что ты понимаешь в моих делах? Ты не знаешь, как зарабатывать деньги!
- Генри, ты до сих пор не знаешь всех положения дел. Я спасала твою компанию. Я думаю, что я спасла ее. Ты просто до конца не просмотрел все счета концерна.
Генри задумался: «Да, ведь, когда мне на глаза попался этот перевод на миллион, я потерял рассудок, а остальные счета не посмотрел...» - но он решил не говорить об этом Эмили.
- Слушай меня внимательно. Завтра ты разберешься во всех счетах. Только делай это без Мэлли. Один на один с главным менеджером по финансам.А пока выслушай меня внимательно. Повторяю, ты в последнее время много выпивал, у тебя на уме были женщины и бары. Твоя замечательная Малышка заключала договора с компаниями банкротами, перечисляла им кучу денег. Но они закрылись. Так ими было задумано. Фред открыл компанию — конкурента, а я ее просто выкупила, перечислив ему миллион. Теперь понятно?
Генри расширил глаза. Глубоко с облегчением выдохнул.
- Эмили, это правда?
- Конечно, Генри.Завтра займись вплотную документами и во всем разберешься. Но запомни, твой главный финансист заодно с Мэлли.
- Откуда тебе это известно?
- Все очень просто. Когда ты присутствовал на совещаниях, твои глаза смотрели только на Мелли. А я в это время вникала в суть твоих дел. Помнишь, тебя в холле встретил Ричард? Он тебе намекал, но ты не хотел его не только понимать, ты его даже не слушал, потому, что вы должны были в этот вечер встретиться с твоей Малышкой.Ты еще тогда собрался в салон, хотел волосы покрасить... А потом она пыталась тебя утопить в бассейне...
- Эмили... Прости, дорогая.
- Завтра посчитаешь всю свою прибыль. А с Мэлли расстанься.
- Но она владелица акций. Мы с ней на равных условиях.
- Нет, Генри. Она продала свои акции. А я их выкупила. Теперь у нас все сто процентов акций. Ты отстал. Ты перестал руководить. Теперь, когда ты не будешь употреблять алкоголь, ты сможешь справиться со своим концерном.
- Спасибо тебе, Эмили! Я тебя люблю!
- Билеты заказаны, через два дня вылетаем в Дели.
- Да!!! Эмили, мы летим в Индию!Генри радовался как ребенок. И, как настоящий мужчина, подхватил Эмили на руки и закружил ее так, как когда-то с ним в его детстве делал отец.
Свидетельство о публикации №216033001433

Под редакцией Натальи Алесандровны Ивановой
Художник Анна Ермолаева














Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 22
© 18.10.2016 НАТАЛЬЯ АРТЮШЕВСКАЯ

Рубрика произведения: Проза -> Психологический роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




<< < 5 6 7 8 9 10 11












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.