Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Васька и Ким. Десять дней не считая дороги.

[Поль лила]   Версия для печати    





                                                                              Моим братьям по оружию. Ушедшим и ещё
                                                                              живым.

                                                                              "Я не умею быть героем!." - воскликнул он.
                                                                              "Я тебя научу."
                                                                                                     Терри Пратчетт





                  Август 1978 года. Я уже почти год служу в армии. Служу я в КПрибВО, в Латвии. Наш отдельный батальон разведки дислоцирован в лесах. расположенных относительно недалеко от маленького городка Добеле.
                  И в этой маленькой округе было несколько хуторов. А на шоссе, между Елгавой (где находился автозавод "РАФ") и Добеле, на обочине, стоял старый, списанный пассажирский самолёт, не помню "Ил" или "ТУ" ,который местный совхоз или колхоз с названием Накотне использовал в качестве ресторанчика. Пиво не пью, поэтому не знаю точно, какое они варили, но память подсказывает, что вроде бы "Алдарис".
                 В силу специфики батальона, отдельного батальона разведки КПрибВО, , мы должны уметь закладывать взрывчатку, иметь не менее пяти прыжков с парашютом (для этого выезжали к ВДВэшникам), иметь несколько часов наработки с аквалангом (выезжали к морпехам), оказывать первую помощь, пользоваться рацией, водить любую технику,метать ножи с обеих рук одновременно (как ни странно, это легче чем метнуть один) и стрелять из всех видов оружия, а предметы из разряда не стреляющих тоже использовать в качестве оружия. И ещё многое другое. Например, нам не давали возможности, как Джекки Чану по пять минут размахивать руками и ногами в кадре. На экране это эффектно, но в боевых условиях это предельная глупость,   Поэтому в течении 5-7 секунд ты или убиваешь противника, или он убивает тебя, или наносишь легкую травму, если он необходим для дальнейшего допроса.
                 Я, кстати говоря, попал в батальон именно благодаря стрельбе. Когда мне исполнилось 13, я пришёл в стрелковый клуб ДОСААФ. И занимался по классу винтовки. Для начала мы стреляли из малокалиберного ТОЗ-35, а потом. если ты становился членом клуба, то получал членский билет красного цвета и уже свою, личную винтовку СМ-1, номер которой записывался в этом билете. А ещё стреляли из "Тайги".
                Собственно эта прелюдия была необходима, чтобы объяснить, что мы часто выезжали из части.
Так вот, один из взводов, проводившего нормативные занятия в лесу. поймал маленького поросёнка. Очевидно, что он сбежал с какого-нибудь хутора, но хозяина не искали и забрали поросёнка в часть.
                Наши "дембели", или как говорили на самом деле - "дембеля", с ударением на последнем слоге, срок службы которых заканчивался в ноябре-декабре решили - вот мы его на "дембель" и зажарим. У нас было подсобное хозяйство в котором были и свиньи, но поросёнка туда сажать не стали, а разрешили спокойно ходить или носиться - в зависимости от его настроения - по территории части.
                 Без права захода в казарму, разумеется. Правда, он моментально сделал несколько прорывов на запрещённую территорию, но его ловили. слегка давали по розовым ушам и он оставил эти попытки.
                 Ребята из хозвзвода быстренько сколотили будку, бросили в неё несколько старых одеял и поставили в кустах у двухэтажной казармы.
                 Пришёл комбат, посмотрел на сооружение, из которого вышел поросёнок, сел перед комбатом и задрав пятачок посмотрел на него. Так они секунд двадцать смотрели друг на друг: комбат, раскачиваясь на пятках, а поросёнок просто сидя. Потом комбат снял фуражку, помахал на себя, махнул рукой и пошёл.   Поросёнок вскочил, и мелко семеня копытцами, сопроводил его до здания штаба.
                - Мы стояли и переглядывались. Чеченец Алик сказал: - Назвать его надо.

- Васькой! - крикнул Петька, из белорусского Гродно. Все поддержали.
                 Ещё не осознавая грандиозности момента. Потому, что теперь у нас жила не обезличенная животина, а Васька! Он стал сопровождать наши шеренги в столовую, где у входа ему выделили миску. И ребята тоже припасали какие-нибудь кусочки, чтобы Ваську угостить лично.
                 Васька оказался, мягко говоря, очень сообразительным, даже умным. Наверное. благодаря этому и сбежал с хутора.
                 Естественно. что предложение, зажарить его на "дембель", отпало сразу же, ну нельзя же, в самом дел, зажарить Ваську..
                 Через две недели, батальон отправился в "поле". Для перевозки солдат у нас, как, впрочем и в других частях, использовали тяжелые “ЗИЛы “ и “Уралы”, с двумя огромными бензобаками слева и справа.
                 Васька стоял перед колонной машин и смотрел на нас , рассаживающихся в кузовах машин. И вдруг рванул к открытой дверце головной машины, ухитрился запрыгнуть на достаточно высокий порог, забрался на сиденье и довольно хрюкнул. Водителем головной машины был Ким, маленький кореец. Он действительно был маленький. Я знаю, что в медкомиссиях есть ограничения по росту , и он явно не должен был попасть в армию.   Но как-то ухитрился. А водитель он был поистине виртуозный. И это только по умению, а сам процесс выглядел так: Ким сидит за огромным рулём. Сидит на жёсткой подушке, которую специально сделали для него и, естественно, не достаёт до педалей. Поэтому при необходимых манёврах, в том числе и торможении, он прыгает вниз и вытянутой ногой давит на нужную педаль. В тех нескольких случаях, когда находился какой-нибудь зануда из ВАИ, требуя отстранить Кима от вождения, на сцене появлялся комбат и своим голосом, звенящим, как хирургическая сталь, немедленно отсекал все предположения и замечания.
               Когда была отдана команда на марш и “Урал” тронулся, Васька, по инерции сначала качнулся назад, а потом с визгом рухнул на пол. Встал, посмотрел на Кима и опять забрался на сиденье. Потом падал ещё несколько раз, но уже не визжал, привык. Пытался опереться на ручку; у тяжёлых машин справа от руля установлена длинная ручка для двоих людей, сидящих рядом с водителем. Но копытца у Васьки соскальзывали с ручки и он вновь оказывался на полу. На марше нет возможности остановиться и Киму оставалось только краем глаза смотреть на Васькины злоключения. Как он сказал потом - Я думал, какой он упрямый. Но и умный, потому что хотел как-нибудь приспособиться к машине. –
              Через десять минут колонна встала у въезда в Добеле и мы стали ждать машину ВАИ, которая должна была нас сопроводить через город и по шоссе, до поворота на учебное поле.
Ким быстро снял ремень, обхватил Васькины подмышки и застегнул пряжку на небольшой, боковой ручки у двери.
              Это ли сыграло свою роль или какое-то родство душ, но с тех пор у Васьки и Кима родилась дружба.
              На учебном поле два взвода рассыпались цепью, в положении лёжа имитируя нахождение под огнём противника, стали устанавливать муляжи мин, закапывая их на несколько сантиметров под землю. Васька, тихо похрюкивая, что означало у него задумчивость, склонив набок голову, минуту смотрел на бойцов и вдруг лёг и тоже пополз, правда, с задранным задом. И так же методично, как бойцы своим пятачком рыл маленькие ямки.   Занятия на время прервались. Потому что бойцы, не вставая с земли, просто катались от смеха. А Васька сосредоточено и серьёзно продолжал свои сапёрные работы.
             Когда начались стрельбы, он какое-то время вздрагивал и бегал по кругу, не пытаясь удрать. Потом привык. Потом, у него, чего только не было в армейской службе: и чёрный берет ему выдали, с ремешком под шею. Поскольку из-за ушей берет надевали набекрень, на одно ухо - у него был совершенно залихватский вид; а ещё он совершил два прыжка с парашютом, пристёгнутый к груди командира второй роты.
             А Ким, в своём “Урале”, приспособил на ручку доску, которая снизу поддерживала её металлическими зажимами. Сверху он прибил две широких петли из толстого брезента и когда, в очередной, раз Васька оказался в машине, продел его копытца в эти петли. Потом Васька сам освоил премудрость: он приподнимался над сиденьем и выставив передние ноги совершал колебательное движение в сторону доски, быстро засовывая копытца в петли.
            Ким при этом уверял нас, что после этой манипуляции Васька гордо смотрел на него, и он ему говорил - Ты просто мастер. –
            Вечерами они сидели рядом с курилкой - сам Ким не курил - он давал ему печенье, купленное в "чипке".    По субботам или после ремонтно-наладочных работ с “Уралом”, они вместе отправлялись в душевые кабины, находящиеся там-же, в машинном парке и Ким жёсткой щёткой мыл Ваську, который был в восторге от таких массажных процедур, закатывая глаза.
Вот такая вышла история с поросёнком…

                                                                 Десять дней не считая дороги.



         Именно так, как название новеллы, выглядела формулировка в приказах командиров частей в армии.
         Далеко не все удостаивались отпуска, а со мной произошла история, абсолютно необычная для армии. По мнению моих друзей. И прошу вас поверить, что именно так всё и было на самом деле.
        А решение написать об этом родилось спонтанно, как логичное продолжение рассказа "Васька и Ким."
        Я два года учился в МГУ, но потом решил, что раз уж в военное училище не пошёл - а у меня все предки, во всяком случае, в пяти поколениях, о которых я знаю, были кадровые военные, офицеры-артиллеристы. Прадед приехал из Франции в Российскую Империю развивать артиллерию, принял православие, венчался. Дед родился в 1865 и дожил до запуска первого спутника Земли, а папа родился в 1912. До 1917 фамилия была гораздо длиннее и с приставкой “де”.
        В итоге, после недолгих размышлений, о том, что доучусь потом, я пришёл, в Перовский военкомат. Тогда он был не на Лазо, как сейчас, а на Перовской улице. Меня спросили о повестке, я ответил, что повестки нет, и я пришёл сам. И, хотя в то время не было огромного количества “косивших” от армии, тем не менее, были удивлены.
        После описанных в том рассказе событий, когда в нашем батальоне появился Васька, в следующем 1979 году и произошла эта история. Когда Васька уже возмужал. А нам в это время пришлось немного повоевать. В буквальном смысле немного, потому что операция длилась только три недели и мы не испытали депрессивных синдромов психологических расстройств, которые весьма часто развивались у прошедших через Афган или Чечню. Действие происходило на дальнем Востоке, в одной стране, расположенной в поясе тропиков.
        Когда на экраны вышел фильм "Охота на пиранью", где персонажа-негодяя играл Миронов и который спрашивал у всех - Ты был в джунглях? -
        И сам сразу же говорил - Там хорошо... - вызывало во мне только раздражение. Возможно, что там хорошо для тех, кто там родился и вырос. А для нас это выглядело преддверием ада: стопроцентная влажность, а значит ты всегда мокрый; множество насекомых, а иногда и змеи попадались. Земля, красная как кровь и оглушающая зелень растений вокруг, через которую, к счастью не надо было прорубаться, но надоела она до тошноты. Это вам не берёзы и корабельные сосны. И по всей этой дикой природе ты носишься в снаряжении и "железом" в руках. да ещё и надо отслеживать обстановку, потому что не на прогулке.
        Нам повезло хотя бы в том, что это время не было зимнем периодом, бесконечном дождливом сезоне муссонов.
        Так что ничего хорошего в джунглях нет.
         Мы не потеряли ни одного бойца. Так, несколько ранений, не предельно серьёзных - и всё.
         Когда вернулись в часть, меня перевели на офицерскую должность, с подпиской по первой форме, главой мобилизации автотранспортных средств, в случае войны. Строго говоря, это не наша задача, но установка министра была такова: подобные должности должны быть во всех частях. Поскольку это было не подразделение, а я был в единственном числе, то и должность соответствовала небольшому уровню, Старшего лейтенанта. Естественно, что звание не присваивалось, только код заносился в военный билет. Но перерасчёт начфин сделал. И теперь, вместо солдатских трёх рублей и восьмидесяти копеек, я стал получать тридцать восемь рублей. На "гражданке" в это время были минимальные зарплаты в шестьдесят рублей, так что для условий армии, учитывая полное обеспечение, я был почти Ротшильд.
        Какое-то время случались лёгкие недомогания, от которых, правда, на сегодняшний день не осталось и следа. Раны всегда затягиваются.
        Я лежал в гарнизонном госпитале. В то время к нам перевели военврача из группы советских войск в Венгрии. И мы подружились: оба любили одни и те же книги. И музыку конца 60-х начала 70-х. Поэтому периодически, когда вечером всё и вся в госпитале затихало, я приходил к нему в кабинет, а распорядок дня у меня был свободный, и мы с ним проводили время за разговорами, сопровождая это чае или кофе-питием, добавляя в напитки коньяк. Именно он рассказал мне о разнице между просто сладким напитком с коньяком или когда в него бросают маленький кусочек сахара-рафинада. Во втором случае - гораздо вкуснее.
        А комвзвода из первой роты принёс мне огромный японский магнитофон с наушниками и кучей кассет от “Bony M” и “Sweet”, до оркестров Джеймса Ласта и Поля Мориа. У него, кстати, была схожая со мной история. Он тоже сам выбрал армию. Маленьким и юношей жил в Европе - родители были из дипломатического корпуса и Внешторга. Знал языки. Но пошёл не в гражданский ВУЗ, а в институт военных переводчиков. Через год ушёл в Рязанское училище ВДВ. Хотя мог бы благополучно делать карьеру в какой-нибудь, из европейских стран. Но он выбрал армию.
        У него я перенял фразу - Будет очень весело… - А произнёс он её там, в джунглях: - Если утром будет туман и “вертушки” нас не заберут - будет очень весело -
        Утром действительно был небольшой туман, но “вертушки” пришли и “веселье”, к нашему счастью, не состоялось.
         А потом я решил устроить себе отпуск. Второй.
        Пользуясь тем. Что мне часто было необходимо ставить печать части на различные отчеты, рапорты и бумаги ДСП, я приходил к начштаба с большой и широкой книгой документов и ставил печать. В обычное время у меня между страниц были разложены бланки увольнительных и все командиры взводов и трёх наших рот знали, что у меня можно разжиться увольнительной для бойца, которому, из официально положенных не досталось. Но в этот день у меня среди страниц лежала увольнительная в этот городок Добеле, выписанная на меня, далее лежал бланк-направление на обследование в окружной госпиталь в Риге и отпускное свидетельство в Москву. Единственно чего не было, это бесплатных билетов, но они и не проверялись. А получаемых тогда денег и имеющихся в запасе, мне с лихвой хватало, чтобы и туда, и обратно взять билеты на самолёт.
        Я разложил бумаги по трём разным карманам и отправился в путь.
        Патрули в дороге не попались и я прилетев в Москву отправился на Новую Басманную отметиться в комендатуре - ведь легенда должна быть полной и документально подтверждённой.
        В то время в Москве можно было купить немного дорогой, но замечательный португальский портвейн, это вам не три семёрки!..
        Я поехал к приятелю. Он старше меня и наши отцы служили вместе в одном из гарнизонов.
        У него жена была адвокатом Московской областной коллегии адвокатов на Пресне. Узнав, что я нелегально уехал из части, она, схватилась за голову, и долго раскачиваясь всё твердила, что если меня задержат, мне грозит дисбат.
        Но всё обошлось, и я вернулся в леса под Добеле. В батальоне я появился ранним утром. На плацу уже стояли в построении бойцы, но комбат ещё не вышел.
        Когда меня увидели, командир второй роты, его в своё время перевели к нам из ГСВГ, он радостно закричал - А вот и идёт наш великий комбинатор!!! -
        На мгновение я опешил, но сразу понял, что если бы всё обнаружилось, меня немедленно. До суда препроводили бы на гауптвахту.
         Потом выяснилось, что он звал меня так за умение нестандартно мыслить…
        Таким образом, я побывал в отпуске дважды. И полагаю, что своим добровольным решением пойти в армию и пройденной службой это заслужил



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 29
© 18.10.2016 Поль лила

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




1 2 3 4 5 6 7 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.