Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

январь 2013 года

[Владимир Романовский]   Версия для печати    

2013г.
                            Новогодний снег, как раньше, вечность уж не обещает.
                            Новогодний смех-обманщик за шампанским грусть скрывает.
                            Новый год, пока ты молод, радость-визг ракетой в небо.
                            Новый год – всего лишь холод. Старику согреться где бы.


    1.1.
        Пишу в папке «Тетрадь шестнадцатая», а тетради давно никакой нет. Печатаю сразу всё, что взбредает в голову в конце прожитого дня.И надо сказать, это ничуть не ухудшило качества записей. А, может, так кажется. Нам многое кажется.
        Приехал Саша. Постарел за два прошедших года порядочно. Прибавилась и лысина, и плешь раздалась в окружности. И крупноватые мешки под глазами. Понятно, устал за дорогу. На поезде – не на самолёте. Потолкись-ка несколько дней на вагонной полке, потаращь-ка глаза на зимнее однообразие сибирское за окном вагонным – поневоле осунешься и постареешь.
        Мне думается, Саша – долгожитель. И по отцу, и по бабушке по отцовской линии. Крепок ещё, бродяга, сын Божий. Трудно сказать, сколько в нём этой веры адвентистской - думается, немного – но образ жизни полуаскетический здоровья ему только прибавляет.
        По-прежнему горит издательским азартом. Вот и в этот раз привёз свою книжку из своей же задуманной серии «Жизнь добрых людей».Называется книга «Мария Степанова и другие». Героиня – человек малоизвестный,небольшого таланта. Но Саша, кажется, и не о ней там много говорит, больше от себя высказывается по разным поводам. Ещё не читал, чуть начал.
        С первой же минуты у нас с ним, как и всегда, горы разговоров обо всём на свете. Без конца и края.
        Первый день нового года холодный на улице (- 25) и прохладный в доме (+ 22).

    2.1.
        День как день. Холодный как в Сибири, короткий как зимой, невесёлый как в старости.
        Главное, о чём бы мне хотелось с собой поделиться, это то, что я, по-моему, никогда так не видел себя со стороны как со вчерашнего вечера. Как – пока объяснить не могу. Одно скажу: неожиданно, важно, хорошо. Хорошо, что видел. А выглядел я там ох! не очень хорошо. Важно, что это теперь от меня не уйдёт – контроль налажен.

    3.1.
        Не спал до часу рождения своего, то есть до полтретьего ночи. В
этот час я, по словам мамы, и явился на свет. Пришёл тот час, и – как в омут провалился: уснул до одиннадцати дня.
        Вот и пришло, вот и стукнуло. Семьдесят пять – это и вправду много. Даже, вижу, и Люба этого не отрицает. Очень много. Это – рубеж. Ну и плевать на эти рубежи! Что есть – то и наше! Как там в песне: у нас пути пройдённого никто не отберёт!
        Гостей, слава богу, не было. Было остальное: хороший стол, подарки оригинальные, микрофильм попутный, разговоры под коньячок, и под полусухое. Люба подарила мне подушку бамбуковую и коньяк московский, Саша – белоснежного лебедя (оригами) из 1257 деталей (двухнедельный труд Юлии Илюхиной) и сборник моих стихов, изданный в Керчи. Что и говорить – приятно.
        Много поздравлений по электронной почте. Большей частью сухих и бестолковых, почти казённых.
Сидели втроём в моей комнате, читали стихи, слушали аудиозаписи. Стихи Саши в этот раз значительно глубже и лучше.
        Жаль, иногда слегка в разговорах сваливались на религию. Сколько уж зарекаться! Никому от этого дилетантизма никакого проку. Вреда – больше.
        От разговоров прочих – другое дело. Чудесная шлифовка мозга. Сколько потеряно в деревенской глухомани1
        Однако, верно мне сказал хирург в больничной палате:
        - Что вы там в деревне с такой головой делаете?
        - Дык вот…

    4.1.
        Сны на новой подушке бамбуковой оказались не новыми. Та же школа, незавершённые дороги, безденежье, безнадёжность деревенская. Был и урок. Но в этот раз – приличный.Распалялся о Лермонтове. Нестандартно, запальчиво, стихи взахлёб без запинки (притом те, которые наяву почти не помню).
        Полистал свой сборничек. Да и какой он «свой»? Никто меня не спрашивал: ни на издание, ни на подбор материала, его расположение. Ни на что. Чисто пиратское издание.
        Пролистал я эту дохлую книжицу с моими стихами и спрашиваю:
        - А зачем ему, этому Вдовенко, надо было издавать стихи совершенно незнакомого человека?
        Хотел добавить:
        - Без его разрешения, –
        Но не сказал.
        - Ну, ему тоже надо заработать. Он же инвалид первой группы с детства.
        Вот такие пироги, как сказал бы Емельянов.
        Фильм «Счастливые люди» пока не удаляю. Посмотрела и Люба первые две серии – тоже понравилось. Добротный фильм про несчастную жизнь «счастливых» людей.
        Саше очень бы хотелось посмотреть американского изделия фильм по Толстому «Война и мир». Смотрел в пятидесятых годах, очень понравилась Одри Хепберн.А наша, мол, Савельева в той же роли Наташи Ростовой никуда не годится.
        Я ему тут же нашёл и скачал этот фильм. Слава Интернету! Фильм это, конечно, далеко не по роману, а по мотивам романа. Толстым и отдалённо не пахнет. Я бы его не только не стал смотреть, но даже готов приплатить, чтобы отказаться от просмотра.

    5.1.
    
    И вновь тревожный сон. Приехал с семьёй в магазин. Люба с детьми осталась в белой легковой машине, я стою у магазина, хочу купить свитер. Говорят, на днях выбросили. Надежды купить мало, но стою. Магазин внезапно открывается, я первым вбегаю, но свитера подходящего, конечно, нет. Выхожу, вижу вдали свою белую машину. Там меня ждут. Иду к ней, а она от меня отдаляется. А в ней все мои близкие. Убыстряю шаг, но ничуть не приближаюсь. И уже понимаю: мне к ней ни за что не подойти. На том и проснулся.
        Суббота. Важнеющий день у адвентистов седьмого дня. Саше надо позарез попасть в этот день в молитвенный дом, что находится в Абакане по улице Марии Цукановой, 105. Цель многозначная: помолиться вместе с братьями и сёстрами по вере, самому выступить и отметиться, распространить свои святые труды и раздать визитки с коммерческой целью.
        Я с вечера не собирался потакать его религиозному фанатизму, т.е. везти его. Но получилось по-другому. Опять произошёл заброс в трахею желудочного сока. Пришлось встать, привести в порядок горчайшеегорло. Заодно отвёз Сашу на автовокзал.
        Подружились две женщины. Одну звали Люба, другую – Лида. Одна – доброжелательная, открытая, другая – скупая и хитрая. У женщин такое нередко бывает и вполне сочетается. Но – ненадолго. Так произошло и в этот раз.
        Саша вечером уехал за билетом на поезд на завтрашний день. Рассчитывает завтра уехать до Перми. Погостить у родных и знакомых и двигаться дальше.
        Скачал с флешки его стихи последних лет. Почитаю. Кажется, там немало стоящего.

    6.1.
        Проводили Сашу. Увидимся ли ещё? Каждый раз теперь надежды на новые встречи уменьшаются в неизвестной никому
прогрессии.
        Эта шестидневная встреча, конечно, большой просвет в моей скудной на общение жизни. Да и Любе помимо порядочных кухонных хлопот – у гостя отличный аппетит – удалось немало поговорить с ним за жизнь и её причуды.
        Саша видит себя порядочным писателем, хотя при мне несколько уничижается. Писательство – у него наиглавнейшее дело и смысл существования. Религия, как я прикидываю, не больше чем отмазка. Но, как ни крути, переложил он библейского немало и неплохо. Это его главный успех и заслуженный.
        А его скупость, расчётливость и небрежность в одеянии – это, как и у многих наших сверстников, отрыжка эпохи, тех самых сороковых-пятидесятых.
        И всё же, однако, я его недооцениваю по старой привычке и прежним критериям. Он стоит большего. В нём и души, и расположения к людям побольше моего будет.
        Довёз я его до автостанции, прямо к дверям маршрутки, помог занести в машину багаж. Наскоро простились, как будто на три дня расстались. И поехал я, старый чёрствый сухарь, домой, даже не оглянувшись на отъезжающую маршрутку.
        Договорились встретиться на мои восемьдесят. Дай-то бог. Да плохо верится.
        Впереди неведомая даль. А если ближе – возможная весна. А на расстоянии протянутой руки – ночь под Рождество. За окном уже сплошная январская чернота.

    7.1.
        Вот и само Рождество. Мне, олуху царя небесного, это всё как-то по боку. По ТВ тропари да песнопения. Парадные в цвет золота одежды священников, долгая и нравоучительная проповедьпатриарха. Скучное и тягомотное, на мой взгляд, это дело.
        Мне оказалась значительнее (без фанфаронства) другая примечательность дня сегодняшнего - 100 лет кроссворду. Немало я потратил за свои годы и мозгов, и времени, и пасты на их разгадывание. Совершенно согласен с утверждением, что разгадывание кроссвордов чистит мозги и сохраняет память. Я и сейчас дважды в месяц покупаю «Старый добрый кроссворд» и разгадываю от корки до корки все тридцать страниц. Но не люблю сканворды - за примитив и компьютерное изготовление.
        Нынешняя ёлкав зале, нарядная и стройная, явно обижена невниманием. Стоит погашенная, нахмурилась и молчит. Я сегодня вдруг её заметил, пожалел, и снял на микрофильм. Скоро ей отправляться на улицу в последнюю дорогу.
        А на улице всё тот же неубывающий мороз. В самое тёплое время дня – 3-4 часа – не выше минус двадцати двух. Ни ветра, ни
снега. Мороз и дымка – привычные сибирские прелести.
        Представляю себя на месте Саши. Приехал в эту мёртвую стужу, и все шесть дней никаких изменений. На том и уехал, про себя прикинув: зачем они только живут в этом застывшем на камень безмолвии.
        А - живём! И – не жалуемся особо. Качаю сегодня фильмы БИ-БИ-СИ, научно-популярные и познавательные. Состарился вконец, а всё познаю. Качаю еженедельно книги из Либрусека. Перелопачиваю свои дневники. Только что часа два читал в Интернете научные труды по истории блатной песни. Интересно – потому и читаю. Век живу – век и учусь.
        Увидел на «Одноклассниках» фотографию читинской школы №4 и перенёс себе в дневник. Школа памятная, лучшие ученики в моей учительской жизни. Мой кабинет – 29-й – на третьем этаже 4-6 окна от правого угла (фрамуги в них открыты).

Описание: Описание: D:ЗАСТАВКИшкола №4.jpeg

    8.1.
        Пошёл на почту, уплатил вкупе за телефон, Интернет, переговоры, твин и удивился: всего 450 рублей. Видимо, из-за переплаты в декабре. Посмотрю, как будет дальше.
        Смотрю скачанный вчера фильм про Микеланджело. Мне совершенно недоступно, как можно из громадной мраморной глыбы, отсекая два с половиной года лишнее, получить такое совершенство, как статуя Давида.Легче понять художника, композитора, писателя. Но – как это?!
        Тает, как лёд весенний, моё зрение, а я не могу остановиться и оторваться хотя бы на неделю от монитора и экрана. Скорей бы тепло и дела огородные.

    9.1.
        Вот и празднику конец, а кто выжил – молодец.
        Придуманный лет пять тому назад, если не больше, десятидневный новогодний праздник – закончился. Вряд ли ещё в какой стране придумали подобное.
        А заниматься виршеплётством мне противопоказано. Попалась на глаза книга А.Сидорова «На Молдаванке музыка играет». Оттолкнулся и набросал кой-что в защиту блатняка, хотя он в том и не нуждается.
        Перед сном сделал начало, и пошло-поехало. Среди ночи пошли строки. Подсвечиваю мобильником и записываю пришедшее. Часа два с перерывами из сна угробил. Утром после уборки хорошего снега собрал в первую кучу.

        Не хорони блатняк

Пусть говорят: блатняк ушёл со сцены.
Гремит занудный рэп и прочий сброд.
Не верь, дружище, нет ему замены.
Блатная песня всех переживёт.

(Что-то вроде припева):
С блатным припевом шёл штрафник в атаку,
Рубаху рвал отпетый уркаган.
На пляс – примочка, и в кураж – на драку.
Визитка - в зону, пропуск – на майдан.

На блатняке стоит житуха наша.
На нём души запев и красота.
Ты хочешь знать, кто там поёт и пляшет?
Поёт и пляшет наша блатата.

На смену лету вновь приходит осень.
Сойдут снега, и вновь гремит гроза.
Года идут, а мы всё так же просим
Кондуктора нажать на тормоза.

Не откладывая, отправил Евдокимову. Он за неё сразу ухватится – это его любимая тема.
По ходу сложилось ещё в эту тему:

Мы по натуре этнос хулиганский,
И потому, не ведая мерил,
Блатной акцент забил напев крестьянский
И пролетарский заодно забил.

        Добавлю на днях ещё пару куплетов, припев присобачу, и – туда же. Пусть дядя спивает под гитару семиструнную.
        Наладился ходить ежедневно. Польза несомненна. У компа, кроме геморроя, немного высидишь.
        Вечер. Евдокимов откликнулся:

        «Владимир, салют! Со всеми праздниками! Будь здоров и хороших стихов тебе писать не переписать!
        Задорный, добротный стих с удовольствием спою, будь спок!
        Жму руку!»
        Не прошло и полчаса. Поднажал и слепил ещё одну нетленку:


        Не хорони блатняк-2

Мы по натуре этнос хулиганский,
И потому, не ведая мерил,
Блатной акцент забил фольклор крестьянский
И пролетарский заодно забил.

Припев:
Мурка, в чём же дело, что ты не имела?
Разве я тебя не одевал?
Шляпки и жакетки, кольца и браслетки
Разве я тебе не покупал?
Проигрыш

Нас власти аккуратно примечали:
Не раз за исполненье блатняка
И в подворотне, и в концертном зале
Реально получали мы срока.

Припев:
Как-то шли на дело, выпить захотелось,
И зашли в фартовый ресторан:
Там она сидела с агентом из МУРа,
У нее под лифом был наган.
Проигрыш

Но дух тот каторжанский, непреклонный
На зоне возмужал наверняка.
Стал крепкожильный, железобетонный
С колючкой и поверх, и по бокам.

Припев:
Здравствуй, моя Мурка, ты моя голубка,
Здравствуй, моя Мурка, и прощай!
Ты зашухарила всю нашу малину,
А теперь маслину получай.
Проигрыш

Не стоит хоронить такое чудо.
Не надо гнать: блатняк, мол, не поём.
Зануда пусть канает прочь отсюда,
Не то по ходу пасть ему порвём.

Припев:
Черный ворон крячет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и болит...
Возле ресторана с пулей из нагана
Мурка кара-ва-вая лежит...

        Не столько сочинял и печатал, сколько хохотал над пошлостью и «Мурки», и своих куплетов. Блатняк, по моим понятиям, наивен, безграмотен, бесхитростен, прост, местами груб и пошл. Но – и это не отнимешь – это наша история и народная культура, пусть и низовая, но ведь тоже культура, отобранная временем.
У этих песен есть свой потребитель и довольно широкий и разнообразный. Даже и тем, кто привык к изысканной кулинарии, иногда хочется простой кислой капусточки с картошкой в мундирах.

    10.1.
        Ночью снова желудочный сок в трахее. Ходил, кашлял, отплёвывался да отпивался. Хоть сидя спать налаживайся.
        Емельянов предложил зайчатину с козлятиной. Приезжаю.
        - Четушку привёз?
        - Нет капиталу. Угости на халяву. У тебя баба зарабатывает в день больше, чем моя пенсия за месяц.
        Вынес пятихатку.
        - Съезди, привези четушку подешевле. Выпьем по рюмке.
        Я не будь дурак прикупил вместо четушки пол-литру. Причём какая подороже. Настроение у него изменилось. В голосе прибавилось барской злости. А я поддразниваю:
        - Что мазаться – по рюмке. Да мы её всю одолеем под хорошую закусь.
        В СМИ новое поветрие. После закона Магницкого стали по ТВ ежедневно показывать больных детей и выпрашивать помощь у сердобольных пенсионеров. Те, конечно, помогут, а их кровные те же чиновники и растащат.
        Евдокимов спел песню. Старался, конечно, но выше себя не прыгнул. На словах мастер выше некуда, а выхлоп – троечный. Бог с ним. Будем его песни солить да на чёрный день закладывать.
        Нынче опоздал со списком ушедших в ушедшем году. Привожу только тех, кого знал более-менее заочно и в своё время пожалел, узнав о кончине.
Людмила Касаткина, актриса, 86 лет.
Александр Пороховщиков, актёр, 73 года.
Валерий Васильев, хоккеист, 62 года.
Эдуард Хиль, певец, 77 лет.
Рей Бредбери, писатель, 91 год.
Владимир Круглов, хоккеист, 52 года.
Теофило Стивенсон, боксёр, 60 лет.
Богдан Ступка, актёр, 70 лет.
Сергей Капица, физик, 84 года.
Нил Армстронг, первый лунатик, 82 года.
Игорь Кваша, актёр, 80 лет.
Александр Белявский, актёр, 80 лет.
Павел Грачёв, министр обороны, 64 года.
Марина Голуб, актриса, 54 года.
Илья Олейников, актёр, 65 лет.
Борис Стругацкий, фантаст, 80 лет.
Василий Белов, писатель, 80 лет.
Галина Вишневская, певица, 82 года.

        В основном – актёры, спортсмены, писатели. Публичный народ. Остальных – как и не было. Царствие им всем небесное. Что там за царствие такое – никто не сообщает.
        И чё? – два слова, которые убивают любые доказательства.
        Послал для хохмы Евдокимову «Не хорони блатняк-2» вперемежку с Муркой. Добавил на словах: не понравится что – переделай. Он воспринял всерьёз и предложил по Скайпу свой вариант. Послушал я послушал, ответил нейтрально и про себя подумал: туповат ты для стихов, парень. А апломба – до хрена.         Который раз себе говорю: завязать с ним надо. А то всерьёз: себе дороже. Нервы-то у меня стали, замечаю, и пожиже, и ранимее.

    11.1.
        Вчера с вечера пошёл снег к обещанному потеплению. Несколько раз до поздней ночи смотрел в кухонное окно в бинокль на лампу на столбе: идёт снег, хорошо идёт по косой линии. Смотрю и радуюсь: завтра с утра работа будет.
        Потепление небольшое. Но для такой затянувшейся суровой зимы и то – давай сюда. Смотрю на число и на душе теплеет – ползимы позади.
        Убрал потщательнее снег. К тому времени Люба выложила новость. Оказывается, ещё 31 декабря упал сосед Ю.Матейко и сломал шейку бедра. Думаю, это капут. Не сразу, но и не затянется. Ему восемьдесят второй год. Он и до слома уже год, как на коляске ездил.
        Накачал гору научно и не очень научно-популярных фильмов Би-Би-Си. Посмотрел о Микеланджело – не мой уровень. Это больше для школьников старших классов.
        Свежий современный анекдот, из тех, которые мгновенно старятся.

        «Лежит женщина в реанимации, уже почти умирает.. Вдруг голос слышит.
        - Даю тебе ещё 10 лет жизни!
        Вскочила женщина с койки и бегом к пластическому хирургу. Сделала себе ринопластику, подтяжку лица, блефаропластику, липоксацию, в общем всё! Ну, думает, хоть десять лет поживу в своё удовольствие. Только выходит из клиники, вдруг – бац! – грузовик её переезжает. Душа женщины отлетает и вопрошает:
        - Господи, ну как же так? Ты обещал ещё десять лет жизни!
        Голос свыше:
        - Ну, извини, не узнал!!!»

    12.1.
        В «Одноклассниках» попалась на глаза заметочка с просьбой прокомментировать:

        Город моего детства - Анатолий Парилов
        В былые времена оз. Пульсомер был прекрасен, а Иланск нет, теперь все наоборот, что творится...

        Не удержался и прокомментировал:
        «Не знаю, как теперь, а в сороковые годы, когда я пацаном был и проживал рядом с Бульзоментом, красоты в нем никакой не было. Наполовину заросший тиной, вместо пляжа травяные кочки, берега со всех сторон забиты коровьими следами и дерьмом, гусиным помётом. Казалось хорошо - другого не видали. А о городке и говорить нечего: кривые улицы, гнилые заборы, непролазная грязь. Что поделаешь - моя малая родина. Вспоминаю с тоской и нежностью, с обидой и давней радостью. Всё перемешалось».

        Продолжается в СМИ кампания по поводу антисиротского закона подлецов из Государственной Думы. Завтра даже проводится в Москве Марш против подлецов. В то же время уже проталкивается мнение, а не вернуться ли к налогу за бездетность. Мол, с бездетных брать, а многодетным отдавать то, что с бездетных сдерётся. Мне думается: почему бы не пойти дальше? Например, с неимеющих квартир брать, а имеющим квартиры – отдавать.

    13.1.
        Завязалась краткая переписка с ещё одним любителем, подобно мне, покрасоваться на страницах «Избы-читальни» - Александром Спиридоновым. Это он год назад посоветовал мне прославиться на века в песнях в исполнении великих бардов этого сайта. Полуничев и Евдокимов напели десятка полтора нетленок, большую половину которых по-доброму следовало бы удалить. Но кто же враг своему здоровью и себялюбию? Все эти песни мной аккуратно перенесены поближе к себе в папку «Моя музыка». И уже раза три-четыре включались родным и знакомым. Особо не хвалят, но и крепко не критикуют.
        Задал я ему попутно вопрос: возможно ли по этическим соображениям уже напетый текст отдать с той же целью ещё кому-то? Или это - западло?
        И получил ответ:

        «…по поводу одного и того же текста - не можно, а даже нужно...иногда из множества проб и ошибок рождается шедевр, у меня есть тому подтверждение- "Осенний блюз", который исполнили четырежды( и по моей просьбе, и по испрошению у меня, и просто увидев стихи на сайте)...прошу в гости на страничку на этот самый блюз…»

        Блюз я послушал и поспешил с ответом:
        «Послушал "Осенний блюз" по всему периметру. Стихи хорошие - испортить никому не удалось. Пенькова - сверхминорно, Страусова - не лирический тембр, Пенявский не врубается в ритм стиха, но финал у него - хорош, Микряков - всё сошлось. Ты прав: без проб и ошибок синяк (в хор. см.) не набьёшь. Это лишь моё мнение из глухого хакасского улуса."                                                                                           
        Я как-то не сумел за долгую жизнь научиться восхвалять невосхваляемое, как того же покойника. Когда я вижу, как раздают без устали друг другу непомерные восклицания, то понимаю, что это зачастую продолжает действовать древний, крепко побитый молью принцип: кукушка хвалит петуха за то, что... По мне добрая и честная критика, даже не совсем компетентная (только не дурацкая), лучше пустозвонной похвалы».
        Сегодня, кстати, редкая российская дикость: Старый новый год. Девяносто пять лет, как отменили старый календарь, а мы всё за него цепляемся. Хотя сказать правду, наши сибирские времена года больше соответствуют старому календарю.
        Всё дальше продвигаюсь в делах компьютерных. Если и дальше пойду такими темпами, к вековому своему юбилею достигну уровня неслыханного.Сегодня за два битых часа научился добавлять рубрики на свою страницу. Достижение мирового масштаба.

    14.1.
        Включил напоследок нашу ёлочку, провернулась красавица пару раз вокруг оси, показала свои красоты и остановилась. Снял игрушки, гирлянды, верхушку, выдернул беднягу из вертушки, вынес из дома, обрубил аккуратно сучья, пошлифовал ствол на точиле, срезал втулку. Была ёлка – получилась помидорная палка. А что из нас получится после прочерка между датами? Бесхозная гнилушка.
        Погряз в спортивных каналах. Смотрю одновременно снукер, теннис, биатлон, футбол и прыжки на лыжах с трамплина. Глаза навыкат.
        Восемь градусов с минусом – это уже полный кайф. Где-то недавно читал: «Если вчера было минус 38, а сегодня минус 35 – только в Сибири могут воскликнуть: «Потеплело!»
        Что-то взялись меня доставать на «Избе-читальне». Появились пустозвонные рецензии – надо вежливо отвечать. Мне это муторно, хотя, спрашивается: зачем тогда было подвязываться на этот сайт. Сидеть там годами бирюком, как сижу я на «Стихире»?

    15.1.
        Догорает огонь костра или печи. Между догорающими углями бегают огоньки. Они ярче углей и такие шустрые. Каждый уголёк, угасая, отдаёт свой огонёк соседу. А тот, угасая в свою очередь, своему близкому.
        К чему это я? Да я-то знаю, к чему, но признаваться не стану. Ни к чему мне сегодня откровения.
        Проснулся. Вроде жив, почти здоров. Хотел сказать себе: вот и ещё мне один день подарен. Да раздумал: подарен-то прожитый, вчерашний. Сегодняшний только начался, кто знает куда дальше вывернет.
        А вывернул он поездкой в Абакан.Она оказалась по всем статьям удачной. Купили мне на мои замерзающие последнее время ноги китайские уги. Чёрт знает, что за словечко? Я их сразу обозвал – буги-вуги. Вроде и крепкие, и тёплые. Но кто не знает китайского качества? Ну да на пару сезонов хватит, и цена невелика – 2250р.
        И Люба сумела обменять шерсть на другой цвет и качество. Теперь она вышла на большой фронт любимой работы: свитер для любимого зятя.
        Прикупили и разной вкуснятины. Приехали, устроили шикарный обед с выпивоном. А тут и день к сумеркам подходит.
        Хорошим был подаренный день. Минусов – минимум, да они и привычны, и быстро преходящи.

    16.1.
        Прихожу в библиотеку. В очередной раз предлагают мне встречу с читателями. Говорю: чтобы вам не мучиться и - мне попроще, давайте проведём встречу в формате вечера вопросов и ответов. Я набросаю десяток вопросов, вы раздадите их читателям, и будем дурить массы народные.
        Они согласны. Я, правда, не успел добавить, что категорически против даже малейшей помпезности, то есть никаких привычных для них оформлений читального зала, портретов, цитат, славословий и тому подобных прелестей.
        Сегодняшние типичные вечерние новости:
        Отказано в отсрочке наказания одной из «Пусек».
        Убит криминальный авторитет, вор в законе Дед Хасан. Его труп тщательно охраняется в Боткинской больнице.
        Сосулькой убило дворника в Петербурге.
        И – всё. Чудные бодрящие новости!

    17.1
        Не помню, где звучал на всю залу возглас радостный, призывный, звонкий: «Танцуют все!»
        Не пора ли нашему президенту вместо скучного новогоднего обращения крикнуть также бодро, радостно, призывно: «Воруют все!»
        Где бы ни начинали что-то строить, тут же половина разворовывается. На какое бы дело крупные суммы ни направлялись, они распиливались мгновенно. Исключений не наблюдалось.
        Последняя новость: пока во Владивостоке строили огромный подвесной мост на остров Русский, охранники растащили металлоконструкций на сто миллионов рублей.
        Скоро закончится возведение олимпийских объектов в Сочи, представляю, какие выплывут неслыханные грабежи.
        Только так: ВОРУЮТ ВСЕ!!!
        Прикупил в свои уги войлочные стельки – тяжёлые обутки ещё потяжелели. Пошёл прогуляться – еле ноги тащу. Но зато ноги и прямо спят, и славно греются.
        Дед Хасан убит, и все его криминальные соперники спешно делают ноги из Москвы, а то и из России. Грядут разборки.
        Вновь на днях будут хоронить этого жмуря, пойдёт и поедет на кладбище огромная толпа бандюг под чуткой охраной нашей доблестной полиции.Вот бы всех их враз и повязать! А – хреночки!
        Купил пару флешек, скачал на них самое моё ценное, и гори теперь мой жёсткий диск синим огнём и ярким пламенем.
        Морозы отпали – такая благодать на уровне 10-12 градусов! Гуляй, дыши – не хочу! На стадионе – на катке и горке – крик да визг школьников. Вечером их заменяют взрослые.
        Районная статистика за 2012 год:
        родилось – 309
        умерло – 337
        браки – 152
        разводы – 108
        Перенаселение нам не грозит.

    18.1.
                                                            Вновь крещёные сигают
                                                            В иорданную купель.
                                                            Троекратно отмывают
                                                            Кто грехи, а кто и – хмель.

        Так ни разу не отважился я живьём посмотреть на это омывание. Сосед говорит: дело это благостное и благочестивое. Не знаю: кому -как. По сегодняшнему не совсем крещенскому морозцу почему и не сходить, отчего не окунуться?
        Только что отслушал очередную новостную криминальную сводку: худруку Большого театра плеснули в лицо кислотой, прочие делишки не стоят внимания. На сегодня миллиардных дел нет, только – миллионные.
        Спортивные каналы отбивают меня от путних дел. Тупо сижу часами перед экраном и без большого интереса наблюдаю, как здоровые бугаи катают по зелёному полю надутый кожаный мяч, по зелёному столу катают костяные шары, по заснеженным трассам рвут на лыжах последние жилы коньковым ходом и временами пуляют в мишени.
        Попутно выясняется, что многократный победитель мировых велогонок американец Армстронг все свои золотые медали завоевал с помощью допинга. Допинговые тесты хранятся восемь лет, потом с продвижением антидопинговой науки выясняется, что всё завоёванное в прошлом добыто нечестным путём.         Ну и чего стоят тогда сегодняшние победы, если они изначально сомнительны?
        Читаю в «Стихире» вот это:

Катерина Файн
Нам нравится жить в мегаполисе...
Нам нравится жить в мегаполисе – здесь намного сложнее встретиться.
И не важно, что ближе к окраинам улицы Уже.
У меня каждый день на работе что-то ломается-не коннектится.
У тебя все ломается дома. И это гораздо хуже.

Нет привычки рассказывать доктору, другу, подруге, маме,
а в Макдоналдсе в восемь утра есть свободные уши.
Между колой, картошкой, макфлурри, салфетными оригами
эта девочка в красной бейсболке готова тебя слушать.

А потом фея делает фейк. Ты бежишь перекатною голью,
получая в лицо снежно-северным питерским ветром.
Это просто зима. Мы сезонно больны нелюбовью.
От тебя до меня тридцать семь и одна… километра.

        Такой поэзии по моим наблюдениям сегодня намного больше половины. Не просто ни о чём, но и с претензией на современность, оригинальность и гениальность. Пусть будущее нас рассудит.

    19.1.
        Люба сходила на ярмарку, купила мясного, сварила вкуснейшие щи. Я в ответ потаскал от забора на огород слежавшийся снег и сходил за хлебом.
        Долго смотрели Ваенгу. Меня уже давно не интересует придуманное лицо певца или певички, изображающих шарман под фонограмму. И очень впечатляют лица зрителей, на которых такая гамма чувств. Я бы на месте режиссёра снял бы несколько крутых шлягеров, показывая только зрителей крупным планом. Какая бы передача получилась!
        Никак не соберусь откликнуться на последнюю просьбу Ахметовой. А надо. Завтра же соберусь.

    20.1.
        Собрался, потратил не более пятнадцати минут и отправил:
        «Добрый день, Галия Дуфаровна. Продолжаю косить под Виссариона Григорьевича.
        Оксана Абросимова.
        Хочешь позитива и душе ободрения – читай стихи молодых и телом, и душой. Не промахнёшься.
        Виктор Коврижник.
        Поэзия, конечно, вездесуща, но три её кита: любовь, природа и отчизна. Эти шляхи так избиты, несмотря на свою колоссальную многогранность. Найти здесь новое слово, свой хотя бы штришок – крайне мудрено. Но ведь находят! И прелесть новизны даже не в новом слове, не в перестановке слов и строк, бывших в употреблении миллиарднократно, а в том неповторимом лирическом вздохе, что на мгновение ты услышал.
        Андрей Попов
        Стихи, просеянные прожитыми годами и стихотворным опытом. Про такие стихи апостериори не скажешь: не стоило печатать – стыдно будет».
        Даже подпустил «апостериори»- наглец и понтяра.
        Так бы и многое другое мог быстро сделать вместо того, чтобы тупо сидеть у спортивных программ.
        Ответ не заставил себя ждать. Похоже, Дуфаровна в свободное время из интернета не вылезает.
        «Все авторы - уже настолько стали моими друзьями (настоящими и виртуальными), что читаю о них с волнением - словно о себе самой..
        Спасибо!!»

    21.1.
        День смерти Ленина. На СМИ всё ещё выясняют, кто же это был: великий друг человечества или его злой гений. Продолжается и словесная возня вокруг его тела. То ли продолжать стыдливо прикрывать Мавзолей на праздниках фанерой и флагами или захоронить мумию по-людски в землю.
        В поисках физической нагрузки отправился к поленнице поколоть слегка дровишки. В это время Любе по телефону сообщили от имени Жени о ДТП, с просьбой выручить из тяжёлой ситуации, для чего потребуется на первый случай всего двадцать тысяч рублей. Люба, по её словам, не догадавшись уточнить, какими деньгами будет помочь лучше – долларами или евро – сообщила, что у неё денег нет вообще. Мошенники тут же прервали связь.
        В весёлое время живём – каждый день криминальные новости. Только успевай поворачиваться да отбиваться.
        Уже добрую неделю стоит натуральная хакасская зима: ночью – двадцать, днём – десять. Так бы всю зиму.

    22.1.
        Совсем уже сговорились с Субботиным на рыбалку, и место определили, и какие сети взять. Но вдруг ему плохо стало. Надо полежать, отдохнуть, и всё пройдёт. Пытаюсь положить его на землю, но как-то грязно кругом. Наконец, выбираю такое хорошее место на косогоре: и сухо, и мягко, и голове удобно. Стою рядом, курю, а ему никак не лежится, всё пытается встать. Встаёт, но идти не может, бросает его в стороны, как пьяного. Обхватил я его за плечи, поддерживаю изо всех сил, медленно идём, очень медленно. Какая уж тут рыбалка?
        А вот и Петрович. В чистой рубахе, но очень грустный, ему уже определено: умирать скоро. Он не говорит об этом, но знает, и ему грустно. Иду рядом, жалко мне его, удивляюсь про себя, что он не паникует в открытую. Как и Чаушеску перед расстрелом – вчера смотрел в интернете документальные кадры.
        Что они, эти покойники, так ко мне привязались? Не за собой ли зовут. Да успею ещё. Мне бы ещё лет десять покукарекать. А там, глядишь, и пропадёт привычка жить.
        А сколько других снов в эту же ночь! Спать некогда – всё сны рассматриваю.
        Просыпаюсь, встаю, заправляю одёр, выкладываю утренние таблетки, бреюсь, умываюсь, завтракаю, иду убирать ночной снег. Да какой там снег?! Снежок сантиметровый. Вон в Москве – валит сутками, не пройти не проехать. Пятнадцать тысяч единиц техники, сорок тысяч уборщиков справиться не могут – сплошные пробки по всем кольцам.
        Отвёз Любу на Копи к старой знакомой в гости. Едучи назад, остановился против знакомого переулка, сходил посмотреть на свою первую дачу. Кругом после пожара участки заброшены, заросли бурьяном на высоту забора. Подошёл к бывшей своей, встал на трубу, заглядываю через забор. От моих времён не осталось ничего: ни домика, ни ёмкости, ни душа, ни деревьев. Два-три полуобгорелых ствола, несколько кустиков смородины и малины, ржавые бочки. На месте домика будка от машины, старая, грязная, мятая-перемятая.
        Постоял, посмотрел, повспоминал и потопал к машине. Жаль, что прошлое становится не лучше, а как в чёрную дыру проваливается.
        Звонят из редакции, просят интервью по вопросам литературы. Слегка спросонья растерялся, но всё же отказался, вслух не мотивируя, что с этой редакцией дел иметь не желаю.
        Поколол дровишек, сожалея, что этой работы уже немного осталось. А что потом? К соседям наниматься дровоколом?
        Ближе к вечеру приехала из гостей Люба. Рассказывает, что Дубровская помешалась на загранпоездках. Круто экономит на всём, расходы ведёт минимальные, всё сэкономленное прожигает на забугорную экзотику. Каждый по-своему с ума сходит.

     23.1.
        День смерти отца. Морозы в те дни в Иланске были не чета нынешним белоярским. Шли за машиной на кладбище километров пять при минус сорока четырёх. А у нас сегодня – минус девять. А завтра обещают выйти на ноль – впервые за зиму.
        Сегодня, кстати Международный день ручного письма (почерка). Как бы он в ближайшем будущем не лишился этого ручного письма.
        Стремительно растущая популярность компьютеров, электронной почты, СМС, а также других средств быстрого общения постепенно уводит современного человека от возможности выразить свои мысли, написав их собственноручно. Возможно, в недалеком будущем письмо или открытка, написанные «от руки», станут желанным приобретением. Письмо в конверте, тем более долгожданное, уже становится редкостью. Это будет ещё одна потеря – даже не знаю, как выразиться – тёплого душевного общения. Один почерк в письме для адресата немало значит.
        А у нас в доме сегодня был День японского холодильника. Не менее пяти часов длилась операция: выгружали, мыли, разбирали, чистили, пылесосили, загружали. Думаю: если враз исчезнет в стране всё продовольствие, содержимое нашего вместительного холодильника не даст нам умереть от голода месяца два, а то и три.

    24.1.
        Наконец-то, я разбогател. Не знаю, откуда на меня свалились эти пятьдесят восемь тысяч в 1969 году, но именно с этой баснословной суммой я приехал в очередной раз к своим родителям.
        Все прошлые разы я имел в кармане считанные рубли, а тут такая благодать. Даю маме три тысячи и даже побаиваюсь, как она отнесётся к этим сумасшедшим деньгам. Хочу купить Борису самые модные джинсы, о которых он давно мечтает. Поведу отца в магазин и одену с головы до ног в то, чего он никогда не носил. Пытаюсь представить его во всём новом и не могу: я его всегда видел только в рабочем и будничном.
Уже проснувшись, какое-то время не могу отпустить тихую радость богатства и филантропии. Но возвращаю на место зубы, включаю абаканское радио, и сон благополучно истаивает в серой реальности.
ёёГалия Дуфаровна прислала очередные «Встречи». Уже №12, а в этом, т.е. в 2012-ом – №4. Журнал становится почти регулярным. Надо завтра поздравить редактора с 59-летием.
ёёА сегодня часа в четыре пополудни нагрянула оттепель. Колол дрова – на градуснике было минус девять. А через пару часов собрался в библиотеку, смотрю, а там уже плюс два. И впервые за зиму с крыш закапало. Первый признак: зима не вечна.
ёёДумаю о весне, и к приятному приплетается беспокойное. Надо ремонт основательный в доме делать. Перво-наперво: менять обои и красить батареи. Ну да бог не выдаст и свинья не съест. Была бы душа в теле и здоровье в органах.

    25.1.
        Почему бы Высоцкому не дожить до сегодняшних дней. Я же дожил, хотя и старше его на три недели. И голоду, и холоду повидал побольше его. Но, к счастью своему, не научился пить безоглядно и дуреть от наркотиков.
        Так и не пойму, что его так высоко подняли? Сегодня в день 75-летия по популярности ставят на одну доску с Юрием Гагариным.
        Поздравил с днём рождения Галю Ахметову и заодно отправил часть «Педучилища». подкорректирую слегка остальное, и - туда же. Сегодня пока минимально чистил, не без гордости тайной заметил: не плохо получились эти воспоминания. Получше прежних – что о родственниках.
        На природе – около нуля. Поколол дровишки, прогулялся до магазина. Ноги идут плоховато, глаза смотрят слеповато, а душа радуется: жив, почти здоров, войны нет, в семье – ладно, дети не бедствуют. Что ещё старику надо?

    26.1.
        Оттепель заканчивается. Сегодняшние плюс пять будут вспоминаться до середины марта как приснившиеся: завтра по прогнозам зима вновь забирает бразды правления в свои неласковые руки.
        Смотрел документальный фильм Би-Би-Си «Замёрзшая планета». Арктика и Антарктика – льды, пингвины, белые медведи, свирепые ветры. И вновь восхищение планетой. Как могло явиться во Вселенной такое чудо? И как же надо его беречь.
        Отправил Ахметовой остатки «Педучилища». Конечно, при любом раскладе напечатает. Разве помешает экстраординарность какая. У неё, думаю, в связи с дикими сокращениями в образовании не лучшие дни настали. Да и возраст родителей, и собственный не слишком вдохновляют.
        Хочется своими руками обновить слегка кухню: самоклейку на стены, плитку на потолок, покрасить верхние плинтусы и батарею. Повеселей бы стало обоим, особенно хозяйке.
        Анекдот в духе и сленге времени:

        Дальнобойщик прозевал поворот и, снеся стену, влетает в старенький дом. В доме на печке бабушка, охреневшая, щёлкает семечки. Водила, не растерявшись, спрашивает:
        - Как проехать на Москву?
        Бабка:
        - Да так прямо через кухню и хреначь дальше…

    27.1
        Один из тех дней, которых, считай, не было.
        Часа три смотрел финальный матч, в результате которого серб Новак Джокович стал четырёхкратным победителем Australian Open. И что мне из того? Стоило ли остолопом сидеть почти неподвижно и пялиться в экран? Не полезнее ли пройтись по селу, сходить на реку, зайти на стадион? Хороша мысля, да пришла с опозданием.
        Прочла, видимо, Дуфаровна моё «Педучилище» и отозвалась кратко и всё в ту же вечную благодарность:

        «..Пед. училище - не ошибка Ваша, а самый верный Путь. Ведь где-то впереди я ждала Вас».

        Хотел ответить: «А сколько у меня было окроме этого? Что ни вспомнить, ни повторить мучительно и горько»
        А ответил: «Пусть будет по-вашему»
        Каким бы коротким и пустым день ни оказался, было и в нём доброе. Очистил лаз в погреб, достал груздочков да арбузиков солёненьких, отдал на перетяжку старые кресла.
    
    28.1.
        И было утро. И был снег. Мелкий, сыпучий, ненастоящий. Так и сыпал почти до вечера. Трижды убирал, подметал, под водостоком посыпал солью.
        Снял пенсию. Прикупил продуктов, овощей и фруктов. Люба сделала тут же вкусный салат, сварила компот.
        Смотрю БиБиСиные «Страсти по Толстому». Не для меня цветы цветут. Для школьников годится, даже очень годится. Мне интересны лишь кадры кинохроники самого Льва.
        Мне и сейчас кажется: читая Толстого, я всегда понимал, что он говорит самое главное, и не верить ему нельзя, но всегда хотелось отмахнуться от его призывов. Ну и пусть он прав стократно, но мне это и не по силам, и не надо это мне. Я как-нибудь по себе.
        Но его один из самых сквозных постулатов: «Никто не вправе распоряжаться жизнью другого» - из самых дорогих и близких мне.
        О каких бы войнах, каких бы жертвах речь ни шла, всегда встаёт на дыбы вопрос: а по какому такому высшему праву кто-то посылает другого на смерть или напрямую отнимает у него жизнь. Как тот маршал Жуков, что в беседе с Энзейхауэром рассказывал как он проходит минное поле: «Сначала идёт пехота, подрывается, в прорыв бросаю танки».

    29.1.
        Звонит Тимофеев:
        - Как здоровье?
        - Всё прекрасно. Ни на что не жалуюсь. Дай бог каждому.
        - В доме тепло?
        - Конечно. И вообще всё хорошо. И деньги текут рекой.
        - Откуда деньги.
        - Мебель перетягиваю.
        - Свою?
        - Почему свою? Чужую. Беру заказы.
        - Сам что ли перетягиваешь.
        - Конечно.
        И сразу Тимофеев посмурнел. Чужие успехи его глубоко огорчают. Так было всегда.
        Плачу на почте за свет, встречаю Веру Коневу. Слово за слово, спрашиваю:
        - У вас интернет есть?
        - Нет.
        - А что так?
        - Да ну! Там вирусы всякие. Чистить надо их всё время.
        Вот так и не меньше.
        Читал в «Октябре» о путешествии французских и русских писателей по Енисею. Наши расспрашивают французов о впечатлениях от виденного. Вот некоторые фрагменты ответов:

        «Возможно, местное население не воспринимает это так остро, но мне кажется, им очень тяжело жить. И не потому, что зимой холодно и дни короткие. А потому, что есть четкое ощущение, что эти люди здесь брошены. Они живут, они работают, но они брошены. Интересуется ли ими центральная власть? Здесь нет дорог, только направления. Чем эти люди занимаются?»«Мне кажется, что в местах, удаленных от центров, везде царит одинаковая смертельная скука. А если еще и зима – минус сорок, темно и ночью, и днем, – то совсем плохо. Многие города, как я понимаю, не возросли здесь исторически, а появились в советскую эпоху, так сказать, искусственно. Тут строили Дома культуры и больницы, и в этих городах можно было жить. Вот люди и живут... В Ярцево на концерте пела местная молодая женщина, и я увидел, что у нее всего один зуб! В тридцать лет только один зуб! И около нее бегала ее дочь с прекрасными зубами. Это значит, здесь нет дантистов? Или у жителей нет денег на зубного врача? Интересно, три века назад здесь жили точно так же?»«То, что я увидела здесь, стало для меня настоящей трагедией. А вот, что я наблюдаю здесь, – край грусти. Лица подростков – это лица уже уставших людей. Наверное, для меня Сибирь – это не совсем Россия. Это другой мир, другая реальность.
        - Можете ли вы представить, что сами живете здесь?
        - Нет.
        - Даже день-два?
        - Ну, день-два – пожалуй, но как прожить здесь всю жизнь? И тем не менее, люди живут здесь и здесь умирают, а вокруг на многие-многие километры полное безлюдье. Невероятно».
        Нужны ли здесь комментарии? От меня, который здесь прожил семьдесят пять лет.
        Напоследок стих хорошего поэта Владимира Спектора:

Было и прошло. Но не бесследно.
Память, словно первая любовь,
Избирательно немилосердна,
Окунаясь в детство вновь и вновь,

Падая в случайные мгновенья,
Где добром отсверкивает зло...
Счастьем было просто ощущенье,
Что осталось больше, чем прошло.

    30.1
        Крепко же застряло в закромах моего мозга это безденежье. Что бы я ни покупал, куда бы ни ехал, каждый раз приходится экономить. Сегодня, где-то в шестом часу утра купил в той же столовой то ли Ракитного, то ли Краснотуранска две пары болотных сапог по 1р. 20к. за пару и две пачки вкусных ароматных сигарет «Для тебя» (интересно, существует ли в натуре такое название куреву) по 6р.50 к. за пачку. Сигареты оказались слишком дорогими, но нет других, а курить сильно хочется. А Субботину, что стоял рядом, не хватило ни сапог, ни сигарет.
        Проснулся, порадовался, что четвёртый год не курю, повернулся на другой бок и отъехал.
        Проснувшись в одиннадцатом часу, окончательно, выяснил: на правое ухо оглох окончательно. Поехал в клинику, промыл и возрадовался. Прошло часов пять, а возрадование не проходит. Так хорошо быть нормальным субъектом!
        Зима в ночь возвратилась после оттепели в прежнем прикиде: ночью за тридцать, днём – за двадцать.         Потерпим тот февраль, в котором ни чернил достать, ни плакать. Только чужим любоваться. Как вот этим:

Владимир Спектор

Запах «Красной Москвы» —
середина двадцатого века.
Время — «после войны».
Время движется только вперед.
На углу возле рынка —
С веселым баяном калека.
Он танцует без ног,
он без голоса песни поет...

Это — в памяти все у меня,
У всего поколенья.
Мы друг друга в толпе
Мимоходом легко узнаем.
По глазам, в коих время
мелькает незваною тенью,
И по запаху «Красной Москвы»
В подсознанье своем...

        После вчерашнего прочтения о путешествии по Енисею городских жителей России и Франции сижу и при себе размышляю:
        Тотальный урбанизм пришёл во своей красе. Грозу в начале мая в городе давно не замечают, как и смену времён года. Спешат, бегут, едут, спят, выскакивают из подъезда, до автобуса, до метро, до детсада, до работы, до дому. Какие времена года?! Какая там гроза в начале мая?! Громыхнёт другой раз над головой – поднимет человек лицо своё на мгновение к лоскуту неба меж высоток, ни хрена не увидит, не поймёт и дальше почешет по делам своим нескончаемым.
        Только что звонок телефонный:
        - Мы не знакомы, но я хотела с вами поговорить на тему «Любите бога».
        - Вы не по адресу.
        - А вы в бога не верите?
        - Нет, конечно. И вам не советую.
        Трубка брошена на рычаг. Совращение не состоялось.

    31.1
        Ушёл и январь. Как всё уходит. Ну не совсем уж всё – что-то и приходит. Лишь затем, чтобы уйти.
        В «Одноклассниках» открыл серию фотографий «Город Иланский». Некоторые любопытны. На мысу за озером, где мы с Витей на самом стыке 40-50-х годов недорубили молоденькие берёзки, за эти шестьдесят лет выросла прекрасная берёзовая роща.


Описание: Описание: D:ЗАСТАВКИПульсометр.jpeg

    Городок изменился неузнаваемо. Сколько приличных зданий вместо бывших халуп и бараков! Жаль, никто не догадался сфотографировать мою Вторую Набережную. Ничто мне так не ностальгирует, как эта скромная окраинная улочка.



    А вот и улица Школьная. Она шла от вечерней школы «Лондон», мимо бани, мимо кондукторского магазина, мимо входных ворот ж.д.сада, мимо бараков, мимо школы №41, мимо интерната и упирается в Дворец культуры. От прошлого на этом фото узнаётся только Дворец. В сороковые годы вместо этих бетонных столбов-красавцев стояли покосившиеся низкие, деревянные, полусгнившие. Когда мы с Витей ехали по этой грязной улице на башне огромного американского танка, за рычагами которого сидел, конечно, наш батя, бывший тракторист,его сослуживец Слепцов длинным шестом поднимал провода, чтобы танк мог пройти под ними.
        Вон там, за ларьком, и стоял, может, и сейчас стоит двухэтажный барак, где я провёл первые два года своей биографии. А моя школа – напротив ларька, виден лишь её светло-голубоватый угол..

Описание: Описание: D:ЗАСТАВКИул.Школьная.jpeg

        Хожу, т.е. езжу на физиолечение – лазер на правое ухо. Всегда подозрительно относился к лазерным прибамбасам, но почему и не попридуриваться?
        Лорврач выписал на ухо мази и капли. Спрашиваю в аптеке:
        - Почём эти мази?
        - Одна – 400 рублей, другая – 40.
        - А какая между ними разница?
        - Дорогой мазать утром, дешёвой – вечером.
        - Давайте вечернюю. Вечером мазаться как-то приятнее.

        Из украинско-русского разговорника:
Чахлик невмирущий – Кащей бессмертный.
Пупоризка – акушерка
Бачик – телевизор
Коркотяг – штопор
Пидсрачник – табуретка
Пидсрачник со спинкою – стул.
        Весёленький язык хохлацкий – ничего не скажешь!.



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 30
© 17.10.2016 Владимир Романовский

Рубрика произведения: Проза -> Быль
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 2 автора




<< < 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 > >>





Добавить отзыв:



Представьтесь: (*)  

Введите число: (*)  









© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.