Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Мой друг - домашнее привидение. Книга 2. Глава 10

[Марина Малиновская]   Версия для печати    
Мой друг - домашнее привидение.  Книга 2. Глава 10

Глава 10.
Ромзес сидел на диване в гостиной своего дома и хмурился.
- Ну, и что ты та расстроился, Рома?- Спросила его сестра Иллария. Она ставила в большую вазу охапку полевых цветов. – Что такого я сказала? Не понимаю! Я тётю Фису только предупредила. Ничего же страшного не произошло?
Рома вновь посмотрел на сестру и нахмурился ещё больше. Иллария
Это заметила и перестала работать над букетом.
- Если будешь хмуриться, то быстро состаришься…
- Перестать!-Воскликнул мальчик и быстро соскочил с дивана. Он подошёл к сестре и, глядя ей в глаза, продолжил говорить. – Дай мне слово, Илла, что никогда не будешь больше обо мне говорить что-то плохое.
Девушка была удивлена его словам, но кивнула и нехотя улыбнулась.
- А, что я такого сказала? Чему ты испугался?
- Ты сказала, что я состарюсь, если буду хмуриться.
- А, это! Ну и что? – Махнув рукой, произнесла Иллария, и вновь принялась за свой букет. – Не обращай внимания, Рома. Это же просто так…
- Просто так? – Возмутился мальчик, поворачивая за руку сестру лицом к себе. – Ты, что даже не заметила, как постарела Фелиция Апполинарьевна, когда ты её назвала бабой Фисой? Ты назвала её не тётей, а бабой Фисой?!
- Да, что с того?
Рома был озадачен. Он глубоко вздохнул и попытался говорить спокойным голосом. – Ты даже не заметила, как она тут же постарела? Все вокруг заметили, а ты нет?
Иллария отрицательно замотала головой.
В то же время заморгали глаза и старого вельможи, портрет которого висел на стене гостиной. Рома этого не заметил и продолжил возмущаться.
- Надо рассказать об этом папе и господину Люпену. С тобой надо что-то делать.
- Ничего со мной делать не надо. Я себя хорошо чувствую.
- Зато люди, вокруг тебя, чувствуют себя плохо.
- Не говори глупостей, Ромзес. – Возмутилась Иллария. Она установила букет цветов в вазу и села в кресло за столом. – Ты так говоришь, потому что до сих пор завидуешь мне. А зря. Тебе же сказал господин Люпен, что ты не выдержал бы удар этой энергетической ловушки. Я еле выжила, а ты бы умер.
Эти слова заставили мальчика какое-то время думать.
- Илла, - вновь заговорил он, - ты не видела, а я видел, как резко постарела тетя Фиса. Это было! Это действительно было! Правда ненадолго, но она успела испугаться и напугать своим видом всех покупателей в её магазине.
- Ну, я не знаю! - Воскликнула Иллария, раскинув руки в стороны. – Подумаешь, я ошиблась, и назвала её бабой, вместо тёти? А зачем она мне нагрубила? Мало того, что не дала конфет, которые я попросила, так ещё и назвала меня «молодой да ранней»… Вот я и разозлилась. Мне тоже захотелось её уколоть.
- Так ты не ошиблась? Ты на неё разозлилась и наказала?
Иллария нахмурилась и проговорила.- Да, я на неё разозлилась и… наказала, но я не хотела, что бы она состарилась! Я просто сказала, что она баба… Ой, Ромзес, ты прав. Надо рассказать обо всём господину Люпену.
Мальчик встал, подошёл к своей сестре, взял её руку в свою и произнёс.- Илла, постарайся не волноваться и не злиться ни на кого, пока мы не поговорим с господином Люпеном. Надо понять, что с тобой происходит. А вдруг ты превращаешься в злую колдунью?! – Рома быстро опустил руку сестры, прижал её к своему рту и проговорил, сквозь пальцы. – Илла. А они же такие некрасивые! Страшные, с длинным носом и бородавками!
Иллария ахнула, и, оттолкнув от себя брата, быстро побежала вверх по лестнице в свою комнату.
Ромзес сел на место сестры в кресло и с удовольствием на лице смотрел ей в след.
- Доволен собой?- Проговорил Люпен, покидая привидением картину на стене. Его призрачное тело зависло за спинкой кресла, в котором сидел мальчик.
Рома кивнул и невольно ответил. - Доволен и очень доволен. - Рома резко развернулся на своем кресле и увидел Люпен. – Господин Люпен, вы, что подслушивали?
- Да, я же привидение этого дома. Я должен знать, что происходит в доме. Вот, к примеру, я знаю, что твоя мама и дядя Лео сейчас находятся в мастерской, где трудятся над своими работами. Ариадна Львовна создаёт очередной шедевр, а Леопольд Николаевич пытается создать то, что в природе пока не существует. - Рома улыбнулся его словам. – Твой папа трудится в библиотеке, а Иллария… - На мгновение привидение Люпена исчезло и появилось уже сидя на диване с перекрещенными перед собой прозрачными руками. - А Иллария сидит возле своего зеркала в своей комнате и изучает каждую чёрточку своего безупречного лица. Ромзес, ты понимаешь, что очень напугал сестру?
- Конечно, понимаю. Но вы бы только видели тётю Фису, господин Люпен? Она так изменилась, постарела, сгорбилась, что напугала всех в магазине. И только Иллария была этому довольна. Я испугался, не только за тётю Фису, но и за сестру!
Люпен задумался.
- Значит, по желанию Илларии, - заговорил он, спустя несколько минут молчания, - ваша тётя Фиса стала бабой Фисой? - Ромзес утвердительно кивнул. - И надолго?
- Нет. На одну минуту, так мне показалось.
- Удивительно… Я даже не знаю, что и сказать. Рома, прошу тебя, понаблюдай за Илларией. Постарайся её не злить. Нам надо сначала узнать, на что она ещё способна, что бы что-то предпринять.
Не успел мальчик кивнуть в ответ, как дверь в гостиную открылась, и сначала в комнату вбежал пёс Туман, а вслед ему и Фрол Федулыч. Старичок был в хорошем настроении, но всё же чем-то взволнован.
- Всем здрасьте, - произнёс он, осматриваясь вокруг. – Рома, а где твой папа? Мне очень надо с ним поговорить. Туман, оставь мальчик в покое, у меня к нему и его родителям большой вопрос.
Старичок сел на диван и только теперь увидел привидение Люпена, сидевшего на диване.
- Ой, господин Люпен, вас то я и не заметил! Здравствуйте. Как хорошо, что и вы здесь. Мне надо вам всем поведать одну историю, которая взбудоражила весь наш поселок. Пока я шёл к вашему дому, мне о ней поведали трое жителей поселка. И эта история касается Илларии… - Фрол Федулыч вмиг осёкся, голос его перешёл на шёпот и он тихо досказал. - …её все считают колдуньей. Господин Люпен, что это значит?
Но ответа он не получил, потому что заметил, как по лестнице, ведущей на второй этаж дома, вниз спускался Зевс Николаевич. В его руках была картина, которая была знакома старичку. Фрол Федулыч замер, глаза его расширились, и он уже хотел что-то сказать, как Зевс Николаевич его опередил.
- Так, что же за историю вы хотите нам рассказать, Фрол Федулыч? – Сказал он, спустившись с лестнице. Он подошёл к столу, положил на стол картину и повернулся лицом к старичку и привидения. – Я вас слушаю. Что случилось в Илларией? Вы же о ней говорили? Я слышал.
Ромзес продолжал играть с собакой, но после вопроса отца, оставил игру и проговорил. - Она приказала нашей продавщице в магазине состариться и та тут же состарилась. Я сам видел.
Мальчик вновь вернулся к собаке, а его отец остался стоять у стола в полном «стопоре». Он в недоумении посмотрел на Люпена и еле выговорил. – Что это значит?
Фрол Федулыч утвердительно закивал головой и смотрел то на хозяина дома, то на привидение дома.
- Я три раза уже услышал об этой истории, Зевс Николаевич. Рома только что рассказал о ней в четвёртый раз.
В разговор вступил Люпен. Он подлетел к хозяину дома и приказал ему. – Зевс Николаевич сядьте и успокойтесь. Я знаю, что превращение продавщицы было минутное, так что можно говорить, что людям показалось.
- Точно, - прервал привидение старичок, - мне так моя соседка слева сказала, что ей показалось…. Ну, показалось ей, что Фелиция изменилась.
- Кто? – В недоумении спросил Зевс Николаевич.
- Фелиция Апполинарьевна, продавщица нашего поселкового магазина. Все зовут её тётей Фисой. А вот ваша Иллария назвала ей бабой Фисой… А потом всё случилось…
Минуту все ждали ответа Зевса Николаевича. Рома продолжал играть с Туманом. Они бегали друг за другом по гостиной, нарушая тишину.
-Рома, успокойся. – Сказал его отец. – От вас голова кругом идёт, и я ничего не соображаю. Господин Люпен, что же нам делать?
- Успокоиться и понаблюдать за Илларией. Она разозлилась на продавщицу. Вспомните, стоит её лишь разозлить или напугать, как она начинает предсказывать. А на тётю Фису она разозлилась…
- И та тут же изменилась.
- Но всего лишь на мгновенье. Не стоит пугаться. Илларию надо предупредить, что бы она больше этого не делала, а Ромзес будет за нею присматривать.
Люпен посмотрел на мальчика, который тут же согласился с привидением, утвердительно кивая.
- Я уже получил такое задание, папа, так что можешь не волноваться.
- А что мы скажем маме? – Спросил Зевс Николаевич, глядя на сына.
- Ничего мы ей не скажем!- Услышали все голос Илларии и посмотрели вверх на второй этаж. Девушка вышла из своей комнаты и стала спускаться вниз по лестнице в гостиную. - Я слышала ваш разговор и … решила, что маме мы ничего не скажем.
- Почему? Ты хочешь это скрыть от мамы?
- Да, хочу. Я становлюсь взрослой, папа, и начинаю многое понимать. Я даю всем слово, что ничего подобного больше не совершу. Даже, если меня разозлят, я буду «держать себя в руках» и никому не желать плохого. Обещаю!- Иллария подняла ладонь и поклялась ещё раз. - Обещаю и клянусь. Тут её внимание привлекла картина, которая лежала на столе.
Картина была небольшой, размером 50 на 80 сантиметров, в красой позолоченной рамке. На картине была изображена большая ваза с сине-голубыми цветами, напоминающими колокольчики.
Она взяла в руки картину и стала её рассматривать. Вдруг она внимательно посмотрела на старичка-соседа и спросила его. – Почему вы, Фрол Федулыч, не говорите нам, что были в больнице у своего хозяина?
Старичок кивнул и невольно улыбнулся.
- И, в правду, я там был. Узнавал состояние Якова. Мне сказали, что он всё ещё в коме. Не могу сказать, что это меня не обрадовало. Мне как-то спокойней, без него… Хотя и грех такое говорить, но пусть он подольше будет в своей коме… Я же ожил без него…
- Не на долго. -Оборвала его слова Иллария и внимательно посмотрела на Люпена.- Господин Люпен нам надо торопиться. Если вы хотите, что-то узнать от этой картины, то можете рассчитывать только на пять дней. На шестой день Яков придёт в себя и…
- И я ему стукну по голове, что бы он опять в свою кому впал. - Зло проговорил Фрол Федулыч, поглаживая голову собаке. Туман, почуяв нервозное состояние своего хозяина, подошёл к старичку и сел возле его ног. - Не волнуйся, Туманушка, я не позволю ему выгнать тебя на улицу… Мы с тобой оба уйдём… Ничего не пропадём…
- Не «порите горячку», Фрол Федулыч! - На удивление всем, воскликнул Зевс Николаевич. Он подошёл к старичку и слегка обнял его за плечи. - Мой дом всегда готов вас принять, вместе с собакой. Дом большой, на всех места хватит. А к Туману мы уже привыкли. Кстати, Ариадна Львовна приготовила ему две большие кости. Она готовила холодец…
Старичок уткнулся мужчине в плечо и хмыкнул носом, а пёс Туман поласкался о ноги Зевса Николаевича.
- Дайте мне слово, что никого по голове стучать вы не будете. Хватит с нас и одной Илларии с её…- сказал Зевс Николаевич и посмотрел на дочь, - …видениями. А наш господин Люпен что-нибудь придумает. Не правда ли, господин Люпен?
Все взоры тут же были обращены на привидение, и даже пёс Туман смотрел на него и ждал ответа.
- Конечно, я что-нибудь придумаю. - Сказал Люпен. - Пять дней у нас есть в запасе. И я предлагаю время не терять. Нам надо разгадать тайну этой картины. Не зря она висела в комнате Якова. Не зря перед нею скулил пёс Туман. Не зря она вводила в нервозность Фрола Федулыча. И наконец, не зря и моё привлекла внимание. Давайте думать…
Картина была установлена на кресло, напротив которого на диване сидели все, кроме Ромзеса с Туманом и Люпена. Привидение Люпена несколько раз просочилось сквозь картину и устроилось на каминной полке.
- Ничего не понимаю. - Произнёс Люпен, после минутного молчания. - Картина, как картина, ничего особенного в ней нет.
- Согласен с вами, господин Люпен.- Могу добавить, что она старинная… Дотирую её концом 18 или началом 19 века.- Сказал Зевс Николаевич.
- А мне она нравиться. Красивая ваза. Красивые подснежники.
- А, может это и не подснежники. Они похожи на сон-траву. Или вам нравятся подснежники, Фрол Федулыч?
- Ну, хорошо, пусть будут цветы сон-травы. Я их никогда не видел. А вы, Зевс Николаевич, лучше меня знаете, так что пусть будет сон-трава.
- Зевс Николаевич, что вы можете сказать о вазе? Вы нашли что-то о ней в библиотеке. - Спросил Люпен.
- Я пересмотрел все справочники и исторические документы, которые у меня есть, и ничего о ней сказать не могу… Вообще, она довольно странная…
- А я думаю, что надо маму спросить об этой вазе. Она же специалист по керамике. Сделала подобных ваз множество, может, и об этой что-то скажет?
- Молодец, Иллария! -Похвалил дочь Зевс Николаевич.- Но сейчас в мастерской мамы дядя Лео, и мы не хотим их тревожить.
- Потому что он всё ещё боится? – Спросил Ромзес, продолжая играть с Туманом.
- Он боится узнать больше о наших поисках.- Произнёс Люпен. – Его можно понять, ведь беспокоиться о нас всех.
Фрол Федулыч закивал головой, и слегка хмыкнув, чем привлёк внимание пса Тумана. Собака подошла к своему хозяину, удостоверилась, что с ним всё в порядке, и вернулась к Ромзесу.
- До чего умный пёс. - Восхитился его действиям Зевс Николаевич.- Вот, только…- Он замолчал и с сожалением посмотрел на старичка. - Сегодня утром мы с Лео решили пройтись к озеру, так увидела там Тумана. Он бросился ко мне ласкаться, а вот на Лео зарычал.
Двое мужчин и одно привидение с удивлением посмотрели на собаку, которая продолжала играть с Ромзесом возле камина на ковре. Вдруг пёс насторожился, замер на месте. Его морда была направлена к входной двери, и через несколько секунд, он вдруг зарычал.
- Туманушка, что такое? - Всполошился Фрол Федулыч. - Ты зачем рычишь?
В это же мгновение входная дверь открылась и гостиную вошли Ариадна Львовна и Леопольд Николаевич. На них была надеты большие фартуки, измазанные глиной.
Леопольд Николаевич нёс в руках глиняное изделие, непонятной формы.
Пёс Туман быстро подбежал к хозяйке дома и облизал ей руки, а затем он обратил свой взор на Леопольда Николаевича и зубы его оскалились.
- Что с тобой, Туман. - Произнесла хозяйка дома и взяла собаку за ошейник.- Успокойся. Это же мы. Ты нас не узнал?
- Нет. Он не узнал меня. - Произнёс Леопольд Николаевич, отходя от собаки подальше. - Ещё утром он на меня оскаливался, хотя день назад мы были хорошими друзьями. - Он с сожалением посмотрел на привидение Люпена. - Я вас предупреждал, что со мной что-то происходит. Вот Туман это уже почуял, а вы ещё нет.
Он подошёл к столу и поставил на него свое изделие, затем отошёл и сел в свободное кресло. Только теперь он заметил картину, стоящую на другом кресле.
- Вы пытаетесь понять тайну этой картины? – Спросил он, всех оглядывая.- Может мне уйти, что бы не знать лишней информации.
- Нет, останьтесь. - Успокоил его Люпен. Он вдруг исчез с дивана и через минуту появился перед Леопольдом Николаевичем. В его руках был стакан с водой, который тут же материализовался, лишь Лео взял его руки. - Выпейте этот напиток. Я гарантирую, что вы забудете всё, что мы здесь будем говорить.
- Надеюсь на это. - С глубоким вздохом ответил Леопольд Николаевич и выпил содержимое стакана. - Прошла минута, прежде чем он вновь заговорил. – Я принёс вас своё изделие, которое привело в восторг Ариадну. Мне же это показалось безумием…
- Ты не прав, Лео. - Тут же оборвала его слова Ариадна Львовна. – Это шедевр. Я в полном восторге. Вы только посмотрите на эту прекрасную вазу, которую Лео постоянно пытается поставить вверх ногами.- Она подошла к странной керамической вещи, стоящей на столе, и перевернула её. - Посмотрите, это же ваза. Очень красивая ваза и немного странная.
- Ой, перестань, Ара. – Воспротивился её действиями Лео. Он пытался встать с кресла, но рычание пса Тумана его остановило. Он слегка покачал головой и произнёс. – Хорошо, Туман, буду сидеть и не двигаться. - Затем он посмотрел на Ариадну Львовну и продолжил. - Ара, переверни эту вещь обратно. Я её вижу в другом положении.
- Но ты ошибаешься, Лео. Представляете, когда я взяла его с собой в мастерскую, то даже и не предполагала, что он сможет это сделать. Я попросила его заняться чем-нибудь. Какое-то время Лео слонялся по мастерской, а потом затих. Вижу, а он у гончарного круга сидит и что-то лепит. Ну, не стала ему мешать. Думаю, что нашел себе занятие и, Слава Богу. Я свою работу доделала и решила, что пора идти готовить обед. Подхожу к нему и вижу перед ним этот шедевр, а он сидит рядом с закрытыми глазами!
Все внимательно её слушали, глядя то на Лео, то на причудливую вазу.
Ваза представляла собой небольшой шар, внутри которого были какие-то палочки и лесенки, которые были видны сквозь причудливую дыру в вазе. Она стояла на трёх красивых вензельных ножках.
- Переверни её.- Вновь попросил Лео.
- Нет. Она должна стоять на ножках. Вот так, как стоит, а сверху у неё есть отверстие.
- Но она стоит, если ты её перевернёшь. – Не унимался Лео, под рычание Тумана. – Переверни её Ариадна.
Женщина отказалась. Она подошла к мужу и села с ним рядом на диван.
- Посмотри, Зевс, на эту вазу. Мне даже завидно, что не я её слепила, но зато у меня теперь есть очень интересная идея. Я тоже сделаю вазу и спасибо, Лео, за его идею.
Леопольд Николаевич продолжал смотреть на вазу и хмуриться, и вдруг заговорила Иллария. – Мне одной это кажется, или видят все?
- Что ты имеешь виду, дочка?
Девушка встала с дивана и подошла к столу. Она пододвинула к причудливой вазе большую хрустальную вазу, затем взяла картину с креста и установила её рядом с вазой дядя Лео. Хрустальная ваза стала для картины подпоркой сзади.
- Вы только посмотрите? - Воскликнула она. - Дядя Лео изобразил вазу, которая изображена на этой картине, только в объёме. Неужели вы этого не видите?
На мгновение все замерли, пытаясь понять и осознать её слова.
- А, ведь, верно. Вот лестничка, а вот и перекладина на рисунки вазы.
- Точно, Ара. Ваза такая же круглая с рисунком вырезанной дыры.
- Но у неё две ножки? - Вставил своё слово Фрол Федулыч. - Видно, третья ножка – позади вазы?
Хозяева дома дружно закивали, его предположению.
- И как только дядя Лео мог такое изобразить? – Вдруг спросил Ромзес.
Все посмотрели на Леопольда Николаевича, а он смотрел на них с ужасом в глазах.
- Может, мне уйти, господин Люпен? Ответа на этот вопрос я не знаю, а, может, и не должен знать?
- Успокойтесь, Леопольд Николаевич. Доверьтесь мне. - Люпен подплыл в причудливой вазе и осмотрел её со всех сторон. Он даже просочился во внутри вазы и сквозь неё.
- Внутри есть ещё одна лесенка и две перекладины. - Сказал он, покидая вазу.- Значит, вы её сделали, Леопольд Николаевич, с закрытыми глазами?
- Я не помню?
- И, что внутри этой вазы находится, вы тоже не помните?
- Нет.
- Но утверждаете, что её надо перевернуть?
- Да. Она должна быть перевёрнута. - Ответил Леопольд Николаевич и его глаза загорелись уверенностью.
Люпен вернулся к вазе, и вскоре она сама собой поднялась в воздух, перевернулась и встала на поверхность стола так, как просил Леопольд Николаевич. При этом ножки вазы перевернулись вверх, превращая вазу в причудливую корону.
- Что-то мне это напоминает. Мне кажется, что я это раньше где-то видел. - Невольно произнёс Люпен, внимательно вглядываясь в вазу.- Но где?
- Я знаю, где. - Вдруг произнесла Иллария, привлекая всеобщее внимание. – Я видела эту картинку один раз и она мне запомнилась тем, что на ней изображён был старинный замок и, что одна из башен замка была круглой. Я ещё тогда подумала: почему башня круглая?
- О каком замке ты говоришь, Иллария? - Спросил дочь Зевс Николаевич.
- О нашем замке. - Ответил за неё Люпен. - О замке, который уже разрушен, и на фундаменте которого стоит этот дом и дом с Фролом Федулычем.
И вдруг из ниоткуда в воздухе появился рисунок с изображением этого замка.
- Этот рисунок я нашёл в одной книге. - Сказал Люпен. - Пришлось над ним потрудиться и, когда я сопоставил его со схемой, которая была у нас раньше, то понял, что это именно тот замок, который стоял на этом месте четыреста лет назад.
- Это именно тот рисунок, о котором я и говорила! – Воскликнула Иллария. – Смотрите! - Она указала пальцем на левый угол рисунка.- Вот эта башня, как шар, круглая. А на её верху корона…
- Это не корона. - Прервал дочь Зевс Николаевич. - Это горгульи. В средние века ими украшали крыши замков и церквей, а также различные башни и колокольни. Считалось, что они охраняют тайны, спрятанные в зданиях от чужих глаз.
- Тайны!- Ужаснулась Ариадна Львовна. - Опять тайны!?
- Ариадна, этого замка уже нет и тайн тоже нет.
- Я с вами не согласен, Зевс Николаевич. – Произнёс Люпен. – Иначе, Леопольд Николаевич не изобразил бы эту вазу. Не забывайте, что на его теле знак «скорпиона». А это значит, что он стал ищейкой. Вспомните Антона с таким же знаком. Он был ищейкой. Он искал шахматную фигурку «чёрной королевы и нашел её здесь в вашем доме. Вот и Леопольд Николаевич, стал то же ищейкой.
- Но он же ищет для волшебника, который его заколдовал.
- Верно, Ромзес. - Ответил мальчику Люпен. - Но тот волшебник находится далеко от нас и дяди Лео, а мы с ним рядом. И мы воспользуемся его способностями. Итак, давайте рассуждать. - Он указал прозрачной рукой на причудливую вазу.- Перед нами макет круглой башни старого замка, в которой скрыта какая-то тайна. Эту башню сверху украшают статую горгулий. Всего их три штуки. Замок уже разрушен и башни нет, но кто-то рисует эту картину и зашифровывает в ней башню с горгульями, делая из неё вазу для цветов. Зачем?
Молчание стало для него ответом. Все невольно переглядывались, стараясь понять ответ за поставленный вопрос.
- А давайте и картину перевернём?- Вдруг предложил Фрол Федулыч. - А то ваза перевёрнута, а картина нет?
Картина была тут же перевёрнута и все опять минуту молча смотрели на неё.
- Ничего не могу понять. - Проговорил старичок, потирая себе глаза и виски.- Жуть какая-то, а не картина. Напоминает мне кладбище с цветами на могильной плите.
Не успел он это сказать, как пёс Туман запрокинул голову и завыл.




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 15
© 17.10.2016 Марина Малиновская

Метки: старый дом, приключения, семья, тайна,
Рубрика произведения: Проза -> Приключения
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества