Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

ПРИГОВОР ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ город Москва 8

[t8126947810]   Версия для печати    

ПРИГОВОР
ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

город Москва8 февраля 2013 года

Московский городской суд в составе председательствующего судьи П.В.Мелехина, судей Свиренко О.В. и Мохова А.В. с участием государственного обвинителя – старшего прокурора отдела прокуратуры г. Москвы Ремизова А.К.,
подсудимых Квачкова В.В. и Киселёва А.С.,
защитников: адвокатов Першина А.В., представившего удостоверение № 6465 и ордер № 050260 от 11 октября 2012 года; Никитского Д.В., представившего удостоверение № 3773 и ордер № 20 от 18 октября 2012 года; Михалкиной О.И., представившей удостоверение № 3108 и ордер № 36 от 17 октября 2012 года (в защиту Квачкова В.В.); Антонова А.В., представившего удостоверение № 2825 и ордер № 003734 от 10 октября 2012 года; Князевой Е.Ю., представившей удостоверение № 5327 и ордер № 3114 от 30 января 2013 года; Морозова Л.И., представившего удостоверение № 5009 и ордер № 0128337 от 17 октября 2012 года; Каштанова Н.А., представившего удостоверение № 7386 и ордер № 12 от 24 января 2013 года (в защиту Киселёва А.С.),
при секретарях Васильевой А.Д. и Щёлоковой Ю.М.,
рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Квачкова Владимира Васильевича, 05.08.1948 г.р., уроженца п. Краскино Хасанского района Приморского края, гражданина РФ, зарегистрированного по адресу: г. Москва, Бережковская набережная, 14-18, пенсионера, с высшим образованием, женатого, несудимого,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1, ст. 30, ст. 279 и ч. 1, ст. 2051 УК РФ,
Киселёва Александра Сергеевича, 14.08.1950 г.р., уроженца д. Артемьево Родниковского района Ивановской области, гражданина РФ, зарегистрированного по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. 8-я Советская, 14/26-3, пенсионера, с высшим образованием, женатого, несудимого,
обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1, ст. 30, ст. 279, ч. 1, ст. 2051 и ч. 2 ст. 222 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:
Квачков В.В. и Киселёв А.С. совершили приготовление к организации вооружённого мятежа с целью свержения конституционного строя Российской Федерации; склонение лица в совершение преступления, предусмотренного ст. 279 УК РФ, а Киселёв А.С и незаконное хранение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ группой лиц по предварительному сговору, при следующих обстоятельствах.
Квачков В.В. после избрания его 21 февраля 2009 года Общероссийским офицерским собранием на должность начальника штаба учреждённого в этот же день всероссийского общественного движения «Народное ополчение имени К.Минина и Д.Пожарского» (далее НОМП), являясь фактическим руководителем данной организации, с указанного времени приступил к реализации умысла на организацию вооружённого мятежа с целью свержения конституционного строя Российской Федерации, то есть созданию структур по аналогии с военизированными формированиями, захвата силами участников данного движения власти в одном из городов центрального региона России, имеющем на своей территории войсковую часть, мобилизации проживающего там мужского населения, вооружения его хранящимся в войсковой части огнестрельным оружием и выдвижения созданных таким образом вооружённых формирований на г. Москву с целью вынуждения руководителей страны к передаче политической власти главарям мятежников.
В период с 21 февраля 2009 года по 20 июля 2010 года, прикрываясь необходимостью формирования структур НОМП, для подбора возможных соучастников планируемого им мятежа, Квачков В.В. встречался с представителями различных оппозиционных политических
организаций, а также с лицами, придерживающимися радикальных политических взглядов и склонными к агрессивным действиям, распространяя среди них суть своих намерений.
В результате данных действий Квачков В.В. в период с 21 февраля 2009 года по 20 июля 2010 года привлёк к реализации своего преступного замысла Киселёва А.С., Мандрика А.С., Михеева И.П., Васильева А.П., Владыкина А.Н., Сидоркина Д.В., Гуменюка А.И., Галкина П.А., Каплюка В.Б., Хабарова Л.В., Плахова А.В. и иных неустановленных лиц, которые использовались им как организаторы так называемых «боевых групп» в городах Москве, Санкт-Петербурге, Владивостоке, Екатеринбурге, Самаре и для сбора информации об объектах, планировавшихся к захвату в ходе первоначального этапа вооружённого мятежа. В целях недопущения расшифровки своего замысла перед правоохранительными органами, общение с данными лицами Квачков В.В. осуществлял с соблюдением мер конспирации.
Так, весной 2009 года Квачков В.В. в своей квартире по адресу: г. Москва, Бережковская набережная, 14-18, используя негативное отношение Каплюка В.Б. к деятельности руководства Российской Федерации, убедил последнего в необходимости свержения конституционного строя путём вооружённого мятежа, предложив принять в нём участие. В июле 2010, года после получения согласия Каплюка В.Б., Квачков В.В. сообщил ему подробности своего замысла и возложил на него обязанности осуществления оперативного руководства всеми подразделениями НОМП, которые будут задействованы на первоначальном этапе мятежа.
В мае 2009 года, зная о недовольстве Галкина П.А. существующим положением в стране, Квачков В.В. сообщил последнему о подготовке вооружённого восстания, предложил принять в нём участие и, получив согласие Галкина П.А., наделил его полномочиями по формированию отделения НОМП в Самарской области, передав соответствующий письменный документ. В рамках своих полномочий Галкин П.А. собирал сведения о лицах, обладающих необходимыми навыками и склонных принять участие в вооружённом мятеже, а также принимал участие в организации их военно-спортивного обучения, регулярно докладывая о своей деятельности Квачкову В.В.
С целью дальнейшего увеличения численности потенциальных участников мятежа Квачков В.В. летом 2009 года в своей квартире сообщил Мандрику А.С. о своём замысле, предложив ему принять участие в организационных мероприятиях, направленных на подбор потенциальных участников мятежа. Высказав своё согласие, Мандрик А.С. занимался данной деятельностью в г. Москве до июля 2010 года.
В период с матра по май 2010 года Квачков В.В. в своей квартире поручил Мандрику А.С. осуществлять в г. Москве подбор лиц для мятежа, сведения о личностях которых Квачков В.В. передавал ему в ходе последующих личных встреч. По результатам собеседования с указанными лицами, Мандрик А.С. принимал решение о возможности их использования в целях вооружённого мятежа и направлении на страйкбольный полигон в районе Мякинино г. Москвы, где они проходили военно-спортивную подготовку под руководством Михеева И.П.
Аналогичная деятельность по руководством Квачкова В.В. осуществлялась в Самарской области Галкиным П.А. с мая 2009 года по июль 2010 года, где также проводилась военно-спортивная подготовка потенциальных участников мятежа.
Квачков В.В. в апреле – мае 2010 года в своей квартире в ходе личных бесед получил согласие на участие в организуемом им вооружённом мятеже от Сидоркина Д.В. и Гуменюка А.И., возложив на них обязанность осуществления разведывательных мероприятий в г. Коврове Владимирской области. По замыслу Квачкова В.В., с началом мятежа Сидоркин Д.В. должен был находиться при нём в составе резервной группы и исполнять функции руководителя разведки НОМП, а Гуменюк А.И. принять непосредственное участие в захвате штаба 467 окружного учебного центра (в/ч 30616).
По согласования с Квачковым В.В. после 21 февраля 2009 года участником НОМП Хабаровым Л.В. осуществлялась деятельность, направленная на формирование «боевых групп»в г. Екатеринбурге, решение о включении в состав которых конкретных лиц, он принимал самостоятельно.
Одновременно Квачков В.В., продолжая реализацию своего умысла, направленного на организацию вооружённого мятежа в целях свержения конституционного строя Российской Федерации, силами участником НОМП проводил разведывательные мероприятия для подбора места его начала. В декабре 2009 года он дал указание участникам НОМП Мандрику А.С. и
Екишеву Ю.А. выехать в г. Кострому для выявления мест расположения зданий, занимаемых местными органами власти, правоохранительными органами и организациями, предоставляющими услуги связи. В период с апреля по июль 2010 года он направил в г. Ковров Владимирской области для проведения аналогичных разведывательных мероприятий группу НОМП, состоящую из Мандрика А.С., Сидоркина Д.В и Гуменюка А.И., которой дополнительно поставил задачу по установлению мест расположения складов вооружения, боеприпасов и сосредоточения имеющейся на вооружении боевой техники расположенного там 467 окружного учебного центра (в/ч 30616). Кроме того, Квачков В.В. направил в указанный населённый пункт участника НОМП Плахова А.В. для определения места расположения телефонной станции.
Используя данные, полученные в ходе указанных разведывательных мероприятий, к началу июля 2010 года Квачков В.В. разработал план вооружённого мятежа, согласно которому местом его начала был определён г. Ковров Владимирской области.
В соответствии с планом мятеж должен был осуществляться поэтапно. На первом этапе Квачков В.В. намеревался силами малочисленных групп, сформированных из бывших военнослужащих специальных подразделений Вооружённых Сил Российской Федерации и бывших сотрудников правоохранительных органов, вооружённых травматическим и охотничьим оружием, осуществить захват зданий, занимаемых местными органами власти и управления, органами МВД, МЧС и ФСБ России. Одновременно он планировал овладеть штабом, складами вооружения и военной техникой 467 окружного учебного центра (в/ч 30616) для вооружения прибывающих из регионов России «боевых групп», мобилизованного мужского населения захваченного района и формирование из них военизированных подразделений.
По замыслу Квачкова В.В., созданные таким образом структуры, должны были осуществить аналогичные мероприятия в областном центре – г. Владимире, по завершении которых выдвинуться на г. Москву, ликвидируя по пути следования объекты жизнеобеспечения Московского региона. Успех вооружённого мятежа во Владимирской области должен был спровоцировать возникновение аналогичных выступлений по всей территории Российской Федерации, что, в совокупности с блокированием г. Москвы, позволило бы Квачкову В.В. предъявить политическому руководству России требования о передаче власти организаторам мятежа.
Суть указанного плана Квачков В.В. довёл до руководителей боевых групп в г. Москве и регионах России, в том числе и до Галкина П.А. и Киселёва А.С., обозначив приблизительное место (центральный регион России) и период времени (конец июля – начало августа 2010 года), намереваясь довести до них более точное обозначение места и времени мятежа непосредственно перед его началом.
По результатам разведывательных и организационных мероприятий Квачков В.В. 10 июля 2010 года в своей квартире по указанному адресу провёл совещание с Каплюком В.Б., Сидоркиным Д.В. и Гуменюком А.И., довёл суть своего замысла и поставил перед ними задачи, решение которых, по его мнению, должно было способствовать достижению целей первоначального этапа мятежа. Тогда же Квачков В.В. определил начало мятежа на конец июля 2010 года, одновременно обозначив присутствующим Сидоркина Д.В. как начальника разведки НОМП, Каплюка В.Б. как начальника оперативного управления НОМП.
Квачков В.В. в период с 15 по 17 июля 2010 годя для организации радиосвязи между подразделениями НОМП дал указание Мандрику А.С. о приобретении портативных радиостанций и передал в его распоряжение 50 тысяч рублей, на которые тот приобрёл 15 радиостанций. Кроме того, в тех же целях, Квачков В.В. в период времени с 15 октября 2009 года по 20 июля 2010 года приобрёл 3 комплекта стационарных радиостанций.
Решение задачи по блокированию средств мобильной связи в ходе захвата зданий на первоначальном этапе мятежа Квачков В.В. намеревался осуществить путём использования приобретённых им специальных технических средств.
Киселёв А.С., зная о деятельности Квачкова В.В. по подготовке вооружённого мятежа под прикрытием необходимости создания структур всероссийского общественного движения
«Народное ополчение имени К.Минина и Д.Пожарского» (НОМП), принял решение о непосредственном участии в его противоправной деятельности.
Приступив к реализации умысла, Киселёв А.С. в период с 1 марта по 10 июля 2010 года сообщил Квачкову В.В. о своём намерении принять участие в вооружённом мятеже и скоординировал с ним свои дальнейшие действия. В целях недопущения расшифровки своего замысла перед правоохранительными органами, общение с Квачковым В.В. и другими лицами он осуществлял с соблюдением мер строжайшей конспирации.
Киселёв А.С. в период с 1 марта по 10 июля 2010 года в г. Санкт-Петербурге из числа своих близких связей подобрал лиц, изъявивших желание участвовать в вооружённом мятеже, из которых намеревался сформировать «боевую группу». В период с мая по июль 2010 года в г. Санкт-Петербурге он обратился к Ларюшкину В.П. (псевдоним), Гальцовой М.И. (псевдоним) и другим лицам с предложением принять участие в вооружённом мятеже, подготовка которого проводится под руководством Квачкова В.В. В ходе личных бесед с указанными лицами Киселёв А.С., зная их негативное отношение к деятельности политического руководства Российской Федерации, обосновывал невозможность нормализации обстановки в стране иным способом, кроме свержения существующего конституционного строя. При этом Киселёв А.С. довёл до них суть вышеуказанного плана мятежа.
В ходе приготовления к вооружённому мятежу Киселёв А.С. в период с 1 марта по 20 июля 2010 года, действуя по предварительному сговору с неустановленными лицами, незаконно хранил по месту своего жительства по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. 8-я Советская, 14/26, кв. 3 до обнаружения и изъятия в ходе обыска 20 июля 2010 года: являющиеся соответственно огнестрельным оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами автомат Калашникова образца 1974 года (АК-74) калибра 5,45 мм и 12 магазинов к нему; 3 корпуса осколочных ручных гранат РГД-5; 2 корпуса осколочных ручных гранат РГ-42; подрывной снаряд немецкого производства времён Великой Отечественной войны; лучевой капсюль-детонатор КД 8-С; 5 запалов осколочных ручных гранат; 10 винтовочных патронов калибра 7,62 мм; 9 винтовочных патронов калибра 5,6 мм; 38 патронов к пистолету ТТ калибра 7,62 мм; 194 патрона калибра 9 мм; 4 108 патронов калибра 5,45 мм, а также взрывчатое вещество 2,4,6,-тринитротолуол (тротил), общим весом 2 640,42 г.
Киселёв А.С. к началу июля 2010 года был достоверно осведомлен о том, что Квачковым В.В. разработан вышеописанный план вооружённого мятежа с целью свержения конституционного строя Российской Федерации, и, получив согласие лиц на участие в вооружённом мятеже, 10 июля 2010 года в своей квартире по указанному адресу собрал участников сформированной группы и с соблюдением мер конспирации проинструктировал их о легенде выдвижения к месту мятежа, ориентировочной дате его начала, задачах, требовавших решения на первом этапе мятежа, а также экипировке участников, отметив, что наличие у них любого оружия, в том числе имеющегося в их распоряжении на легальном основании, приветствуется. При этом Киселёв А.С. продемонстрировал в ходе инструктажа часть из незаконно хранившегося им огнестрельного оружия и боеприпасов, а именно автомат Калашникова и одну из ручных гранат, как образцы вооружения, которое желательно иметь в ходе мятежа.
Однако деятельность Квачкова В.В. и Киселёва А.С. по организации вооружённого мятежа не была доведена до конца по независящим от них обстоятельствам, так как была выявлена и пресечена правоохранительными органами 20 июля 2010 года.
В судебном заседании подсудимый Квачков В.В не признал вину в совершении инкриминируемых ему преступлений и показал, что считает существующую в Российской Федерации политическую систему неконституционной, а вооружённый мятеж, как одну из форм восстания, законным средством для осуществления прав русского человека. По мнению Квачкова В.В., вооружённый мятеж против власти является актом правомерного социально полезного деяния и попадает под признаки необходимой обороны. Как показал Квачков В.В., в феврале 2009 года в ходе общеофицерского собрания было создано Народное ополчение имени К.Минина и Д.Пожарского, начальником штаба которого он был избран. Целями НОМП являлись военно-патриотическое воспитание, информационно-агитационная работа,
организация взаимодействия с органами власти, оказание регулярной армии помощи в случае оккупации страны, подготовка к партизанской деятельности для отражения вторжения. Как пояснил в судебном заседании Квачков В.В., на протяжении всей деятельности НОМП в отношении НОМП и него лично имели место различные провокационные действия, связанные с предложениями организовать вооружённый мятеж. Указанные действия совершали различные лица, в том числе Каплюк В.Б., который приезжал к нему 12 июля 2010 года и предлагал своих людей для участия в вооружённом мятеже в Москве. Он назвал Каплюку В.Б. ориентировочную дату сборов во Владимирской области – 24 июля для проверки своих подозрений. Кроме того, по мнению Квачкова В.В., к провокационным действиям причастны Заровный В.В. и другие лица. Как пояснил Квачков В.В. с Киселёвым А.С. он познакомился только в ходе предварительного следствия.
Подсудимый Киселёв А.С. в судебном заседании не признал вину в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 30, ст. 279, ч. 1 ст. 2051 УК РФ, частично признал вину по ст. 222 УК РФ и показал, что он не причастен к организации вооружённого мятежа при обстоятельствах, описанных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого. 10 июля 2010 года он пригласил к себе в квартиру товарищей (около 10 человек), которым предложил выехать в Ленинградскую область на отдых, взять с собой туристические принадлежности. В ходе беседы он никому не предлагал принимать участие в вооружённом мятеже. При этом, со слов Киселёва А.С., он отрицательно относится к конституционному строю, существующему в Российской Федерации. У него дома находился макет автомата, который он демонстрировал по чьей-то просьбе. Как показал Киселёв А.С., к нему никто не обращался с предложением участвовать в вооружённом мятеже, лично с Квачковым В.В. он не знаком.
По показаниям Киселёва А.С., изъятые у него боеприпасы, взрывчатые вещества, а также огнестрельное оружие он нашёл рядом с мусорным баком возле своего дома вечером одного из дней в конце января 2010 года. Он хотел продать указанные предметы, но затем передумал и хранил у себя дома. Две изъятые в подвале его дома радиостанции ему принёс знакомый и попросил отнести их в музей, чего он не сделал, а ещё две радиостанции около четырёх лет тому назад принесли незнакомые лица. Изъятые там же жилеты принесли какие-то товарищи.
Несмотря на позицию, занятую подсудимыми Квачковым В.В. и Киселёвым А.С., их вина нашла своё подтверждение в совокупности всех представленных сторонами и исследованных в судебном заседании доказательств.
Свидетель Каплюк В.Б. показал, что с Квачковым В.В. познакомился в 2008 году. В ходе встреч, которые проходили в основном дома у Квачкова В.В., обсуждалась ситуация в стране, деятельность «Народного ополчения имени К.Минина и Д.Пожарского». В 2009 году Квачков В.В. начал выдвигать мысли об активных действиях, о проведении спецоперации с целью смены руководства в стране. Зимой-весной 2010 года Квачков В.В. начал обсуждать конкретные действия по проведению операции в г. Коврове, откуда намеревался двигаться в направлении г. Москвы. При этом Квачков В.В. говорил, что в Коврове есть офицеры, которые выдадут оружие. Он (Каплюк В.Б.) – изначально соглашался на участие в акции, но, когда Квачков В.В. поднял вопрос о том, чтобы убивать офицеров и солдат в случае оказания сопротивления и отказа открывать склады, он и его люди отказались от участия в акции, однако о своём несогласии он Квачкову В.В. не говорил. Со слов Квачкова В.В., оружие и военную технику они планировали захватить в воинских частях. Лично ему Квачков В.В. предлагал должность начальника оперативного управления в ходе восстания в Коврове, где он получит конкретные указания. В июле 2010 года да назначенного времени в квартире Квачкова В.В. состоялись 1 или 2 встречи, на которых были получены последние указания. При этом присутствовали два офицера, которые в Коврове проводили рекогносцировку местности, искали пункт сбора в лесу недалеко от воинской части, показывали схему маршрутов. В ходе указанных встреч, кроме того, обсуждались вопросы связи, закупки множества сим-карт, говорилось о коллективном оружии, о захвате военной техники для поражения наземных целей, в том числе БТР, СУ, ЗРК С-300, а также о наличии договорённости с командиром вертолётного полка и полка С-300, о начале восстания в определённое время в городах Новосибирске, Челябинске, городах «Золотого кольца». В наличии имелись радиостанции. Со слов Квачкова В.В., указанная операция должна была состояться после сигнала в ночь на 24 июля 2010 года.
В соответствии с протоколом осмотра и прослушивания фонограммы от 24 мая 2011 года /т.25 л.д. 31-114/, содержанием самих аудиозаписей, прослушанных в судебном заседании, и показаниям Каплюка В.Б., в присутствии которого исследовался протокол, зафиксировано содержание совещаний с участием Квачкова В.В., Каплюка В.Б., в том числе совещания, которое имело место 10 июля 2010 года в квартире Квачкова В.В. и в ходе которого обсуждались особенности операции по захвату г. Коврова и находящейся в нём воинской части, оружия, сотрудников правоохранительных органов, а также захват г. Владимира, отключение электроэнергии в г. Москве и окружение Москвы, присоединение к операции других воинских частей, в том числе Софринской бригады внутренних войск МВД, ракетных дивизий РВСН, эскадры подводных лодок. При этом из речи Квачкова В.В. следует, что он указывает на необходимость арендовать квартиры в г. Коврове для прибывающих туда людей, решать вопрос с подключением номеров местной мобильной связи. Кроме того, Квачков В.В. указывает на то, что одновременно действия начнутся в городах Санкт-Петербурге, Воронеже, Сибири на Урале, на готовность применения такого вооружения, как С-300. В ходе одного из разговоров с Каплюком В.Б. Квачков В.В. сообщил о том, что он практически завершает подготовку операции, обсуждаются варианты захвата населённых пунктов, в том числе на Дальнем Востоке. В ходе одного из разговоров присутствует Хабаров Л., что следует из пояснений Квачкова В.В. Он также представил Каплюка В.Б. как будущего начальника штаба, а также начальника разведки (Сидоркина Д.В.).
Вопреки доводам стороны защиты, у суда не имеется оснований для признания недопустимыми доказательствами указанного протокола и дисков с аудиозаписями, поскольку, как следует из материалов дела, компакт-диски с аудиозаписями, прослушанными в ходе данного следственного действия, поступили в следственные органы с сопроводительным письмом /т. 28 л.д. 8-9, 27-30/, содержащиеся на них сведения были рассекречены постановлением компетентного должностного лица /т. 28 л.д. 25-26/.
При этом, как следует из постановления о рассекречивании сведений, составляющих государственную тайну, и их носителей от 12 октября 2010 года, указанные доказательства были получены в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия «негласная аудиозапись» в отношении Квачкова В.В.
Кроме того, стороной обвинения были представлены и исследованы судебные решения, явившиеся основанием для проведения указанного и других оперативно-розыскных мероприятий в отношении Квачкова В.В., в связи с чем у суда не имеется оснований сомневаться в законности проведения и получения указанных результатов оперативных мероприятий, а также оснований для признания указанного протокола осмотра и прослушивания аудиозаписей, самих осмотренных компакт-дисков недопустимыми доказательствами. Вопреки доводам стороны защиты, указанные судебные решения были получены в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий, а не в ходе расследования уголовного дела, то есть в соответствии с законом «Об оперативно-розыскной деятельности».
Доводы стороны защиты о том, что в протоколе осмотра стенограммы разговоров приведены не полностью, не могут влиять на выводы суда о допустимости данного доказательства, поскольку каких-либо существенных нарушений ст. 180 УПК РФ следователем допущено не было, так как следователь, исходя из своих полномочий, привёл в протоколе осмотра ту часть содержания аудиозаписей, которая, по его мнению, имеет отношение к уголовному делу.
Кроме того, показания свидетеля Каплюка В.Б. объективно подтверждаются заключением эксперта № 99/Ф-11, в соответствии с которым устная речь Квачкова В.В. имеется на фонограммах разговоров 7, 8 и 12 июля 2010 года, представленных Каплюку В.Б., где Квачков В.В. фигурирует как М 1 /т.24 л.д. 78-105/. Более того, сам Квачков В.В. фактически не отрицает того, что указанные разговоры имели место и он принимал в них участие.
У суда не имеется оснований сомневаться в законности проведения указанной экспертизы, поскольку для исследования были представлены добытые с соблюдением
требований закона аудиозаписи, эксперт, будучи предупреждённым об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, изложил в заключении выводы, мотивировав их надлежащим образом, в связи с чем суд не усматривает оснований для признания данного доказательства недопустимым.
Как показал в судебном заседании свидетель Зайцев И.В., в 2009-2010 годах он общался с Квачковым В.В., высказывавшим своё недовольство руководством страны, говорившим о необходимости смены власти путём переворота. Квачков В.В. обсуждал возможность приобретения разных видов стрелкового оружия, предпочтительно отечественного производства, формирования групп для выполнения специальной задачи, а в октябре 2009 года просил его приобрести оружие, помочь в наборе людей для участия в планируемых им мероприятиях. Квачков В.В. говорил о планировании летом 2010 года захвата техники в воинской части в г. Коврове и последующем выдвижении в сторону г. Москвы. Присутствовавшие при этом Екишев, Крыжановский и мужчина по имени Денис поддерживали идею Квачкова В.В. При этом Крыжановский один раз выезжал в г. Ковров Владимирской области, чтобы осмотреть месторасположение танковой части, которую планировалось захватить.
В судебном заседании был исследован протокол осмотра и прослушивания аудиозаписей, поступивших в следственные органы из оперативного подразделения ФСБ России /т. 29 л.д. 54-100/, а также прослушаны сами аудиозаписи. Прослушав содержание разговоров от 15 и 27 октября 2009 года, 4 марта 2010 года, 13 апреля 2010 года, 3 июня 2010 года, Зайцев И.В. показал, что в первом случае разговор ведётся между Квачковым В.В., Крыжановским и Морозовым о закупке оружия, встречах с людьми.
В соответствии с показаниями Зайцева И.В. и содержания аудиозаписей, 13 апреля 2010года состоялся разговор между Квачковым В.В. и Крыжановским, в ходе которого Квачков В.В. говорил о необходимости проведения спецоперации; введения в Москву не менее полутора-двух тысяч человек; сбора подразделений «Народного ополчения» в заданной точке; введения войск в один из городов России и овладения областным центром с инфраструктурой, телевидением, призывными ресурсами; объявления всеобщей мобилизации; применения насилия в случае отказа офицеров прибывать на сборные пункты; поиска боевой техники, боеприпасов в арсенале в г. Александрове.
Зайцев И.В., прослушав аудиозапись от 3 июня 2010 года, показал, что в ходе данного разговора Квачков В.В. и Крыжановский говорили о закупке имущества для военных сборов и тренировок. Впоследствии он и Крыжановский закупали это имущество. Исходя из содержания разговора, Квачков В.В. и Крыжановский действительно вели речь о закупке лопат, фонарей, громкоговорителей, электростанций, удлинителей, канистр, топлива, что подтверждает совершение Квачковым В.В. и привлечённых им лиц активных действий, направленных на выдвижение в г. Ковров с целью начала вооружённого мятежа.
В судебном заседании Квачков В.В. подтвердил, что являлся участником указанных разговоров, заявив, что в отношении него имела место провокация. Суд, исследовав указанный протокол, а также непосредственно прослушав аудиозаписи, не может согласиться с данными утверждениями Квачкова В.В., поскольку они не соответствуют фактическому содержанию разговоров. Как следует из содержания аудиозаписей, голос Квачкова В.В., его интонации никоим образом не свидетельствуют о том, что собеседники Квачкова В.В., в том числе, Каплюк В.Б., другие лица провоцируют его на совершение каких-либо противоправных действий. Более того, суд отмечает, что Квачков В.В. предупреждает своего собеседника о необходимости соблюдения конспирации с целью избежания «провала» дела, то есть исключения задержания правоохранительными органами, что явно свидетельствует о сокрытии Квачковым В.В. информации о подготовке к мятежу. Кроме того, именно Квачков В.В. в разговоре с Каплюком В.Б. говорит о завершении подготовки операции в одном из областных центров России, наличии около тысячи человек, захвате города, зданий силовых структур, объявлении о начале третьей революции.
Таким образом, указанные доказательства в полной мере подтверждают намерения Квачкова В.В. осуществить вооружённый мятеж и выполнение им определённых действий с целью воплощения в жизнь указанных намерений.
Согласно показаниям свидетеля Сидоркина Д.В. в суде и на предварительном следствии /т. 8 л.д. 1-6, 7-15, 16-18, 19-23, 24-27/, в апреле-марте 2010 года он познакомился с Квачковым В.В., который представился начальником штаба «Народного ополчения имени К.Минина и Д.Пожарского». В ходе одной из встреч, проходивших в квартире Квачкова на Бережковской набережной в г. Москве, он согласился стать членом этого движения. Во время встреч с Квачковым В.В. в присутствии Гуменюка обсуждались детали народного восстания, в частности, в г. Коврове Владимирской области, действия в отношении правоохранительных органов. Квачков В.В. поручил ему и Гуменюку узнать обстановку в этом городе, расположение воинских частей, поскольку планировался захват воинской части именно в этом городе, складов с оружием и боеприпасами, зданий МВД, ФСБ, МЧС, вооружение прибывших людей из состава НОМП, привлечение и вооружение военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, гражданского населения. После этого планировалось поднять мятеж в других войсковых частях, местах расположения правоохранительных органов, среди гражданского населения. Он согласился принять участие в восстании и вместе с Гуменюком, а также Мандриком, ранее присутствовавшим при этом разговоре, весной-летом 2010 года несколько раз ездил в Ковров, делал записи на схеме, которую им передал Квачков В.В. 10 июля 2010 года в квартире Квачкова В.В. состоялось совещание, на котором присутствовали он, Гуменюк, Мандрик, Екишев, другие лица и на котором обсуждались результаты поездок в г. Ковров, действия лиц в случае вооружённого мятежа в ближайшее время, необходимость искать квартиры в Коврове для прибывавших участников восстания. На этом же совещании планировалось выдвижение подразделения НОМП в район сосредоточения 12-14 июля 2010 года, а временной период начала восстания Квачков В.В. определил как конец июля-начало августа 2010 года, обозначив, что должны будут прибыть участники НОМП практически со всех регионов численностью до 1000 человек и сосредоточиться в лесу, расположенном рядом с военным городком. После этого они должны были быть разбиты на пять групп. Он (Сидоркин Д.В.) должен был встречать и координировать действия людей, которые будут прибывать в Ковров. В ходе совещания говорилось о возможности применения оружия в случае оказания сопротивления. С учётом того, что ограждение по периметру 467 учебного центра практически отсутствовало, его захват силами прибывших участников НОМП, по мнению собравшихся, не представлял особой сложности. По мере проникновения на территорию части планировалось захватить военную технику и вооружение, которыми вооружить участников НОМП, мобилизовать и вооружить мужское население г. Коврова; выдвинуться в сторону г. Владимира, где осуществить аналогичные акции, а затем на г. Москву. Кроме того, свидетель Сидоркин Д.В. показал, что в г.Ковров ездили Крыжановский и Плахов по поручению Квачкова В.В.
Как следует из протокола опознания по фотографии от 11 июля 2011 года, Сидоркин Д.В. опознал Каплюка В.Б. как лицо, принимавшее непосредственное участие в совещании в квартире Квачкова В.В. 10 июля 2010 года, которого Квачков В.В. представил как будущего начальника штаба НОМП /т. 9 л.д. 123-125/.
Свидетель Гуменюк А.И. в судебном заседании и на предварительном следствии /т.4 л.д. 80-86, 87-91/ показал, что с Квачковым В.В., являвшимся начальником штаба «Народного ополчения имени К.Минина и Д.Пожарского» в апреле 2010 года его познакомил Сидоркин Д.В. Во время разговора о положении дел в стране Квачков В.В. говорил о необходимости поднять народное восстание с целью свержения существующей власти, для чего и создаётся НОМП, о наличии в стране нескольких очагов восстания, которые переместятся в Москву. Квачков В.В. поставил перед ним и Сидоркиным задачу – произвести разведку в г. Коврове, где располагается воинская часть. Целями разведки являлись штаб военного учебного центра, подразделения правоохранительных органов. Он согласился, так как поддерживал идеи Квачкова В.В.. В первый раз он ездил в г.Ковров в апреле 2010 года вместе с Сидоркиным и Мандриком для совместного выполнения поставленной задачи. В июне-июле 2010 года он, Сидоркин и Попченко Е. ездили в г.Ковров ещё несколько раз. Со слов Квачкова В.В. ему известно о том, что туда же выезжали с аналогичными заданиями ещё несколько групп. Они с Сидоркиным осматривали воинскую часть, прилегающий к ней лес, места расположения органов МВД, ФСБ, МЧС, которые должны были быть блокированы; определяли охрану
воинской части, складов военной техники для того, чтобы быстро завладеть последней. Квачков В.В. передал им схему размещения штаба дивизии, в которую они внесли корректировки и передали Квачкову В.В., когда возвращались из поездок и докладывали о результатах. 10 июля он присутствовал на совещании, которое проводилось в квартире Квачкова В.В. с участием Сидоркина Д.В., Мандрика А., Екишева Ю., других лиц. На данном совещании обсуждался план действия НОМП при вооружённом мятеже. В частности, обсуждались действия, планируемые в г.Коврове: порядок прибытия в район сосредоточения и дальнейших действий подразделений НОМП; блокирование зданий, занимаемых МВД, ФСБ и МЧС; захват Ковровской дивизии, хранящейся на её складах военной техники и боеприпасов, подавление сотовой связи путём вывода из строя вышек-ретрансляторов; последующее выдвижение на г.Москву. При этом планировалось сосредоточить прибывающие подразделения НОМП в лесу, прилегающем к воинской части, что соответствует показаниям Сидоркина Д.В.
В соответствии с приложением 3.2 к протоколу осмотра и прослушивания фонограммы от 24 мая 2011 года /т. 28 л.д. 31-34, 88-102/ в нём зафиксировано содержание совещания, которое, по показаниям Сидоркина Д.В. и Гуменюка А.И., имело место с их участием 10 июля 2010 года в квартире Квачкова В.В.и в ходе которого обсуждались особенности операции по захвату г.Коврова и находящейся в нём воинской части.
Суд, оценивая показания указанных свидетелей, а также содержание протоколов осмотра и прослушивания приведённых аудиозаписей, приходит к выводу о том, что изложенные в них разговоры, в том числе и речь Квачкова В.В., содержат информацию о планировании именно вооружённого мятежа, свержения конституционного строя ополчением.
Таким образом, согласно показаниям свидетелей Каплюка В.Б., Сидоркина Д.В., Гуменюка А.И. и в соответствии с содержанием аудиозаписей, указанные лица были вовлечены Квачковым В.В. в совершение вооружённого мятежа, каждому из них Квачковым В.В. была определена соответствующая роль. При этом Сидоркин Д.В. и Гуменюк А.И. осуществили разведывательные мероприятия в г.Коврове Владимирской области, а роль Каплюка В.Б. заключалась в последующем оперативном руководстве мятежом в г.Коврове.
Свидетель Попченко Е.А. в судебном заседании и на предварительном следствии /т. 7 л.д. 70-75/ подтвердил, что летом 2010 года он трижды отвозил Сидоркина Д.В. и Гуменюка А.И. в г.Ковров Владимирской области (в первый раз – с 19 июня по 7 июля, во второй раз – с 11 по 15 июля, в третий раз – с 19 по 20 июля). Сидоркин Д.В и Гуменюк А.И. рассказывали ему о НОМП, о Квачкове В.В., в г.Коврове они занимались своими делами, к Сидоркину Д.В присоединился его сослуживец, что подтверждает показания Сидоркина Д.В. и Гуменюка А.И. об осуществлении ими разведывательной деятельности в г.Коврове.
Из показаний свидетеля Владыкина А.Н. на предварительном следствии следует, что он сообщил Квачкову В.В. о своей готовности оказать посильную помощь в деятельности, направленной на изменение существующего политического строя, а через некоторое время Квачков В.В. позвонил ему и сказал, что с ним свяжется человек для обсуждения его участия. Спустя некоторое время ему позвонил Мандрик и сообщил о необходимости участия в прохождении боевой подготовки под видом занятия страйкболом и о подготовке в настоящее время вооружённого восстания, предложив принять в нём участие. На полигоне «Маяк» и в квартире Мандрика в ходе регулярных занятий его, Васильева А.П. и других обучали обращению с оружием, передвижению в составе групп. Занятия проводили Михеев И.П и ещё несколько мужчин. В период подготовки дата начала восстания неоднократно переносилась Мандриком – 10-е, 20-е числа июля, август. Примерно в мае 2010 года Мандрик рекомендовал членам группы уволиться с работы для того, чтобы иметь больше времени на подготовку и в целях конспирации /т. 3 л.д. 111-113/.
Свидетель Владыкин А.Нв судебном заседании показал, что знаком с Квачковым В.В., что-то слышал о Народном ополчении имени Минина и Пожарского, знаком с Мандриком, но с ним никуда не ездил. Владыкин А.Н не подтвердил свои показания на предварительном следствии в этой части, пояснив, что подписал протокол, не читая его, в момент допроса было жарко и он неадекватно воспринял происходящее.
Однако суд не может принять во внимание эти неубедительные доводы Владыкина А.Н., поскольку, как следует из протокола допроса, Владыкин А.Н. собственноручно указал на то, что протокол им прочитан лично, с его слов записано правильно, дополнений и замечаний он не имеет. Оснований сомневаться в законности проведения данного следственного действия у суда не имеется, в связи с чем за основу при вынесении приговора суд принимает показания Владыкина А.Н. на предварительном следствии, которые к тому же подтверждаются другими доказательствами.
Так, согласно показаниям свидетеля Васильева А.П.на предварительном следствии, он и Владыкин А.Н. познакомились с Квачковым В.В. 28 февраля 2010 года на митинге, после которого сказали Квачкову В.В. о своей поддержке его оценки сложившейся в России политической ситуации. Владыкин А.Н. сообщил Квачкову В.В. номер своего мобильного телефона и заявил о своём желании продолжить общение. В конце марта Владыкин А.Н после звонка Квачкова В.В. встретился с Мандриком А., который интересовался их взглядами на политическую ситуацию, а в ходе очередной встречи предложил ему и Влвдыкину А.Н. принять участие в восстании – войти в состав боевой группы, которая по его условному сигналу – СМС на мобильный телефон, должна выдвинуться в указанное им место для сбора и дальнейших действий, связанных с завладением огнестрельным оружием и боевой техникой, имеющимся на вооружении захваченной на момент их прибытия войсковой части. Конкретное место дислокации войсковой части Мандрик не назвал. Со слов Мандрика, главной целью являлся захват г.Москвы, так как восстание в одном регионе должно спровоцировать череду восстаний по всей России. После того, как он и Владыкин А.Н. выразили своё согласие, Мандрик пригласил их к себе домой для знакомства с иными участниками боевой группы. Там он и Владыкин А.Н. вместе с другими лицами приняли участие в собрании, на котором Мандрик объявил присутствующим, что с целью подготовки к восстанию под видом занятия страйкболом будут организованы тренировки для изучения тактики ведения боя. Впоследствии он и Владыкин регулярно принимали участие в этих тренировках, которые состоялись с мая по 20 июля 2010 года, когда у большинства последователей Квачкова В.В. были проведены обыски. Для занятий использовалось страйкбольное вооружение, сходное по внешнему виду с автоматом Калашникова, и макеты тех же автоматов, имевшиеся на базе. Кроме того, в мае-июне 2010 года Владыкин А.Н. по указанию Квачкова В.В. в различных банках получил кредиты на сумму около двухсот тысяч рублей с расчётом на то, что возвращать кредиты не придётся, так как предстоящее восстание приведёт к упразднению банков. Он в июне 2010 года также взял кредит в банке на сумму тридцать тысяч рублей, которые использовал на приобретение экипировки: камуфляжного обмундирования, разгрузочного жилета, высоких ботинок армейского образца /т. 3 л.д. 91-96/.
В судебном заседании Васильев А.П. данные показания не подтвердил, пояснил, что с Квачковым он и Владыкин встречались только в связи с необходимостью устройства на работу, а также в связи с участием Квачкова в судебном заседании по предыдущему уголовному делу. С Мандриком он несколько раз встречался в связи с занятиями страйкболом. Васильев А.П. пояснил, что данные показания он дал в результате незаконного воздействия на него со стороны какого-то неизвестного следователя, его пытали, угрожали семье. В то же время при допросе ему разъяснялись процессуальные права, он подписал данный протокол. Это объективно подтверждается наличием соответствующих подписей в протоколе, а также собственноручно сделанной записью Васильева А.П. о том, что протокол прочитан им лично, с его слов записано правильно, дополнений, поправок и замечаний он не имеет. При таких обстоятельствах у суда не имеется оснований для признания данного протокола допроса недопустимым доказательством, поскольку он составлен с соблюдением требований ст.ст. 189, 190 УПК РФ. Заявления Васильева А.П., сделанные спустя значительное время после проведения следственного действия, представляются несостоятельными, поскольку ничем объективно не подтверждены.
По мнению суда, непризнание Васильевым А.П. своих показаний на предварительном следствии связано с желанием помочь Квачкову В.В. избежать уголовной ответственности за содеянное, поскольку, как следует из показаний данного свидетеля, оп на протяжении
длительного времени поддерживал идеи и взгляды подсудимого. В связи с изложенным суд при постановлении приговора принимает показания свидетеля Васильева А.П. на предварительном следствии, поскольку они согласуются с другими доказательствами, в том числе с изложенными выше показаниями Владыкина А.Н. на предварительном следствии.
Как следует из показаний свидетеля Мандрика А.С., с начала лета 2009 года он знаком с начальником штаба НОМП – Квачковым В.В., встречался с ним, и по его поручению с другими людьми, у которых возникали вопросы о деятельности НОМП, являлся сторонником данной организации, по просьбе Квачкова В.В. ездил с Гуменюком и Сидоркиным в г. Ковров весной 2010 года, а также по предложению Квачкова В.В. вместе с Екишевым Ю. ездил в г. Кострому, где сложилась напряжённая политическая ситуация.
В соответствии с показаниями Мандрика А.С., данными им при допросах в качестве свидетеля на предварительном следствии, в ходе одного из разговоров Квачков В.В. сказал, что ситуация в России способствует сплочению народных масс в целях свержения действующего политического руководства в стране и, если оно окажет сопротивление народу, НОМП должен быть готов к тому, чтобы подавить сопротивление власти вооружённым путём. Он ответил согласием на это предложение Квачкова В.В., поставившего перед ним задачу принимать людей, которые изъявят желание участвовать в смене власти в стране, и, после предварительной беседы, направлять их для прохождения военной подготовки на объект «Маяк». В соответствии с отведённой ролью, он после предварительного собеседования и оценки серьёзности намерений выходивших на Квачкова В.В. лиц, формировал из них группы, которые передавал под управление Михеева И.П. За лето 2010 года он направил к Михееву И.П. на обучение около тридцати человек, чьи имена и фамилии не запомнил. После обыска в конце июля на очередной встрече Квачков В.В. сказал, что г. Ковров, место начала народного восстания, закрыт. 15 или 17 июля по заданию Квачкова В.В. и на полученные от него 50 тысяч рублей приобрел пятнадцать радиостанций «Аргут-43». Однако передать их Квачкову В.В. не успел, так как они были изъяты в ходе обыска 20 июля 2010 года. По словам Квачков В.В., радиостанции планировалось использовать для организации связи между подразделениями НОМП. Приблизительно в декабре 2009 годаон по просьбе Квачкова В.В. совместно с Екишевым Ю.А., принял участие в поездке в г. Кострому с целью посещения войсковой части воздушно- десантных войск, сверки расположения училища радиационной и химической защиты, подразделений МВД, администрации Костромской области, УФСИН по Костромской области и объектов связи, обозначенных на туристической карте, с реальными зданиями и участками местности в данном регионе. По словам Квачкова В.В., по состоянию на 2009 год местом начала народного восстания мог стать именно г. Кострома, в этом случаеуказанные объекты должны были быть блокированы силами участников НОМП, чтобы предотвратить вооруженное противодействие со стороны расположенных в нем подразделений Вооруженных Сил Российской Федерации /т.6 л.д. 110-114, 119-123/.
Свидетель Мандрик А.С. в этой части не подтвердил свои показания на предварительном следствии, ссылаясь на то, что невнимательно их читал, однако никакого воздействия на него не оказывалось, ему давали для прочтения все протоколы допросов, замечаний у него не было. Как полагает Мандрик А.С., возможно, он не дочитал протоколы, возможно, что-то дописал следователь.
Такая двусмысленная позиция свидетеля Мандрика АС является надуманной, поскольку она объективно ничем не подтверждена, а наоборот опровергается содержанием самих протоколов его неоднократных допросов, имеющих все необходимые реквизиты, подписи самого Мандрика А.С. С учетом таких обстоятельств, а также того, что показания Мандрика А.С. на предварительном следствии подтверждаются другими доказательствами - показаниями свидетелей Владыкина А.Н. и Васильева А.П., суд учитывает именно их при вынесении приговора.
Кроме того, суд обращает внимание на то, что в изъятых у Квачкова В.В. документах /т. 14 л.д. 68/ Мандрик А.С. фигурирует как представитель НОМП от Омска (это указывает на необъективность его позиции в судебном заседании), а также на обнаружение в ходе обыска в квартире Мандрика А.С. и в ходе осмотра его автомашины АЗЛК 2141 агитационных листовок, 180 экземпляров газеты «Защитники России» под авторством Квачкова В.В., нашивок-шевронов, которые ему, с его же слов, передал лично Квачков В.В.; записей выступлений Квачкова В.В., в которых тот декларирует цели и задачи НОМП, 15 радиостанций «Аргут-43» в заводской упаковке, осмотренных в судебном заседании по ходатайству стороны защиты /т. 17 л.д. 42-52, 53-68, 69-174, 193-194/. Помимо этого, как следует из показаний свидетеля Козлобаева А.Г. на предварительном следствии /т. 6 л.д. 5-8/, он встречал Мандрика А.С. в доме у Квачкова В.В. Указанные доказательства объективно подтверждают показания Мандрика А.С. на предварительном следствии о предназначении радиостанций «Аргут 43», осмотренных в судебном заседании по ходатайству стороны защиты, именно для целей мятежа, а также о роли Мандрика А.С. в планировавшейся акции.
Согласно показаниям свидетеля Плахова А.В. на предварительном следствии /т.7 л.д. 63-66, 67-69/ летом 2009 года он познакомился с Квачковым В.В., который предложил ему заняться формированием ячейки НОМП в г. Калининграде. Основной целью деятельности НОМП являлось противостояние возможной внешней агрессии в отношении России, вероятность которой увеличивалась в силу сознательного развала армии действующим политическим руководством России. Летом 2010 года Квачков В.В. попросил его выехать в г. Ковров Владимирской области, определить местонахождение городской телефонной станции и снять возле нее трехкомнатную квартиру, для чего получил от Квачкова В.В. четыреста долларов США. В г. Ковров он поехал с двумя неизвестными мужчинами, остановился с ними возле здания железнодорожного вокзала. Две недели спустя после указанной поездки, Екишев Ю.А., один из известных ему участников НОМП, сообщил, что мероприятие, элементом подготовки к которому являлась его (Плахова) поездка в г. Ковров, отменено в связи с активизацией в данном регионе правоохранительных органов и производством обысков у членов НОМП. Из этого он сделал вывод о том, что Квачковым В.В планировался силовой захват телефонной станции г. Коврова, а квартиру было необходимо снять для размещения тех лиц,которые будут принимать непосредственное участие в данном мероприятии.
В судебном заседании Плахов А.В. пояснил, что с Квачковым В.В. встречался лишь на озере Байкал и не подтвердил изложенные показания, поскольку, по его мнению, протоколы ему не предъявлялись, адвокат отсутствовал. Однако эти доводы Плахова А. В. суд оценивает критически, поскольку, как следует из содержания протоколов допросов, Плахову А.В. разъяснялись его процессуальные права, каждый из протоколов был подписан им лично, замечаний и дополнений у него не поступило. Каких-либо нарушений закона, влекущих признание указанных протоколов допросов Плахова А.В. недопустимыми доказательствами суд не усматривает. Исходя из показаний Плахова А.В. в судебном заседании, не имеет никакого отношения к активной деятельности НОПМ, фактически не поддерживал доверительных отношений с Квачковым В.В. В то же время, согласно показаниям свидетеля Сидоркина Д.В., Плахов А.В. ездил в г. Ковров вместе с другим лицом, а в соответствии с показаниями свидетелей Заровного В.В. и Мандрика А.С. на предварительном следствии Плахов А.В. после задержания Квачкова В.В. предлагал предпринять радикальные силовые акции с целью освобождения Квачкова В.В.При таких обстоятельствах позицию Плахова А.В. суд оценивает как желание помочь Квачкову В.В. избежать уголовной ответственности, а во внимание принимает его показания на предварительном следствии, поскольку они согласуются с другими доказательствами, в частности с вышеприведёнными показаниями свидетеля Сидоркина Д.В. Кроме того, как следует из изъятой в ходе обыска у Квачкова В.В. документации, Плахов А.В. 20 февраля 2010 года принимал участие в собрании как начальник штаба НОМП Калининградской области /т. 12 л.д. 113, т. 13 л.д. 68/.
Таким образом, показания свидетелей Владыкина А.Н.. Васильева А.П., Мандрика А.С., Плахова А.В. на предварительном следствии дополняют друга и прямо указывают на то, что указанные лица, а также Михеев И.П. были привлечены Квачковым В.В. к совершению действий, связанных с вооруженным мятежом. В частности Мандрик А.С. принимал участие в разведывательных мероприятиях в городах Коврове (совместно с Гуменюком А.И. и Сидоркиным Д.В.) и Костроме (совместно с Екишевым Ю.А., подыскивал людей для использования в целях вооруженного мятежа, направлял их на страйкбольный полигон, где они проходили военно-спортивную подготовку под руководством Михеева И.П., приобрёл
радиостанции; Плахов А.В. принимал участие в проведении разведывательных мероприятий в г. Коврове.
Свидетель Бурков А.Г. показал суду, что летом 2010 года он проживал в г. Ковров-8, когда туда приезжали Екишев, Носков, Трифонов под видом представителей Московского боевого братства, выступали передвоеннослужащими Ковровского окружного учебного центра, что также свидетельствует об активной агитационной деятельности сторонников Квачкова В.В. именно в воинской части 30616.
В соответствии с показаниями свидетеля Заровного И.В. на предварительном следствии, которые он подтвердил в судебном заседании, он знаком с Квачковым В.В. с мая 2009 года. Квачков В В. рассказал, что в ближайшее время начнется народное восстание, в ходе которого каждому бывшему и действующему военнослужащему придется выбирать, на какой стороне находиться: на стороне восставших или на стороне существующего в России оккупационного режима. По мнению Квачкова В.В., необходимо было ждать социального кризиса, после чего должно было начаться восстание народа. Квачков В.В. просил его в случае народного выступления организовать блокирование Софринской 21 отдельной бригады оперативного назначения внутренних войск МВД России. В начале июля 2010 года, Квачков В.В. попросил его съездить в г. Ковров Владимирской области для того, чтобы проработать маршрут движения до этого города из г. Пушкино Московской области, поскольку он был уверен в том, что народные выступления начнутся «со дня на день» именно в г. Коврове, и рассчитывал на участие в них Заровного /т.5 л.д. 28-32/.
У суда не имеется оснований полагать, что свидетель Заровный В.В. заинтересован в необоснованном привлечении Квачкова В.В. к уголовной ответственности, оговаривает его, в связи с чем суд принимает его показания во внимание в совокупности с другими изложенными в приговоре доказательствами виновности подсудимых.
Показания свидетеля Заровного В.В. согласуются с показаниями свидетелей Каплюка В.Б., Сидоркина Д.В., Гуменюка А.И., а также с показаниями свидетелей Мандрика А.С., Васильева А.П., Владыкина А.Н., Плахова А.В. на предварительном следствии и в совокупности с этими доказательствами подтверждают наличие у Квачкова В.В. намерений начать вооруженный мятеж именно в г. Коврове, а также предпринять все меры к тому, чтобы блокировать силовые структуры, способные пресечь действия мятежников.
Как следует из показаний свидетеля Жулина В.А., он знаком с Квачковым В.В., который в ходе общения высказал свое негативное отношение к политике российских властей и говорил о необходимости формировать народное ополчение, предложив ему осуществлять подбор людей для этого.
Свидетель Налецкий К.Л. в судебном заседании показал, что в 2010 году он возглавлял службу ракетно-артиллерийского вооружения соединения воинских частей 30616 в г. Коврове Владимирской области, где на трех складах хранилось стрелковое оружие (АК-74, АКС, АКСУ, РПК, РПГ, А ГС, гранатометы), боеприпасы, пусковые механизмы, ракеты.
Согласно протоколу осмотра от 26 апреля 2011 года на территории в/ч 30616 находятся парки хранения техники мотострелкового и зенитного полков /т. 10 л.д. 1-48/. Свидетель Налецкий К.Л. в судебном заседании подтвердил, что в ходе данного следственного действия была осмотрена его воинская часть. Приэтом Налецкий К.Л. пояснил, что летом 2010 года после поступления информации о подготовке захвата складов, были предприняты определенные меры безопасности, которые, вопреки доводам стороны зашиты. не свидетельствуют оневозможности до принятия таких мер совершить вооруженный захват данной воинской части.
В соответствии с показаниями свидетеля Аввакумова В.М., он работал в
2010 году психологом в войсковой части 30616. Обозрев схему, изъятую в ходе обыска в квартире Квачкова В.В. /т. 13 л.д. 84/, свидетель Аввакумов В.М. показал, что на указанной схеме с некоторыми неточностями обозначено расположение ряда зданий в войсковой части 30616.
По показаниям свидетеля Моисеева С.Н. в судебном заседании и на предварительном следствии /т.7 л.д, 8-10/ в 2010 году он являлся адьютантом командира воинской части 30616 и после 22 апреля 2010 года предоставил квартиру двум мужчинам.
Показания указанных свидетелей и протокол осмотра в совокупности подтверждают, что в г. Коврове дислоцируется воинская часть, в которой в2010 году осуществлялось
хранение боеприпасов, боевой техники и огнестрельного оружия. При этом, как следует из фототаблицы к протоколу осмотра, к воинским складам примыкает лесной массив, а сами склады находятся на достаточно близком расстоянии от мест начала возможной атаки. Доводы стороны защиты о невозможности захвата воинской части связи с численностью ее личного состава не являются основанием признания Квачкова В.В. и Киселева А.С. невиновными, так как подсудимыми планировался захват складов воинской части с помощью большого количества мятежников.
Как следует из показаний свидетеля Галкина П.А.на предварительном следствии /т.4 л.д.1-13/, подтвержденными им в судебном заседании,в 2009 - 2010 годах он являлся координатором НОМП в Самарской области, на что его уполномочил Квачков В.В., который высказался в ходе беседы о том, что подразделения Народного ополчения имени Минина и Пожарского должны быть созданы по всей стране и его участники готовы к самым активным действиям, в том числе к захвату власти вооруженным путем. После этого он приступил к активной агитационной и вербовочной деятельности в интересах НОМП: проводил многочисленные встречи, в том числе с действующими военнослужащими, о чём в г. Москве докладывал Квачкову В.В. В результате общения они с Квачковым В.В. пришли к убеждению, что действующая в стране власть является нелегитимной, оккупационной и народ имеет полное право ее свергнуть. По его мнению, негласное направление деятельности НОМП заключалось в подготовке к вооруженному мятежу с целью захвата власти в стране. При этом основную роль, по замыслу Квачкова В.В. в вооруженном мятеже должна сыграть армия, а НОМП будет выполнять лишь вспомогательные функции. Для увеличения численного составаНОМП; он обращал внимание на радикально настроенных лиц, которые в случае начала восстания не откажутся принять в нем участие. Для обучения возглавляемых им активистов НОМП в декабре 2009года в г. Самару по заданию Квачкова В.В. прибыли два инструктора Корнеев и Макаров, занятия под руководством которых проводились 6 и 7 декабря 2009 года. При этом они объяснили основы ориентирования на местности, рассказали о тактике передвижения групп спецназа по лесистой местности, продемонстрировали приемы ножевого боя, а также рассказали о своем участии в боевых действиях на территории Чеченской Республики. В данном занятии приняли участие около 15 человек, отрабатывали приемы рукопашного боя. С начала лета 2010 года Квачков В.В. постоянно говорил о том, что участники НОМП должны быть готовы к выдвижению по его сигналу в определенное место, поэтому он решил, что время начала мятежа приближается. Это подтвердилось после того, как Квачков В.В. предложил ему выехать в г. Ковров Владимирской области для того, чтобы посмотреть, где будет удобнее расположить ополченцев. Он выехал до станции Симонцево, где выбрал место для расположения руководимых им ополченцев. Перед отправкой он объявил отъезжающим, что им предстоит участие во всероссийском съезде НОМП, скрыв, что руководством планируется начало вооруженного мятежа. Туда 13 и 15 июля 2010 года направились две группы в составе Щеголькова, Гетманова, Железняка, Виноградова, о чём доложил Квачкову В.В.
Показания свидетеля Галкина П.А. объективно подтверждаются результатами проведенного 20 июля 2010 года в его квартире обыска в ходе которого были изъяты литература под авторством Квачкова В.В., обращения к Квачкову В.В., денежные средства в упаковке с надписью «НОМП» /т. 18 л.д. 106-115/.
Свидетель Виноградов А.А. в судебном заседании подтвердил, что состоял в НОМП, руководителем которой являлся Квачков В.В., а в Самаре - Галкин. Виноградов А.А. подтвердил свои показания на предварительном следствии /т.З л.д. 97-102/, согласно которым 1 августа 2009 года в Тольятти он познакомился с Квачковым В.В. Тогда же на встрече Галкин П.А. сказал, что весной 2010 года назреет революция, поэтому им нужно собирать людей для создания отрядов НОМП. Все присутствующие согласились с Галкиным. Галкин периодически проводил собрания, на которые приходили по 6-7 человек. Примерно 1 июля 2010 года Галкин П.А. сообщил, что участники НОМП из 87 регионов России должны прибыть 19 июля 2010 года в Гороховец Владимирской области и создать отряд народного ополчения, после чего выдвинуть требования Правительству РФ. В случае невыполнения Правительством требований и применения оружия для подавления акции, ополчение, поддержанное десантными войсками, сможет применить оружие для обеспечения выполнения своих требований. 13 июля 2010 года Галкин позвонил ему и сообщил, что все уехали, дал ему денег на приобретение вил, топоров, веревки, еды для поездки, но он никуда не поехал.
В соответствии с показаниями свидетеля Гетманова А.Н. он состоял в Народном ополчении имени Минина и Пожарского, участвовал в его собраниях, на которых обсуждалась ситуация в стране, необходимость создания некой структуры из военных для поддержания порядка. В декабре 2009 года в г. Самару приезжали два спецназовца, которые поделились своим опытом участия в боевых действиях. В июле2010 года он и другиелица по указанию Галкина находились во Владимирской области, ждали егоуказаний.
Показания свидетеля Гетманова А.Н. нашли свое объективное подтверждение результатами обыска в его жилище, в ходе которого были изъяты видеозаписи с выступлениями Квачкова В.В. /т.1 8 л.д. 171-174, 176-185/, что свидетельствует о поддержке им идей НОМП и, в частности, Квачкова В.В. как руководителя движения.
По показаниям свидетеля Тельцова С.А. Квачков В.В. являлсяруководителем НОМП, а руководителем отделения в г. Тольятти был Галкин,который говорил о необходимости ведения партизанской войны. К нимприезжали два бывших спецназовца, которые рассказывалиоведениипартизанских действий в лесу и которых он встречал после звонка Квачкова
В.В. Тельцов С.А. показал, что по указанию Галкина ПЛ. ездил к КвачковуВ.В., у которого забирал для Галкина П.А. газеты и письма.
Как следует из протокола обыска, в квартире Тельцова С.А. обнаружены: визитная карточка Квачкова В.В. и его книга, которую, со словТельцова С.А., ему передал Квачков В.В. /т.20 л.д. 44-51/.
Свидетель Тыркаев В.В. также подтвердил, что руководителем НОМП в Самарской области являлся Галкин П.А., который говорил о необходимости что-то предпринимать в связи с обстановкой в стране, о создании народных дружин.
В ходе обыска в квартире Тыркаева В.В. была обнаружена литература под авторством Квачкова В.В. /т.20 л.д. 67-73/.
Факт выезда на территорию Владимирской области в июле 2010 годаподтвердили в судебном [заседании] свидетели Железняк В.Д., Корунов А.А.При этомсвидетель Железняк В.Д. показал, что Квачков В.В. подарил ему свою книгу«Главная спецоперация впереди», другуюлитературу, что подтверждено результатами проведенного у него обыска /т. 19 л.д. 63-68, 73-81/, согласнокоторому у Железняка В.Д. действительно были изъяты многочисленныелистовки НОМП.
Таким образом, показания указанных свидетелей в совокупности подтверждают выводы суда о вовлечении Квачковым В.В.для осуществления намерений по организации вооруженного мятежа Галкина П.А., о проведении в Самарской области военно-спортивной подготовкипотенциальных участников мятежа. О готовности членов самарскогоотделения НОМП к осуществлению непосредственных действии.направленных на осуществление мятежа, свидетельствует выдвижение воВладимирскую область с этой целью группы под руководством ГалкинаП.А., что следует из показаний последнего.
Свидетель Антипов Ю.К. показал, что знаком с Квачковым В.В. с 2009 года, встречался с ним в г. Санкт-Петербурге, с Киселевым встречалсяна митингах в апреле 2010 года. Согласно показаниям Антипова Ю.К предварительном следствии /т.З л.д. 14-20/ на встрече с представителями различных политических партий и организаций в г. Санкт-Петербурге Квачков В.В,говорил о необходимости свержения действующей власти. Антипов В.В. в судебном заседании показал, что при данном допросе ему разъяснялись права, в протоколе стоят его подписи, в том числе на листе, на котором изложены указанные показания, его рукой сделана запись "Мною прочитано, с моих слов записано верно, замечаний и дополнений к протоколу не имеется». Однако данные показания Антипов Ю.К. не подтвердил, заявив, что просил следователя исключить эту запись, происхождение этого листа дела ему неизвестно.
Таким образом, свидетель Антипов Ю.К., подтвердив наличие своих подписей в протоколе, не смог сообщить суду каких-либо данных, свидетельствующих о незаконности
происхождения изложенных показаний, что связано с желанием в судебном заседании в присутствии Квачкова В.В. помочь подсудимому избежать уголовной ответственности.
В связи с изложенным, суд принимает во внимание указанные показания Антипова Ю.К. на предварительном следствии, поскольку они подтверждены всей совокупностью изложенных в приговоре доказательств.
Свидетель Катников С.Б. в судебном заседании и на предварительном следствии /т.5 л.д. 89-94/ показал, что в Екатеринбурге организацию НОМП возглавлял Хабаров, а Квачков В.В. являлся начальником штаба НОМП.
Свидетель Ладейщиков В. А. в судебном заседании и на предварительном следствии /т.6 л.д. 76-88/ также подтвердил, что в г. Екатеринбурге существовала организация НОМП, в составе которой он посещал курсы. Руководителем НОМП являлся Квачков В.В., а руководителем отделения НОМП в г. Екатеринбурге являлся Хабаров.
Согласно показаниям свидетеля Хабарова Л.В. он знаком с Квачковым В.В., присутствовавшим на собрании, на котором было создано НОМП, встречался с ним в г. Екатеринбурге. При этом, как следует из содержания одного из выступлений Квачкова В.В., Хабаров Л.В. присутствовал на собрании, на котором Квачков В.В. высказывался о необходимости свержения конституционного строя в РФ /т.11 л.д. 18-23/.
В соответствии с показаниями свидетеля Кралина В.С. на предварительном следствии /т.6 л.д. 61-65/, Хабаров Л.В. поддерживал взгляды Квачкова В.В., неоднократно организовывал митинги. Кралин В.С. не подтвердил эти показания, пояснив, что не давал их, подписи в протоколе стоят не его. Однако суд такую позицию Кралина В.С. оценивает критически, поскольку ничем объективно она не подтверждена, а его утверждения опровергаются содержанием приведенного протокола, в соответствии с которым Кралин В.С. прочитал его лично, подтвердил, что в нём всё записано верно. Суд приходит к выводу о том, что Кралин В.С., который в настоящее время привлекается к уголовной ответственности, желает помочь Квачкову В.В. избежать уголовной ответственности, опорочив доказательства по настоящему делу. Более того, изложенные показания Кралина В.С. подтверждаются вышеприведенными показаниями Катникова С.Б., Ладейщикова В.А. и самого Хабарова Л.В.
Таким образом показания свидетелей подтверждают выводы суда о существовании в г. Екатеринбурге отделения Народного ополчения имени Минина и Пожарского, руководителем которого являлся Хабаров Л.В.. лично знакомый с Квачковым В.В. и принимавший участие в обсуждении необходимости свержения конституционного строя РФ.
В соответствии с показаниями свидетеля Мосолова А.В., он знаком с Квачковым В.В., является заместителем начальника штаба Воронежского отделения Народного ополчения имени Минина и Пожарского, приглашал Квачкова В.В. в Воронеж.
Выводы суда о виновности Квачкова В.В. кроме того подтверждаются письменными материалами уголовного дела.
Так, как следует из протокола обыска, проведенного в квартире Квачкова В.В. по адресу: г. Москва. Бережковская набережная, 14-18, в ходе обыска были изъяты: предметы, содержащие информацию, которая свидетельствует о негативном отношении Квачкова В.В. к существующему в Российской Федерации конституционному строю и о стремлении к его смене, в том числе без использования политических методов для достижения своих целей; бланк предписания от имени Квачкова В.В . которым Галкин П.А. уполномочен для формирования структур Всероссийского общественногодвижения «Народное ополчение имени Минина н Пожарского» в г. Тольятти, список вооружения войсковой части 88612; проекты указов: список представителей НОМП в регионах России, в которых указаны, в том числе Мандрик А.С, Галкин П.А., Плахов А.В. и другие: трансиверы, антенны, травматические пистолеты; общегеографическая карта Ярославской области с пронумерованными отметками и другие предметы, осмотренные в судебном заседании /т.10 л.д. 53-71, 79-95, 104-124. 125-161. т.11 ~л. д.18- 23, 26-28, 38-55, 56-71, 73-74, 75-76, 79-80, 102-104, 105-107, 112, 150-154, 164-166, т.12 л.д. 69-81, 109-110, 115-116, 117-123, 133-146, т. 14 л.д. 13, 14-16, 29-42, 60-61, 62-70, т. 15 л.д. 50-54 /.
Как следует из содержания «Боевого устава» и «Военной доктрины» цели Народного ополчения имени Минина и Пожарского носили явно военизированный характер.
Кроме того, у Квачкова В.В. были изъяты бланки удостоверений члена общероссийского движения НОМП за его подписью, что противоречит позиции стороны защиты об отсутствии в данной организации членства. В судебном заседании Квачков В.В. показал, что указанные бланки сделаны по инициативе другого лица, однако убедительных доводов, объективно подтверждающих свою непричастность к их распространению, он суду не привел. В ходе обыска у Квачкова В.В. изъяты записи, в соответствии с которыми НОМП имеет структуру, состоящую из штаба и отдельных подразделений, причем лица, входящие в данные подразделения, обозначены с указанием воинских либо гражданских специальностей (стрелок, политработник, пулеметчик, ракетчик, авиамеханик, спортсмен рукопашного боя, милиционер, водитель и т.д.), что свидетельствует о строгой организованности ПОМП, его явной военизированности и противоречит доводам защиты об обратном.
Доводы стороны защиты о том, что в изъятых у Квачкова В.В документах, книгах изложены его политические убеждения, которые самипо себе не свидетельствуют о преступных намерениях, являются неубедительными, поскольку Квачков В.В. привлекался к уголовной ответственности не за политические убеждения, а за совершение уголовно наказуемого деяния против конституционного строя. При этом тексты выступлений Квачкова В.В. на различных публичных мероприятиях, содержание его статей и книг явно свидетельствуют о негативном отношении к действующему конституционному строю в Российской Федерации, которое он подтвердил в судебном заседании, что, в свою очередь, является доказательством наличия у Квачкова В.В. мотива к совершению преступления, о чём он и высказывался на протяжении всего судебного заседания.
О наличии у Квачкова В.В. цели передачи власти главарям мятежников свидетельствует обнаружение у него проектов законов и указов, направленных на установление в случае успеха задуманного контроля над основными сферами общественной и политической жизни.
В соответствии с ответом на поручение следователя /т.31 л.д. 163-164/ на изъятой у Квачкова В.В. общегеографической карте Ярославской области обозначены места дислокации баз вооружения, боеприпасов, материально- технического обеспечения, связи, других воинский частей.
В ходе обыска в квартире Квачкова В.В. изъята справка с описанием войсковой части № 88612, в которой перечислено вооружение, хранящееся на складе и в дежурной части, указан распорядок дня личного состава, со схемой.
Помимо этого, изъяты схема расположения воинских частей Ленинградского военного округа, Балтийского и Северного флотов, а также список различных воинских частей, из которого следует, что с данным списком проводилась определенная работа, часть воинских частей помечены знаками вопроса, восклицательными знаками либо подчеркнуты.
Суд отмечает, что наличие по месту жительства Квачкова В.В. указанной карты региона, граничащего с Московской областью, а также описанных справки, схемы и списка свидетельствует о собирании им информации о местах расположения воинских частей различного назначения, в которых, в том числе, хранятся боеприпасы, вооружение и техника, воинских частей, связанных с обеспечением связью. Доводы Квачкова В.В. о необходимости карты Ярославской области с указанными отметками для ведения впоследствии партизанской войны с оккупантами представляются явно надуманными, голословными, носят гипотетический характер и не могут быть приняты во внимание.
В ходе обыска в квартире Квачкова В.В. 23 декабря 2010 года были изъяты транспоранты, флаги НОМП, полевое обмундирование, а также агитационная литература, содержание которой аналогично содержанию вышеприведенной литературы /т. 15 л.д. 62-67, 72-118/.
Все вышеназванные в приговоре предметы, изъятые в ходе обысков в квартире Квачкова В.В., были осмотрены непосредственно в судебномзаседании по ходатайству Квачкова В.В. и его адвокатов, однако суд не усматривает из их содержания доказательств невиновности Квачкова В.В.
Суд не усматривает нарушений ст. 182 УПК РФ при проведении обыска, которые могли бы повлечь признание данного доказать недопустимым: следственное действие проводилось
на основании решения суда, с участием Квачковых В.В., Н.М., К.В., адвоката Михалкиной О.И., понятых, оперативных сотрудников.Сделанные адвокатом Михалкиной О.И. и Квачковым В.В. заявления по окончании обыска не могут свидетельствовать о недопустимости данного доказательства, поскольку ничем объективно не подтверждены. Более того, от других участников обыска никаких заявлений и замечаний не поступило.
То, что Квачков В.В. активно занимался агитационной деятельностью подтверждается не только объёмом изъятого у него соответствующего материала, но и показаниями свидетеля Носкова С.Г., согласно которым в 2010-2011 гг. он получил от имени Квачковой Н.М., супруги Квачкова В.В. по почте письмо и диск, содержащий запись учредительного собрания, где объявлялось о создании НОМП.
Согласно заключению научной комплексной социогуманитарной судебной экспертизы № 14110-14516/297, исходя из содержания, в том числе книги под названием «Главная специальная операция впереди» 2010 годаиздания, в качестве автора которой обозначен «полковник Квачков В В», автор выступает с публичными призывами к гражданской войне,государственному перевороту , изменению государственного устройства итерриториальных границ РФ. Квачков В.В. исходит из того, что необходимоотказаться от «парламентской болтовни» и взяться за оружие. Особенно важен факт публичного оповещения о намерениях подобного рода. Воинское звание Квачкова В.В. имеет и то значение, что к нему станут охотнее прислушиваться именно военные люди, в среде которых накопилась значительная протестная масса в связи с долго длящимися в стране военными реформами. Квачков В.В. срывается на стиль откровенного солдафонства, поэтому вряд ли кто-нибудь может полагать всерьез, что людиего кругозора способны к реальной хозяйственной деятельности, и тем более - к переустройству государственной системы управления. Поэтому реальным под руководством Квачкова В.В. и его соратников можно полагать только событие, которое принято обозначать в новейшей истории как «военный переворот». При этом Квачков В.В. внушает, что военный переворот является не только реальным, но и потребует минимальных усилий /т. 25 л.д.29-127/.
Суд не может согласиться с доводами стороны защиты о том, что заключение указанной экспертизы является недопустимым доказательством, поскольку экспертиза была назначена следователем с соблюдением положений ст. 195 УПК РФ, её производство было поручено сотрудникам двух научно-исследовательских институтов РАН, являющихся научными экспертными учреждениями, руководители которых поручили ее проведение экспертам, имеющим длительный стаж работы но специальности, ученые степени, предупрежденным об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ, о чем имеется расписка /т. 25 л.д. 24/. Как следует из заключения экспертизы, в нем указаны все необходимые реквизиты в соответствии с требованиями ст. 205 УПК РФ, в том числе содержание и результаты исследований с указанием примененных методик. Данных о заинтересованности экспертов в исходе дела, их некомпетентности из заключения экспертизы не усматривается. Утверждения стороны зашиты, связанные с проведением аналогичных экспертиз по другим делам, в соответствии со ст. 252 УПК РФ не могут быть приняты во внимание при вынесении настоящего приговора. Занятие экспертами научной деятельностью в зарубежных научных учреждениях не может свидетельствовать об их заинтересованности в исходе настоящего уголовного дела и необоснованном привлечении Квачкова В.В. и Киселева А.С. к уголовной ответственности.
При таких обстоятельствах оснований сомневаться в законности назначения и проведения экспертизы не имеется, в связи с чем суд принимает ее выводы во внимание при вынесении приговора в совокупности с другими приведенными доказательствами.
По мнению суда, высказывания Квачкова В.В. о необходимости свержения действующего в государстве конституционного строя путем восстания, сделанные, в том числе, в ходе публичных выступлений, подтвержденные им в ходе судебного заседания, не свидетельствуют об отсутствии у Квачкова В.В. фактических намерений осуществить задуманное, исходя из реальных действий, предпринятых им с целью организации вооруженного мятежа.
Как следует из справки, в 2009-2010 годах Квачков В.В. осуществлял выезды в различные города России, Белоруссии: Санкт-Петербург, Красноярск, Самару, Минск /т.26 л.д. 304/.
Кроме того, суд учитывает, что, исходя из послужной карты Квачкова В.В., он на протяжении длительного времени проходил воинскую службу, в том числе на командных должностях, в войсках специального назначения, что указывает на его организаторские способности, наличие связей в вооруженных силах, опыта штабной работы /т. 32 л.д. 9/.
Доводы Квачкова В.В. и его адвокатов о том, что в аудиозаписях, содержание которых изложено в приговоре, нет доказательств виновности Квачкова В.В., опровергаются содержанием самих аудиозаписей. Суд отмечает, что сторона защиты в ходе судебного заседания не заявляла о наличии в исследованных и других аудиозаписях (на которые государственный обвинитель не ссылался как на доказательства виновности подсудимых) конкретных сведений о невиновности Квачкова В.В., оперируя общими, ничем не обоснованными заявлениями, высказывая предположения о фиксации в этих и других аудиозаписях разговоров иных лиц (напримерсКосичкиным Э.), которые якобывели с Квачковым В.В. провокационные беседы. При этом сторона зашиты не отрицает того, что содержание самих аудиозаписей ей неизвестно, а указанные доводы основаны исключительнона предположениях, несмотря на неоднократное предоставление всоответствии с ч.З ст. 15 УПК РФ возможности для реализации своих прав и ознакомление с содержанием аудиозаписей как при выполнении требований ст. 217 УПК РФ, так и в ходе рассмотрения дела судом первой инстанции. Более того, заявляя в судебном заседании ходатайство о прослушивании всех аудиозаписей с целью удостоверения факта отсутствия на них доказательств виновности Квачкова В.В., адвокат Михалкина О.И. в прениях поставила вопрос о том, что указанные аудиозаписи являются недопустимыми доказательствами. Таким образом, позиция стороны защиты в судебном заседании по данному вопросу является противоречивой, и явно направлена на то, чтобы ввести суд в заблуждение.
По ходатайству стороны защиты в судебном заседании были осмотрены все вещественные доказательства, признанные таковыми на стадии предварительного следствия и перечисленные в обвинительном заключении, но не представленные стороной обвинения непосредственно в судебном заседании как доказательства виновности подсудимых, однако, ни каждое из них в отдельности, ни в совокупности они не свидетельствуют о невиновности Квачкова В.В. и Киселева А.С. в совершении инкриминируемых им преступлений. Более того, доказательства, приведенные в приговоре, в том числе исследованные по ходатайствам стороны защиты, содержат сведения, подтверждающие выводы суда овиновности подсудимых.
В судебном заседании были допрошены свидетели со стороны защиты Савельев А.Н., Ершков К.И., Лохматов А.П., Финогин С.А., Екишев Ю.А., Кучеренко В.А., Сивков К.В., Попов В.Г., Абрамов С.Ф., Коротеев А.Л., Степашова Г.В., из показаний которых следует, что Квачков В.В. не высказывал намерений осуществить вооруженный мятеж, никого к этому не призывал, однако к действующему в стране конституционному строю относился отрицательно. В то же время суд отмечает, что на соответствующие вопросы Квачкова В.В. свидетели Савельев А.Н., Лохматов А.П., Финогин С.А., Козлобаев А.Г. так же, как и Квачков В.В. не согласныес действующим конституционным строем, высказали свое мнение овозможности его изменения исключительно путем восстания, но не законным способом. Квачков В.В. на протяжении всего судебного заседаниеделал аналогичные заявления, в связи с чем у суда не возникает сомнений в явном желании Квачкова В.В. изменить конституционный строй в Российской Федерации незаконным способом - путем вооруженного мятежа, а его действия, признанные судом доказанными, были направлены именно надостижение этой цели.
Показания свидетелей Савельева А.Н., Ершкова К.И., Лохматова А.П.,Финогина С.А., Екищева Ю.А., Кучеренко В.А., Сивкова К.В., Попова В.Г., Абрамова С.Ф., Коротеева А.Л., Степашовой Г.В., Демушкина Д.Н. Большакова С.В., Жюгжды А.С., Терехова С.Н. об их мировоззрениях, а также о политических убеждениях Квачкова В.В. и официально
провозглашенных целях «Народного ополчения имени Минина и Пожарского»; выступления других членов и сторонников НОМП, сделанные на различных официальных мероприятиях, в газетах, литературе, на которые ссылается сторона защиты, не могут быть признаны в качестве доказательств невиновности Квачкова В.В., поскольку указанные лица являются явными сторонниками подсудимого и заинтересованы в избежании им уголовной ответственности за содеянное. Кроме того, как установлено в судебном заседании, преступной деятельностью Квачков В.В. занимался под прикрытием формирования структур народного ополчения. К тому же Квачков В.В. не обвиняется в том, что вовлек либо пытался вовлечь указанных лиц в совершение инкриминируемых ему деяний. В связи с изложенным сами по себе показания указанных лиц не противоречат показаниям свидетелей Каплюка В.Б., Зайцева И.В., Сидоркина Д.В., Гуменюка А.И., Заровного В.В., Галкина П.А., Виноградова А.А., а также показаниям на предварительном следствии свидетелей Владыкина А.Н., Васильева А.П., Мандрика А.С., Плахова А.В., Антипова Ю.К., Кралина В.С. и не ставят их под сомнение.
Показания свидетеля Абрамова С.Ф. о его привлечении к уголовной ответственности и последующем прекращении уголовного дела не свидетельствуют о невиновности Квачкова В.В. в совершении инкриминируемых ему деяний, поскольку Квачков В.В. не обвиняется в совершении каких-либо действий, связанных со свидетелем Абрамовым С.Ф., привлечение которого к уголовной ответственности, как и события в г. Сыктывкаре, на которые сослался адвокат Першин В.В., к настоящему уголовному делу не относятся. По тем же основаниям и в соответствии с положениями ст. 252 УПК РФ не являются доказательством невиновности Квачкова В.В. показания свидетеля Большакова С.В., который, с его слов, был осужден за хищение чужого имущества.
В то же время согласно показаниям свидетеля Коротеева А.Л. Народное ополчение имени Минина и Пожарского является воинским подразделением, в связи с чем руководители его Воронежского отделения Мосолов и Ишутин докладывали Квачкову В.В. о его деятельности.
Как показал свидетель Трифонов Н.А., он является сторонником Квачкова В.В. и Народного ополчения имени Минина и Пожарского. В середине июня 2010 года к нему подошли два сотрудника ФСБ и сообщили о подготовке Квачковым В.В. мятежа в Центральном федеральном округе, во время которого должны быть захвачены склады, бронетехника и осуществлено выдвижение на г. Москву. Указанные лица сообщили, что не хотят кровопролития, сказали, что готовы встретиться с Квачковым В.В. Они неговорили, что в отношении Квачкова В.В. готовится провокация, что противоречит утверждениям адвоката Першина А.В. об обратном.
Таким образом, из показаний свидетеля Трифонова Н.А. никоим образом не следует, что настоящее уголовное дело в отношении Квачкова В.В. было сфабриковано. Более того, из данных показаний следует, что сотрудники правоохранительных органов предпринимали попытки пресечь преступную деятельность Квачкова В.В., о чём Трифонов Н.А. ему сообщил, однако подсудимый продолжил организацию вооружённого мятежа, для чего, в частности, провёл в своей квартире ранее описанное совещание с участием Каплюка В.Б., Сидоркина Д.В., Гуменюка А.И.
Из показаний свидетеля Кочеткова Б.Б. следует лишь то, что после рассмотрения другого уголовного дела в отношении Квачкова В.В. представитель потерпевшего, являющийся адвокатом, высказал своё недовольство итогами рассмотрения дет. Однако этот факт не подтверждает мнение стороны защиты о сфабрикованности настоящего уголовного дела.
Кроме того, выводы о виновности подсудимого Киселева А.С., а также подсудимого Квачкова В.В суд основывает на совокупности следующих доказательств, исследованных в судебном заседании.
Так, в соответствии с показаниями свидетеля Ларюшкина В.Л., он знаком с Киселевым А.С. В ходе одной из встреч в квартире Киселёва А.С. последний предложил ему принять участие в вооруженном мятеже. Со слов Киселева А.С., в Москве есть люди, в их числе Квачков В.В., которые осуществляют руководство подготовкой мятежа для того, чтобы
вынудить правительство России уйти в отставку, для чего готовятся специальные отряды. 9-10 июля 2010 года в квартире Киселева А.С. состоялась встреча, на которой присутствовали около 10 человек. Киселев А.С. заявил о необходимости по звонку собраться в указанном месте, иметь при себе оружие, питание, новые сотовые телефоны. При этом Киселев А.С.продемонстрировал автомат, магазины или гранаты. Киселев А.С. сказал, что все разговоры
закончились, и предложил собравшимся участвовать в свержении действующей власти с использованием оружия, изъятого со складов, которое будет выдано на месте вблизи г. Москвы, куда они прибудут в ближайшие дни на автобусе. При этом Киселев А.С. для наименования оружия использовал иносказательные выражения. Все присутствующие согласились с предложением Киселева А.С.
Как следует из показаний свидетеля Смирнова А.И.. в 2009-2010 гг. он встречался с Киселевым А С., который общался с любыми людьми, готовыми свергнуть не устраивавшее его правительство. В ходе одного из разговоров Киселев А.С. предложил ему принять участие в свержении правительства, для чего в городах Москве, Омске, Самаре создавались вооруженные боевые группы, в которые входили сотрудники спецслужб, командиры воинских частей, готовые предоставить оружие. После этого должно было подняться восстание в г. Санкт-Петербурге, а затем - состояться поход на г. Москву. Со слов Киселева А.С., в группы входило около 10 человек, занимавшихся рукопашным боем, учениями, стрельбами, туризмом. Эта люди оснащались огнестрельным оружием, которое он должен был привезти в середине июля с Северного Кавказа. Киселёв А.С. говорил ему, что руководителем указанных действий являлся Квачков В.В.
Согласно показаниям свидетеля Смирнова А.И. на предварительном следствии, которые он подтвердил в суде, Киселёв А.С. поощрял террористические акты, совершаемые боевиками Северного Кавказа, поскольку они приводят к подрыву авторитета существующей власти в России и способствуют её смене. Киселёв А.С. рассказал, что в г. Санкт-Петербурге он собрал группу, члены которой посещают занятия по рукопашному бою, парашютно-десантной подготовке; приобрёл для подготовки к мятежу огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества; в его распоряжении имелись две радиостанции для организации связи в ходе осуществления вооружённого мятежа, хранившиеся в подвале жилого дома по месту его жительства. По словам Киселёва А.С., начало вооружённого восстания планировалось на 24 июля 2010 года, его группа численностью около 10 человек вместе с другими группами должна была выдвигаться из г. Санкт-Петербурга к месту сбора на арендованных автобусах под видом участия в туристическом слёте. При себе члены его группы должны были иметь травматическое и охотничье ружьё. Сам Киселёв А.С. планировал выдвинуться к месту сбора на личном автомобиле и, учитывая, что в его распоряжении имеется пенсионное удостоверение сотрудника органов МВД России, самостоятельно доставить добытые им огнестрельное оружие, боеприпасы и взрывчатые вещества. Как говорил Киселёв А.С., в случае успешного осуществления вооружённого мятежа должны были быть национализированы финансовые учреждения. Непосредственно в занятом восставшими регионе должны были быть физически ликвидированы сотрудники правоохранительных органов и спецслужб, изучены архивы указанных органов с точки зрения выявления действующей агентуры для её уничтожения. После вооружения восставших огнестрельным оружием со складов занятых воинских частей, завладения боевой техникой, для чего имелись действующие военнослужащие, обладающие соответствующими навыками, восставшие должны выдвинуться на г. Москву с целью принуждения руководства страны передать власть восставшим. По мнению Киселёва А.С., удачное восстание спровоцировало бы целую череду аналогичных событий по всей территории России /т. 8 л.д. 42-45/.
Допрошенная в качестве свидетеля в судебном заседании и на предварительном следствии /т. 4 л.д. 14-17/ Гальцова М.И. показала, что она знакома с Киселёвым А.С., который в 2010 году, высказывая своё недовольство действующим государственным строем, говорил о необходимости захватить город Санкт-Петербург, а затем в скрытой форме предложил ей принять участие в насильственно свержении действующего политического режима. В июле 2010 года она встречалась с Киселёвым А.С. в его квартире, где находились 10-12 человек. Киселёв А.С. сообщил собравшимся, что летом – в начале осени 2010 года из г. Москвы должна была поступить команда о начале вооружённого мятежа в одном из городов России, в котором находится воинская часть с бронетехникой и огнестрельным оружием. Через 72 часа к ним должна будет прийти помощь. После захвата города будет необходимо физическое уничтожение сотрудников правоохранительных органов, спецслужб, проведение этнических чисток. Аналогичные акции должны были пройти на территории всей России, в том числе, в Поволжье, на Дальнем Востоке. Они должны были выдвигаться в район мятежа на автобусе под видом туристического слёта. Большинство из присутствовавших на этом собрании согласились с предложением Киселева А.С. Она - Гальцова М.И. - на это предложение согласием не ответила. Во время встречи Киселев А.С. показывал автомат Калашникова с глушителем, две гранаты РПГ-5, предметы военного снаряжения, военную разгрузку с вставленными магазинами к автомату. Со слов Киселева А.С., Квачков В.В. являлся одним из руководителей сил, заинтересованных в свержении государственного строя в России, из г. Москвы должна была поступать финансовая и информационная поддержка.
У суда не имеется оснований сомневаться в незаинтересованностисвидетелей Ларюшкина В.П., Смирнова А.И. и Гальцовой М.И. в исходе дела, в отсутствии у них желания оговорить Киселева А.С. и Квачкова В.В.Кроме того, вопреки утверждениям стороны защиты, допросы указанныхсвидетелей проводились в полном соответствии с положениями ст.ст. 11,166, 278 УПК РФ. На законность применения мер безопасности к указаннымсвидетелям указывают, в том числе, неоднократные попытки подсудимых и их защитников в ходе судебного заседания выяснить их действительные анкетные данных, а также угрозы, высказанные в их адрес подсудимыми.
Из показаний данных свидетелей в совокупности следует, что Киселев А.С., будучи привлеченным Квачковым В.В. к осуществлению вооружённогомятежа, сам предпринял активные действия по организации мятежа в г.Санкт-Петербурге, вовлек в совершение указанных действий различных лиц,в том числе Ларюшкина В.П. и Гальцову М.И., провёл с ними 10 июля 2010года совещание в своей квартире, в ходе которого инструктировал членоворганизованной им «боевой группы», демонстрируя оружие и боеприпасы.Из показаний указанных свидетелей следует, что Киселев А.С. знал Квачкова В.В., был осведомлён о его руководящей роли в организации вооружённого мятежа. При этом суд обращает внимание на то, что Квачков В.В. и Киселёв А.С. провели совещания с членами «боевых групп» практически одновременно в один день в двух крупнейших городах РоссийскойФедерации, что также свидетельствует об их организованности как лидеров вооруженного мятежа в городах Москве и Санкт-Петербурге соответственно, о скоординированности их действий.
Как следует из протокола допроса свидетеля Рязанцева Н.И. на предварительном следствии /т.7 л.д. 118-124/, весной 2010 года по предложению Киселева А.С. он пришел домой к подсудимому, где находилось много людей, в том числе, Королева А.С., что его удивило. Киселев Л.С. в ходе разговора о выезде на природу для отдыха и тренировки достал военный рюкзак и начал демонстрировать военные принадлежности, в том числе, автомат Калашникова и магазины к нему, чем удивил присутствующих. При этом Кутенков заявил, что не желает никуда ехать, а Киселёв сказал, что даст команду всем желающим выехать.
Суд принимает во внимание указанные показания свидетеля Рязанцева Н.И., поскольку в части, имеющей значение для квалификации действий Киселёва А.С., они наиболее полно согласуются с вышеприведённымидоказательствами.
В судебном заседании Рязанцев Н.И. не подтвердил указанные показания, пояснив, что в ходе допроса он присутствовал вместе с адвокатом, подписи в протоколе похожи на его. При этом, со слов Рязанцева Н.И., Киселев А.С. никогда не был сторонником насильственных методов свержения действующей власти, а летом 2010 года он был дома у Киселева А.С. для того, чтобы предложить поехать на рыбалку. Присутствовавшие при этом люди обсуждали его предложение поехать в Акуловку. Никаких разговоров о восстании, революции и свержении власти при этом не велось.
Однако суд критически оценивает позицию, занятую свидетелем Рязанцевым Н.И. именно в судебном заседании, то есть в присутствии Киселева А.С. и других лиц, как способ помочь своему близкому другу избежать уголовной ответственности за содеянное.
Суд обращает внимание на проведение допроса 20 сентября 2011 гола с участием адвоката, являющегося гарантом соблюдения прав свидетеля, что исключало применение при производстве следственного действия недозволенных методов. Утверждения Рязанцева Н.И. о несоответствии его подписей в протоколе суд связывает с его явным желанием опорочить указанное допустимое доказательство. Кроме того, показания в судебном заседании Рязанцева Н.И. противоречат показаниям Киселева А.С., пояснившего, что он пригласил к себе гостей, тогда как Рязанцев Н.И. утверждает, что к Киселеву А.С. он пришел по своей инициативе и присутствовавшие обсуждали его предложение поехать на рыбалку, что, в свою очередь, противоречит показаниям Киселева А.С., Кокорина И.В., Скобелева Д.А., Кутенкова П.И.
Как следует из показаний свидетеля Королевой А.С. предварительном следствии /т.6 л.д. 39-49/, в начале июля 2010 года она находилась дома у Киселева А.С. Там же находились 5-10 человек, в том числе Кутенков П.И. и другие. Мужчины обсуждали предстоящую поездку куда-то тем летом на автомобилях (в поход или на охоту). Они говорили об оружии, обсуждали камуфляжную одежду, палатки. На столе лежало ружьё, в комнатенаходились собранные рюкзаки, одежда зелёного цвета.
В судебном заседании Королева А.С» не подтвердила указанные показания, заявила, что подписала их, не читая, так как торопилась на работу, но пояснила, что в протоколе стоят её подписи. При этом Королёва А.С. показала, что действительно присутствовала на указанном собрании, однако Киселёв А.С. ничего не демонстрировал, не было разговоров о восстании. Указанные объяснения Королевой А.С. являются неубедительными, сделанными явно с целью ввести суд в заблуждение относительно действительных обстоятельств дела. Таким образом. Королева А.Г. желает помочь Киселеву А.С. избежать уголовной ответственностиза содеянное. К этому выводу суд приходит, основываясь на содержании протоколов допросов Королевой А.С., проведенных с соблюдением закона. Кроме того, показания Королевой А.С. на предварительном следствии части, влияющей на квалификацию действий Киселева А.С., взаимодополняются приведёнными показаниями Ларюшкина В.П., Гальцовой М.И., Рязанцева Н.И., в связи с чем суд принимает во внимание именно их при вынесении приговора.
Согласно показаниям свидетеля Чипизубова И.П. на предварительном следствии, которые он подтвердил в судебном заседании /т.9 л.д. 64-69/, Киселев А.С. агитировал его пойти на собрание с участием Квачкова В.В., что прямо указывает на знакомство подсудимых в момент совершения ими преступления и противоречит показаниям Киселева А.С. и Квачкова В.В. об обратном.
Свидетель Кутенков П.И. показал, что знаком с Киселевым А.С. Летом 2010 года на своей квартире, где присутствовали другие люди, Киселев А.С. показывал снаряжение (палатки, газовые горелки и т.д.), макет автомата АК калибра 5,45 или 7,62.
В соответствии с показаниями свидетеля Гусева С.М. на предварительном следствии /т.4 л.д. 98-101/, которые он подтвердил в судебном заседании, за двое суток до задержания Киселева А.С. последний сказал ему, что уедет на некоторое время из города.
Как следует из показаний свидетеля Скобелева Д.А., в начале июля 2010 года он пришёл домой к Киселеву А.С., интересуясь историей. Дома у Киселева А.С. находились около 10 человек, в том числе женщина по имени Анна. Присутствовавшие беседовали о турпоходе, разговоров о вооруженном восстании не велось. Он не помнит, демонстрировал ли Киселев А.С автоматы, другие предметы.
Поскольку показания данного свидетеля носят неконкретный характер и к тому же опровергаются вышеприведенными показаниями свидетелей Ларюшкина В.П., Гальцовой М.И., Рязанцева Н.И., Королевой А.С., суд не может признать их в качестве доказательства невиновности Киселева А.С., так как Скобелев А.С. в судебном заседании явно пытается помочь Киселеву А.С. избежать уголовной ответственности.
Согласно показаниям свидетеля Кокорина И.В. на предварительномследствии /т.6 л.д. 9-12, 13-17/ Киселев А.С. являлся участником организации«Союз офицеров» и в 2009 году выезжал в Витебск, где посещал воинскую часть. В июле 2010 года Киселев А.С. пригласил его ксебе домой, где присутствовали 5-7 человек. Со слов Киселева А.С., представиласьвозможность поехать в туристический лагерь. Однако, посколькуинформации о месте его
размещения не было, Киселев А.С. сказал, что сообщит об этом недели через две, а до этого момента всем будет необходимо приобрести снаряжение и необходимые вещи. Киселев сказал, что с собой необходимо будет взять различный военный инвентарь, демонстрируя при этом имеющиеся у него военные принадлежности; сказал, что при желании можно будет взять с собой пневматические пистолеты. Кроме обмундирования, из сумки Киселева А.С. была видна часть предмета, похожего на оружие - ствольная коробка черного цвета. Он ушёл раньше, чем закончилась встреча в квартире Киселева А.С.
Вопреки доводам стороны защиты, показания свидетеля Кокорина И.В. не свидетельствуют о невиновности Киселева А.С., поскольку, как следует из данныхпоказаний, Кокорин И.В. находился в квартире крайне непродолжительное время, сообщив, однако следователю о том, что Киселев А.С. планировал сборы с использованием военного инвентаря, демонстрировал его. Кроме того, как следует из показаний свидетеля Кокорина И.В., ствольная коробка была видна из сумки, а не в другом месте, о чём в судебном заседании пояснил Киселев А.С.
Таким образом, показания Кокорина И.В., противоречащие показаниям КиселёваА.С., не ставят под сомнения вышеприведенные показания свидетелейЛарюшкина В.П., Гальцовой М.И., Рязанцева Н.И., Королевой А.С. (двоих последних на предварительном следствии), в связи с чем не могут быть признаны судом как доказательство невиновности Киселева А.С.
Факт знакомства подсудимых Киселева А.С. и Квачкова В.В. подтверждается показаниями свидетеля Козлобаева А.Г. на предварительном следствии /т.6 л.д. 5-8/, в соответствии с которыми 20 июля 2010 года около 22 часов в районе Киевского вокзала Квачков В.В. сообщил ему о производстве обысков не только по месту жительства Мандрика А.С., но и Киселева А.С.
В судебном заседании свидетель Козлобаев А.Г. не подтвердил указанные показания и заявил, что подписи в протоколе допроса стоят не его, он не мог встречаться с Квачковым В.В. 20 июля 2010 года, так как в этот день у него проводился обыск.
Однако, вопреки утверждениям свидетеля Козлобаева А.Г., у суда не имеется оснований сомневаться в допустимости протокола его допроса, содержащего все необходимые реквизиты, предусмотренные ст. 189 УПК РФ. В судебном заседании Козлобаев А.Г. эмоционально высказал свою позицию относительно содержания протокола допроса, не предоставив суду никаких убедительных доказательств в ее подтверждение. Суд полагает, что, таким образом, спустя значительное время после допроса, осознав, что его показания устанавливают факт знакомства Киселева А.С. и Квачкова В В., Козлобаев А.Г. в настоящее время желает опорочить допустимое доказательство вины подсудимых. Утверждения Козлобаева А.Г. о невозможности встречи с Квачковым В.В. 20 июля 2010 года опровергаются его же показаниями об окончании обыска в его квартире в тот же день в 14 часов, а также содержанием протокола обыска в квартире Квачкова В.В., согласно которому обыск завершился в 17 часов 10 минут.
Более того, утверждения Киселева А.С. и Квачкова В.В. о том, что они не были знакомы друг с другом до привлечения к уголовной ответственности по настоящему уголовному делу, опровергаются показаниями свидетеля защиты Кучеренко В А. в судебном заседании 23 января 2013 года в соответствии с которыми подсудимого Киселева он видел дважды, в том числе, в квартире Квачкова В В., который, в свою очередь, упоминал его фамилию. Данный свидетель был допрошен в суде по ходатайству защиты и, отвечая на неоднократные вопросы адвокатов Антонова А.В. и Першина А.В., уверенно подтвердил не только факт знакомства Квачкова В.В. с подсудимым Киселевым А.С., но и факт своего знакомства с ним. Однако всудебном заседании 24 января 2013 года свидетель Кучеренко В.А. показал, что на Киселева А.С. указал ошибочно, на самом деле он видел не его, а другого человека с арбалетом. Подобные заявления Кучеренко В.А., которые он сделал спустя день после первоначального допроса, поняв, что его показания изобличают Квачкова В.В. и Киселева А.С., суд оценивает как явное желание помочь обоим подсудимым избежать уголовном ответственности.
Показания свидетеля Протасова Б.И. о том, что Киселев А.С. не высказывал мыслей о вооруженном восстании и не знаком с Квачковым В.В., а Народное ополчение имени
Минина и Пожарского создавалось вподдержку государственности, не могут быть признаны в качестве доказательств невиновности Киселева А.С., поскольку основаны лишь на взаимоотношениях Протасова Б.И. и Киселева А.С., и не имеют никакого отношения к фактическим обстоятельствам дела. При этом суд отмечает, что свидетель Протасов Б.И. характеризует Киселева А.С. с положительной стороны.
Таким образом, судом проверялись и не нашли своего подтверждения доводы Киселева А.С. о невиновности, о том, что 10 июля 2010 года группа людей собралась в его квартире исключительно с целью обсуждения вопроса о загородном отдыхе и распития спиртных напитков, поскольку указанные доводы опровергаются показаниями свидетелей Ларюшкина В.П., Гальцовой М.И., а также показаниями свидетелей Рязанцева Н.И., Королевой А.С. на] предварительном следствии, результатами обыска в квартире Киселева А.С.
Помимо этого, выводы суда о виновности Киселева А.С. иКвачкова В.В.нашли свое объективное подтверждение письменнымидоказательствами, исследованными в судебном заседании.
Так, в ходе обыска, проведенного 20 июля 2010 года в квартиреКиселева А.С. по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. 8-я Советская, 14/26-3, /т. 15 л.д. 155-165, 166-173, 195-203/, были обнаружены и изъяты: обрез охотничьего ружья; упаковки с патронами; автомат АК-74, тротиловыешашки, магазины для патронов, две гранаты РГД-5, взрыватели к ручнымгранатам, револьвер, пневматический пистолет, другие предметы; агитационная литература и электронные носители, содержащие негативноеотношение к действующему в государстве конституционному строю, в том числе книга «Главная специальная операция впереди» Квачкова В.В. с рукописной надписью «Киселеву Александру Сергеевичу от автора13.06.2010», что также свидетельствует о знакомстве подсудимых между собой. При этом показания Киселева А.С. с учетом показаний указанных свидетелей о том, что указанную книгу ему принесли и передали 20 июня 2010 года неизвестные товарищи, суд признаёт неубедительными, поскольку они ничем объективно не подтверждены.
Болеетого, в квартире Киселева А С обнаружены две записные книжки, в каждой из которых записаны номера телефона Квачкова В.В.Подсудимый Киселев А.С. пояснил, что номер телефона Квачкова В В он записал на одном из общих собраний, а в 2010 году переписал его в другую, новую записную книжку. Однако в записной книжке, которая со слов КиселеваА.С., была им заведена в 2010 году, содержатся различные записи за 2009год, что дает суду основания сомневаться в показаниях Киселева А.С. К тому же в записной книжке Киселева А.С. содержится телефон свидетеля Козлобаева А.Г., который категорически отрицал знакомство с Киселевым А.С.
Кроме того, суд, признавая Киселева А.С. виновным, принимает во внимание то, что в ходе обыска, проведенного в квартире Екишева Ю.А.. одного из наиболее близких к Квачкову В.В. лиц, его единомышленника, был изъят лист, на котором рукой Киселева А.С. (что подтвердил в судебном заседании подсудимый) были написаны его данные, в том числе номер мобильного телефона.
При таких обстоятельствах у суда не вызывает сомнений не только факт знакомства Квачкова В.В. и Киселева А.С. между собой, но и факт того, что Киселев А.С. в г. Санкт-Петербурге выполнял часть общего с Квачковым В.В. плана по свержению конституционного строя Российской Федерации.
В ходе осмотра подвального помещения указанного дома, в котором проживает Киселев А.С., были обнаружены и изъяты радиостанции, рации, карточки-брошюры на имя Киселева Александра Сергеевича, агитационная литература /т. 15 л.д. 204-208, 209-214/.
Как следует из заключения эксперта № 2010/162, в ходе обыска в квартире Киселева А.С. были изъяты: автомат Калашникова образца 1974 года (АК-74) калибра 5,45 мм, обрез двуствольного охотничьего ружья модели БМ, являющиеся огнестрельным оружием и пригодные для производства выстрелов; 12 магазинов к автомату Калашникова АК-74, ПБС к автомату Калашникова АК-74; 3 корпуса осколочных ручных гранат РГД- 5, 2 корпуса осколочных ручных гранат РГ-42; подрывной заряд немецкого производства времен Великой Отечественной Войны, являющиеся боеприпасами и пригодные для производства взрыва; лучевой капсюль- Детонатор КД 8-С, являющийся боеприпасом; 5 запалов осколочных
ручных гранат, являющиеся боеприпасами и пригодные для производства взрыва; 10 винтовочных патронов калибра 7,62 мм, 9 винтовочных патронов калибра 5,6 мм, 38 патронов к пистолету ТТ калибра 7,62 мм, 194 патрона калибра 9 мм к пистолетам Макарова и Стечкина, 4108 военных патронов калибра 5,45 мм. являющиеся боеприпасами и пригодные для стрельбы; 2,4,6, - тринитротолуол (тротил) общим весом 2640,42 г, являющийся боеприпасом и пригодный для производства взрыва /т. 24 л.д. 169-207/.
В судебном заседании подсудимый Киселев А.С не назвал конкретных источников происхождения обнаруженного у него оружия,боеприпасов, взрывчатых веществ, радиостанций и других предметов, постоянно ссылаясь на неизвестных лиц, обнаружение предметов вооружения возле мусорного бака после ухода неизвестного мужчины, получение агитационной литературы от неизвестных лиц на митингах. Такая позиция свидетельствует об отсутствии достаточных доказательств, подтверждающих его невиновность в совершении инкриминируемого ему деяния.
Показания свидетеля Киселевой О.Е. о наличии в их квартире макета! автомата не могут быть основанием для признания Киселева А.С. невиновным с учетом вышеприведенных доказательств. В то же время из показаний свидетеля Киселевой О.Е. следует, что фактически она не была очевидцем обстоятельств, вопрос о доказывании которых является предметом рассмотрения уголовного дела в отношении Киселева А.С.
В судебном заседании по ходатайству стороны защиты были осмотрены автомат, изъятый в квартире Киселева А.С. в ходе обыска, а также представленный адвокатом Антоновым А.В. макет автомата. Суд отмечает, что осмотренный автомат, изъятый в ходе предварительного следствия в квартире Киселева А.С., объективно подтверждает выводы суда о виновности подсудимых, тогда как источник происхождения представленного адвокатом Антоновым А.В. макета достоверно неизвестен.
Суд исследовал психическое состояние подсудимых Квачкова В.В. и Киселева А.С.
Проведенными судебно-психиатрическими экспертизами установлено, что Квачков В.В. и Киселев А.С. хроническим психическим расстройством, временным психическим расстройством, слабоумием и иным болезненным состоянием психики, лишающим их способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, не страдали в период, относящийся к инкриминируемым им деяниям, и не страдают в настоящее время. В применении принудительных мер медицинского характера Квачков В.В. и Киселев А.С. не нуждаются, в связи с чем суд признаёт каждого из них вменяемыми и подлежащими привлечению к уголовной ответственности /т.22 л.д. 23-31, 56-63/.
Таким образом, с учетом всей совокупности представленных сторонами и исследованных доказательств, суд приходит к выводу о том, что вина Квачкова В.В. и Киселева А.С. нашла свое подтверждение, и квалифицирует действия каждого из них по ч.1 ст. 30, ст. 279 УК РФ как приготовление к организации вооруженного мятежа с целью свержения конституционного строя Российской Федерации; по ч.1 ст. 2051 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) как склонение лица в совершение преступления, предусмотренного ст. 279 УК РФ; действия Киселева А.С., кроме того, по ч.2 ст. 222 УК РФ как незаконное хранение огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ группой лиц по предварительному сговору.
Квалифицируя действия Квачкова В.В., связанные с приготовлением к организициивооружённого мятежа, именно по ч.1 ст. 30, ст. 219 УК РФ, суд исходит из того,чтоонсовершил активные действия, направленные на провоцирование вооруженного выступления против конституционного строя РФ, связанные с егопропагандой,привлечением участников, планированием вооружённых операций, в том числе, связанных с захватом вооружения, необходимого для осуществления задуманной цели, идеологическим, материальным, организационным обеспечением мятежа.
В свою очередь Киселев А.С., являясь соучастником Квачкова В.В,также играл одну из наиболее активных ролей в организации вооруженного мятежа в г. Санкт-Петербурге, привлекая к нему значительное число людей, подготавливаяих к выдвижению на место
началамятежа, а также приискивая необходимое для усиления участников мятежа огнестрельное оружие, боеприпасыи взрывчатые вещества.
По этим основаниям суд не может согласиться с доводами стороны защиты о том, что в постановлении о привлечении Квачкова В.В. в качестве обвиняемого фактически изложены действия, подпадающие под признаки преступления, предусмотренного ст.278УК РФ.
О том, что изъятые в ходе обыска в квартире Киселева А.С. предметы вооружения хранились для осуществления целей вооруженного мятежа, свидетельствуют их количество, разнообразие, пригодность к использованию по функциональному назначению, а также показания свидетелей Ларюшкина В.П., Гальцовой М.И., Рязанцева Н.И., Королевой А.С. При этом, как следует из показаний свидетелей Ларюшкина В.П., Гальцовой М.И., Рязанцева Н И., незаконное хранение указанного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ фактически охватывалось умыслом членов «боевой группы», то есть указанное преступление было совершено Киселевым А.И. в составе группы лиц по предварительному сговору.
В судебном заседании установлено, что Киселев А.С. действительно совершил незаконные действия, связанные с приобретением и перемещением изъятых у него огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.Однако, поскольку в соответствии с частью 2 статьи 78 УК РФ сроки давности исчисляются со дня совершения преступления, а в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого указано о совершении указанных действий в неустановленное время, но не позднее 20 июля 2010 года, суд исключает из объема обвинения Киселева А.С. действия, связанные с незаконными приобретением и перевозкой огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ.
Суд не может согласиться с доводами стороны защиты о том. что действующий в Российской Федерации строй является неконституционным и подсудимые в соответствии с нормами международного права имели право вооруженное восстание. Указанные утверждения являются не только необоснованными, но и противоречащими Конституции Российской Федерации, в соответствии со статьей 3 которой носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ, осуществляющий свою власть непосредственно, а так же через органы государственной власти и органы местного самоуправления; высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. В соответствии со статьёй 16 Конситуции РФ указанные положения составляют основыконституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе как в порядке, установленном Конституцией. При этом в судебном заседании Квачков В.В. фактически высказывал призывы к восстанию, а также высказывал националистические, расистские лозунги, которые не могут быть признаны как доказательство его невиновности.
С учетом приведенных в приговоре доказательств доводы стороны защиты о невозможности совершения подсудимыми Квачковым В.В. и| Киселевым А.С. преступлений в силу их возраста являются несостоятельными, поскольку и Квачков В.В., и Киселев А.С., несмотря на это обстоятельство, активно занимались общественной и политической деятельностью, Квачков В.В. совершал многочисленные поездки по России и Белоруссии.
Таким образом, Квачков В.В. и Киселев А.С., не имея на то никаких оснований, предусмотренных законом Российской Федерации и международного права, пытались свергнуть конституционный строй Российской Федерации, приискали для этого средства, орудия, вступили в сговор на совершение преступления, создали все условия для этого, однако их деятельность были выявлена и пресечена 20 июля 2010 года.
С учетом изъятых в ходе обыска в квартире Квачкова В.В. записей о структуре Народного ополчения имени Минина и Пожарского, иной документации, показаний свидетеля Коротеева А.Л. суд приходит к выводу о том, что Квачков В.В. совершал действия, направленные на организацию вооруженного мятежа, прикрываясь публичной, официальной деятельностью НОМП, о которой в судебном заседании говорили как подсудимый, так и свидетели Савельев А.Н., Ершков К.И., Лохматов А.П., Финогин С.А., Екишев Ю.А., Кучеренко В.А., Сивков К.В., Попов В.Г., Абрамов С.Ф. Демушкин Д.Н., Большаков С.В., Жюгжда А.С., Терехов С.Н.
Утверждения Квачкова В.В. о наличии у него права на восстание, а также о формировании им вооруженных партизанских отрядов с целью отражения внешней и внутренней агрессии противоречат как конституционным положениям, так и положениям Военной доктрины Российской Федерации. При этом законодательство Российской Федерации не только не позволяет, но и прямо запрещает кому бы то ни было создавать вооруженные отряды для любых целей.
Доводы стороны защиты о том, что Квачков В.В. не занимался преступной деятельностью после 20 июля 2010 года, не могут быть приняты во внимание, поскольку в этот день данная деятельность Квачкова В.В. и Киселева А.С. была пресечена правоохранительными органами.
Квалифицируя действия Квачкова В.В. и Киселева А.С. по ч.1 ст. 30. ст. 279 УК РФ. суд не может принять во внимание попытки стороны защиты провести аналогии с различными историческими событиями, поскольку приговор может быть основан только на совокупности имеющихся в деле доказательств.
Фактические обстоятельства дела, установленные в судебном заседании, в том числе показаниями свидетелей Ларюшкина В.П., Смирнова А.И., Гальцовой М.И., Чипизубова И.П., Козлобаева А.Г., Кучеренко В.А., свидетельствуют о том, что Квачков В.В. и Киселёв А.С. не только были знакомы между собой, нои о том, что Квачков В.В. привлёк Киселева А.С.креализации плана по организации вооруженного мятежа с целью свержения конституционногостроя. При этом Киселев А.С. выполнял свою рольпо организации вооруженного мятежа, находясь в г. Санкт-Петербурге.
В судебном заседании нашла свое подтверждение квалификация действий Квачкова В.В. и Киселева А.С. по ч.1 ст. 2051 УК РФ, посколькукаждый из них вовлек в совершение вооруженного мятежа с целью свержения конституционного строя Российской Федерации ряд лиц (Квачков В.В. - Мандрика А.С., Сидоркина Д.В., Гуменюка А.И., Галкина П.А., Каплюка В.Б., Киселева А.С., а последний, в свою очередь – Ларюшкина В.П., Гальцову М.И. и других), которые, исходя из характера их поведения и последующих действий, согласились с предложением подсудимых принять участие в вооруженном мятеже.
Таким образом, с учетом всей совокупности приведенных в приговоре доказательств суд не усматривает законных оснований для прекращения уголовного дела в отношении Квачкова В.В. и Киселева А.С., а также для переквалификации действий Киселева А.С., о чем просила сторона зашиты в ходе судебного заседания.
При назначении наказания Квачкову В.В. и Киселеву А.С. суд учитывает характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности и роли каждого из подсудимых, их семейное положение, а также влияние наказания на их исправление и условия жизни их семей.
Как следует из материалов дела, Квачков В.В. и Киселев А.С. являются пенсионерами, не судимы, не привлекались к административной ответственности, не состоят на специализированных медицинских учетах, характеризуются в целом положительно, как по месту жительства, так и с мест службы и учебы, Киселев А.С. оказал помощь при задержании преступника.
Обстоятельствами, смягчающими наказание Квачкова В.В. и Киселева А.С. суд признает их возраст, состояние здоровья. Квачков В.В. за время службы награжден орденами «Красной Звезды», «Мужества», медалями, в том числе за оказание интернациональной помощи, а Киселев А.С. неоднократно поощрялся, был награжден медалью, работая в органах внутренних дел, что также является смягчающими наказание каждого из подсудимых обстоятельствами.Обстоятельством, смягчающим наказание Киселева А.С. по ч. 2 ст. 222 УК РФ, суд признает частичное признание им своей вины.
Однако, несмотря на указанные данные о личности подсудимых Квачкова В.В. и Киселева А.С., а также на наличие смягчающих их наказание обстоятельств, каких-либо исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами совершенных ими преступлений, ролью каждого из подсудимых, их поведением во время и после совершения преступлений, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности совершенных преступлений, которые позволили бы суду при назначении Квачкову
В.В. и Киселеву А.С. наказания применить положения ст. 64 УК РФ, из материалов дела не усматривается.
Оценивая в совокупности указанные обстоятельства, влияющие на вид и размер наказания, суд приходит к убеждению о том, что справедливым наказанием за содеянное для Квачкова В.В. и Киселева А.С. будет реальное лишение свободы, с ограничением свободы по ч. 1 ст. 30, ст. 279 УК РФ.
Суд не находит оснований для назначения Квачкову В.В. и Киселеву А.С. предусмотренного ст. 48 УК РФ дополнительного наказания в виде лишения специальных званий, а также не усматривает, исходя из действующей редакции санкции ч.1 ст. 2051 УК РФ, оснований для назначения подсудимым дополнительного наказания в виде ограничения свободы по ч.1 ст. 2051 УК РФ.
Суд приходит к выводу о том, что денежные средства, изъятые в квартире Квачкова В.В. (две денежные купюры достоинством сто долларов США каждая №№ DB19070749А и DB19070748; восемнадцать денежных купюр достоинством пять тысяч рублей каждая на общую сумму 90 000 рублей; девяносто три денежных купюры достоинством одна тысяча рублей каждая на общую сумму 93 000 рублей; сто денежных купюр достоинством сто долларов США каждая, на общую сумму 10 000 долларов США), подлежат возвращению супруге Квачкова В.В. - Квачковой Н.М., поскольку в судебном заседании не было представлено достаточных доказательств того, что указанные денежные средства были получены в результате совершения преступлений, использовались или предназначались для использования финансирования преступной деятельности, являлись средствами совершения преступлений.
Решая судьбу других вещественных доказательств, суд полагает необходимым хранить их до принятия окончательного решения по выделенным уголовным делам.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 303, 304, 307, 308, 309 УПК РФ,

ПРИГОВОРИЛ:
Признать Квачкова Владимира Васильевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 30, ст. 279; ч.1 ст. 2051 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27
декабря 2009 года № 377-ФЗ), и назначить ему наказание: по ч.1 ст. 30, ст. 279 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, возложив на него
обязанности не изменять место жительства, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием Квачковым В.В. наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации; по ч. 1 ст. 2051 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) в виде лишения свободы сроком на 6 лет.
На основании ч.З ст. 69 УК РФ путём частного сложения наказаний назначить Квачкову В.В. окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на 13 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, возложив на него обязанности не изменять место жительства, а также не выезжать за пределы соответствующегомуниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием Квачковым В.В. наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный орган двараза в месяц для регистрации.
Признать Киселева Александра Сергеевича виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 30, ст. 279; ч.2 ст. 222, ч.1 ст. 2051 (в редакцииФедерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) УК РФ, и назначить ему наказание: по ч.1 ст. 30, ст. 279 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 10 лет с ограничением свободы сроком на 1 год, возложив на него обязанности не изменять место жительства, а также не выезжать за пределысоответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием Киселевым А.С. наказания в виде ограничения свободы, являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации, по ч.2 ст. 222 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 3 года, по ч.1 ст. 2051 УК РФ (в редакцииФедерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-Ф3} в виде лишениясвободы сроком на 5 лет.
На основании ч.З ст. 69 УК РФ путём частичного сложения наказаний назначить Киселеву А.С. окончательное наказание в виде лишения свободы фоком на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы сроком на 1 год, возложив на него обязанности не изменять место жительства, а также не выезжать за пределы соответствующего муниципального образования без согласия специализированного государственного органа, осуществляющего надзор за отбыванием Киселевым А.С. наказания в виде ограничения свободы. Являться в указанный орган два раза в месяц для регистрации.
Срок отбывания наказания в виде лишения свободы исчислять Рыкову В.В. и Киселеву А.С. с 8 февраля 2013 года.
Зачесть Квачкову В.В. в срок отбывания наказания в виде лишения свободы время содержания под стражей с 23 декабря 2010 года по 7 февраля 2013 года, а Киселеву А.С. время содержания под стражей с 20 июля 2010 года по 7 февраля 2013 года.
Меру пресечения Квачкову В.В. и Киселеву А.С.. до вступления приговора в законную силу оставить содержание под стражей.
Денежные средства в сумме 183 000 рублей, 10 200 долларов США вернуть супруге Квачкова В.В. - Квачковой Н.М., другие вещественные доказательства хранить до принятия решения по выделенным уголовным делам.
Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в Верховный Суд Российской Федерации через Московский городской суд в течение 10 суток со дня его постановления, а осужденными Квачковым В.В и Киселевым А.С., содержащимся под стражей, в тот же срок со дня вручения им копии приговора.
Описание: C:Documents and SettingsuserF942~1AppDataLocalTempFineReader11mediaimage5.jpeg



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 33
© 16.10.2016 t8126947810

Метки: ПРИГОВОР ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ город Москва 8 февраля 2013 года Московский городской суд в составе председательствующего судьи П.В.Мелехина, судей Свиренко О.В. и Мохова А.В. с участием государственного обвинителя – старшего прокурора отдел,
Рубрика произведения: Поэзия -> Басни
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.