Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Стихи русских поэтов голосами животных

[Виктор Альб]   Версия для печати    

СТИХИ РУССКИХ ПОЭТОВ ГОЛОСАМИ ЖИВОТНЫХ

У лукоморья


У лукоморья стало сыро,
Там ныне ель, ольха, сосна.
Учёный кот давно уж вырос,
Ушёл в иные времена.

Но на протоптанных дорожках
Ещё видны следы зверей.
В избушке (не на курьих ножках)
Есть окна (правда, нет дверей).

Ещё там леший где-то бродит;
Русалку видели давно,
Яга куда-то делась (вроде б),
Но это, впрочем, всё равно.

Там царь Кощей над златом чахнет
(Но нам-то золото зачем?!);
Там дух лесной Чащобой пахнет
И не отбить его ничем.

Там лес и дол видений полны,
А из видений (лёгкий труд!)
Животные там создают
Стихи невольно и привольно
О жизни птичек и зверей
В чаду совсем недавних дней.


Выхожу один на дорогу


Выхожу один я на дорогу.
Сквозь туман обратный путь блестит.
Ночь темна. Я прислонился к стогу.
Шерсть мою луна чуть серебрит.

В небесах торжественно и чудно.
Спит земля в сиянье голубом.
Отчего же бегать стало трудно?
Жду – чего? Жалею ли о чём?

Уж не жду от ночи ничего я:
Лось ушёл, и стаю бросил я.
Я хочу свободы и покоя
Там, где нет ни стаи, ни селян.

Нет, не той свободы я желаю,
Что нам прочит яростный вожак,
А такой – от края и до края,
Чтобы её не охватить никак,

Чтоб от ночи тёмной до рассвета
Сладкий голос ничего не пел
И не гнал меня на буйство это,
Где погоня – вечный мой удел.


Молчание!

Молчи, скрывайся и таи
Запасы беличьи свои.
Их прячь в земельной глубине,
Под листьями, в дупле и пне.
Ты зубы верные точи,
Запасы делай – и молчи.

Жить для себя самой умей:
Создай запас еды своей.
Когда настанет день забот,
Твой клад никто не заберёт.
Ты от него храни ключи,
Заначку кушай – и молчи.


Умом не понять

Умом чащобу не понять,
Да и ума здесь – птицы, звери…
Здесь даже мишки – наша знать –
В чащобу могут только верить.

История государства чащобского

Послушайте, что вспомнил
О том, как было встарь,
Ваш ворон:
– Лес, огромный
Стоял, медведь был – царь.

В лесу – стволы застыли,
Скрывая свой секрет.
Страна была обильной,
А вот порядка – нет.

Задумал сильный ветер
Почистить тот удел,
Чтоб за «порядком» этим
Другой кто посмотрел.

Он повалил деревья
(Осталась только треть).
И вот – итог узревши,
Скончался царь-медведь.

Но расплодились быстро
И гриб, и короед.
И стало тут нечисто,
Да и порядка нет.

А всех иных свирепей
Возник такой палач:
Он грыз наш лес, как репу…
А звать жука – усач.

Он разных насекомых
Насильно подчинил,
Построил им хоромы…
А лес всё гнил и гнил.

От этой перемены
Пропали кедр и дуб.
Порядок стал отменный,
Хоть и отменно груб.

Но пищи стало мало
При том лесном царе.
Всё царство обветшало,
И жук-усач умре.

Потом пришли напасти
От разных прочих бед –

Личинок разной масти,
Грибов… на много лет.

И пусть не слишком сладко
Жить при клеще, хруще,
Но лучше, чем в «порядке»,
Что был при усаче.

Лес отрастал немного,
Явился и подрост.
Порядок стал нестрогим,
Был строгим, правда, пост.

Теперь – не те приметы:
Порядок! жизнь – на плюс…
Подробности?
Об этом
Я говорить боюсь.


Правила жизни

Коль дружить, так с волком смелым,
Коли драться, так за дело,
Коли падать, так в траву,
Коли грызть, так наяву.

Коль бежать, так без оглядки,
Коли спать, так очень сладко,
Коли выть, так уж зимой,
Коль кусок, так уж большой.


Полный зоб клюквы

«Ой, полна моя грудная зобушка,
В ней не только лишь хвоя.
Прилетай ко мне, моя зазнобушка,
Здесь вся ягода – твоя.

Для тебя, моя подруга нежная,
Собирал сегодня в зоб
Клюкву сладкую, подснежную
(Всё болото я огрёб).

Тратил я часы немалые,
Чтоб набрать тебе товар.
Посмотри на гребень алый мой,
Принимай сердечный дар.

Будут ягоды душистые
Пахнуть сладко до утра.
Только капли серебристые
Нам подскажут: всё, пора».

Знает только ночь глубокая,
Как поладили они.
Ой, ты, небо черноокое,
Тайну эту сохрани.

А потом дружку-приятелю
Говорит наш молодец:
«Нынче клюквы здесь богатенько!»
Тут и песенке конец.


Крайний северянин

Я – очень крайний северянин:
Мне мишка бурый – не родня.
Мне неприятны те миряне,
Что слабо веруют в меня.

Я покорил снега и полюс,
Я все торосы покорил,
Я проявил стальную волю,
Порвав при этом восемь жил.

Я – не слуга, я – царь народа:
Тюленей, рыбы и моржей.
Могу я северным проходом
Пускать в Америку людей.

Теперь живу не так, как ранее:
Я на конфетах утверждён,
Омониторен, оэкранен
И в зоопарке разведён.

Да, для меня простор полярный
И ныне – жизни образец.
Я – символ жизни авангардной,
И белизны её – венец.


Песня вальдшнепихи

Не спи, кулик вальдшнепный,
Я здесь, я на лугу.
Хрип подавай волшебный:
Ты у меня в долгу.

Не спи, борись с дремотой,
Не прерывай труда,
Ты крыльями работай,
Лети скорей сюда.

В пространствах беспредельных
Материя темна,
В теориях модельных
Не ясно ни хрена.

А здесь – такая ясность,
Лети, дружок, хрипи,
Ты не сиди, будь ласков,
Как псина на цепи.

Лети без проволочек
Над кронами берёз.
Туда, где много кочек,
Спусти свой длинный нос.

Не спи порой весенней,
А то…а то – смотри ж…
Лети ко мне, мой гений;
Я чувствую – летишь!


Быть слишком тучным – некрасиво

Быть слишком тучным – некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо слишком экспрессивно
За землеройками нестись.

Охоты цель – азарт удачи,
А не шумиха, не успех;
Хотя, конечно, есть задача
Ловить мышей. Зачем же – всех?

Нет, надо жить без самозванства.
Я – не одна: есть много сов.
Весь лес – совиное пространство,
Не запертое на засов.

Нет, надо делать и пробелы,
Оставив часть живых мышей,
А также зайцев, птиц и белок
Для сов иных семьи своей.

И можно падать в неизвестность,
Запрятать в ней свои следы,
Отправившись в иную местность,
В лесные тёмные зады.

Чужие по живому следу
Там не пройдут за пядью пядь:
Ведь ты про личную победу
Лишь близким можешь сообщать.

Ты должен быть семейной долькой
Всего совиного кольца
И кушать много,
Но лишь столько,
Чтоб не случилось вдруг конца.


Зубы

Не позволяй зубам лениться.
Коль ты пожить ещё не прочь,
Они обязаны трудиться
И день и ночь, и день и ночь.

Не разрешай им спать подолгу.
Чуть рассвело – и сразу в путь,
А то положишь их на полку –
Придётся ноги протянуть.
Коль дать им вздумаешь слабинку,
Освобождая их от пут,
Они последнюю шерстинку
С тебя без жалости сорвут.

Ты их держи, сжимая челюсть,
Пока осину не грызут.
Они – твоя немая челядь,
Их дело – долгий, тяжкий труд.

От них должна кора крошиться,
Иначе ты – какой же лось?
Они обязаны трудиться,
Чтоб сохранить их удалось.


Предсказание

Лес, тишина, река да поле…
То – серый, то – зелёный свет.
Иди хоть тыщу вёрст, хоть более –
Конца Чащобы нет и нет.

Пройдут века, века иные,
Нам не уйти от этих мест.
Всё будет так же как и ныне,
Всё те же – поле, речка, лес
(Коль вырубок не будет здесь).


Большая элегия долгому дождю
(с сокращениями)

Джон Донн уснул, уснуло всё вокруг.
Уснули стены, пол, постель, картины…
Иосиф Бродский

Медведь промок. Промокло всё вокруг.
Промокли мхи, подстилка, травы,
Листва деревьев, корни, даже сук,
Который подминал медведь упрямо.
Повсюду дождь: в лесу, в полях, в селе,
Среди стволов и у реки промокшей.
Промокли звери, птицы – твари все.
Что может быть на свете этом горше?
Вода повсюду – в воздухе, в земле,
На пнях, кустах и на медвежьей шерсти,
На рухнувшем осиновом стволе.
Промокли сойки, лисы, черви, шершни.
Промокли мысли и картины те,
Что представлял себе медведь заране.
Уже не в той, казалось, чистоте
Он будет жить, когда зима настанет.
Вода везде…

Но чу! Ты слышишь – там, на высоте,
Там плачет кто-то или шепчет в страхе.
Там кто-то предоставлен пустоте.
И плачет он. Там кто-то есть во мраке.
Так тонок голос, будто бы игла.
А нити нет… и он так одиноко
Плывёт в воде. Повсюду эта мгла…
И эта лужа… как она глубока.
Не ты ль, душа моя, поёшь во мгле
Так жалобно?.. не ты ли плачешь
Одна, как я сегодня на земле?..
Неужто ты не можешь петь иначе?

«Я вовсе не душа. И ты ещё не стар,
Чтоб верить всем душевным наважденьям.
Я не душа твоя, я – лишь комар.
К тебе я обращаюсь за спасеньем.
Очнись, очнись, прими меня к себе,
Туда, где ты сидишь, туда – под ёлку.
Едины мы в сегодняшней судьбе,
И я, приняв тепло, тогда умолкну.
Открой свой нос: ведь сколько будет лить
Проклятый дождь – не знаем: дни? недели?
Но если можно с кем-то кров делить,
То мы давай и нашу кровь разделим.
Давай жить вместе… где же ты, ответь?
А! Вот – нашёл: как будто это – ухо…
Не я рыдаю, плачешь ты, медведь,
Пока не станет солнечно и сухо.
Лежишь один…»

Подобье птиц, он спит в своём гнезде,
Доверив мокнуть всей лесной округе.
Промокло всё. Навечно и везде.
Но сухо, видимо, в медвежьем ухе.
Сшивает дождь различные тела.
Они сегодня, может быть, едины.
Медведь за ухом чешет, но цела
Вся кожа, только лапы стынут.
Промокли все. А над землёю пар.
Промокли все (возможно, кроме уток).
Но будущее делает комар,
Найдя в медвежьей шкуре промежуток.







Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 25
© 14.10.2016 Виктор Альб

Рубрика произведения: Поэзия -> Иронические стихи
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




1 2 3 4 5 6 7 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества