Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Мир льда (книга 2). Глава 20: Столкновение.

[Антонина Лаврова]   Версия для печати    

p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; }

По обе стороны, расположились две враждующие стороны. Силы были не равны. За Верхархом стоят десятки озлобленных духов, противостоят им три с половиной человека. От Маши толку не было, ни какого.
Воздушные духи, призывая буран, бросились на маленькую компанию. Отец Никифор, ловким движением выхватил из-за пояса меч, и что-то процарапал им на льду. Широкая электрическая сетка, стеною поднялась прямо из-под снега, окружая ребят квадратным заслоном. Первые духи, волной влетели в наэлектризованную стену. Вспыхнули голубые молнии, поглощая растёрзанных призраков. Духи с шипением распадались, падая в снег бесформенной кучей. Следующие духи, остановившись, пытались облететь заслон с другой стороны, ища изъян, но дефекта не было.
Вход пошли, точнее, полетели чародеи. Они стояли на отдалении, и запели песню, похожую на завывания ветра. Обычное человеческое ухо, воспринимало звук как шёпот ветра, но Витя и Отец Никифор, слышали колдовскую песню. Стена, начала слабеть. Монах вонзил нож в лёд, в том месте, где написал знаки, стена засияла, стократ усиливая энергию. Но пение продолжалось. Две рвущиеся энергии, собранные в руках наделённых силой воздушных существ, и одного могущественного ведуна, атаковали друг друга, то и дело, схлёстываясь и перемешиваясь.
Пока чародеи пели песню, к Верхарху, подскочил его боевой краран. Воин взобрался на зверя. Отдал приказ шестерым всадникам, следовать за ним. Стрелой они неслись на стену. Нургор, видел, что дело плохо.
- Владимир, ты сражаешься с обычными воздушными духами. Витя, бери чародеев. Я займусь Верхархом. Маша! Маша, спрячься как-нибудь, не суйся и беги отсюда, как можно дальше, - отдал приказ Нургор. - Приготовьтесь и действуйте быстро, они не ожидают от нас спонтанных действий, пользуйтесь этим.
Сетка распалась, озаряясь нестерпимым светом. В момент зарева, выскочили три фигуры. Владимир тенью нырял в воздух, разрывая непонимающих и ослеплённых духов. Одного за другим, они сыпались под ноги, но их оставался десяток. Тем временем, Витя, добежав до границы света, атаковал чародеев, которые завидев парня, тут же воздев руки к небесам, направили в него сконцентрированное магнитное поле. Витя осел, читая заклинание, и медленно пробивался вперёд, думая, как же развеять, столь слаженную работу духов. Нургор, слишком быстро для старика подскочил к слугам Верхарха. Его клинок, сиял ярким пламенем в руках. Отец Никифор, словно возросши в размерах, возник сзади одного из боевых всадниках. Свист лезвия клинка, насквозь прошедший сквозь тела всадника, разорвал внутренний хрусталик. Краран павшего всадника, припадая к земле, прыгнул на монаха. Нургор присел к снегу, и вскинул меч, вспарывая брюхо, прыгнувшей на него кошки. Заклинатель исчез, растворяясь в воздухе. Маша, что есть силы, убегала подальше от разгорающейся битвы. Она преодолела, может метров сто или двести, когда споткнулась и упала. Оглянулась, ужасаясь, страшной и одновременно завораживающей картиной, битвой волшебных существ. Девушка так и осталась сидеть, в темноте, за небольшой горой снега, выглядывая на поле брани. Владимира, окружило восемь духов, среди них была Люба. Яростная и сосредоточенная воздушная дева, державшаяся чуть поодаль от остальных, но, не скупясь атаковавшая своего забытого парня. Владимир, отступал, отпрыгивая назад от непрекращающихся атак. Витя был неподалёку, также тщетно защищающийся. С ними рядом, словно из воздуха возник Нургор, вновь возводя электрическую сеть. Простоявшую пару секунд, и снова рухнув под натиском врагов. Два выпущенных в облака сая нашли свои хрусталики, пока электрическое зарево горело, Владимир, смог перехватить ещё двоих, оставалось четыре духа. Витя избрал другую тактику. Он словно берсеркер побежал на врагов, следуя зигзагообразно, и резко отступая. Ледяные шипы летели с пальцев призрачных духов, впиваясь остриями там, где секунду назад пробегал Витя. Он был уже рядом, один чародей закружился волчком, приближаясь к Вите. Сгусток, раскручиваясь, выбросил ледяной смерч. Витя прыгает навстречу, за секунду до атаки произносит - зазеркалье. Синий лёд покрывает его тело, смерч, едва коснувшись, развернулся и направился обратно. Он двигался, ведомый Витей, разрастался, подчиняясь причудливым движениям рук. Непредсказуемая скорость сбила с толку, и поглотила одного чародея. Уже внутри смерча Витя без проблем его уничтожил. Оставшиеся духи, объединившись, разбили под ногами лёд, образуя два берега. Вити ни чего не оставалось делать, как отпустить смерч, в океан. Сам он рухнул в снег, тряся головой. В ушах звенело, перед глазами плыло, мозг, словно ударенный кочергой, давил и стучался в кости черепа. Прескверное ощущение. Дезориентированный Витя слепо смотрел на снег перед собой, осознавая что, скорее всего, погорячился использовать энергию, к которой не был готов. В это время Нургор, с успехом атаковал очередного всадника, разорвав духа и зверя. Но почувствовав, что ученик в опасности, исчез, появляясь перед ним закрывая собой. Оценив ситуацию. Отец Никифор, положил на снег руку. Лед зашатался и заскрипел. Куски льда, стали подниматься в воздух, покрываясь огнем. Витя и Нургор стояли в центре образовавшейся воронке. Один за другим куски льда, покрытые огнём, словно метеориты полетели в сторону духов. Подчиняясь воли и движениям Нургора. Два чародея с разорванными в груди фонариками исчезли. Следом, снаряды, зацепили и разорвали двоих отвлёкшихся на Владимира духа. Верхарх увидев это, злобно зарычал. Владимир больше всего боялся, что огненные куски льда смогут случайно попасть в Любу. Так оно и вышло огненный шар летит в девушку. Тенью он метнулся к ней, отталкивая, утаскивая за собой. Вот она совсем рядом, бледное лицо, грустные глаза, он чувствовал её только лишь, будучи сам бестелесным. Внезапно девушка улыбнулась ему. Владимир нырнул в своё тело, оказываясь перед ней.
- Люба, ты узнала меня, - с надеждой проговорил Владимир.
Она кивнула медленно приближаясь. Отдалённо послышался вопль отца Никифора. Крик утонул в рёве окружающей бойни. Владимир подошёл к ней ближе. Не замечая, как в руках у неё возник белый ледяной кинжал. В последнее мгновение перед броском он дёрнулся в бок, оружие лишь глубоко процарапало кожу на плече. Прижимая руку к ране, Владимир видел, что она опять готовиться нанести удар, но медлит, словно ждёт ответной реакции. Не дождавшись, девушка бросилась вперёд. Тенью, он отпрыгивал от неё, холодный клинок свистел, проносясь в миллиметрах от цели. Подол её невесомого платья, вспенивал талый снег под ногами, а взлетающие волосы обрамляли лицо, придавая воинствующий вид. Она как амазонка, кидалась, на врага. Движения её были плавными и уверенными. Она взлетала в воздух, то камнем падала вниз, целясь клинком в сердце.
Нургор, появился внезапно. Запыхавшийся, и вроде, как рассерженный:
- Ты чего скачешь вокруг, да около, это только что рождённый дух, слабый ещё. Убей её! – кричал отец Никифор.
- Нет! Это Люба! – возразил Володя.
- Это уже не Люба. Это нежить. Если ты этого не сделаешь, она тебя убьет, а следом и нас всех, и всё по твоей милости. Соберись парень!
- Нет! Иди к чёрту! – прокричал Владимир.
Нургор, зарычал, продолжая отбиваться от атаковавших его чародеев. Он смог поставить очередной заслон и развернулся к Володе. Понимая, что он намеревается сделать. Владимир тенью подскочил к Любе, она продолжала атаковать, не щадя удары. Подпустив её как можно ближе и выждав удобный момент, Владимир обхватил её, прижимая к себе. Кричащая, визжащая воздушная дева, брыкалась, вырывалась, но Владимир держал цепко, и даже умудрился зафиксировать девушку, посадить её на снег, и держать руки за спиной. Люба, продолжая сопротивляться, пыталась растаять, улететь, но её эфемерность, блокировалась тенью Володи, не позволяя ей ускользнуть. Нургор приближался, и чем ближе он подходил, тем озабоченнее становилось его лицо. Владимир взволнованно, и опасливо следил за отцом Никифором, словно ожидая от него нечто страшное. Заклинатель опустился на колени рядом с воздушной девой, осматривая её. Особое внимание он уделил трём светящимся огонькам, что теперь горели в её теле. Временный заслон рухнул. Кольцо врагов сжималось вокруг, Витя приблизился к монаху и, закрывая его от атак, с успехом блокировал наступление врагов. Перед ладонями Вити возник, матовый белый диск, создающий электрический фон, вокруг друзей и учителя.
- Всё почти что закончилось. Девушку вы не смогли бы спасти. Только зря теряете энергию. Вот так бестолково прекратится жизнь, великого Нургора, одного из самых могущественных чародеев, - проревел надо льдами голос Верхарха.
- Это не конец, - проговорил отец Никифор.
Он зашептал. Водя руками вдоль призрачного тела Любы. Владимир задавал вопросы, которые отец Никифор игнорировал. С ней, точнее с фонариками внутри неё происходили изменения. Они словно метались, словно им было не комфортно. Рядом с Нургором стал появляться силуэт, он сидел на коленях, опираясь на руки. Силуэт становился всё отчётливее, и в тоже время, Люба словно слабела, она уже не так энергично отбивалась, а потом вовсе прекратила попытки уничтожить противников. Нургор, вдруг резко, ударил тёплым воздухом, по Любе и Владимиру. Этот удар, не принёсший неудобств Володе, выбил из Любы три светлячка, которые тут же понеслись и ворвались в сидящий на коленях силуэт. Фонарики внутри него запылали, а сама фигура мужчины, выпрямилась. Люба же вовсе обмякла, и повалилась на бок, глаза её ещё горели ровным белым светом, но Владимир чувствовал, что ненадолго. Жизнь, словно угасала в ней, таяла, как снег.
- Господин Скаара, - проговорил отец Никифор, кланяясь силуэту.
- Нет! Чёртов колдун, что ты наделал? Сколько можно вас убивать, вы всё не можете отыскать покой своим душам, - злобно прокричал Верхарх.
- Ты думал, я оставлю попыток убить тебя? Ты думал, что упущу даже малейшую возможность выжить, что бы отомстить? Я не настолько горд, нежели ты. И несколько месяцев угодничать тебе, и существовать в теле девы, не ослабило моей ненависти, - говорил обожжённый воин, только он договорил, как на его лице стало появляться забрало, прячущее уродливую внешность.
- Что ж. Тебе выпал последний шанс.
Оба духа кинулись друг на друга. Скаара бежал, вперёд, на несущегося крарана с всадником на спине. Воин с забралом, поднырнул под тело животного, и, появляясь немного в стороне от зверя, наотмашь ударил мечом по воздуху, целясь в голову Верхарха. Опытный воин, кувырком слетел со своего хищника, и, поднявшись на ноги, атаковал булавой. Искрами света, и раскатами грома сопровождалось их столкновение, куски ледяной горы падали вниз, разбивая массивный айсберг. Тем временем, Скаару защищали Нургор и Витя, отвлекая на себя оставшихся духов. Нургор не видел, как к нему со спины подходит, главный боевой краран, зверь Верхарха. Призрачная кошка, бесшумным охотником приближалась. Она совсем рядом, в шаге от броска. Зверь кинулся на Нургора, открыв зубастую пасть. Никифор повернулся, и в тот же миг, лёд под его ногами вздыбился и на призрачного зверя напал другой краран. Зверь с нежно голубой шерстью, и небесного цвета глаз, когтями впился в морду призрака. Нургор уставился на живого крарана, тело которого рябило, изменяясь в зависимости от атаки. За мгновения, до удара когтями по призраку, лапы живого зверя, становились бестелесны. Нургор хмыкнул, возвращаясь к оставшимся всадникам. Живой хищник, с особым рвением рвал когтями призрака. Тот ревел и шипел, пытаясь скинуть маленького выскочку, который взгромоздился на его широкую спину. Живой зверь, пытался дотянуться до глотки, нашарив заветную цель, краран впился, не видя, что к нему приближается всадник. Вытянув вперёд копьё, всадник вонзил острый ледяной шип, под рёбра зверю. Живому хищнику было больно, но он не выпустил зубами глотку призрака, наоборот, кровавый огонь блеснул в глазах зверя, он сильнее сдавил челюсть, затихающий рёв главного боевого крарана, прекратился, голова упала в снег, и ветер унёс навсегда силуэт в небытие. Живой хищник, зубами впился в ледяное древко, вырывая его из тела. На снег тут же брызнула струя горячей крови. Но зверя это нисколько не остановило. Он стоял, замерев, выжидая, когда атаковавший его всадник, вновь приступит к действию, выставив перед собой очередное ледяное копьё. Живой зверь, бросился вперёд, он оттолкнулся лапами от земли, прыгнул наперерез врагу, сбил его с призрачного животного, и, рыча прямо в лицо нежити, впился зубами в голову врага. Ткани духа, вспыхнув, рассеиваясь туманом над равниной. Раненый зверь, теряя кровь, и слабея, не видел, как краран всадника, подкрался со спины, что ж это любимый их метод атаки. Прыжок, и оба зверя покатились по снегу, разбрызгивая кровь, и отрывая части призрачных тел.
Маша видела, свою подругу, как её поймали, как держат. Видела, как она умирает. А также смотрела, как реагирует подруга, на битву странных животных. Люба, смогла сесть, упираясь руками в снег. Ее, словно разорванный силуэт, волновался, как впрочем, и сама дева, в её глазах, застыло беспокойство, и ужас. Маша видела, что Люба, вздрагивая, следит за бойней. И когда призрачная кошка повалила живого, Люба протяжно закричала. От её криков, снег под ногами взбивался волнами, ледяные крошки, взлетев в небо, беспорядочно ложились на спины людей и шерсть животного. Призрачный краран, изловчившись, впился зубами в шею живого зверя, азартно мотая головой, разрывал ткань. Люба, выгибаясь, начала вырываться с новой силой, из крепкой хватки Владимира. Не в силах терпеть, Маша выскочила из укрытия и побежала в гущу событий. Пока она бежала, думала, что она сможет сделать. Вот она перед большими кошками, вцепившиеся в шерсть друг другу, как обычные дворовые коты. Маша по наитию, взяла ком снега под ногами, и кинулась им, естественно снежок, пролетел сквозь тело призрачной кошки, попал в живого крарана. Маша побежала ближе, почти что нависнув, над зверьём:
- Эй! Зараза, посмотри на меня, тварь. Кому обращаюсь! – кричала девушка.
Странно, но зверь отвлекся, повернув морду на шум. Из пасти зверя высунулся язык, облизывая губы. С клыка капнула прозрачная густая слюна. Призрачный кот, слезая с израненного тела живого зверя, вальяжно двинулся на девушку. Маша стала пятиться, шепча примирительные слова. Она видела, как раненый зверь, поднялся на ослабленные лапы, окровавленный глаз, полыхнувшей яростью, смотрел на противника. Это всё видела Маша, но не надвигающийся на неё зверь. Живой краран, отталкиваясь задними лапами от снега, прочертил по льду глубокую борозду. И ловко прыгнул на спину призрака, подминая противника в снег. Он впился зубами в шею, призрачный краран, упал, рассеиваясь снегом. Хищник рыкнул, и медленно пополз к Любе, рвущейся к нему. Он лёг чуть поодаль, смотря на девушку. Маша села рядом, осторожно погладила зверя по богу, хищник заскулил, под рёбрами зияла глубокая рана, наполненная вязкой кровью. Маша достала из кармана платок, и прижала его к ране. Ткань быстро пропиталась кровью. Зверь терпел, опустив морду на лапы. Его тело стало уменьшаться, превращаясь в маленького пушистого зверёныша.
- Володь, она его знает. Я смотрела со стороны, Люба рвалась к этому животному, - проговорила Маша.
- Люба, ты знаешь его? Люба, попытайся к нему вернуться. Он сильно ранен, как нам помочь? Люба вернись! – спокойным голосом говорил Владимир, смотря на вновь обмякшую девушку. – Вернись. Не умирай, – шептал он, рассматривая чёрточки её лица, осунувшегося, похудевшего, с высокими скулами. Дева безвольно застыла, перестав сопротивляться, белые глаза всматривались в хищника, который покорно лежал рядом, и точно также безвольно всматривался в лицо призрачной девушки.
Скаара и Верхарх, сцепили меч и булаву, выбивая искры от прозрачной стали. Воздух вокруг них накалялся, а давление вызывало раскаты грома. Нургор был занят двумя чародеями. Обе стороны без устали выпускали друг на друга, то разряды молний, но ниспускали ураган, то пытались выжечь всё огнём. Летевшие во все стороны искры обжигали лёд под ногами, воздух натянуто фонил и искрился под напряжением. За много миль от бойни, животные ледяного царства убегали прочь, боясь быть погребёнными под враждующими кланами.
Витю защищавшего, выбывших из битвы Машу и Володю, окружили три духа, но он умело парировал их удары ледяных клинков своим любимым тесаком, как всегда чувствуя их мысли, и оказываясь на шаг впереди. Над головой просвистел клинок, звонко разрезая воздух, молодой ведун, уклонился, подныривая под ледяное лезвие, бросок вперёд. Окрашенный белым пламенем тесак вспыхнул распоров фонарики духа, тот завыл, теряя оболочку. Рассвирепевшие духи, рванули к Вите, он бросился прочь от друзей. Убегая между лунками, Витя читал старую песню воде. Почти нагнавшая его нежить, замерли, видя, как парень, рухнул в возникшую битвой прорубь. Духи зря склонились над водой. Зря! Витя схватил их, получив благословение водного духа, и утянул в воду нежить. Удар водным пузырём, и духи погружаются в глубину. Что с ними стало не трудно догадаться, внимательные духи воды, их попросту поглотили, питаясь останками их энергии. Водный пузырь, краем зацепил Витю, тот растерявшись в океане, всмотрелся вверх, увидев над головой только мокрый лёд. Он закрыл глаза, сосредоточиваясь на ощущениях призывая в помощь, хоть что-то, что может помочь. Ладошки налились теплом, он коснулся льда, через несколько секунд лёд треснул. А ещё через секунду плюхнулся в воду, освобождая Витю. Мокрый и продрогший он вылез, и, стуча зубами, снова запел песню, долгую и нудную, вода с его кожи и одежды испарялась, окутывая парня в плотный туман, который ко всему, почему согревал остуженное тело.. Нургор уже сражался с одним чародеем. Чародей как раз выпустил в монаха, столп ярких серебристых искр. Прикосновение искр, оставляли борозды и глубокие вмятины. Словно изъеденный кислотой плащ, болтался рваной тряпкой на теле отца Никифора. А искры всё сыпались и сыпались, Нургор, вытянув вперёд руку, словно держал в руке невидимый щит, от которого отскакивали прожигающие огоньки. Заклинатель приближался, медленно, но уверенно. Расстояние значительно сокращалось. В метре друг от друга, На пальцах Нургора стал собираться ток. Молния сорвалась и, минуя искры, ударилась в грудь духу, оставляя после своего полёта, сквозную рану, фонарики внутри груди потухли. Оставался один Верхарх. Отец Никифор и Витя, стояли чуть поодаль и смотрели на равную битву, двух ненавидящих друг друга существ:
- Поможем им учитель? – спросил Витя, поглядывая на наставника.
- Нет. Они должны сами разобраться. Если Верхарх одержит вверх, тогда настанет наш черёд.
Скаара наступал, атакуя, инициативу выхватил Верхарх, после очередной удачной атаки, приступая к контрнаступлению. Очередной шаг Скаары, Верхахр, взлетел в воздух, противник за ним. Битва продолжилась в небе. Они летели вверх, цепляясь, как орлы друг в друга. Ударил гром, послышался рёв, Верхарх начал падать, бесформенной кучей рухнув в снег. Рядом приземлился Скаара, медленно подходя к противнику, чтобы убедиться воочию в смерти. Не дойдя из-под снега вырвался Верхарх, и влетая в Скаару, сбил того с ног. С рук Верхарха, слетел ветер, который укутал павшего воина, приковывая его и обездвиживая:
- Как же ты слаб. Ты такой же, как твоя никчёмная семья. Сейчас мой павший друг, я отправлю тебя к ним. Раз и навсегда, твои выходки мне надоели. Что скажешь напоследок? Осмотрись, земля больше не твоя обитель, перед твоими глазами проносится последняя ночь, - прогремел раскатистый голос Верхарха.
Скаара, сидел на коленях, опустив низко голову. Но когда Верхарх закончил говорить, он посмотрел на своего врага:
- Ты отправишься со мной!
Не успел понять Верхарх, что творилось в голове Скаары. Тот стал редеть, и расплываться. В его груди, затрепетали огоньки. Щелчок, разнесшийся в воздухе, словно разорвавшаяся струна арфы. Из груди затухающего духа, вылетели умирающие огоньки, устремившиеся к единственному существу которого ненавидели. Светлячки закружились вокруг воина, тот попытался отмахнуться, но шарики, разгоняясь, словно ураганные вихри вертелись вокруг, как планеты вокруг солнца. А потом, замерев, разогретые скоростью, они навылет, пронзили Верхарха. Тот осел на колени, смотря на себя, весь в дырах, он попытался собраться, но Скаара, выявляя в руках меч, вонзил её в живот заклятого врага, проворачивая рукоять, заговоренного меча. Огонёк души Верхарха дрогнул и угас. Скаара, взлетел в воздух, к нему уже бежали Нургор и Витя.
- Спасибо вам мои друзья за возможность отомстить. Душа моего сына и моей любимой теперь успокоятся. Я наконец-то воссоединюсь с ними. Мой путь окончен, прощайте.
Скаара растаял, оседая на землю, три светлячка подплыли к Нургору, тот протянул руку, огоньки сели в ладошку, и смешались с телом старого монаха. На краткий миг глаза отца Никифора озарились пламенем, но быстро потухли, приобретая обычный цвет. Когда всё закончилось, они поспешили к Владимиру.
- Нургор! Только попробуй, ей что-нибудь сделать злое – я тебя убью! – оскалился Владимир, подошедшему колдуну.
- Она умирает. Как и положено нежити. Неужели ты думаешь, я отступлюсь? Или проявлю милосердие? Или, что совсем кажется фантастически – испугаюсь юнца?- проговорил отец Никифор, пропуская мимо себя угрозы Володи. – Витя приступай, - Маша и Володя перевели удивлённый взгляд с монаха, на Витю.
- Что? Нет, вы не можете так поступить. Она же живая, ей нужна помощь, вы должны ей помочь, - заговорила Маша, задыхаясь от возмущения.
- Я должен помогать живым. А ваша девка уже давно одной ногою ходила в мире духов. Если ты не убьешь её, это сделаю я, - отец Никифор, уставился на Витю.
- Да, кто ты вообще такой? Бессердечный ты старикашка. Убирайся прочь! - Маша вскочила на ноги, и пошла к старику.
Тот не глядя, махнул рукой, ноги девушки подкосились, она упала в снег. Зверь, осознав, что происходит, поднялся на лапы, скуля от боли, и рыча от ярости. Он хотел было кинуться на Нургора, но тоже приземлился на брюхо рядом с Машей. Оба смотрели, но не могли не издать ни звука, ни пошевелиться, им оставалось только мычать и ныть теша свою ненависть. Маша видела, как, больно было Вити наблюдать, за тем, как утихомирили его подругу, но он даже не дёрнулся в её сторону. «Как доберёмся до города, первым же делом брошу его», - промелькнула, мысль в голове девушки. Между тем, напряжение в компании явно росло.
- Осторожно друг. Если придётся выбирать, её я увидел и полюбил раньше, чем встретился и подружился с тобой, - прошептал Владимир, смотря на Витю.
- Я знаю. С ней я подружился тоже раньше, чем познакомился с тобой, - ответил Витя. – Поэтому, простите учитель, я ослушаюсь вас. Я не могу позволить вам убить её. Извините, но дружба для меня важнее. Я с ней, останусь до конца, - он взглянул, на прозрачное лицо девушки, не выказывающей ни каких эмоций.
- Хм. Сколько проблем с вашей девчонкой. Я предупреждал, что больше видеть вас не хочу. Спасать я её не буду. Не для этого я уничтожал нежить, чтобы потом её же вылечивать. Сделать живого духом, много ума не нужно. А вот вернуть из ничего ткани, сосуды, кровь, это сложно. Если девчонка ещё не умерла, значит, её тело ещё помнит свою суть. Она сможет вернуться, только это больно, возможно она и не выдержит. Вы оба потратите много сил, и вероятно впустую. Я перенесу вас в ваш город. Сам не останусь, не уговаривайте, это ваши проблемы и вам решать последствия. Встаньте вокруг меня и держитесь за руки, будет закладывать уши – терпите, руки не разжимать.
Нургор посмотрел на всё еще лежащую Машу, махнул рукой, оцепенение слетело, как с животного, так и с девушки. Она разразилась отборной бранью, Витя помог ей подняться и подвести к Нургору. Но Маша вдруг вырвала руку из хватки парня, и шагнула назад:
- Я не поеду никуда без этого зверя, - сказала девушка, показывая на лежащий, на брюхе комок шерсти.
- Этот зверь не принадлежит живому миру. Оставь его здесь, он всё равно умирает, - сказал Нургор.
Маша скрестила руки на груди, возмущённо надула губы, и села в снег:
- Оставьте меня здесь в таком случае, можете и Любу оставить, а сами валите. Я видела, что моей подруге он дорог. Не могу его оставить умирать, просто не могу, всю жизнь буду себя за это корить и ненавидеть, - возмущалась девушка.
- Может и впрямь её оставить, уж очень болтливая девчонка и грубиянка, которую поискать нужно. Не лучшее что ты мог найти, - поговорил отец Никифор, обращаясь к Вите.
- Лучшая! Поверьте учитель она лучшая. Её добрая душа позволяет мне смотреть на мир с другой доброй стороны. Помогите нам, - попросил Витя.
- До чего же проблемные нынче дети пошли. Болтаются, там, где вообще не должно быть живых людей, проблем собрали, разгребай потом, - бурчал учитель, собираясь вокруг крарана.
Все прикоснулись к отцу Никифору. Сам он одной рукой касался хищника, другой осторожно дотронулся до силуэта Любы. Глаза монаха были закрыты, он что-то читал. Витя тоже подхватил слова, напевая их в такт. Хлопок воздуха, и яркое зарево. Когда свет спал, вся компания стояла посреди комнаты Любы. Отца Никифора не было.




Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 31
© 12.10.2016 Антонина Лаврова

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор




<< < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.