Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Тайна браслета Изольды. Глава 10.

[Мика Варбулайнен]   Версия для печати    
Тайна браслета Изольды. Глава 10.

Глава 10.

            За окном уже брезжил рассвет, а Павел всё никак не мог оторваться от дневника, который, как оказалось, на протяжении многих лет вела его бабушка.
            Он читал вслух. Алиса, закутавшись в плед, сидела на диване и с интересом внимала каждому слову Павла. Большую часть дневника составляли записи о многочисленных исследованиях и опытах Евдокии в области биологии и генетики. Она записывала в дневник все свои удачи и неудачи. Здесь было много каких-то непонятных схем, зарисовок. Но было и ещё кое-что…
            Оказалось, что Евдокия составила генеалогическое древо своей семьи. Более того - она описала наиболее важные и интересные эпизоды из жизни своих предков. Вот один такой эпизод, о котором она написала, обращаясь к своим потомкам:

« … Наконец-то появилась свободная минутка, и я могу записать всё, о чём я не решилась рассказать вам, мои дорогие Андрюша и Паша, на протяжении многих лет. Вы спросите: «Почему я не рассказала вам обо всём, о чём вы сейчас прочтёте, сама?»

- Не знаю, - отвечу вам я, - не знаю… Писать иногда бывает легче, чем говорить. Работа поглощала всю меня без остатка. У меня было совсем мало свободного времени для полноценного общения с вами. Я сожалею об этом.

            Андрюша, сынок, ты сейчас далеко от меня и откровенный разговор по душам делается невозможным. Ты оказался таким же трудоголиком, как и я, да и Паша, тоже не отстаёт от нас. Когда работа выходит на первый план, страдает что-то другое, наверное, самое главное в жизни – общение, обыкновенное человеческое общение…

            Андрюша, Паша… Я хочу, чтобы вы узнали о том, о чём я молчала столько лет. Отнеситесь ко всему, о чём вы сейчас узнаете, с пониманием. И ещё раз, простите, что не рассказала вам обо всём раньше…

            Моя мать, Пелагея Андреевна Морозова, родилась в семье помещика, а не в крестьянской семье, как говорила вам я. Видимо страх, который был во мне в прежние годы, не позволил мне сказать вам правду даже в нынешнее время. Несмотря на то, что сейчас стало даже очень модным быть потомком аристократов.             Даже те, у кого нет подобных корней, готовы выдумывать всякие мифы и легенды о своём происхождении, лишь бы откреститься от своего рабоче-крестьянского происхождения…

            Продолжаю дальше… Отец мой был командиром Красной Армии (этого от вас я никогда не скрывала). Он спас мою мать от неминуемой гибели, женившись на ней. А было это так…
Пелагея родилась, как я уже написала выше, в семье помещика – Андрея Прохоровича Верескова, в 1900 году. Кстати, тебя Андрей, я назвала именно в честь него.
            Семья Андрея Прохоровича была большой и дружной. В семье было трое детей. Отец не жалел сил и средств, чтобы дети выросли достойными, образованными людьми… Старший сын Андрея (брат Пелагеи) – Николай, учился в Петербурге в университете. Вересков-старший ежемесячно высылал ему деньги на учёбу и содержание. Пелагея обожала брата. Писала ему трогательные письма в Петербург. Николай отвечал ей тем же. Страшная трагедия постигла семью моей матушки в 1912 году. Николай покончил с собой. Матушке в ту пору было 12 лет.

            Убитые горем родители не находили утешения. Всю свою любовь и нежность они обратили на младших детей – Пелагею и Ольгу. Ольге было тогда 4 года. После гибели брата Пелагея, как обезумела. И в один прекрасный день она сбежала из поместья отца…

            Она отправилась в Петербург… Ей непременно хотелось побывать там, где жил её обожаемый брат и, где он так неожиданно рано закончил свои земные дни. Отчаянная была моя матушка…

            Какое-то время она бродяжничала, потом попала в бордель… Подробности её пребывания в этом заведении я не стану описывать. Вы сами можете себе представить, чего там натерпелась моя несчастная мать. Из борделя ей удалось бежать, и опять начались бродяжничество и нищенство…

            Ей было 16, когда она встретила Семёна, своего будущего мужа. Молодой революционер влюбился с первого взгляда в полуголодную оборванную девчонку. Он буквально «заразил» её марксистскими идеями и мечтой о светлом будущем человечества. Она поверила ему и с беззаветной преданностью последовала за ним. С тех пор они не расставались. Пелагея сказала Семёну, что она сирота… Только спустя много лет, когда Семён уходил на фронт, в 1941 году, она рассказала ему о своих родителях и о трагической гибели своего брата. А потом, в блокадном Ленинграде, умирая от голода, рассказала об этом мне…

            Я спросила её: «Неужели за все эти годы её не интересовала судьба родителей?» Она ответила, что – да, интересовала. Но она боялась даже заикнуться об этом кому-нибудь. Её муж, мой отец, погиб на фронте перед самым окончанием войны, в Берлине, унеся с собой в могилу то, о чём рассказала ему Пелагея.             Сама Пелагея скончалась в блокаду, так что я – последний человек из рода Вересковых, который может рассказать вам об этом. Я поклялась перед смертным одром матери, что узнаю всё о судьбе Вересковых. И вот, что мне удалось выяснить…

            Родителей матушки и их малолетнюю дочь Ольгу сослали в Сибирь. Хотя они приняли новую большевистскую власть, это их не спасло от столь страшной участи. Им ещё повезло – их не расстреляли… На поселениях они работали на рудниках, там и окончили свои земные дни.

            А ещё хочу поведать вам о матушкином брате Николае. Мне удалось выяснить, что он не покончил с собой, а его убили. За огромный долг. Как мне это удалось узнать, рассказывать не буду. Но, поверьте, что это – правда. Николай был игрок и все деньги, которые ему присылал отец, спускал за игрой в карты…

            Он постоянно мучился и страдал от своего пристрастия, но ничего не мог с собой поделать. Всякий раз, когда в его руках оказывались деньги, он, как умалишенный, нёс их в казино. И проигрывал… И вот наступил момент, когда он погряз в долгах с головой. Он понял – это конец.

            Но, знайте, ваш предок не самоубийца, его убили…

            То, о чём я вам сейчас сообщила, может быть для вас неприятным, но нельзя отказываться от своего прошлого и от своих предков, даже если они вели себя неподобающим образом. Надо уметь быть снисходительными к человеческим слабостям и уметь прощать.

            И ещё. Мне удалось узнать, что Николая очень любила графиня Ростоцкая, хозяйка дома, в котором он снимал квартиру. Хотелось бы узнать побольше об этой графине, но боюсь, что у меня осталось слишком мало времени, чтобы сделать это. С каждым днём чувствую себя всё хуже и хуже…
                                                                                                                                            Люблю и обнимаю вас.
                                                                                        Ваша мама и бабушка – Евдокия Васнецова-Верескова.
                                                                                                                                                    Февраль, 2007 года »


            Павел закончил читать и посмотрел на Алису. Она молчала, погрузившись целиком в свои мысли.
- Что скажешь? – спросил Павел.
            Алиса очнулась, задумчиво переспросила:
- Что скажу? А скажу следующее… Твой предок – Вересков. Тебе ничего эта фамилия не говорит?
- Ничего.
            Алиса встала, подошла к Павлу и обняла его сзади за плечи.
- Паш, ну, вспоминай… Что было написано в заметке у дяди?
            Павел обернулся.
- Студент?! Ты его имеешь в виду?
- Ну, конечно же! – воскликнула Алиса. - Его же Николай Вересков звали!
- Постой, постой… - произнёс Павел, поднимаясь с кресла. Он заходил по комнате.
- Так это ж получается… - Павел остановился, - что тот студент из заметки и мой предок – одно и то же лицо!?
- Именно так, Паша! Теперь понятно, почему именно к тебе является призрак графини. Если украшения принадлежат ей, а ты – потомок Верескова, значит, ты должен завершить то, что не сделал он сам!
- Стоп! – оборвал Алису Павел. – Но ведь не понятно, каким боком ко всему этому имеют отношение украшения? Допустим, Вересков и графиня как-то связаны между собой… Как пишет бабушка, графиня любила моего предка. Но при чём здесь все эти побрякушки? И почему именно я должен вернуть их? И кому, опять же? И кто их под пол засунул? Ты говоришь, я должен завершить неоконченное дело своего предка. Хорошо. А какое дело, позволь спросить тебя? - он вопрошающе уставился на Алису.
- Не знаю, - Алиса пожала плечами. – Я знаю только одно… Ты должен, пока ещё не поздно, забрать цепочку и кулон из ломбарда.
- Что не поздно? – поинтересовался Павел. - Столько лет лежали преспокойненько эти безделушки под паркетом и никому были не нужны, а теперь вынь да полож, отдай их неизвестно кому! И ещё, видите ли, поздно может быть!
- И всё-таки, Паша, забрать их из ломбарда нужно. У меня предчувствие какое-то… не очень хорошее.
- А у меня уже не то что предчувствий, мыслей здравых никаких уже нет! - Павел с досадой махнул рукой и вышел из комнаты.

(продолжение следует)



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 24
© 12.10.2016 Мика Варбулайнен

Рубрика произведения: Проза -> Мистика
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.