Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Оглядываясь назад Главы 37 - 40

[Долорес]   Версия для печати    

37

Евгения приволокли пред светлые очи барина, с силой встряхнули и поставили на ноги. Юноша отпихнул от себя мужиков, выпрямился и с ненавистью посмотрел на своего хозяина. Смотреть на юношу было страшно: взлохмаченные волосы, бледное осунувшееся лицо, горящий лихорадочным блеском взгляд, распахнутый, весь заляпанный грязью кафтан. Был Женя бос. Сапоги, подаренные ему Михаилом Веневитиновым, свалились с ног ещё во время пути.
Бельский а тот момент сидел на диване и чистил себе ногти миниатюрной пилочкой. взглянув на вошедших из-под бровей, он продолжил своё занятие, не проронив ни единого слова.
Пупок услужливо поднёс барину иностранный паспорт, который выгреб из кармана беглеца, и, аккуратно разгладив, положил его на столик возле дивана.
Бельский не спеша напялил на нос очки, поднёс документ к глазам и углубился в чтение. Как следует изучив его, он хмыкнул неоднозначно, швырнул паспорт на стол и уставился на беглеца выпученными глазами из-за стёкол тонких очков.
- Никак за границу решил податься? - криво усмехнулся граф. - Кем же ты теперь у нас значишься по паспорту? А? Михась Вишку? Житель Речи Посполитой? Житель Вроцлава? Эка, куда тебя занесло! И кафтанчик на тебе ничего, добротный. Прибарахлился ты изрядно! Видать, и кормили тебя на убой: Вишь, какую ряху себе отъел! Сдаётся мне, что жил ты все эти дни, прямо скажем, как у Христа за пазухой. - Он немного помедлил, потом небрежно взял двумя пальцами паспорт и демонстративно разорвал его пополам. Затем кликнул Сеньку, и тот, вытянувшись в струнку, застыл перед барином.
- Ну, Женька, - сказал Бельский, - отвечай: кто, кроме дворовой девки Варьки Ненашевой принимал участие в твоём побеге?
Юноша упорно молчал. В груди его заныло от горькой тоски и безысходности.
" Значит, Вареньку и-за меня тоже взяли для мытарств, - подумал он. - И она ни в чём не созналась. если такой хрупкий стебелёк, как она, молчит, то и я ни слова не вымолвлю. Мне не привыкать"...
- Молчишь? - граф разошёлся не на шутку. - Ничего, ты у меня заговоришь, недоносок!
- Энтот не скажет ничего! - несмело подал голос один из мужиков. - Уж я-то видел"...
- У меня всё скажет! - задохнулся от слепой ярости Бельский. - Вот помучается на кресте, всё выложит, как на духу! Сенька! - обернулся он к Пупку. - Холопа беглого распять - и в его бывшие покои! Кафтанчик-то с него снимите, пожалуй, и рубашонку тоже, а то, неровён час. взапреет малец. Накажи дворнику Стёпке, чтоб крест сколотил добротный. дубовый. да поживей! Женьку Ветрова - на крест, как Спасителя. Пусть он грехи наши замаливает! Кормить его и поить не надобно. Через пару деньков, как пить дать, он всех своих добровольных помощников заложит. А ты, Сенька. за проворство похвальное получи от щедрот моих красненькую!
Пупок бухнулся барину в ноги, чуть было не расшибив себе башку, и ползал на коленках перед ним, раболепно причитая:
- Премного благодарен, Ваше Сиятельство! Век за вас буду Бога молить! Благодетель...
- Ну, будет кувыркаться! - грубо отрезал Бельский. - Ступай!
Он бросил мстительный взгляд на Евгения, поудобней устроился на диване и продолжил свой маникюр.


38

Перед Андреем Шеховским , как на ладони, вставала страшная картина жизни брата, бывшего князя Соболевского, в графской неволе. страницу за страницей поручик пробегал глазами ровный прямые строчки, написанные торопливым почерком брата.
Андрей оказался в столь запутанном лабиринте, что выхода из него не находил.
" Самый простой способ вырвать Женю из рук мерзавца - это его убить, - носились в голове офицера дерзкие, противоречивые мысли. - Но что тогда? За убийство - каторга, а Евгения после смерти Бельского продадут новому хозяину, и кто даст гарантию, что новый хозяин не окажется хуже прежнего? Но, если меня отправят на каторгу, вот тогда-то уж точно Жене никто не поможет"!
Андрей уже прочитал сцены, где брат писал о своей любви к Вареньке. И вот он добрался до того места, где Евгений подробно описывал камеру пыток и свои дальнейшие ощущения во время истязания. Уж насколько гусар был искушён в жизни, и то у него от такой страсти по телу пробежали мурашки. От напряжения взмок затылок, и поручик то и дело промjкал его носовым платком.
" Заполучив снова Женю в свои лапы, граф непременно продолжит начатое им дело по усмирению его плоти. От такого мерзавца, как Бельский, снисхождения не приходится. И получается: времени на раздумье к меня нет"!
Дальше следовало описание дома пани Тышкевич и первое впечатление от встречи с ней.
" Ай. да женщина! - восхищался Шеховской. - Кладезь благодетели! Таких людей в наши дни днём с огнём не сыщешь".
Больше всего в страшном рассказе брата Андрея заинтересовался историей Михаила Веневитинова и его рассуждениями о личности графа Бельского. Шеховской ещё раз перечитал те места, где Женя писал о странном исчезновении Стася Тышкевича и рассказ негра Кинду.
В конце дневника поручик понял, что в момент всех этих драматических событий, пани Тышкевич дома не было.
У Шеховского в запасе была ещё целая неделя, оставшаяся от отпуска. Андрей решил посвятить её освобождению брата из неволи. Для этого поручику необходимо было повидать пани Тышкевич.
Но, подумав немного, Андрей решил сначала ещё раз поговорить с полковником Глинским, человеком мудрым, честным и справедливым. Поручик был уверен, что полковник, опираясь на свой жизненный опыт, посоветует ему что-нибудь дельное.
- Слышал я, Андрюша, что поездка в столицу не принесла желаемых результатов, - сочувственно покачал головой Глинский. - Очень жаль. Да ты садись. В ногах правды нет.
Шеховской сел напротив Глинского и протянул ему Женин дневник.
- Сергей Петрович, прочтите, пожалуйста, - сказал он. - И посоветуйте, что мне делать?
- Знаешь, Андрюша, - сказал полковник, внимательно причитав дневник от корки до корки. - Вот что я тебе скажу. Ведь доказательств, что Бельский занимается разбоем и похищением детей, у тебя нет. Но вот тебе мой совет: навести-ка моего старого товарищи , Муравьёва Аристарха Капитоновича. Интереснейший, надо сказать, человек! Умница, добряк! А уж какой гостеприимный! До последнего момента он служил в волостном суде прокурором. Передашь ему поклон от меня и, конечно же, побеседуешь с ним. Думаю, он тебе много расскажет интересного из своей судебной практики. Ну, ступай, с Богом! Вернёшься от Аристарха, немедля извести меня. Мне ведь тоже не безразлична судьба твоего Жени. Подпоручика Никитина и адъютанта моего я отпускаю под твоё командование на время, пока всё не уладится.
Полковник взял со стола маленький пузырёк и накапал в стакан капель. Сегодня Глинский выглядел неважно.
- Сердце в последнее время пошаливает: щемит. да колет, - признался полковник.- Видно, на покой пора. Только никак я не могу расстаться с армией. Почти вся жизнь в седле. Ладно, ты иди, Андрюша, а я отдохну малость.
Шеховской получил рекомендательное письмо для прокурора и , отдав честь, вышел в коридор.
Он передал товарищам разговор с полковником и сообщил им, что тот на время освободил от службы и Александра, и Бориса.
Ещё Андрей очень просил друзей понаблюдать за имением Бельского, пока будет в отсутствии.


39


Первым делом поручик отправился в гости к бывшему волостному прокурору.
Хозяин небольшого аккуратного домика с мансардой и крошечным флигелем во дворе оказался таким же маленьким и аккуратненьким, как и его усадьба. Он встретил гостя радушно и сразу же повёл его в свой рабочий кабинет ковыляющей, как у уточки, походкой, поправляя на ходу спустившиеся шерстяные чулки и потирая поясницу.
Кабинет бывшего волостного прокурора оказался таким же маленьким, чистеньким и уютным, как и его хозяин. Возле кабинета прокурора и его гостя встретила куча орущих ребятишек, которая толкаясь и пихаясь, с гиканьем и криком носилась по коридору.
Как бы извиняясь, Аристарх Капитонович сказал:
- Ничего не поделаешь. Наше будущее поколение. Внучата мои, - он тяжело вздохнул. - Сын мой, знаете ли, помер недавно от чахотки, а сноха моя - и того раньше. Вот оставили мне в наследство пятерых. Они нам мешать не будет, их сейчас спать отведут.





И в самом деле, через несколько минут в доме установилась полная тишина.
- Итак, молодой человек, - указал Муравьёв на стул, приглашая Андрея присесть, - С кем имею честь беседовать?
Андрей склонил голову в знак глубокого уважения и представился:
- Поручик Н-ского полка Шеховской Андрей Григорьевич.
- Очень рад! Аристарх Капитонович Муравьёв. Чем могу служить?
Андрей протянул бывшему волостному прокурору рекомендательное письмо.
- Я к Вам от полковника Глинского.
Старик радостно закивал круглой головой. Его глаза осветились добрым светом воспоминаний, губы сложились забавным бантиком.
- Всё ещё служит, старый вояка? - ласково проворковал Муравьёв. - Я-то думал, что он давно в отставку ушёл, залечивать, как говорится, старые раны. Узнаю русскую гвардию! А я ведь тоже только нынешним летом в отставку ушёл. Подагра проклятая замучила, да боли в пояснице донимают. Иногда, как прихватит, хоть на стенку лезь! Вот теперь сижу в окружении внучат и пишу свои мемуары. Знаете, Андрюшенька... Вы позволите вас так называть?
- Пожалуйста, - склонил голову Шеховской.
- Так вот, Андрюшенька, к каждому человеку неминуемо подкрадывается старость и, оглядываясь назад, невольно задаёшь себе вопрос: " А что ты сделал в жизни хорошего для людей? Тот, кто имел дело с нашими прокурорами и полицией, не мог не слышать десятки раз одну и ту же фразу: " Мы очень хорошо знаем, что нет улик против вашего мужа, брата, сестры или друга, но это лишь делает их ещё более опасными. Они так ловка всё устроили, что полиция ничего не может найти". Раз обнаружили волка под овечьей шкурой, то надо принять все меры для того, чтобы обезвредить врага порядка и общества. Я, конечно, без лишней скромности, могу твёрдо заявить, что жизнь прожил не зря: много непростых дел выиграл, многих хороших людейй спас от каторги, многих злодеев упрятал в тюрьму. прямо скажу: жизнь прожил интересную! Есть, что вспомнить... Да-с! Теперь вот на старости лет занялся графоманией. А что? Вы себе даже не представляете, как приятно бывает иногда заставлять перо бегать по бумаге., оставляя на ней воспоминания о годах минувших. Вы никогда не пробовали сочинять? Сейчас это модно. если не пробовали, то вам меня будет трудно понять.
- Нет, - честно признался Андрей. - Я никогда не пробовал писать, но чувства ваши понимаю прекрасно.
- Сладкий миг творчества необъясним! - продолжал философствовать Аристарх Капитонович. - Когда и-под твоего пера вылетают , как шустрые скворчата, строчки - это прекрасно!
- Я не пробовал писать, - повторил Андрей, - а вот брат мой младший брат превзошёл, пожалуй, многих знаменитых бумагомарак. Не хотите ли, сударь, полюбопытствовать?
С этими словами поручик протянул Муравьёву дневник Евгения Соболевского, оборванный на полуслове.
Старичок водрузил на нос пенсне и бережно взял в руки тетрадь.
- Любопытно, любопытно. - Близоруко щурясь и смешно морща нос, он бегло перелистал страницы.
Но Андрей с первого взгляда отметил, что зоркий внимательный глаз бывшего волостного прокурора выхватывает из текста самое основное, самое важное. Это было красиво и профессионально!
Аристарх Капитонович то забавно мычал себе под нос, то сокрушённо качал головой, то грозно хмурился ( оказывается. он всё же умел сердиться! ) , то умильно улыбался.
- Как сильно написаны эпизоды с девушкой! - с восторгом воскликнул он. - Аж за сердце берёт!
Перелистав все страницы до одной, Муравьёв отложил в сторону тетрадь и удивлённо взглянул на Шеховского.
- Презанятнейшая, хочу вам сказать, вещь! И признаюсь с некоторой завистью, хорошо, чёрт возьми, написано! Что же это будет, если не секрет? Роман или повесть?
Андрей опустил голову и скорбно вздохнул.
- Всё что написано в этой тетради - истинная правда, - сказал он. - Это - история моего несчастного брата - князя Соболевского.
- Как? Разве это не вымысел?
- Нет, сударь. Истинная правда.
- Могу ли я чем-нибудь помочь вам, Андрюшенька? Думаю, вы неспроста явились в мой дом.
- Буду с вами откровенен, Аристарх Капитонович, - ответил Шеховской, немного помолчав. - Я приехал по делу. не требующему отлагательств. Речь идёт о жизни моего брата.
- О, да. конечно. - Муравьёв по-дружески похлопал Андрея по плечу. - Я понимаю, как никто другой. Обижать сироту - самое последнее дело. У меня, как вы видели, своих пятеро. ..Мал - мала, меньше...
В глазах бывшего прокурора промелькнуло сострадание.
Так вот, - продолжал Шеховской. - В дневнике брат умышленно скрывает фамилию своего нынешнего хозяина и главного мучителя. Но я назову её. Граф Бельский Павел Иванович! Вам знакомо это имя?
Аристарх Капитонович как-то странно взглянул на поручика поверх пенсне , порылся в нижнем ящике письменного стола и выудил оттуда стопку старых бумаг. Просмотрев эти бумаги, он остановил внимание на одной из них, бережно разгладив пухлой рукой её загнувшиеся края.
- Не считайте меня бюрократом, - сказал он скромно, - но я имею привычку аккуратно записывать все самые важные и интересные моменты из дел, которые некогда вёл. Процессы же по делам графа Бельского были обычно шумными, скандальными. помню несколько дел, которые вёл лично я: тяжбы с соседями из-за берёзовой рощи и заливных лугов, ростовщичество, ловкие подделки счетов и других документов, мелкое мошенничество. К великому сожалению, у Бельского - превосходные адвокаты. Если человека нельзя уличить ни в одном проступке или приписать ему двусмысленные речи и неблагоприятное поведение. суд обязан вынести ему оправдательный вердикт. Бельский очень хитрая лиса. Он ловко умеет прикидываться бедным барашком и натянуть на физиономию маску раскаяния. Повинную голову, как вы знаете, меч не сечёт.
Андрей в нетерпении привстал с места. Разговор подходил к кульминации, и поручик начинал волноваться.
- Скажите, Аристарх Капитонович, - сказал он с дрожью в голосе. - А не было ли в вашей практике дел по исчезновению детей и подростков?
- Как же-с, как же-с! - призадумался прокурор. - Да вот совсем недавно был такой случай. Кажется, в мае или в апреле этого года. Да-да! Конечно же, в апреле! Тогда мой старшенький, Антошка. ручонку себе сломал. как раз за три месяца до моей отставки.
Андрей подался вперёд и с надеждой уставился на Муравьёва.
- Может, припомните имя пострадавшего? - спросил он, затаив дыхание.
- Сейчас, сейчас. Дай Бог памяти. - наморщил лоб Муравьёв. - Ах, да. как сейчас помню: дело об исчезновении иностранного подданного. Речь шла то ли о немце, то ли о чехе, то ли о поляке.
- О поляке, - подсказал Шеховской. - Вероятно, речь идёт о сыне булочницы пани Тышкевич.
- Совершенно верно. Я даже имя его вспомнил - Станислав. Да, Станислав Тышкевич. Совсем молоденький мальчик. Всего-то и было ему шестнадцать годочков.
- И что же следствие? - поинтересовался Андрей.
Аристарх Капитонович поднялся и, громко ойкнув, скрючился в три погибели, потирая поясницу. Он сделал несколько неуверенных шагов и снова сел на стул.
- Вот так всегда. - сказал он, словно оправдываясь. Не даёт покоя окаянная. Уж и не знаю, чем лечиться. Что только не пробовал - ничего не помогает.
Андрей нетерпеливо взглянул на часы, что висели на стене.
- Ах, да, памяти совсем не стало! - опомнился Муравьёв. - Простите, Андрюшенька. Так вот, насчёт юного поляка: дело прекращено за отсутствием мотива преступления.
- Как же так?- возмутился Андрей. - Исчез юноша среди бела дня, сын всеми уважаемой дамы, а полиция и в ус не дует! Да его, мне думается, вовсе не искали, а если бы искали, то ниточка, наверняка, привела бы следствие в имение графа Бельского.
- К сожалению, - тяжело вздохнул прокурор, - в России всё зависит от ретивости полиции а не от прав подданных. Вот обмануть людей ложью или хитростью, заставить без опаски открыть дверь, арестовать на улице ни в чём не повинного человека. только лишь за то, что, вроде бы, по приметам он схож с преступником - это русская полиция может. А вести запутанные дела, на это нашим блюстителям порядка ума не хватает. Я понимаю ваши чувства, Андрюшенька, и одобряю ваше благое намерение раскрутить это нелёгкое дело, но, поверьте мне, старику и человеку, неплохо разбирающемуся в юриспруденции: дело это проигрышное. Вы ведь не располагаете никакими доказательствами, кроме своих домыслов, да записочек вашего брата, простите, человека крепостного. Кто же поверит ему в нашем государстве? Я бы рад вам помочь, да нечем. Санкцию на обыск Бельского не даст ни один прокурор, пока не будет достаточно улик, подтверждающих его участие в похищении подростков.
Но Андрей не терял надежды.
- Скажите, Аристарх Капитонович, - спросил он. - А не было ли в вашей практике преступлений, подобных этому?
- Были! - уверенно заявил Муравьёв. - Первое было совершено примерно с год. Тогда исчез сын помещиков Григорьевых, Николай, семнадцати лет. Следом за ним пропал Единственный сын князя Мархлевского, Константин, пятнадцати лет отроду. Два этих дела также закрыты за отсутствием мотива преступления.
- Благодарю вас за подробный рассказ, - поднялся Андрей. - Не могли бы вы сказать, где живут родители пропавших мальчиков?
- Я дам вам адреса, Андрюшенька. Но хочу заметить - вы затеяли очень опасную игру. Хотя, с другой стороны, если вы вернёте детей родителям, ( а то, что юноши живы, я также, как и вы не сомневаюсь) то этим самым совершите благородный поступок. Что же касается мня, чем смогу. помогу. Оставьте мне дневничок вашего братца. На досуге я просмотрю его повнимательней. Глядишь, и подброшу вам пару - другую мыслишек. А сейчас давайте-ка чайку попьем. я велю самовар поставить.
- Благодарю вас. Как-нибудь в другой раз, - откланялся Шеховской. - Время не ждёт. Дорога каждая минута.
- Что ж, очень жаль! - огорчился Муравьёв. - Не смею задерживать.Другу моему кланяйтесь, да скажите, что Аристарх, мол, ждёт его в гости.
- Непременно передам.
Андрей бережно сложил пополам листок бумаги с адресами пропавших юношей и, весьма довольный встречей с бывшим волостным прокурором, покинул его гостеприимный дом.



40





( РИСУНОК АВТОРА)


Пани Тышкевич застыла перед поручиком Шеховским, высокая и величественная. В строгоv платье из чёрного крепа и тёмной вуали она напоминала скорбящую мадонну. Глаза её были полны невыразимой боли.
Андрей с нескрываемым восхищением и состраданием глядел на эту мужественную женщину.
- Нэ сбъерегла хлопчиков! Нэ сбъерегла! - горько вздохнула она.
При виде пани Ядвиги поручик позабыл все слова, которые приготовил для этой женщины, олицетворяющей сейчас всю скорбь и одиночество земли.
- Простите, пани Ядвига. Я, наверное, не вовремя, - смешавшись сказал он.
- Ах, злодеи, душегубы! Михася убиви, Женю забраци зе соба на меку*. ( польск. - забрали с собой на муку) Гжеся рубанули съзаблей по плечу - насильно его выходила. Марысеньку, дзивчину нэвиинну, испоганили, надругались над ней, проклятущие! Уедзу я, пан Анджей, уедзу в Посолиту. Ние тутай* ( польск. - нет здесь) житья. Вот Гжесь с Марысенькой поправятся, увъезу их зе соба. А ты, пан Анджей, видащь* ( польск. - видно, видимо)бардзо добжий чоловик. Вызволи ты Женю из неволи. Крестом Спасителя нашего заклинаю тоби.Славный он, Женя, и такой беззащитный! Бардзо кохаю его, як сына!
Андрей подошёл к женщине и благоговейно припал губами к её натруженным рукам. Затем он нежно взглянул в её усталые глаза и тихо проговорил:
- Понимаю ваши чувства, пани, и постараюсь сделать всё возможное, чтобы наказать вашего обидчика, да и Жениного тоже. Но для этого нежно приложить много сил и терпения, и вы должны мне в этом помочь. Не уезжайте пока, прошу вас. Хотя понимаю, как не просто жить сейчас в этом доме, где всё напоминает о недавней трагедии.
Пани Ядвига обернула к поручику заплаканное лицо.
- Добже, - сказала она. - Цо я змогу зроблить?
Андрею вовсе не хотелось теребить старые раны этой славной женщины, но то, что он собрался сделать, было необходимо для дальнейших действий против графа Бельского.
- Не сохранился ли у вас портрет Станислава?- робко спросил он.
- Портрэт Стася? Для чего?
- Я не могу пока сказать,- замялся поручик. - Но, клянусь, нужен он для доброго дела.
Женщина молча вышла из комнаты. Через несколько минут она вернулась, бережно держа в руках небольшую миниатюру в простой овальной рамке.
- Вот, мий Стасю. - Она протянула миниатюру Шеховскому.





С портрета на поручика смотрел прелестный юный мальчик с глазами, тёмными и грустными, как у лани, с правильными чертами лица и с копной роскошных тёмных волос.
Андрей невольно залюбовался на портрет.
- Если позволите, - сказал он. - Я возьму его... Ненадолго...
Пани Ядвига протянула было руку, чтоб забрать миниатюру назад, но, тяжело вздохнув, опустила её.
- Цож, если бардзо нужно, бэрите, - сказала она. - Пртрэт у мени единый. - и она снова склонила голову перед памятью сына.
- Я верну его вам, обязательно верну! - горячо заговорил Андрей. - Может быть вместе...
Тут он осёкся на полуслове и виновато посмотрел на женщину.
К счастью, пани Ядвига ничего не поняла. Она без сил опустилась на стул и крепко сцепила руки.
- Дп поможет тебе матка Боска, пан Анджей! - сказала она. - Сукпайте, и сотворите справедливу земсту!* ( польск. - месть)
Шеховской ещё раз принёс ей извинения, бережно завернул миниатюру в платок и спрятал её в ташку.* (кожаная подвесная сумка - у гусар, как украшение)
Пани Тышкевич проводила гостя долгим тоскливым взглядом.





Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 11
Количество отзывов: 2
Количество просмотров: 35
© 10.10.2016 Долорес

Рубрика произведения: Проза -> Исторический роман
Оценки: отлично 3, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 3 автора





Татьяна Максименко       24.10.2016   20:06:19
Отзыв:   положительный

Андрей вселяет надежду на освобождение Жени.
Пусть помогут ему люди добрые.
Долорес       24.10.2016   20:15:27

Андрюша - русский офицер. Он и его друзья никогда не оставят бедного сироту в беде!







© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.


Сообщества