Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Busel

[Ян Князев]   Версия для печати    

                                                                                        БУСЕЛ

Аиста звали Кристофер.

Имя досталось ему от матери. Она была большой любительницей всего заграничного. Вот только помнил он ее плохо. Она и года не прожила в отцовском гнезде. Просто однажды не вернулась с зимовки.

Отца Кристофер любил.

Люди на селе говорили, что когда отец состарился и стал совсем слабым, Кристофер заботился о нем до последнего дня.

Теперь гнездо принадлежало ему – Кристоферу.

Старое доброе гнездо.

Гнездо – искусное, затейливо завитое из прутьев и жердей.

Плетеным клубком поверх бетонного фонарного столба возвышалось оно над окрестностью.

У фонарного столба стоял дом.

Говорили, что раньше гнездо крепилось на тележном колесе, которое люди специально для этого примостили к крыше дома. Затем положили новую крышу, и гнездо снесли. Но аисты не покинули место.

Гнездо и дом были похожи. От них веяло каким-то домашним деревенским уютом, треском поленьев в печи, хрустом свежевыпеченного хлеба. Друг без друга они казались бездушными.

С любовью и заботой гнездо ежегодно подделывал и подлаживал еще отец Кристофера, а до него его отец, и его отец – гнездо с каждым поколением становилось все больше и надежнее.

Настало время, и Кристофер позвал в дом супругу. Имя ей было Мария. Она прилетела к гнезду и спросила:

– Ты звал?

– Звал, – ответил Кристофер.

И она осталась жить в гнезде.

Это была любовь с первого взгляда.

Как прекрасно они пели дуэтом сидя бок о бок в гнезде, и устремив свои длинные изящные клювы ввысь.
С зимовки Кристофер, как и водится, возвращался чуть раньше и каждый раз ждал Марию в страхе, что вместо нее прилетит кто-то другой, что она, как и мать Кристофера, однажды не вернется. Но Мария всегда прилетала.
В прошлом году в гнезде появилось пять птенцов. Кристофер и Мария высиживали их вместе. Она ночью, он днем.

Птенцы росли здоровыми и смышлеными.

Все вокруг радовало Кристофера.

Здесь он был счастлив.

Конечно, случалось ему зимовать и в далекой южной Африке на старой заброшенной ферме, но об этом он вспоминал редко. Сердце его было приковано к родным местам, родному селу.

Село это раскинулось вдоль неполноводной студеной речушки, на местами болотистой, а местами пропесоченной земле, земле для человека небогатой и, прямо сказать, скудной.

Со всех сторон село было укрыто забором из векового соснового леса, и рвами из топких зыбучих болот.
Великолепные условия для всякого рода болотной живности вроде змей, ужей и лягушек, и, как следствие, для тех, кто ими питается. То есть условия именно для таких, как Кристофер.

Говорили, что в старину мелкая, по колено речушка по весне разливалась так, что люди на селе плавали друг к другу в гости на лодках, и, что в каждом доме такая имелась обязательно.

Говорили, что болота вокруг села были настолько непроходимыми, что выбраться во внешний мир возможно было лишь зимой.

Говорили, что в ту пору аисты вили свои гнезда чуть ли не над каждым домом.

Люди тогда восторженно чтили аистов, любили, а порой и помогали им. Разрушит гнездо аиста непогода, попадет бедолага-аист на оголенный провод – человек придет на помощь.

Теперь большую часть болот осушили, аистов стало меньше. Но люди на селе по-прежнему берегли и уважали пернатых побратимов.

Уважал людей и Кристофер.

Не мог он понять одного: почему люди такие красивые и сильные, люди которые строят дома, управляют машинами, покоряют огонь и воду, почему эти люди все жмутся к земле как пресмыкающиеся, а не летают как аисты, не летают как он – Кристофер? Ведь что может быть прекраснее полета?

Более всего Кристофер был привязан к людям, что жили в доме под его гнездом.

Он часто смотрел, как Старик и Мальчик садились под фонарный столб, прислонившись к нему спиной, и пасли вдоль дороги коз.

Однажды Старик показал пальцем на Кристофера и сказал:

– Видишь? Это бусел. Когда Ты был совсем маленький, он принес тебя в нашу семью с неба!
Мальчик приветливо помахал Кристоферу рукой.

Сначала Кристофер не понял, как это могло произойти, но затем подумал, что такое могло случиться вполне.
Бывало, что во время долгой дороги домой с зимовки он засыпал прямо в полете где-то на четверть часа. Кто знает, может как раз в это время Некто подбросил ему ребенка, так что он даже не заметил.

Подумав еще с минуту, Кристофер определенно решил, что именно так оно и было. И тогда он решил, что будет и впредь заботиться о мальчике и других детях, которых приносят к людям его сородичи. Будет заботиться и опекать их, даже когда покинет это гнездо и этот мир и присоединится к небесным аистам, к тем, что невидимы и парят высоко за облаками.

Случай не заставил себя долго ждать.

Старик и Мальчик отдыхали лежа на только что скошенной траве, на небольшом лугу, что раскинулся между домом их и мелкой речушкой.

Вдруг Старик резко подскочил и замер. Мальчик прижался к его ноге. В траве, в нескольких шагах от людей извивалась гадюка.

Кристофер наблюдал стоя на одной ноге в своем гнезде. Наблюдал и недоумевал, отчего Старик замер в испуге. Почему не возьмет он острую как клюв косу свою, что лежала подле него, и не прибьет змею.
Что ж, нет так нет. Кристофер был тогда изрядно голоден и предпочел вполне уместным не дожидаться, пока человек соберется продемонстрировать всю свою силу и мощь.

Мгновение и Кристофер камнем упал на луг, а когда взлетел вновь, в клюве его барахталась и извивалась крупная упитанная змейка.

Старик взял не на шутку испугавшегося мальчика на руки и бегом понес его в дом.
Тогда Кристофер понял, что люди слабые, и без аистов им никак не обойтись.

Лето подходило к концу, дети Кристофера покинули родное гнездо и, должно быть, уже самостоятельно отправились на зимовку. Настало время собираться в путь и для Марии с Кристофером.

И вот, когда Старик проснулся холодным сентябрьским утром, задрав голову к верхушке фонарного столба, он обнаружил пустое гнездо.

Так, случалось всегда. Никто: ни отец его, ни дед, ни кто-либо еще на селе не видели, как улетают на зимовку аисты.

А в это время Кристофер вел стаю аистов, в том числе и свою Марию, на юг, на заброшенную ферму в южной Африке.

Морем они старались не лететь, море пугало аистов. Необъятное и непредсказуемое. Такое притягательное и такое пугающее одновременно. Огромное как небо, но непонятное аисту.

Вот и теплые края. Под черно-белыми крыльями Кристофера и его сородичей раскинулась саванна, пестрая и многообразная.

Вот Кристофер увидел внизу город, в городе он увидел машины и людей, таких людей, как и у него на родине, только с черной кожей. У многих из них были ярко красные макушки и странные предметы в руках, которые Кристоферу раньше видеть не приходилось. Было очень шумно, все куда-то бежали.

Вдруг небо задрожало, все целиком превратилось в один страшный грохот. Земля внизу превратилась в пыль и поднялась вверх. Стая в панике разлеталась в разные стороны. Кристофер потерял их из виду, потерял и Марию.

А затем наступила тишина, лишь изредка прерываемая воплями людей и визгом животных, доносившихся снизу.

– Мария! Мария! – судорожно звал Кристофер.

Но вот она показалась, вылетев из столба пыли. Она как обычно была рядом. Вскоре показались и остальные. А когда пыль и дым слегка рассеялись, Кристофер увидел внизу сотни черных людей, которые лежали на земле навзничь как мертвые лягушки, что он приносил в свое гнездо.

Дрожь пробрала Кристофера. Он уже не мог быть прежним, он повел стаю прочь от этих мест.

Вскоре они остановились передохнуть посреди огромного поля, по которому величаво расхаживала не одна сотня таких же белых аистов. Поле было полно саранчи.

Когда Кристофер спустился с неба, он первым делом попытался расспросить всех этих аистов о том, что он давеча видел. Никто не хотел отвечать ему, аисты с грустной усмешкой переминались с ноги на ногу и молчали.
Вскоре Кристоферу встретились его старые знакомцы из соседних сел. Старые и мудрые аисты. Аисты, которые провели в этих краях не один десяток зимовок.

– Это называется война, юный Кристофер! – ответил старый Юзеф.

– Люди устраивают страшные разрушения, убивают друг друга, а их детеныши и самки голодают, – подтвердил старый Казимир, – когда мы с Юзефом были птенцами, и в наших краях была война. Но потом люди, что живут на наших болотах, научились жить иначе. Они не любили войны и не ждали ее.

– Но почему же воюют здесь? – не мог успокоиться Кристофер.

– Эти люди не могут иначе, юный Кристофер, они не знают как по-другому.

– Почему же не уйдут они от войны на север, так как мы улетаем от зимы на юг? Я знаю, у людей есть лодки, они смогут переплыть море.

– Возможно, никто им не рассказал об этом, – поставил точку старый Казимир.

– Полноте рассуждать, смотри, сколько здесь саранчи, угощайся, – взмахнул крыльями старый Юзеф.
Кристофер даже клювом не повел:

– Тогда им нужно срочно об этом рассказать, летим друзья, расскажем им про север, про места, где нет войны!
Все аисты, что были рядом, подтянулись ближе, услышав громогласные восклицания Кристофера. Среди прочих была и Мария.

Он увидел это, и воскликнул еще громче:

– Летим, друзья спасем людей! Они всегда в нас верили, мы не можем подвести их теперь!

– Ты молод и горяч, Кристофер! От того и глуп! Люди тебя не услышат, они не поймут, – спокойно возразил старый Казимир.

– Отнюдь. Я слышал от отца, что в незапамятные времена люди и аисты говорили на одном языке и понимали друг друга. А еще раньше аисты и сами были людьми, лишь потом Некто обратил их в птиц и обязал охотиться на болотах.

– Это не те люди, что живут на севере. Знаешь ли ты, что они охотятся на аистов, так же как ты охотишься на лягушек? – стоял на своем старый Юзеф.

– Знаешь ли ты, что они сделают себе украшения из твоих лапок и клюва? – поддерживал его старый Казимир.

– Знаешь ли ты, что в прошлом году из этих мест нас десять летело на север, а прилетело лишь двое?

– Знаешь ли ты все это? Отвечай!

– Нет, – сконфужено ответил Кристофер.

Толпа загомонила и, посмеявшись над чудаком, разошлась на свои рабочие места, уничтожать саранчу. Ушли и Казимир с Юзефом. Осталась лишь Мария.

Он подошла к Кристоферу ближе и нежно прошептала:

– Не расстраивайся и не обращай внимания на этих глупых птиц. Ночью мы полетим дальше в южную Африку, на старую заброшенную ферму, где нет людей.

– Ты не понимаешь, Мария, я должен рассказать этим людям о севере, – голос Кристофера был решительным и бескомпромиссным.

– Но они же съедят тебя! – взмолилась Мария.

– Что ж, тогда я накормлю их!

Резким взмахом крыльев Кристофер поднялся вверх. Он взял курс на север. Туда где недавно земля и небо сотрясались от взрывов.

***

Посреди саванны тянулась запыленная дорога, тянулась издалека, уходя за горизонт. Вокруг ни души. Ни зверя, ни птицы.

По дороге шел темнокожий Человек. Голова его был начисто выбрита. Перед собой он толкал тяжелую телегу с различной утварью. Чуть поодаль от него ковыляла темнокожая Женщина в цветастом, местами разодранном платье и платке. На руках она несла девочку лет пяти, судя по росту, но очень худую.

Кристофер увидел их задолго до того как они его. Когда он подлетел ближе, девочка, лицо которой было обращено к небу, изнеможенно подняла руку, указав на Кристофера, и что-то шепнула на ухо Женщине. Взглянув на аиста, Женщина встрепенулась и позвала Человека.

Кристофер решил, что эти люди выглядят довольно несчастными и голодными. Они должны узнать о севере.
Он неторопливо парировал вниз и приземлился посередине дороги в нескольких метрах от Человека. Он успел заметить, как Человек медленно стягивает с плеча тот странный предмет, что он видел у людей с красными макушками. Полные губы человека дрогнули в едва заметной улыбке.

– Кристофер, взлетай скорее! Прошу тебя! Милый Кристофер!

Над дорогой кружила Мария.

«Прости, Мария!», – подумал Кристофер и расправил крылья в стороны…

***

Девочка носила имя Зейнаб. Ей было всего пять лет. Еще три дня назад она умирала от голода на руках у матери, посреди пыльной, опаленной африканским зноем дороге.

Теперь она жила в лагере для беженцев «Ида», что в 30 километрах к югу от Северного Судана. Там ее подкормили, а затем дали карандаш и листок бумаги.

Карандаш и листок бумаги, чтобы рисовать. Она рисовала птицу. Большую сильную птицу с широко расставленными в сторону черно-белыми крыльями.



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 66
Количество отзывов: 4
Количество просмотров: 98
© 09.10.2016 Ян Князев

Метки: Философия, религия, аист,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 9, интересно 1, не заинтересовало 1
Сказали спасибо: 14 авторов




<< < 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 > >>





Владимир Смирнов       09.10.2016   19:37:07
Отзыв:   положительный

Интересно получилось. Единственное по тексту замечание - конкретика в виде Судана явно выглядит лишней. Снижает. По названию - какой-то смысл явно есть, дано неспроста, но я не понял. Явно не аббревиатура, тогда Busel. Здесь не принято прописными. Пожалуйста, поправьте. Ставлю в реданонсы.
Ян Князев       09.10.2016   20:44:17

Благодарю за сделанные замечания. Буслами (busel) называют аистов в местах, откуда Кристофер родом.
Владимир Смирнов       09.10.2016   21:58:26

Уж очень загадочное название получилось. Может, как-нибудь намекнуть? Например, репликой Кристофера (вроде "слышал от людей") или просто сноской?
Ян Князев       09.10.2016   22:16:05

Намек есть:

"Однажды Старик показал пальцем на Кристофера и сказал:

- Видишь? Это бусел. Когда Ты был совсем маленький, он принес тебя в нашу семью с неба!

Мальчик приветливо помахал Кристоферу рукой".

Но сноска тоже очень хорошая идея. Спасибо.







© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.