Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Укрощение ветра. Глава 2.2

[Инесса Давыдова]   Версия для печати    

На поверку Эрика оказалась компанейской веселой девчонкой. Любое простое действо, будь то нарезка продуктов или вынос мусора, она превращала в театральное представление. Она жестикулировала, выдавала комичные балетные па, строила рожицы и сыпала шутками. И хоть Бен держал ухо востро, вынужден был признать, что такой интерес к общению у него не пробуждала ни одна особа женского пола. Эрика поведала, что Новый Год она будет встречать здесь с друзьями и Бен сделал вывод, что лучше ему убраться с восходом солнца. Спать он собирался в гостиной на диване. Ему не хотелось будить девушку, а он ждал звонка от друга. Да и вообще, разве можно спать в последнюю ночь свободы?

– Мне нужно замариновать мясо для мясного рулета. Для этого филе говядины нужно разрезать тонким слоем, чтобы потом завернуть его в рулет, – и с кавказским акцентом добавила: – Это целое искусство скажу я тебе, брат.
– Давай я сам.
Бену не хотелось, чтобы она размахивала перед его лицом, пусть кухонным, но все же ножом, поэтому он ловко и безболезненно выкрутил ей руку и отобрал его.
– Ловчила, – усмехнулась Эрика и начала смешивать лимонный сок со специями для маринада. – Ты не сможешь правильно порезать.
– Ответ неправильный и ход переходит к телезрителям. Моя мама часто делала мясной рулет, правда не мариновала, но как нарезать я знаю. Расслабься.

Она слегка толкнула его бедром, а когда он вопросительно на нее уставился, снова подмигнула.
– Мистер умник покажет нам класс.
«Черт! Она со мной заигрывает!».
В плане, который он тщательно разрабатывал последние полгода не было места для романтических похождений. С другой стороны, чем он рискует? Не исключено, что уже завтра он снова окажется в зоне, а сейчас рядом с ним смазливая и смешная девчонка. Не совсем в его вкусе, ну так он не в том положении чтобы выбирать. Нужно брать то, что само плывет в руки.
Эрика включила музыку, про телевизор Бен и слышать ничего не хотел. Он спрятал пульт, объясняя это тем, что зомби ящик надоел ему дома.

Чтобы не запачкать одежду Бен снял рубашку и футболку. Эрика нервно сглотнула и уставилась на его торс. Ее поразили его мускулы со жгутами вен и цветные татуировки. Красно-черные языки пламени покрывали бицепсы, надплечье и тянулись к подбородку, будто полыхающий огонь сначала разгорелся на руках и только потом перекинулся на шею. На спине тату кинжала с красивой резной рукояткой, а под ним слово «Revenge ».
– Что? Страшный? – спросил он, намекая на татуировки.
– У тебя идеальное тело.

С минуту он смотрел на девчонку, не зная, как реагировать. Он чуть не поддался искушению ее поцеловать, но вовремя опомнился. Перед глазами промелькнуло лицо той, ради которой он сбежал из зоны. Нет! Ему нужно довести свой план до конца. Развлекаться будет потом, если представиться такая возможность. Бен стиснул зубы и заставил себя отвести взгляд от призывно распахнувшихся пухлых губ. Он взял кусок мяса и положил на него руку. Как приятно ощущать простые вещи. Точить нож, резать мясо, слушать музыку. Большинство людей не придают этому значения, но Бен будет лишен этого еще много лет и хотел насладиться каждой минутой, каждым соприкосновением с внешним миром.

После разделки мяса Бен жестом пригласил ее оценить его работу, Эрика взглянула и с прохладцей сказала: «Пойдет».
– А ты скупа на комплементы, – проворчал Бен, досадуя на то, что его старания остались неоцененными.
– Я? Да я так была щедра, что дважды назвала тебя красивым! Хотя ты ОЧЕНЬ далек от совершенства...
Бен рассмеялся.
«Один – ноль, девочка!», – мысленно похвалил ее Бен.
Для Эрики было приятным открытием, что Бен оказался «рукастым» парнем. Он прикрутил болтающуюся дверцу кухонного шкафа, выровнял ножки у стола и отремонтировал заедающий замок на входной двери.

Через полчаса уже в расслабленных позах они сидели за третьей порцией «Отвертки». Эрика рассказывала очередной анекдот:
– Святой отец, мне кажется, я веду праведный образ жизни: не пью, не гуляю, не смотрю на женщин. Каждый вечер я ложусь спать в десять часов, и каждое воскресенье хожу на мессу, – понизив голос, Эрика сложила руки, будто в молитве. – Боюсь, сын мой, что все это изменится, как только ты выйдешь из тюрьмы.
Анекдоты вращались вокруг тюремной темы. Бен понимал, что этого требовал выбранный ею сценарий, но сам факт, что кто-то шутит над лишением свободы, вызывало раздражение, которое он и не пытался скрыть.
– Прости... меня занесло. Ты реально сидел, – догадалась она.
– Реальней некуда, – огрызнулся Бен.
– За что? – ее лицо приняло виноватый вид, будто это она была повинна в его бедах.
Бену на ум пришла простая отговорка.
– За драку с отягчающими по малолетке. Давно было. Не хочу об этом вспоминать.
– Это понятно, место не из приятных.
– Точняк, – Бен допил коктейль и потянулся к бутылке водки.

Перед глазами навязчиво замелькал тюремный коридор с ядовито зелеными стенами, по которому он проходил каждый раз, когда к нему приезжала на свидание мать. Та, из-за которой он сел, так ни разу к нему и не приехала.
– Просто удивительно как тебя быстро отыскали.
– В смысле?
– Агентство! Как быстро они тебя нашли. Мы только три часа назад оформили заявку.
Бену срочно нужно было увезти разговор в другое русло, и он спросил про постеры, которые увидел на втором этаже:
– Что за девчонка с розовыми волосами на плакатах в одной из спален?
– Это Пинк – американская певица. Я с ума сходила по ней до замужества.
– Ты замужем? – Бен сделал как бы удивленное лицо.
– Уже нет. Вчера развелась. Так что теперь свободна как птица. Кстати заявка в твое агентство это подарок подруги на мой развод.
– Теперь понятно, – сам того не ожидая, Бен с облегчением вздохнул и не потому, что не следует ждать мужа в гости.

Загадочные обстоятельства их знакомства теперь не иначе как роком судьбы не назовешь. А судьба упорно толкала Бена в ее объятия.
– И что пела эта... Пинк?
– Попсу, рок. Хочешь, покажу тебе ее клипы?
– Поставь свою самую любимую песню, – попросил Бен, наблюдая, как Эрика включает ноутбук.
– Моя любимая «Nobody Knows». Наверное, эта песня отражает мое реальное душевное состояние. Никто из близких людей глядя на меня, этого не видит, да и не удивительно. Я ведь ни перед кем не открываюсь, но тебе могу сказать, мы же больше не увидимся.

Она нажала на воспроизведение. Бен слушал песню. К концу последнего куплета он успел перевести и осмыслить несколько фраз, давненько он не практиковался в английском языке. Голос певицы был пронизан тоской и одиночеством. Иногда он поднимал удивленный взгляд на Эрику. По ней не скажешь, что она переживает такую боль. Даже сейчас ее глаза улыбаются... но как-то грустно...
...Если бы я умела притворяться спящей, когда на глаза наворачиваются слезы! ...В этом мире больше нет места для меня. ...Кто будет рядом, когда последний ангел поднимется на небеса? ...Я заблудилась и не могу найти дорогу домой. ...Никто не знает, как учащенно бьется мое сердце, когда я лежу в темноте, а мир вокруг погружен в сон.
– Ой, я испортила тебе настроение, – с горечью сказала она, когда песня закончилась, а брови Бена сошлись на переносице.
Он хотел поговорить о ее боли, о разводе и о том, что ее тревожит, но Эрика будто почувствовала это и тут же поставила другой клип.
– Эта тоже мне нравится. Песня называется «There You Go», – она хихикнула. – Как раз про мой развод.

Эрика соскочила со стула и начала повторять движения певицы, и Бен отметил, что двигается она не хуже профессиональных танцовщиц. В одном из резких па, юбка качнулась вверх, приоткрыв подтяжки на чулочном поясе. Мелькнула белая полоска кожи. От этого зрелища Бен впал в ступор и почувствовал резкий толчок в пах. А потом Эрика сделала то, что заставило Бена вскочить с места как подорванного. Ловким движением ее маленький язычок провернул кольцо на нижней губе, от чего ее коралловые губы стали влажными и сочными. Бен не сумел себя остановить, хотя до этого момента считал, что держит все под контролем. Схватив Эрику за талию, он одним рывком посадил ее на разделочный стол и впился в ее губы. Ох, как манило его это кольцо, и как сильно хотелось почувствовать его между их языками. Бен осознал себя только лишь в тот момент, когда она, обхватив его лицо обеими руками, оторвалась от его губ и шумно вдохнула воздух.

– Ого! Если ты трахаешься так же как целуешься, представляю, какая ночь нас ждет.
От этих слов Бен сконфузился, покраснел и, чтобы она этого не заметила, прижался к ней еще сильнее. По всему телу пробежал озноб. Эта девчонка пробуждала в нем чувства, которые он считал омертвевшими задолго до тюрьмы.
– Я буду называть тебя Пинк, – позже выдал Эрике Бен, допивая последний коктейль. – У вас много общего. Ты шкодная и такая же хулиганка. Яркая, дерзкая, но ранимая.
В этот момент она мыла посуду. Услышав его слова, она обернулась и одарила его многообещающей улыбкой.
– Мне нравится, это что-то новенькое и еще не затерлось за годы моего замужества. Что-то лично мое.

***
Эрика показала Бену свои фотографии на ноутбуке. Некоторые он пролистывал быстро, не заостряя на них внимания. На некоторых зависал по несколько минут, не давая ей вмешаться в процесс созерцания, хотя ее рука постоянно тянулась к клавиатуре. На него произвели впечатления два снимка, на которых Эрика была в необычных образах. На одном из них Эрика зажала большой нож в зубах. По обеим сторонам ножа стекали красные густые струйки.
– Это не кровь, – успокоила она его, – это сок ежевики.
Насытившись зрелищем, Бен показал на следующую фотографию.
– Вот это да!

Фотография на белоснежном фоне, сразу видно, что студийная. Эрика прикрывала обнаженную грудь. На сосках были наклеены крест-накрест полоски черного скотча, которые проглядывали сквозь растопыренные пальцы. На лоб была надвинута черная фуражка из лаковой кожи, а из-под козырька проглядывался томный и манящий взгляд. Единственным ярким пятном были ее красные губы.
– Фотка просто бомба! – Бена охватил такой прилив страсти, что он еле сдерживался, чтобы не потащить Эрику на второй этаж.
– Знал бы ты, сколько садомазо на нее клюнули. Писали каждый день. Предлагали кучу денег, только лишь за то чтобы встретиться и поговорить.
Бен почувствовал укол ревности, и это немного остудило его пыл.
– И что ты им ответила?
– Послала туда же куда и остальных. Это с виду я такая боевая. На самом деле мне двадцать семь лет, а у меня в жизни было всего двое мужчин – мой муж Никита, с которым в браке мы прожили три года, и Пашка, мой первый парень, за которого я бы вышла замуж, если бы он не погиб.

Бен удивленно поднял брови, для него это уж точно было неожиданностью, а врать в данной ситуации, тому, кого она видела в первый и последний раз, резона не было.
– Ты всегда так немногословен или ты в образе?
Он поднял на нее глаза. Сейчас ему казалось, что взгляд Эрики проникал в самые потаенные части его души.
– Всегда, – усмехнулся Бен и почесал затылок. – В образ пока не научился входить – не опытен.
– Сколько ты уже заказов принял? Или вам об этом тоже нельзя говорить?
Он поперхнулся и уставился на нее. Потом быстро взял себя в руки.
– Ты у меня первая.
– Правда? – она похлопала его по руке и тоже усмехнулась. – А для меня ты не только первый, но и последний. Это мой эксперимент, так что ты уж не оплошай. Ладно?
– Я постараюсь, – его голос зазвучал хрипло.

Они смотрели друг на друга так, что дух захватывал. У обоих дыхание участилось. Первым поднялся Бен. И хотя внутри него бушевал пожар, на лице не отражалось никаких эмоций. Взгляд холодный, бесстрастный. Он протянул ей руку.
– Ты чего так торопишься? – от волнения Эрика часто заморгала, но все же вручила ему свою руку, словно драгоценность. – У нас еще вся ночь впереди.
– Вот именно... всего одна ночь... так что шевели ягодами Пинк.
Она улыбнулась и покорно двинулась за ним вверх по лестнице.
Бен завел ее в ванную и начал медленно раздевать. Ему безумно нравилось бесчисленное количество пуговок на белоснежной рубашке. На пол упала юбка, за ней рубашка и лифчик. Разглядев пирсинг в пупке с подвеской в виде звездочки, Бен улыбнулся. Он ожидал от нее подобного украшательства. Бен взглянул на чулочный пояс и нервно сглотнул. Эрика стояла перед ним, потупив взгляд. Покорная. Тихая и задумчивая. По мере того как на Эрике оставалось все меньше одежды, таяла та броня, которую Бен воздвиг между ними. Глядя на ее обнаженное тело, сердце учащенно забилось. Жестом он показал ей в сторону ванны.
– Залезай.
– Нет, я тоже хочу тебя раздеть.

Вот этого он не мог допустить.
– Да ты и штанов моих не удержишь. Марш в ванну, – повторил он уже жестче, и Эрика поймала себя на мысли, что ей нравится его командный тон.
Он разделся быстро, не успела она отрегулировать воду. Забрался к ней в ванну и с минуту просто наблюдал, как она скользит намыленной мочалкой по своему телу. У фигуры Эрики были свои недостатки и достоинства. Бен отметил маленькую, но упругую грудь и по-мальчишески узкие бедра. Да, фигурой она походила скорее на ученицу выпускного класса, а не на двадцатисемилетнюю женщину.

Эрика попросила потереть спину и повернулась к нему спиной. Увидев ее татуировки, Бен начал их бесцеремонно трогать и пристально изучать, будто географическую карту. Над запястьями обеих рук проходила неровная черная линия, имитируя провод электропередач, на котором сидели несколько ласточек. Между лопатками вдоль позвоночника дорожкой расположились семь лунных циклов – от новорожденных месяцев до полнолуния. Но самая большая была на пояснице: цветочный орнамент переплетен с кельтским узором. Тату была сложная, выполнена красными чернилами, такую не набьешь за один сеанс.

– Давно она у тебя? – пальцы Бена нежно погладили татуированную кожу.
– Полгода. Сделала, как только ушла от Никиты.
– Искусная работа.
– Спасибо, – Эрика улыбнулась и кокетливо подвигала бедрами.
Бен хотел сказать, что комплемент адресует не ей, а мастеру, но тут его внимание привлекли ягодицы.
«Пожалуй, это главное ее достоинство», – подумал Бен и не стал напрасно терять время.

Почувствовав на себе его властные и сильные прикосновения, Эрика застонала, выгнула спину и уперлась ладонями о стену. Его руки по-хозяйски изучали каждый сантиметр девичьего тела. Уделили пристальное внимание ее груди, а потом поползли по животу вниз. Дыхание словно жар раскаленной печи обдавало ее шею. Он что-то шептал, но шум воды заглушал его слова, а переспрашивать Эрика не стала. Какая разница, что он говорит. Завтра утром он покинет этот дом и никогда сюда не вернется. Больше она не увидит его карих глаз, его идеального тела и не попробует на вкус его жестких и властных губ.

Бен выключил воду, Эрика первой перешагнула бортик ванны и бросила ему полотенце.
– У меня никогда не было парня на одну ночь.
– У меня тоже, – отозвался Бен.
– Парня? – Эрика качнула бедрами и улыбнулась.
Ее шутливый тон его не тронул. Он пристально изучал ее лицо. В его сознание снова прокрались сомнения. У него было много причин не связывать себя даже мимолетными отношениями.
– Пинк. Может, разойдемся по комнатам? Зачем тебе во все это вляпываться?
– Моя подруга отвалила за тебя кучу денег и ты, императорский полководец Максимус сделаешь так, чтобы эта ночь была самой лучшей в моей жизни.
– Я могу вернуть ей деньги, не хочу делать тебе больно.
– А ты не делай... – она шагнула к нему, забрала из его рук полотенце и начала обтирать мокрое могучее тело, боясь опускать глаза ниже пояса.
Бен следил за ее нетерпеливыми жестами и оценивал ситуацию, Эрика подняла глаза, и они впились друг в друга взглядами.

***
Все решил ее поцелуй. Она прильнула губами к его испещренному кубиками животу и начала слегка покусывать и посасывать жесткую как броня кожу. Бен вцепился в ее волосы, откинул назад голову, и из груди вырвалось рычание, от которого у Эрики все внутри похолодело.
Бен потащил ее в спальню. Довел до кровати и приподнял ее за ягодицы. Эрика обвила ногами его бедра и сплела руки на могучей шее.
– Кто такой Максимус?
– Ты что не видел фильм «Гладиатор»?
– Вероятно, нет.

Бен грубо кинул ее на кровать, от чего она взвизгнула и рассмеялась. Из ванны он прихватил коричневые плотные чулки, что были на Эрике и связал ими ее запястья. После ее поцелуя в ванне, Бен чуть не слетел с катушек. Ему пришлось призвать всю стойкость и выдержку, чтобы взять себя в руки и контролировать нахлынувшие эмоции.
– Что ты делаешь? – сквозь смех спросила она, но заметив его сосредоточенный и холодный взгляд, замерла и насторожилась.

Он сидел поверх ее ног, уперевшись руками в матрас по обе стороны от ее лица. Вид у него был такой грозный, будто сейчас вынет из-под кровати огромный нож и перережет ей горло. Эрика нервно сглотнула и почувствовала, как внутри ее обдало холодом.
– Пинк, ты не будешь меня целовать и трогать. Старайся держать руки над головой, – по ее лицу пробежала гримаса разочарования, она закусила нижнюю губу и зубы клацнули о серебряное кольцо. От этого зрелища Бен напрягся еще сильнее. – И не трогай кольцо в губе. Вообще старайся не высовывать свой розовый язычок. Поняла?
– Почему?
– Ты же не хочешь пропустить все веселье?
Она помотала головой.
– Правила действуют только на первые три ходки. Потом я тебя развяжу.

В ее глазах заплескался огонь. Она улыбнулась и кивнула.
– Надеюсь, у тебя есть презервативы? – увидев ее удивленный взгляд, он понял, что прокололся и поспешно добавил: – Мои в машине, а она... сама понимаешь... на боку...
– Нет. Я вообще не занималась предохранением три года. Что будем делать?
– За меня не переживай, я чистый, только прошел обследование.
– Я тоже... но если ты думаешь о нежелательной беременности...
– Конечно, я об этом думаю, – грубо отрезал он, не дав ей договорить, – но я могу в тебя не кончать, хотя это не гарантия.
– ...то я бесплодна, – закончила мысль Эрика. – Это и стало причиной развода.
– Черт! – Бен отвел взгляд. – Прости. Не хотел тебя обидеть.
Прелюдия оказалась очень короткой, за что Бен извинился, но ему не терпелось войти в нее. Эрика вскрикнула и выгнула спину. Когда Бену все-таки удалось добраться до самого конца, он замер и застонал.
– Пинк, когда у тебя это было в последний раз?

Она все еще морщилась от боли.
– Полгода назад.
– Если бы ты мне сказала что это твой первый раз, я бы поверил.
Бен повернул ее лицо и стал целовать шею и плечи, потом добрался до груди.
Понемногу она расслабилась и он задвигался. Сначала осторожно, потом постепенно наращивая темп. Эрика извивалась под ним и постанывала. Она оказалась плохой ученицей. Как только Бен вошел в привычный ритм, она инстинктивно потянулась к его плечам. Под ее руками бугрились его напряженные мышцы. Прямо перед ее глазами на шее пульсировала вздутая жилка, и она впилась в нее губами.
Бен тут же замер.
– Пинк, я же просил... не целуй меня... не трогай...
– Ну почему? Я хочу! – закапризничала она как ребенок.
– Если ты до меня дотронешься, я быстро отстреляюсь. У меня давно этого не было. Понимаешь? – она кивнула. – Тогда расслабься.
– Давно, это сколько?
– Больше чем у тебя.
Она подумала, что Бен придерживается ее легенды. А как же иначе? Он ведь должен поддерживать видимость сбежавшего заключенного. И в своей роли он был хорош! Ощутив мощь его энергии, она содрогнулась. Он пугал ее своим напором и замкнутостью. Да, пожалуй, легенду она выбрала удачно, о чем завтра скажет Черри. Не мудрено, что эта сцена в романе так ее захватила, но реальность оказалась, куда сильнее и щекотала нервы. Это был настоящий экстрим.
Но ликовала она недолго. То, что потом произошло, резко изменило к нему отношение...

Внутренняя борьба настолько доконала Бена, что он уже не мог контролировать ситуацию. Перед глазами мелькал образ той, ради которой он сбежал из зоны. Он вспомнил все детали их последней ночи и к чему потом все привело. Это было для него привычным делом. Ведь с этими воспоминаниями он жил уже четыре года. Ее лицо напоминало ему о плане, о том, что он должен был сделать в первую очередь. А вместо этого он завалился в койку с девчонкой, которую знал всего несколько часов.

Самоедство довело Бена до такой точки, что он уже хотел вскочить и покинуть дом. Но потом понял, что этим ранит Эрику еще больше, она только вчера развелась, а после его выходки ей будет трудно собрать остатки гордости. Поэтому он решил закончить то, что начал, но нежности, конечно, ему это не прибавило.
Бен приподнял ее бедра и прижался к ней еще сильнее. Теперь его движения были жесткими и быстрыми. Эрика поняла, что получить удовольствие от этой гонки точно не сможет, ей было больно, не хватало единения и прикосновений. Бен будто отстранился, был где угодно только ни здесь и ни с ней. Вскоре он выгнулся и закричал на весь дом могучим раскатистым басом. Повалился ей на грудь и отдышался.

– Ты не кончила, – он не спрашивал, и так было все понятно. – Я же тебя просил, а ты не слушала.
– Развяжи меня.
Она была недовольна, он понял это по ее тону.
– Нет! – выпалил он. – Мы еще не закончили.
Он спустился с кровати на пол, одним рывком подтащил ее за бедра к краю и грубо впился в ее лоно. Эрика порывалась встать, ей хотелось выбежать из спальни и закрыться от стыда в ванной. Но он пригвоздил ее плечи к матрасу и рыкнул:
– Не дергайся, Пинк! Я не шучу!
Он сверлил ее гневным взглядом, от которого Эрику пробрал мороз.
– Я пытаюсь исправить твое непослушание. Не зыркай на меня, а помоги. Расслабься.
Он думал, что она, как и раньше кивнет, но в ответ услышал твердое и упрямое «нет». Бен поднялся на ноги и с минуту смотрел в ее разгневанное лицо.
– Развяжи меня.
Лицо Бена перекосилось от злобы, он скрылся за дверью ванной. Послышался шум воды.

Эрика перевернулась на бок и свернулась в позе зародыша. Все еще связанные запястья она сжала коленями.
Зачем она позволила себя связать? Почему Бен был груб? Он ведь может быть другим, поцелуй на кухне об этом красноречиво говорил.
Он вышел из ванны одетым. По его решительному виду она поняла, что он собирается уйти. Такого она никак не ожидала. Бен сам дал ей понять, что они будут вместе до утра, а тут такой поворот. Бен надел часы, схватил сумку и уже собирался выйти из спальни, но она повторила свою просьбу. На этот раз голос звучал жалобно и испугано.
– Бен, развяжи мне руки. Я не хочу, чтобы мои друзья нашли меня в кровати голой.
Он встал как вкопанный. Эрика поняла, что ему не хотелось к ней прикасаться и от этого сердце сжалось в комок. Зачем он вообще с ней занимался сексом, если она ему не нравится? Он ведь мог отказаться и она за это на него бы не обиделась.
С минуту он не двигался, Эрика ждала. Затем он резко обернулся и окинул ее пристальным взглядом.
– Прости, я не оправдал твои надежды, – в голосе звучала издевка. – Не надо тебе обращаться в эти агентства. Да и сценариями такими не шутят, девочка.
Из глаз Эрики хлынули слезы. У нее создалось впечатление, что он намеренно причиняет ей боль. Он опустился на колени у кровати и, стараясь не смотреть ей в лицо, развязал протянутые ею руки. Потом резко встал и покинул спальню.
– Бен! Я тоже могу дать тебе совет: не занимайся сексом с женщиной, которая тебе не нравится!

Он даже не остановился. Не ответил ей. Тяжелые шаги по лестничным ступеням отражались от деревянных стен дома как набат по неудавшейся ночи. Громкий хлопок входной двери возвестил о том, что он ушел. Как бы ни было тоскливо справлять Новый Год без пары, но от его ухода она испытала огромное облегчение. У парня явно не все дома или какая-то психологическая травма, но она не психиатр и не намеренна, разбираться с его проблемами. За каким чертом она послушала Черри? Ведь знала, что из этой затеи ничего хорошего не выйдет.

А когда гнев на Бена немного отступил, она тут же себя укорила и честно призналась, что до того как они поднялись в спальню все было идеально. Никогда Эрика так долго и откровенно не кокетничала с мужчиной. Никогда ей так сильно не хотелось понравиться. Перед Беном она таяла, растекалась, как то растаявшее мороженное, что они пили из кружек. С ним ей хотелось быть слабой, беззащитной, беспомощной. Хотелось его заботы, ухаживаний, восторженных слов любви. Телефонных разговоров до утра. Полусонно говорить «пока-пока» и ждать, когда он сам сбросит звонок, а когда этого не произойдет, рассмеяться с ним в унисон и откинуться на подушку со счастливым и даже идиотским от счастья лицом. Ей всего этого хотелось именно с ним, но, увы... именно с ним этого никогда не будет... Не потому что он ушел, и они больше никогда не увидятся, а потому что она ему не нравилась, теперь Эрика это понимала.

http://www.idavydova.ru/



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 17
© 09.10.2016 Инесса Давыдова

Рубрика произведения: Проза -> Роман
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




<< < 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.