Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Мир льда (книга 2). Глава12: Краран.

[Антонина Лаврова]   Версия для печати    

p { margin-bottom: 0.25cm; line-height: 120%; } Звезды зажигались на бесконечно чёрном небе. «Может мерещиться?», - подавлено, подумала Люба. Пар, сизым туманом рассеивался в воздухе. Девушка съежилась, как только возможно, но всё равно было очень холодно. Боль была почти что, нестерпимой, даже страшно шевелить телом, каждое движение замороженной ткани, приносили дополнительные страдания. Она сидела и шмыгала носом от отчаянья. Но не долго. Спиной она почувствовала чей-то взгляд. Причём взгляд хищный, и настороженный. Люба вскочила, осматриваясь, ища в темноте опасность. Люба крутилась, озиралась. Мёртвую ночную тишину, нарушило звериное сипение, в паре метрах от девушки. Следом перед её лицом, зажглись два глаза небесного цвета. Зрачки сужены в узкую чёрную щёлку. Огромный зверь, нависая над девушкой, подкрадывался, медленно следя за жертвой. Люба попятилась. Хищник лишь прибавил свой шаг. Его движения сопровождались лёгким снежным хрустом. Зверь подошёл почти, что вплотную к жертве, его ноздри раздувались, улавливая запах. Животное припало к земле, положив морду на снег. Люба, стояла, и смотрела, выставив перед собой руки, в примирительную позу:
- Стой. Тихо. Тихо, малыш. Я тебя не обижу. Всё хорошо. Успокойся. Не нужно паниковать. Я тут просто сидела, сейчас улечу, - шептала Люба, как можно увереннее, и спокойнее, чтобы не провоцировать зверя.
Девушка немного приподнялась над землёй. Зверь рыкнул, и не успела Люба отреагировать, как хищник, прыгнул на неё, всеми четырьмя лапами придавив к земле. По ощущениям на девушку скинули шкаф с книгами. Люба застонала. Зверь тем временем обнюхивал лицо. Девушка почти что, начала молиться, в ожидании смерти. Почему-то это не вызвало в ней ожидаемую бурю эмоций. Наоборот, снизошла философская мысль: «Нет худа, без добра. Убьет меня - избавит от холода, и сам накушается». Но зверь, почему-то не торопился с трапезой, обнюхав, он отошёл от тела, и посмотрел на девушку. Люба приподнялась на локтях. Зверь ощетинился и зловеще зарычал.
- Тихо, дружок. Ну чего ты, такой грубый. Я тебя не обижу, - снова заговорила Люба, протягивая ладонь.
Хищник вытянул шею, и шумно принюхался к ладошке. Потом чихнул, почесал лапой нос, снова чихнул, и, высунув язык, лизнул её пальцы. Люба, чуть не напугавшись этой выходки, хихикнула. А зверь тем временем, обнажил свои острые клыки, приоткрыл пасть, и куснул её за предплечье. Совсем не больно, словно изучая. Люба заулыбалась.
- Кто ты, такой чудной? – спросила она риторически.
Зверь и вправду был странный. Он напоминал кошку, большую кошку. В детстве Люба часто ездила в столицу, в зоопарк, там она подолгу разглядывала хищников, особенно из семейства кошачьих. Они её привлекали и радовали, их грация, манерность, и элементы охоты. Так вот мало ли, что этот зверь был совсем не знаком Любе, так он был ещё больше льва, и даже медведя. Но определённо хищник относилось к семейству кошачьих, что, несомненно, радовало девушку. Люба это поняла по конституции тела, по тому, как большая киса, прыгнула на неё, похоже на охоту большой кошки, а также всюду оставленные отпечатки лап, очень походили на следы Зазы. У зверя была вытянутая морда, жёсткая шёрстка, но подшерсток мягкий, словно плюш. Тело массивное и мускулистое.
Тем временем, животному надоело грызть руку девушки. Он взмахнул хвостом, и улёгся прямо на снег, возле девушки, морду положил на лапы, и сонно следил из-под прикрытых век. Люба поняв, что ей ничего не угрожает, снова уселась на снег, погружаясь в свои горькие мысли. Она вздохнула, потирая руки. Хищник, открыл один глаз, приподнял голову с лап, и в упор, уставился на девушку.
- Холодно! – надрывно сказала она.
Зверь вскочил на лапы, принялся обнюхивать землю, изредка, осторожно лапкой зачерпывая снег. Один участок привлёк его пристальное внимание, он, пятясь, отошёл от облюбованного местечка, и, оттолкнувшись от снега, прыгнул в воздух. В прыжке он перевернулся, лапами вниз, целясь в разрыхленный лапой участок. В полете кот выпустил когти, белые, прозрачные, как стекло, и длинные, как клинки. Он прыгнул когтями в снег, энергично разбрасывая его в разные стороны. Люба подошла поближе, её взору предстала широкий вход в только что вспаханную берлогу. Проход, углублялся вниз, под углом в сорок пять градусов, и заканчивался непроглядной темнотой, внизу слышалось хриплое дыхание, и копошение зверя. Из бездны вылетали комья снега, некоторые куски, чуть не попали в Любу, но она ловко уходила от опасной траектории полёта. Сипение прекратилась и следом высунулась довольная морда, которая вопросительно уставилась на Любу. Животное рыкнуло и снова устремилось в глубину. Люба, пожав плечами, пригнулась, ползком принялась пробираться внутрь. Нора, вначале уходившая немного вниз, переходила в горизонтальную выемку, которая была чуть шире самого прохода. Зверь сидел на задних лапах, с гордо поднятой вверх головой. Люба села рядом. Может ей просто казалось, но тут было теплее, но однозначно ветер сюда не заходил. Девушка осторожно ощупывала стены, было страшно, вдруг потолок упадёт, и заживо закопает её бренное тело. Но выбирать не приходилось, тем более она доверяла чутью животному, который, скорее всего и живёт в таких самодельных норах. Люба благодарно положила свою ладонь на шею зверю:
- Спасибо тебе, ты меня спас от холодной смерти, – проговорила она, нежно поглаживая шёрстку. – Эх, теперь поесть бы, даже не помню, когда я последний раз кушала, – поглаживая себя по животу, произнесла девушка, осматривая своё новое пристанище.
Зверь встрепенулся, и умчался из норы прочь. «Уж, не за едой ли пошёл?», - посетила её мысль. «Нет. Не может быть, что зверь такой догадливый». Наверху раздавалось приглушенное эхо ветра, скорее всего там начался буран, который редкими порывами влетал в берлогу. Любу, начал морить сон. Из предметов ОБЖ, она вспомнила, что спать нельзя иначе не проснёшься. Может это лишь ей казалось? Но проверять не хотелось. Но тело медленно и верно отказывалось слушаться. Она уже раз пять или шесть, клевала носом, тут же вздрагивая озираясь. На душе было тревожно. Её странный спутник, куда-то делся, и это вызывало беспокойство.
«Ушёл? Он вовсе и не обязан был со мной возиться. Наверное, пошёл своей протоптанной дорогой, к своим собратьям, друзьям. Когда же я доберусь до друзей? Ищут ли они меня, переживают?» - рассуждала Люба. На душе снова стало тоскливо. Скрежет. Люба напряглась, прислушиваясь. Из проёма, показалась, голова кошки. У девушки, с души отлегло. Всё-таки она была благодарна дружественной компании. В зубах, кошка несла маленькое окровавленное тело, Люба поморщилась. Хищник, прополз на брюхе, и бросил тушку, на снег. А сам принялся задними лапами закапывать вход в берлогу. Ветер совсем утих, как впрочем, и последние остатки света. Но вскоре Люба привыкла и к такой темноте. Её спутник, смотревший на трупик, рыкнул, и носом подтолкнул тело к девушке.
- Послушай, я не могу этого съесть, это же не приготовленная пища. Смотри, она в шерсти, и её нужно обработать. Но я всё равно тебе безумно благодарна. И скорее всего через день, второй, я смогу съесть и такое, но не сейчас. Прости. Спасибо тебе, ты прелесть, - брезгливо морщась, проговорила девушка.
Хищник, выгнул спину. Его спина затряслась, от натуги. Он открыл пасть, из утробы раздавалось сиплое дыхание. Резкий бросок к трупу, зверь впился зубами в тельце, оно, неожиданно для девушки, покрылось льдом, заметно съёживаясь в размере. Потом зверь, ударил когтистой лапой, и тушка, рассыпалась маленьким ледяными кусочками. Хищник, придирчиво обнюхав, взял маленький кусочек в рот, и начал грызть. Люба, последовала его примеру. Схватила кусочек, и закинула за щеку, холодно, как льдинку грызть. Впрочем, все в детстве грызли сосульки, так вот, поедание промороженного мяса, очень напоминало минувшее прошлое. Из-за сильной заморозки, не особо чувствовался вкус, правда, когда во рту кусочек начал, таясь Любу, начинал мучить приступ тошноты. Поэтому она просто кусочки проглатывала. Большие и вроде, как с шерстью куски: «ни черта не видно, что я ем», - думалось Любе, она отдавала хищнику. Наконец, подъев все, что смогла в темноте нащупать, девушка благодарно потрепала зверю загривок. Он довольно потянул голову, одобряя проглаживание, из живота его раздавалось благодушное урчание. Она почесала его макушку, скребя шерсть ногтями. Словно маленький котёнок, он перевернулся на спину, и задёргал задней лапкой. Не удержавшись, девушка, начала осторожно подползать к зверю. Чувствуя его тепло, ощущая, как громко стучит его сердце, она руками перебралась на его живот. Хищник вроде бы доволен.
- Мне очень холодно, - прошептала она, смотря в глаза животному и зябко ежась.
Зверь прекратил урчать, удивлённо глядя на девушку. Он немного поёрзал, удобнее устраиваясь, потом приподняв переднюю лапу, положил вдоль живота распушённый хвост. Снова взглянув на девушку, протянул к ней когтистую лапу. Люба не заставила его долго ждать, перелезла через упругий хвостовой хрящик, и, стараясь улечься поближе к пушистому брюху, уткнулась своим носом, в мягкую шерстку. Люба тут же уснула, едва положив под голову свою руку. Зверь, опустил лапу на девушку, и осторожно свернулся в кольцо, укрывая девушку своей шерстью.
Сколько удалось поспать, Люба не знала, вокруг было темно. Проснувшись, ей совсем не хотелось выползать из-под тёплой шерсти дикой кошки. Она уже и забыла, что значит тепло. И упускать такую благодать снова, не хотелось. Но умом понимала, нужно двигаться дальше. Оставаясь тут, её найдут, а если не найдут, то ей всё равно не выжить, нужно искать выход. Она высунулась из-под лапы зверя, он тут же открыл глаза, и, встряхивая шерстью, пополз к выходу, раскидывая снег в стороны. Девушка выползла следом, сразу же пожалев об этом, несносный ветер, безжалостно обдувал холодом. Люба подошла к зверю, обхватила его шею руками, чтобы хоть, как-то согреться, и взглянула на небо. Она покрутила головой, высматривая ещё не погасшие звёзды. И вскрикнув от радости, показала пальцем в небо. Зверь, тут же проследив за движением, поднял голову, внимательно ища нечто, на что показывает девушка.
- Вот. Вот. Видишь? Смотри? Видишь, вон ту самую яркую звезду. Я не уверена на сто процентов. Но думаю, что это Венера. А знаешь, о чём это говорит? – спросила она зверя, тот уставился на неё, задумчивым и сомнительным взглядом. – Это говорит о том, что я, что мы с тобой находимся на Земле. Это планета Земля. Это же прекрасно. Мы найдём выход. Ты же поможешь мне? – радостно припрыгивая вокруг животного, кричала девушка.
Её, настроение заметно улучшилось. Пусть даже на небе не Венера, но очень хотелось верить, надеяться, что она идёт верной дорогой. Если они на земле, значит нужно двигаться дальше, рано или поздно, она выйдет к океану, неважно к какому, главное к другой стихии. А там будь что будет. Сейчас её главная цель, покинуть владения Верхарха. Она ещё раз обняла животное, целуя его большие глаза. В ответ, хищник, легонько толкнул девушку лапой, и облизал шершавым языком её лицо. Девушка засмеялась.
- Ну, что пошли? Надеюсь, ты со мной? – спросила она.
Дикий кот, урча, пошёл рядом. Радость длилась недолго, не прошло и минут десяти. Девушка, промерзла до костей, попыталась было лететь, но сильный ветер, который как будто специально, летел против них, концентрируясь в мощные порывы. Она почувствовала себя сорокой в пургу, которая машет крыльями, зависнув в воздухе, старается и пыжится, а продвижения никакого, только силы зря теряет. На помощь, снова пришел зверь. Он лёг перед девушкой на брюхо. Поняв, что он хочет ей сказать. Она забралась на его спину, крепко ухватившись бёдрами за бока, а руками за холку. Зверь вскочил, на лапы, размялся, подрагивая мышцами. Прыжками, и мелкими перебежками, пригибаясь к земле, побежал вперёд. Свист ветра, нарастал расстроенным гулом, словно симфонический оркестр, играл музыку ветра. Переливы звука, завораживали, убаюкивали, девушка задремала, от тряской езды, и тёплой спины зверя. От дремоты, её отвлёк, вдруг резко затормозивший хищник, Люба не удержавшись, слетела с него, перекувырнувшись через морду. Зверь, навострил уши, шевеля ими словно локаторами, в разные стороны. Улавливая чуждые, опасные звуки. Хищник, посмотрел на девушку, открыл пасть, проурчал. Его тело затряслось, и словно осыпаясь, стало уменьшаться, и вот это уже не огромный подобный медведю кот, а скорее маленькая рысь. Он ощетинил шерстку, выставляя по спине, острые ледяные шипы, прыгнул в снег, и тут же превратился, в маленький снежный ком, утыканный ледяными острыми выступами. Люба не видя это своими глазами, не догадалась бы, что это живое существо. Это больше походило, на покрытый шипами айсберг, или задуваемую ветрами горку. Тем временем, она почувствовала вибрацию, а затем и увидела, как в её сторону, несутся, два, похожих, на её питомца, существа. Но только они были прозрачны, как и всадники на их спинах. Люба и не заметила бы их, если бы не рассеянное свечение в их телах. Они остановились поодаль. Люба, поняла, что взлетать нет смысла, опять потеряет силы. Но и на земле против духов у неё нет шансов на спасение. В открытый бой, она не вступит, их не убить, а спрятаться уже не получится. Девушка покосилась на своего хищника. Мысленно радуясь тому, что он не пострадает. Хоть и больно было это признавать - она проиграла. Грустно. Духи медленно подплывали, окружая с двух сторон. Из-под лап, зверья, невероятно похожих на её питомца, летели комья снега. Комки, взлетая поверх голов, вновь устремлялись вниз, проходя сквозь прозрачные фигуры духов. Люба пятилась, уходя спиной, медленно, стараясь не упускать из виду нежить. «Просто так я вам не сдамся», - мысленно, обещала она. Вновь вспомнив, то чувство, когда сумела поймать воздушного духа, она мысленно абстрагировалась, возвращая то противное липкое состояние. Разум, упрямо протестовал, пытаясь зацепиться за физическую оболочку. Пригнувшись, Люба отходила, снова и снова вызывая к себе ощущение, не так давно спасшее её жизнь. Медленно разум отделялся от тела, словно прилипший его отдирали клещами. Но всё равно поддавался, Люба чувствовала, что холод уходит, мысли стали тягучи, тело словно потеряло килограмм сорок, конечно ощущения физической оболочки остались, но не значительные. Духи совсем близко, их звери, обнажили клыки, с которых капает, серебристая слюна, призрачным языком они облизываются, смотря на девушку. Всего за ней примчались два всадника. «Что ж потанцуем, одно-то я точно утяну за собой, а дальше будь что будет», - мысленно сказала она. Невидимый сигнал и они разом бросились в центр, туда, где была Люба. Девушка, зарычав, пригнулась и, оттолкнувшись от земли, взлетела наперерез одному из духов. Напрягая всю свою волю, сосредотачиваясь на внутреннем маленьком сияющем огоньке внутри духа, она полетела вперёд, на большой скорости влетая в тело призрака и сбрасывая его со зверя, их силуэты смешались. Она словно нырнула в смолу, отыскав рукой искомое, она с силой сжала внутренний хрусталик. Нежить изогнулась, рассеиваясь. Люба вскочила, оглядываясь, в метре от неё, открыв пасть, приближался прозрачный зверь, Девушка охнула, теряя контроль, над силами. Но из-под её ног, с шипением разметая снег в разные стороны, вырвался её таинственный питомец. Он, невероятным образом снова увеличивался в размере, а налетев на прозрачного собрата, вновь принял свою внушительную форму. Девушка заулыбалась и ринулась ко второму духу. Тот исчез, возникая за её спиною, она кружилась, вокруг пытаясь поймать. Но тот был ловок, он схватил её за шею, приподнимая над землёй. Второй рукой, он дотронулся до её живота. Словно тиски сдавило внутренности, Люба взвизгнула. Услышав визг, зверь девушки встрепенулся, окружающие его призрачные кошки, воспользовались заминкой, один из них набросился на спину, вдавливая в снег, зубами вгрызся в загривок, приподнимая голову, другой рыча, нацелился на шею. Момент броска, в последний миг, питомец, смог заледенеть, уходя под снег. Следом кувырок, и снежные шипы, летят, в тела противников. Это не навредило призраком, лишь здорово разозлило. Тем временем, девушка, задыхаясь в руках духа, обмякла, тело ее, зарябив начало терять плотность, она сползла на снег. Коснувшись ледяной поверхности, она раскрыла глаза, беспомощно вглядываясь в ночь, бесплотный дух, завис над ней. Её зверь разгоняясь, оттолкнулся от земли, видевшая это Люба, перекатилась в бок, уходя от смертоносных когтей. Воздушного духа, склонившегося над телом девушки, тут же снесла мощная туша зверя. Люба резко нырнула к питомцу, села верхом, хватаясь за пушистый бок.
- Вперёд, уноси нас, отсюда. Давай малыш, - приговаривала девушка на ухо питомцу.
За их спинами уже неслись два призрачных зверя, нагоняя беглецов. Всадника не видно. Питомец Любы нёсся во весь опор, лёд под ногами надрывно дрожал. Призрачные хищники, бежали по обе стороны, сдавливая с боков. Их зубы то и дело клацали рядом с шеей питомца. Люба, держась за шерсть, направляла руками своего хищника, чтобы он уклонялся от атак. Километры уносились под лапами зверей, и предела этому не было видно. Любин питомец, заметно устал, дыхание становилось всё более прерывистым. Поняв, что шанса у них нет, девушка зашептала зверю на ухо, возникшую идею. Люба легонько ударила питомца по боку, зверь захрипел, лапы его подогнулись и он ухнул в снег, быстрое дыхание, вырывавшееся из лёгких, замедлялось. Люба, потерявшая равновесие при падении, рухнула в снег, но быстро вскочила на ноги, кидаясь, прочь от призрачных кошек, оставляя за спиной павшего друга. Те даже не взглянули на собрата, погнались за Любой. Она летела, чуть выше их голов, встречный ветер, не давал возможности улететь, она плыла в воздушном океане, против течения, не перемещаясь ни на метр. Звери, завидев, что не в состоянии ухватить девушку хотя бы за ногу, принялись создавать на спинах, острые промороженные шипы. Любе приходилось петлять, то и дело, рискуя быть проткнутой сосулькой. В какой-то момент рядом её лицом пролетел ледяной осколок, чуть задевший кожу на лице и, оставив неглубокий порез, расставив руки, девушка начала падать. Звери, прекратив атаку, бросились к телу. Любе того и нужно было. Потерявшие внимание звери, хмуро провожали девушку взглядом. Поймав ветер, подгонявший её в спину, она улетала прочь. Её зверь исчез, она неслась, на пределе своих сил, враги за спиной отставали. Чуть в стороне она увидела бегущего питомца, и спикировала на его спину.
- Молодец, они клюнули наживку. Сворачивай в сторону, будем надеяться, что нюх у вас отвратительный, и они нас не почувствуют. Не смотри на меня так, я же не со зла сказала про нюх, просто у нас в таком случае появится шанс спастись.
Погони не было видно. Удача ли? Люба пришла в себя, она чуть ослабила хватку, осознавая, что ноги гудят от напряжения, и крепко держась руками, осмотрелась. Вся её грудь была в крови, стекая алыми разводами по животу. Люба одной рукой, потрогала себя, но ран не почувствовала. Вся шея зверя кровоточила. Она дотронулась до загривка, осторожно раздвигая слипшуюся шерсть. Зверь надрывно заскулил, но скорость не сбавил.
- Стой, малыш. Остановись. Давай отдохнём, - потрепав ухо, проговорила девушка.
Зверь остановился, лёг на снег, положив голову на лапы, печально рыкнул. Люба прошла вокруг его туши осматривая. Шея разорвана, вырван кусок мяса, но кровь уже не текла, толи примерзла, толи слипшийся густой подшёрсток остановил кровотечение. На носу простирался глубокий шрам, кожа обнажила резаную рану, сквозь края которой затвердела кровь. Зверь принялся облизывать свою лапу, и мыть ею за ухом, пытаясь дотянуться до кровоточащей травмы. Девушка, оторвала кусок ткани с подола своих брюк, завернула туда рыхлого снега, немного подержала в руках, чтобы начала сочиться вода. И осторожно промачивая рану, принялась очищать шерсть. Зверь заурчал, закатывая глаза, изредка приподнимая верхнюю губу, когда девушка случайно делала больно. Чтобы отвлечь зверя, девушка тихим голосом пела ему песню, «колыбельная медведицы». Выбор был случайным, Люба даже сама не поняла, почему именно эту песню вспомнила, но зверю похоже нравилось. Очистив рану на шее. Люба принялась промывать нос. Прикосновения холодного снега, по-видимому, вызывали приятные ощущения у хищника. Люба, посмотрела вдаль, она уже стала привыкать к тому, что тут ничего не видно. Вообще ничего, только адский холод, который, почему-то ещё не убил её. Всю свою жизнь девушка любила лето, жару, и каким-то злым роком её скинули в её худшие кошмары. Она поднялась на ноги, обняла питомца, единственного кто её согревал, и заботился. Последний, кто отделял её от смерти. Она забралась к нему на спину. Зверь поднялся на ноги, и побежал, одной известной ему дорогой. Люба лежала на его спине, однородный ландшафт пробегал перед глазами. Правда один раз за ними погналась белая медведица, но быстро отстала, возвращаясь к медвежатам. Девушка закрыла глаза, впадая в сон.



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 22
© 08.10.2016 Антонина Лаврова

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0




<< < 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 > >>












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.