Литературно-художественный портал
chitalnya
       
Забыли пароль?

Ялта! Разрыв! Часть третья!

[Владимир Песня]   Версия для печати    

   Две тысячи двенадцатый год настал в преддверии очередных парламентских выборов, а также чемпионата Европы по футболу, который должен был пройти в Украине и Польше. Артём очень хотел посмотреть хоть какие-то матчи, но он помнил, как ходил в Днепропетровске на матч с Таврией, и как с Анатолием ушли со стадиона, чтобы не попасть под раздачу местных фанатов, которые были больше похожи на бритоголовых националистов из западной Украины. Денис приглашал Артёма в Донецк, так как многих сотрудников милиции из Симферополя отправляли именно туда в помощь местной милиции.

Как бы его не уговаривали друзья, Артём не захотел ехать, да и не отпустили бы его с работы в самый разгар курортного сезона. Мать видела, что Артём никак не может принять решение, но не мешала ему, и была очень рада тому, что сын остался дома.

Почти весь июнь месяц, и часть июля месяца практически везде разговор шёл только о футболе, даже о политике и то перестали говорить. Перестали говорить не только люди, но и все украинские СМИ.

Артём, после смерти отца, стал всё больше и больше увлекаться именно просмотром новостей. Он уже неплохо ориентировался в разных вопросах, с чем-то не соглашался, чему-то был искренне рад, а на некоторые вопросы просто не обращал внимание. Он понял то, что ему перед смертью сказал отец, а говорил он ему про Януковича, что он человек непорядочный, и что обязательно подведёт свой народ. Он имел в виду русский народ, проживающий на юге и юго-востоке Украины, а это было практически половина населения страны.

Артём одного только пока не понимал, каким образом Янукович может навредить своему народу, но то, что он уже не выполнял своих же тезисов, было очевидно. С приходом Януковича, хоть он и шёл на обоюдовыгодные соглашения с Россией, но явно смотрел в сторону Европы. Он тащил Украину в Европу, это было заметно даже по тому, как он встречал гостей из Европы, а также и заморских гостей, которые зачастили к нему еженедельно. Про то, чтобы русский язык сделать вторым государственным языком, речи уже не было, хотя и гонений тоже не было. Чемпионат Европы по футболу как-то оттеснил все эти вопросы на второй план, но едва он закончился, началась предвыборная кампания депутатов в Верховную Раду.

В выборах должно было участвовать масса всевозможных партий, хотя все отлично понимали, что лидерство остаётся за партией Регионов, Блоком Тимошенко, а также президентской партии «Наша Украина». Все остальные партии в лучшем случае могли только претендовать на место в Раде и всё.

Тридцатого июня, как и в прошлом году, Артём с матерью приехали к отцу на кладбище, и пробыли там часа два. За это время они подкрасили оградку и памятник, навели порядок вокруг могилки.

Сидя за столиком, они не разговаривали, а просто смотрели на фотографию главного мужчины семьи Мястковских и молчали. Каждый из них о чём-то вспоминал, иногда улыбались, иногда мать смахивала скупые слёзы.

Вернувшись домой, мать попросила сына посидеть с ней на лоджии, заодно отметить и его день рождения. Приготовив нехитрый обед, мать с помощью Артёма выставила всё на небольшой столик, за которым они и устроились.

Как всегда выпили по бокалу вина, немного перекусив, мать спросила. – Тёмочка! Ну, скажи мне, пожалуйста, когда я увижу в этом доме свою невестку? Тебе сегодня уже двадцать шесть лет, а ты до сих пор не женат! Ты тоже меня пойми, я же твоя мать и хочу ещё понянчить своего внука, или внучку!

Артём засмеялся и, поцеловав мать, ответил. – Мам! Ну не встретил я той, единственной! Как только встречу, привезу её к тебе, можешь не сомневаться!

Поговорив с мамой, Артём поднялся, и направился в свою комнату, откуда вышел минут через десять.

Мам! Я сегодня буду поздно, поэтому ты меня не жди, а ложись и спи! Когда я вернусь, то открою дверь своим ключом! – сказал он, подойдя к маме.

Ты куда если не секрет? – спросила мать скорее машинально, чем с каким-то умыслом.

Ну, во-первых прямо сейчас на работу, я обещал Филипычу прийти на часок, а потом посидим с друзьями в кафе возле пляжа! – ответил он и, поцеловав мать, скрылся за дверью.

Валентина видела, как внизу, около своего подъезда, сын помахал ей рукой и, почти бегом, направился в сторону сквера.

Снова одна! – грустно подумала мать, и невольная слеза скатилась по её щеке, упав прямо в тарелку с остатками пищи.

Ей до такой степени стало грустно и печально, что она не выдержала всего этого и, поднявшись со своего кресла, перебралась в зал, где упала на диван и заплакала. Плакала она тихо, истерики не было, была только душевная боль, которая сжимала её грудь, мешая даже дышать. Она задыхалась, но задыхалась не от того, что ей не хватало воздуха, а от того, что сердце подступило к горлу, и стало колотить там, мешая дышать. Она отлично понимала, что оставшись одна, похоронив мужа, уже не сможет заполнить ту пустоту, которая образовалась в её душе. Да, она была рада, что сын рядом с ней, что он всегда очень внимателен к ней. Она знала, что Артём любит её, но едва, он покидал квартиру, на неё наваливалась эта самая пустота, доводя её до безумия. Валентина пыталась бороться с этим недугом, но у неё это не получалось.

Вот и сейчас, Артём ушёл, а тоска с неимоверной силой вдавила её в диван. Минут пятнадцать Валентина проплакала, потом поднялась, сходила в санузел, чтобы привести себя в порядок, да заодно переодеться, подготовившись ко сну. Разложив постель, она легла на своё место, где всегда спала, оставляя ту сторону, на которой спал её муж, свободной. Потушив свет, она просто смотрела в окно, которое было настежь открыто из-за жары. Дневной зной постепенно стал сдавать свои позиции, с моря начинало натягивать прохладу, что приносило с собой и глоток свежего воздуха. Иногда за окном поблёскивало, не то зарница от всполохов далёкой грозы, или же от обычных фейерверков, коих всегда хватало на побережье. Гомон ночного города чуть слышно, но доносился через окно, действуя успокаивающе на Валентину, и она, незаметно для себя, задремала.

Спала крепко, она даже не слышала как, и когда пришёл Артём. То, что он пришёл, она поняла по его туфлям, стоящим в прихожей рядом с небольшим зеркалом.

Подниматься не хотелось. Она посмотрела на часы, которые показывали без четверти шесть, хоть и с неохотой, но поднялась. Надо было идти на работу, хоть ей и не хотелось. Артём её уговаривал множество раз, чтобы она бросала работу, да сидела бы дома, общаясь с соседками, но Валентина сразу же отмела это, сказав сыну, что сойдёт с ума в четырёх стенах.

Артём, вернувшись домой на рассвете, осторожно открыл дверь, снял обувь, и на цыпочках проследовал к себе в комнату. Вернулся он под лёгким хмельком, отмечая своё день рождения с друзьями, а началось всё ещё в отеле, где Филипыч организовал в кругу работников кухни небольшой праздник для Артёма. После поздравлений от своих товарищей, Артём ушёл на пляж, где его уже поджидали друзья, многие из которых уже были с жёнами, или мужьями.

Непонятно почему, но для Артёма почему-то девушки до сих пор представлялись маленькими, беззащитными девочками, коих он всегда защищал. Он не видел среди них той, которая бы по его критериям быть похожей на женщину, женщину-мать, женщину, которая готова была пойти за ним хоть на край света. Все эти девчата для него оставались теми девочками, которые и были из его детства. Когда он спас Марину, то у него внутри начал загораться какой-то непонятный доселе огонёк, но дальнейшие её слова быстро его потушили. Она уехала, не предоставив ему даже надежду на будущее. После этого случая он перестал даже заигрывать с ними, или скорее подыгрывать им.

Оказавшись в своей постели, Артём мгновенно уснул, а когда проснулся, то в доме было тихо. День был в самом разгаре, а это значило, что мать уже должна была быть дома, но он не ощущал её присутствия.

Поднявшись, он, в одних плавках и босиком, вышел из комнаты и, пройдя через зал, вышел на лоджию. Окно было распахнуто, через него он и увидел мать, которая сидела с двумя соседками возле подъезда, о чём-то беседуя с ними.

Слава Богу! – подумал Артём и, улыбнувшись своим мыслям, вышел на кухню.

На столе стоял прикрытый от назойливых мух завтрак. Сходив в санузел, он быстро привёл себя в порядок, и вновь вернулся на кухню. Опорожнив содержимое тарелок, Артём оделся, и вышел из квартиры. Сегодня его просили прийти на работу раньше обычного, так как ожидался новый заезд отдыхающих. В такие дни, как правило, работники кафе-ресторана работали по усиленному графику, потому что непонятно было кто и когда проголодается. Как говорится клиент всегда прав, и это правило никто не желал менять.

Когда он вышел из подъезда, мать тут же поднялась со скамейки, но Артём, подойдя к ней, поцеловал её в щеку и, сказав, что уходит на работу, улыбнулся женщинам, предварительно с ними поздоровавшись, отправился в сторону сквера. Через минуту он уже скрылся от глаз соседок и матери.

Повезло тебе, Валюха, с сыном! Сама галантность, и уважительный парень! – сказала одна из них, с завистью смотря в ту сторону, где и исчез Артём. – Вот мой обалдуй может месяцами не звонить, хоть говори ему, хоть не говори! Вот когда надобно деньжат подбросить, то звонит, или же сам приедет!

Конечно же, Валентине приятны были эти слова, она знала, что эти слова не пустые, потому что не было людей в их районе, чтобы не отзывались о нём в таком духе. Его уважали буквально все, причём и взрослые дядьки и тётки, а также молодёжь, включая и маленьких деток. Дети вообще, когда начинали выяснять отношения с детьми из других домов, так вообще говорили им, что скажут дяде Артёму, он им задаст перцу. Когда такие разговоры доходили до Артёма, он искренне смеялся, в любом случае ему это было приятно.

Постепенно, но довольно-таки быстро закончился сезон отпусков, время неумолимо приближалось к октябрю месяцу, когда погода уже начинала портиться. Так же постепенно опустел и отель, приезжали в основном пожилые люди, которые хотели просто спокойно отдохнуть, да побродить по берегу моря, насыщая организм йодом.

В конце октября прошли эти злосчастные выборы, которые ещё больше внесли сумятицу в Раду. Если на предыдущих выборах партия Регионов набрала около сорока процентов голосов, то на сей раз еле-еле наскребла тридцать процентов, зато резко поднялся рейтинг блока Юлии Тимошенко. Именно её блок и стал вторым, а партия «Наша Украина» заняла третье место. Ющенко окончательно потерял доверие граждан, терять доверие стал и сам Янукович, хотя ещё доверие народа юго-восточных регионов ощущалось. Тимошенко, на волне недовольств народа, сумела отхватить избирателей и у правящей коалиции, и у партии Ющенко. Выбор вновь показали явный раскол страны на запад, центр и юго-восток. Понимали это буквально все, кроме тех, кого избрал народ. Снова начались драки в Раде, снова не могли поделить портфели, создать правящую коалицию, которая смогла бы начать работать Раде. Самое интересное было то, что Тимошенко сидела в тюрьме, а её блок, который преобразовался в партию «Батькивщина» занял второе место на выборах. В эти тонкости политической игры Артём ещё не вникал, он наблюдал общую картинку политической борьбы за власть.

С таким багажом нерешённых проблем подоспел и новый, две тысячи тринадцатый год. Артём всей своей шкурой ощущал напряжение, которое витало не только в Киеве, но и здесь, в Крыму. Всё чаще и чаще стали наведываться гости из западной Украины, некоторые просто оседали в Крыму и начинали сколачивать группы, похожие на банды. Стали поднимать головы и крымско-татарские общины, ведомые из Киева. Милиция их не трогала, а они занимались откровенным бандитизмом, отнимая у мелких предпринимателей заработанные своим трудом средства, сея, таким образом, недовольство у местных жителей. Юго-восток страны продолжал работать, а все деньги шли в центр. Западные области страны больше занимались говорильней, митингами, брожение шло практически во всех слоях общества.

Янукович продолжал заигрывать и с западом, и с Россией. Никто не мог понять, в какую сторону его перетянет. Запад предлагал ему радужные перспективы вхождения в Евросоюз, где безвизовый режим и светлое будущее для народа. Россия же предлагала Украине Таможенный союз, поясняя выгоду Украине от такой перспективы. Россия открытым текстом объясняла Януковичу и премьер-министру Азарову, что в случае подписания договора с Евросоюзом, она будет вынуждена отменить все договора свободной торговли со странами Таможенного союза. Таким образом, правительство Украины стало перед дилеммой, как быть и куда идти.

К лету ситуация накалилась до предела, но подоспела пора отпусков, в результате чего политические страсти улеглись. Все отлично понимали, что долго спокойствие не протянется. В Крыму начались местами стычки с нацистами, а если быть точными, то с бандитами и местным населением. Люди перестали терпеть их бесчинства, и тем пришлось ретироваться, уехав восвояси.

Артём со своими друзьями записались в ополченцы для защиты мирных жителей города. Иногда он выезжал и в Симферополь для консультаций с местными активистами. Всё шло к разрыву отношений с центральными властями, но как это произойдёт, ещё никто даже не мог представить.

Конечно же, матери Артём ничего не говорил, а повесив за спиной небольшой рюкзачок, говорил матери, что едут с друзьями на перевал. Уезжал, как правило, на сутки, но это говорилось ей, а на самом деле он был командиром небольшой группы молодых парней, которая была организована для защиты мирных граждан, а также памятников Ленина, на которые покушались уже националисты.

В самом Крыму националистов было немного, да и то они были в основном из татар, но татары были также и в группе Артёма. Приезжали националисты из Киева, из Днепропетровска, приезжали, как туристы, или отдыхающие, устраивались, а потом начинали проводить свои гнусные акции. Именно с ними и боролись ребята из местной молодёжи. Артёма знали все, его уважали и всегда слушали то, что он говорил. У него явно стал проявляться талант руководителя, пусть и небольшой группы, но командира.

При всей своей загруженности Артём ни на минуту не забывал о матери, он постоянно ей прозванивался, волновался за неё и берёг её от всяких неприятностей. На водопад о всё-таки мать возил, и не один раз. Ездил и с друзьями, чему мать была всегда безумно рада.

К осени напряжение возросло до наивысших градусов. Уже никто, ничего не скрывал, все ждали развязки, которая должна была произойти в ноябре месяца. В конце ноября месяца, в Прибалтике должны были встретиться лидеры Евросоюза, куда были приглашены первые лица Украины. На этом совещании Украина должна была подписать соглашение с Евросоюзом об евро интеграции. Украина затихла, ждали результатов и в России, так как от принятия решения украинской стороной с Евросоюзом, зависело будущее таможенного союза. Войди Украина в этот союз, то он бы становился крупным политическим блоком, хоть и направленность таможенного союза была явно экономической.

05.10.2016 год.



Эта реклама видна только НЕЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ пользователям. Зарегистрироваться!

Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 34
© 08.10.2016 Владимир Песня

Рубрика произведения: Проза -> Повесть
Оценки: отлично 1, интересно 0, не заинтересовало 0
Сказали спасибо: 1 автор












© 2007-2016 Chitalnya.ru / Читальня.ру / Толковый словарь / Энциклопедия литератора
«Изба-Читальня» - литературный портал для современных русскоязычных литераторов.
В "Избе-читальне" вы сможете найти или опубликовать стихи, прозу и другие литературные разные жанры (публицистика, литературная критика и др.)

Все авторские права на произведения принадлежат их авторам и охраняются действующим законодательством. Литпортал Читальня.ру предоставляет каждому автору бесплатный сервис по публикации произведений на основании пользовательского договора. Ответственность за содержание произведений закреплена за их авторами.